06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Изольда Марковна Количество символов: 40000
Конкурс №45 (зима 18) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ah001 Пещеры Дьявола


    

     
         Дождь барабанит по крыше, перекрывая шум ветра. Ливень, снова этот бесконечный тропический ливень. Я с трудом открываю отекшие ото сна и лекарств веки. Потоки грязновато-желтой воды струятся по стеклам вниз, чтобы объединиться на земле в бурлящую реку. Пусть льет, может, смоет грязь, накопившуюся на Пандоре за последнее время. Да, вода по-прежнему грязного оттенка, а это означает, что дождь продлится еще как минимум суток трое.
         Как болит голова! Однако способность соображать меня не покидает, уже легче. А ведь могло быть хуже, принимай я все лекарства, прописанные доктором Франкенштейном. Все, что я в состоянии выплюнуть, в мозг не поступает. А вот и он, мой «добрый» доктор. Улыбается, как модель с рекламного щита клиники Грега. Белозубый, не помятый, счастливый. Что, датчики сообщили о моем пробуждении? Сейчас начнется. Уж лучше слушать шум дождя, чем монотонное «гудение» доктора, желающего мне исключительно добра. Надо будет не забыть пустить слезу умиления в конце «тронной» речи, может, отменит капельницу?
         - Ну вот, сегодня лучше. Как спалось, Марго? Такая утрата! Сначала отец, потом муж. Ты же понимаешь, возраст. А Грег… У него было больное сердце.
         Черта с два! Мне хочется заорать, но я сдерживаюсь. Грег был здоров, как буйвол! Он рвал зубы пациентам играючи. Сердце! Расскажи это кому другому. А отец! Кто бы мог подумать, что ты вот так уйдешь?! Я чувствую, как горячие слезы закипают в уголках глаз. У меня больше никого нет. Как они могли меня покинуть? Я теперь совсем одна. Совсем! Но надо сдерживаться. Иначе эта история с клиникой никогда не кончится. Мне уже лучше, я смирилась с утратой. Я во всем разберусь, обязательно разберусь. Но отсюда надо как-то выйти. Я всхлипываю и благодарно смотрю в голубые, холодные глаза психиатра. Меня сейчас стошнит!
         - Мы заказали тебе билет домой. В таком состоянии невозможно заниматься делами корпорации. Безусловно, твой отец мог бы тобой гордиться, но сейчас не время загружать голову. Надо отдохнуть, собраться с мыслями. Через три недели ты будешь уже на Земле. Побродишь вдоль океана, полюбуешься закатом. Ах, я бы дорого дал, чтобы очутиться снова в Нью-Йорке!
          Глаза доктора по-прежнему ничего не выражают. Так, меня выпроваживают домой. Но это в мои планы не входит. Что же делать? Спокойно, только спокойно. Не прекращай улыбаться и преданно смотреть в переносицу специалиста по психическим заболеваниям.
    Две недели - и ты на свободе, это главное. И угораздило же устроить истерику на похоронах Грега! Прости, Грегги! Я не знаю, как так вышло. Кажется, я сильно надралась, узнав о твоей смерти. Вторые похороны за месяц - это слишком. Я помню, как стояла на краю могилы, как пошел этот противный грязный дождь. Мне вдруг нестерпимо захотелось сказать тебе то, что не сказала раньше. Как мне будет не хватать твоего: «Ты в своем уме?» и «Поди, проспись, детка». Да, Грегги, когда остаешься в одиночестве, даже равнодушие живого человека гораздо приятнее молчания мертвого. Я бы предпочла видеть тебя живым. Кажется, я что-то такое сказала, а потом поскользнулась. Да, шел дождь, этого стоило ожидать и не подходить так близко к могиле. А дальше я уже ничего не помню.
         Две недели пролетели почти незаметно. Дождь закончился, выглянуло солнце, возвращая к жизни все живое, включая меня. Доктор снизил дозу препаратов до минимума, чтобы я не свалилась еще куда-нибудь до приезда в космопорт.
         Наступил день отлета, и вот я стою у трапа пассажирского лайнера Земля-Пандора. Сверхскоростной, безостановочный. Не иначе, Билл Рейтс, компаньон отца, раскошелился. Оно и понятно, один хозяин у корпорации теперь. Я не в счет.
          Глупо улыбаюсь и машу рукой своему «благодетелю» и доктору, пришедшему меня проводить. Глаза последнего внимательно следят за каждым движением бывшей пациентки. От этого немого ожидания моего отлета становится  неуютно. До свидания, Пандора! Очень хочется сказать «прощай», но рано. Я сюда вернусь. Потому что не верю в скоропостижную смерть отца и Грега. Я поднимаюсь по трапу, неожиданно налетевший ветер задирает подол юбки. Билл смотрит мне вслед и не может скрыть презрительной ухмылки. Ничего, я еще вернусь!
                                                          ---
          Нью-Йорк встретил меня шумом, гамом, светящимися витринами и проливным дождем. Но, несмотря на непогоду, всюду слышится жизнь. Жизнь, которой так не хватало на спокойной, размеренной Пандоре. Каждый день я выхожу из дома и бесцельно шатаюсь по городу, мокну под дождем, вдыхая забытый аромат города моего детства.  Брожу до поздней ночи, а потом возвращаюсь. Я очень не люблю этот момент. Дом пуст.  Хожу из комнаты в комнату и не могу поверить, что осталась одна. Смерть отца не укладывается в голове. Кажется, сейчас откроется дверь кабинета и раздастся его хриплый голос: «Марго, котенок, свари кофе покрепче». Сколько себя помню, мы всегда были вместе. Мать я почти не знала. Теперь он с ней. А как быть мне?!
         Я подтянула одеяло к подбородку, закрыла глаза, пытаясь уснуть. Но мысли не покидают голову. Мысли, что отца и Грега хладнокровно убили. Инфаркт у одного и следом сердечный приступ у другого. Так не бывает, даже в плохом детективе. Я могу допустить, что отец, будучи в преклонном возрасте, и имея нервную профессию бизнесмена, мог умереть подобной смертью. Но Грег! С ним как такое могло случиться? Перестарался на работе? С новой медсестричкой? Или пациентка попалась темпераментная? Но от этого не умирают, по крайней мере такие, как мой драгоценный супруг. Ах, Грегги, Грегги. Интересно, что ты там поделываешь, на небесах? Соблазняешь ангелов?
          Шорох, тихий скрип паркета выдергивают меня из полузабытья. Кто-то в доме? Только грабителя мне и недоставало! А телефон в кабинете отца, как раз там, откуда сейчас донесся слабый стук. Может, просто забыла закрыть окно, и ветер гуляет по дому?
    Мурашки бегают по телу, мешая сосредоточиться. А если спрятаться под кровать? Нет, лучше в шкаф. Найдут.
          Да что с тобой, Марго, возьми себя в руки! В соседней комнате над камином висит допотопное ружье. Как оно стреляет, одному Богу известно, но вид имеет вполне устрашающий. Это, конечно, не бластер, но если хорошо дать им по голове…..Снова шорох. Точно, кто-то в доме. За последние десять лет, что я живу на Пандоре, Нью-Йорк ничуть не изменился.
         Дверь в кабинет приоткрыта, полоска света падает на пол. Наверное, от настольной лампы. Я вхожу очень тихо. Спиной ко мне, согнувшись над письменным столом, стоит человек и роется в бумагах. Отвергнутые счета и письма летят прямо на пол, человек торопится. Вот он разогнулся, найдя что-то нужное. Бежевое пальто, оранжевый шарф, песочного цвета волосы. Грег?!
         Невольно я выкрикиваю это имя, потому что человек, испугавшись, резко поворачивается ко мне лицом. Это не Грег, это кто-то другой. Тем хуже для него. Тяжелый ствол старинного ружья обрушивается на голову незваного гостя, а следом раздается выстрел. С ума сойти, оно все-таки стреляет!
         Как болит голова! Где я? Это не клиника, я дома. Почему на полу? Это что, кровь?
    Осколки стекла в волосах. Так, начинаем вспоминать. Я застала в доме грабителя, ударила его по голове, потом услышала выстрел. На потолке сиротливо торчит железный крюк. Ага, пуля срезала  люстру, и она упала мне на голову. Теперь понятно, откуда стекло. А где грабитель? Надо же, лежит рядом. Дышит хоть?
          Дышит, и даже шевелится. Может, связать? И как я могла принять его за Грега? Совсем юное создание. Такой молодой, а уже грабитель. Одет хорошо. И чего людям не хватает?
         - Ну что, очухались, мистер, голова не болит?
         - Болит! Сумасшедшая. Так же и убить можно.
          Парень встает, отряхивая с одежды остатки люстры. Подает руку, помогая подняться мне. Интересный грабитель пошел нынче. Бежать даже не пытается.
          - Кто вы и что забыли в моем доме?
          - Разрешите представиться. Частный детектив и по совместительству журналист Стивен Фирс. А вы Маргарет Мак-Кински?
           - Я не нанимала частного детектива.
           - Ну так наймите. Думаю, он вам понадобится в ближайшее время.
           - Вы не ответили на вопрос: какого дьявола забыли в моем доме? Да еще ночью.
           - Я не знал, что вы вернулись, иначе  позвонил бы и попросил аудиенции.
           - Вы, видимо, из начинающих детективов, раз лезете в дом, не зная, есть там хозяева или нет.
           - Да, моя истинная профессия – журналист. А на опасный путь детектива, - парень косится на ружье, - меня толкнули обстоятельства.
           - Интересно, какие?
           Но журналист игнорирует мой вопрос. Он с деланным вниманием ощупывает голову.
           - Дайте льда, у меня огромная шишка. Вот тут.
           - А виски не налить?
                                             ---
              Вот уже второй час мы разговариваем со Стивеном. Просто разговариваем. Я не заметила, как рассказала о своих злоключениях малознакомому человеку, как постепенно мы перешли на «ты». Веселенькая ночь! Началась взломом и выстрелами, а теперь мы сидим в креслах, пьем виски, и на наших головах примостилось по пластиковому пакету со льдом. Не знаю, почему я не вызвала полицию. Наверное, у меня серьезные проблемы с головой и меня рано выписали. Да уж. А парень не прост. И внешность необычная. Острый нос и хитрые, янтарного цвета глаза делают его похожим на лиса. Интересные глаза. Умные, внимательные. Я болтаю, а он помалкивает и слушает, слушает. И уже набрасывает в голове план курятника. Я же продвинулась недалеко. Все, что удалось разузнать у загадочного детектива, так это то, что он расследует неожиданное исчезновение своего друга. Такого же журналиста, как и он сам. Тот напал на какую-то сенсацию. Его репортаж должен был потрясти не только Америку и весь земной шар. Он обещал произвести фурор в колониях, включая Пандору. Вот именно Пандору, потому что отправился Марк, как звали друга Стивена, как раз на нее, родимую, но так и не вернулся. Причем последнее послание Стив получил от друга из отеля для старателей, находящегося возле пещер Дьявола, собственности корпорации. И теперь мистер Фирс собирается посетить колонию, чтобы провести доскональное расследование. Наверное, именно этот факт и заставил меня окончательно забыть о полиции. Мне тоже надо на Пандору. А бесстрашный компаньон очень может пригодиться.
          - Так что ты искал в кабинете моего отца?
          - Не знаю, может быть, какие-нибудь письма Билла Рейтса. Какие-нибудь счета.
          - А при чем здесь счета?
          - Понимаешь, Марго, - подумав, мой новый приятель решил выдать очередную порцию информации, -  дело в том, что на счет корпорации  недавно поступила очень крупная сумма денег. Марк что-то знал.
          - Откуда у Марка доступ к счетам корпорации?
          - Понятия не имею, - Стивен хитро улыбнулся, - знаю только, что вышел Марк на нее случайно. И на ее счета тоже.
          - У тебя есть доказательства? Говорить можно что угодно. У корпорации не было больших доходов. Ты же понимаешь, карболит не стоит огромных денег. Так, натуральное топливо, пользуется спросом. Народ помешался на всем натуральном после этих историй с атомными станциями. Но это не приносило больших денег. Одна транспортировка чего стоит.
           - В том-то и дело! Тем более, что последнее время шахты у пещер Дьявола стали истощаться. Доходы снизились. И в этот момент на счет корпорации поступают огромные деньги. Откуда, спрашивается? А насчет доказательств – не беспокойся, они в надежном месте. Я кое-что позаимствовал у Марка. Захочешь ознакомиться – всегда пожалуйста.
          - Ты мне так доверяешь? Вдруг за всем этим стою я? А ты, такой наивный, сидишь тут и все рассказываешь.
           - Ты?! – Стивен хихикнул, но, встретившись с моим суровым взглядом, осекся. - Нет, красивые женщины не могут заниматься махинациями. Я в это не верю. И потом, что-то мне подсказывает, что мы в одной лодке! Ты ведь не веришь в причастность отца к этим деньгам.
           - Какой быстрый! Сначала залез в дом, теперь в лодку пытаешься запрыгнуть! Нет,  надо было все-таки вызвать полицию. Может, ты специально послан Биллом, чтобы  шпионить за мной?
          - Кстати о шпионах, - Стивен пропустил мимо ушей мой очередной выпад о полиции, - выключи-ка свет.
           Он аккуратно, как то сбоку подошел к окну и слегка отодвинул занавеску.
         - Видишь черный автомобиль? Да, «Тойота», с вертикальным взлетом. Так вот, когда я сегодня проходил мимо, кто-то курил в машине. Свет был выключен, но я видел огонек сигареты.
          - А что, в машинах курить запрещено?
          - В три часа ночи? Мне пришлось обходить дом и лезть через забор, а потом вскрывать заднюю дверь. Я починю, правда, починю, завтра же. Положи ружье!
          - Хочешь сказать, что за мной следят? Но зачем?
          - Кто его знает! Может, им тоже хочется порыться в бумагах Гектора Мак-Кински, а может, стерегут тебя. Чтобы ты на Пандору вдруг не отправилась. Кстати, тебе Билл не звонит?
          - Билл – нет. Доктор звонит каждый день. Справляется о самочувствии.
          - Это плохо. Надо от него отделаться. Когда будем на Пандоре, нам его звонки ни к чему.
          Интересный парень. Мы едва знакомы, но понимаем друг друга с полуслова. Да, он совершенно прав. Надо отправляться на Пандору вместе и так, чтобы ни одна живая душа не узнала. Уже светает, и мой гость торопится уйти. Так же, как пришел – через задний двор. Сегодня мы встретимся и оговорим план операции. У пройдохи журналиста наверняка есть на примете специалист по подделке документов. Берегись, Билл, «дурочка» Марго возвращается, чтобы вывести тебя на чистую воду. А пока мне надо поспать. И тому, в «Тойоте», тоже.
                                    ---
           - Что?! Мистер и миссис Смит?! – я с ужасом смотрю на наши новые документы. Нет, этот журналист доведет меня до инфаркта! Мало того, что из-за разницы в возрасте – я старше лет на пятнадцать – мы не тянем на супружескую пару, так еще и фамилию такую выбрать! Не фамилия – а мечта спецслужб!
         - Что тебе не нравится? Фамилия как фамилия. Дорогая, не злись, ты сегодня великолепно выглядишь!
          И кладет мне руку на талию. Нет, каково?
          Ну, ладно, выбора у меня все равно нет. Смит так Смит. Не так все и страшно. По сравнению с нашей липовой профессией это вообще ничто. По легенде мы – парочка геодезистов, прибывших на Пандору, прокладывать в джунглях новые дороги.
          Впрочем, примерив униформу и убедившись, как она мне «идет», я смирилась окончательно. Родной отец не признал бы в ней свою дочь, будь он сейчас жив. На контроле тоже не возникло проблем. Видимо, фамилия Смит также обладает магическим действием. Проверять каждого Смита на лояльность – не хватит жизни.
           И все же облегченно вздохнуть я смогла только тогда, когда наш лайнер приземлился на Пандоре. Мы поселились в отеле, в котором жил перед исчезновением Марк. Это наилучший вариант со стратегической точки зрения. Отсюда открывается великолепный вид на джунгли и Пещеры. Их серые тела величественно поднимаются над зеленым морем джунглей. Сероводородный дым, обволакивая туманом деревья, медленно струится к розоватому, в багровых облаках, небу. Красивый пейзаж, можно любоваться часами. Если забыть обстоятельства, которые вновь меня сюда привели.
           - Ну, что, готова проложить путь к Пещерам?- Стив весело улыбается. Как будто не было утомительного недельного путешествия в тесном космолете. -  Построим сверхскоростную трассу Космопорт Пандора - Пещеры Дьявола. Будем туристов катать. За умеренную плату.
           - Тебе бы все шутить. С чего ты взял, что все дело в Пещерах?
           - Потому что Марк позвонил мне перед тем, как отправиться к шахтам.
           - Там есть труднопроходимые места. Твой Марк мог банально свернуть себе шею.
           - А денежки на счетах корпорации? Нет, тут не все так просто. Мне не терпится прогуляться.
           - А это дерьмо мы потащим на себе? – Я кивнула на наше снаряжение.
           - Боюсь, что да. Геодезист без оборудования – не геодезист. Ну что, пошли?
            Да, интересно получается. Я, совладелец корпорации по добыче карболита, тайно пробираюсь джунглями в дурацкой униформе и с рюкзаком на спине к собственным шахтам. Хорошо еще, что Стивен взялся нести оборудование. Зачем оно нам в таких дебрях? А, для маскировки! Потому что мистер и миссис Смит геодезисты. Интересно, если кто-нибудь спросит меня, как работает вот та железная труба на ножках и со стеклышком на конце, что ответить?
          - Стой, - тихо говорит Стив, - дальше идти нельзя.
          - Почему?
          - Слышишь голоса? Там или рабочие, или еще кто.
          Да, теперь и я  слышу приглушенную речь. Я бы сказала, очень странную речь. Разговаривают двое. Вот к ним присоединился кто-то третий. Говорят по-английски, но слов не разобрать. Что-то мешает, какой-то посторонний звук. Что-то гудит, или мне кажется?
          Стив поворачивается ко мне, его лицо мне кажется неестественно бледным. Он что-то расслышал?
          Кто-то проходит совсем рядом. Дышит хрипло. Прошел, ломая тонкие деревца. Судя по всему, этот кто-то неестественно крупный и сильный.
          Мой напарник машет рукой – уходим. Уже темнеет, и найти дорогу будет не так просто. Мы идем проложенной тропой назад, Стивен молчит. Он очень сосредоточен и это мне не нравится. Наконец, он останавливается.
          - Давай присядем, меня ноги не держат.
          - Что ты расслышал, кто это был?
          -  А ты не поняла? - Стивен грустно улыбается, - ты слышала, как говорил тот, третий?
    Я его не видел, но могу поклясться, что это был хорх. А чудовище, которое прошло в паре метров от нас? Он шел и ломал деревья, как спички. Это хорхи!
          - Хорхи на Пандоре? Как они сюда попали? Нет, это невозможно. Они не имеют права приближаться к нашим колониям.  
          - Ты же слышала этот звук. Так говорят только они.
          Да, теперь я понимаю, что за гул доносился до моих ушей. Один раз я видела по трансвизору, как допрашивали пленного генерала хорхов после их неудачного нападения на Венеру. Его речь походила на сплошной гул. Видимо, так устроен их речевой аппарат. Или что там у них вместо него. Злобные трехметровые твари, которых ничего не интересует в жизни, кроме войн. Но что им понадобилось на Пандоре?
         Надо идти, пока охранникам у Пещер не вздумалось обойти владения. Я опираюсь на землю, чтобы встать. Что-то твердое попадает под руку. Маленький блестящий кусочек металла.
        - Дай посмотреть, - Стивен тянет руку, - наверное, это Марка, он был здесь. Что с тобой, Марго?
         - Это зажигалка Грега.
                                           ---
           Час от часу не легче. Хорхи на Пандоре! И где! У Пещер Дьявола! Во владениях корпорации по добыче карболита. Зачем хорхам карболит? Что они с ним собираются делать? Что с ним вообще можно делать, кроме как отапливать жилые помещения, которых у хорхов нет. Ничего. Тупик. Зайдем с другой стороны. Откуда у корпорации деньги? От продажи карболита. Или не от продажи карболита, а от продажи еще чего-нибудь. Что есть в Пещерах, кроме карболита? Ничего нет. Снова тупик. А может, карболит вообще ни при чем? Что тогда при чем? Отец знал, но его не спросишь. И Грег знал. Я щелкнула зажигалкой. Ты был там, Грег, и видел хорхов. И не только видел, ты знал, зачем они здесь. Хоть бы намекнул перед смертью!
         Со Стивом мы почти не разговариваем. Уткнулся в компьютер, даже на ужин не отреагировал должным образом. Проглотил – и снова «ушел» в экран.
        - Что ты там делаешь?
        - Скажи мне номер счета, попытаюсь перевести деньги корпорации на твой личный счет.
         - Я еще жить хочу.
         - Я тоже. Причем остаток дней я собираюсь провести безбедно. Ты же со мной поделишься, если получится? Я могу рассчитывать на пятьдесят процентов? Думаю, могу.
         - Стив, не дури, хорхи на Пандоре. И мы не знаем, сколько их. А если их целая армия и они завтра нападут на Землю? Надо сообщить властям.
         - Властям? А как власти их сюда пропустили? Они прилетели на космолете-невидимке?
    Не нравится мне эта история. Отсюда надо сваливать. И, желательно, с деньгами.
         - Это не наши деньги.
         - Да, это деньги хорхов. Они за что-то заплатили корпорации. Деньги пришли через Центральный банк Независимой Вселенной. Хочешь посмотреть на цифры? За все время, что мы вместе, ты даже не поинтересовалась суммой. Тебе что, все равно? Мне – нет.
           Я нехотя поднимаюсь с дивана. После вчерашней прогулки по непроходимым джунглям я чувствую себя разбитой. Но…Сколько, сколько? У меня рябит в глазах от нолей. Нет, быть не может! Карболит точно столько не стоит. Разве что вместе с Пещерами и прилегающими к ним джунглями. Нет, вместе с Пандорой.
          - Ну что, вспомнила номер счета?
          - Да я его и не забывала.
          Я сижу и нервно щелкаю зажигалкой. Ничего себе сумма! Кто бы мог подумать! Вот если бы у Стива получилось! Да, а тогда Билл обнаружит пропажу и выйдет на меня. Но такие деньги! С ними можно раствориться в тумане бесконечной Вселенной. Страшновато, все-таки. Билл мне этого не спустит. Как отец мог не знать о таких деньгах? Ничего не понимаю. Или он узнал, и поэтому…
            - Ну что, получилось? – я заглядываю Стиву через плечо.
            - Нет, пока – нет, - Стивен щелкает замком миникомпьютера прямо перед моим носом, - пошли, вечереет, на этот раз мы подойдем ближе к Пещерам, и, если повезет, заглянем внутрь. Я должен увидеть все своими глазами.
           - Что все?
           -  Когда увидишь – поймешь. Я хочу убедиться во всем сам.
         Загадочность Стива тихо действует мне на нервы. С самого начала он выдает информацию по каплям. Неужели нельзя сказать все сразу? Все как есть? Я же согласна отдать ему половину денег. К черту деньги. Мне надо убедиться в причастности Билла к смерти отца и Грега. И наказать его. Я уверена, что он виновен во всем, что с ними случилось. А исчезнувшие деньги и будут наказанием. Старый скряга не переживет их пропажу. Десять миллиардов долларов! Интересно, за что ему столько заплатили? Да еще кто! Хорхи! История показывает, что все, кто в свое время связывались с ними, попадали в крупные неприятности. Это как игра в рулетку. Ставишь, ставишь, сначала тебе везет, а потом бац – и ты остаешься в одних трусах, в лучшем случае. Кому, как не Биллу, знать, что это такое. Из казино не вылезает. Стоп. Интересная мысль. А не проигрался ли Билли в очередной раз? Хм. Очень может быть. Но что он может предложить хорхам, хотя бы за  миллиард? Свой голый зад? Дороговато!
         Стив швыряет мне униформу, выводя из глубокой задумчивости.
         - Ну, ты идешь, или нет?
                                           ---
           Снова эти непролазные джунгли. Стремительно темнеет, не видно, куда ногу ставить. А смотреть надо. Здесь полно змей. Я никогда раньше не бывала в джунглях так поздно.  
         Стив делает знак рукой. Надо остановиться и прислушаться. Подозрительно тихо. Вчера тут вели оживленный разговор, а сегодня только ветер шевелит верхушки деревьев. Мы уже близко к Пещерам. Их скалистые бока возвышаются над растительностью метрах в пятидесяти. Вот просека, которую проложил своим телом вчерашний хорх. Квадратная площадка, очищенная от растительности. Земля примята. Вчера здесь что-то стояло. Что-то очень большое. Стив наклоняется, трогает землю, подносит к носу, пожимает плечами. Что он там собирается унюхать? Запах сероводорода перебьет любой другой. Ощущение, что мы на заброшенной птицефабрике, где стухли разом сотни куриных яиц.
         Все тихо, можно двигаться дальше. Вот уже Пещеры совсем рядом. В полумраке,
    окутанные дымом, они кажутся такими зловещими. Там, в их глубине скрывается тайна.
    Тайна, стоившая жизни трех человек. А, может, на счету Билла их гораздо больше?
         Вот и один из входов. Он должен охраняться, но никого не видно. Может, войти? Но Стив не двигается с места. Он ждет.
         - Эй, Мак-Бейн? Все тихо? – из чащи неожиданно появляется человек в камуфляже, - эй, ты где?
         - Да здесь, здесь, - доносится ответ, - отлить уже нельзя.
         Со стороны зарослей бамбука показывается еще один охранник. Спешит, ширинку на ходу застегивает. Встал на входе в пещеру, ноги расставил. Мышь не проскочит! 
         Стив пожимает плечами. Снова ждем.
          - Ну, ты карауль, я обойду посты.
          - А когда эти снова прилетят? Завтра?
          - Нет. Послезавтра. Этот товар надо еще разместить. А ты чего спрашиваешь?
          - Выходной хотел взять. Дочка просила в зоопарк ее сводить.
          - Я подумаю. Если что, инструкцию знаешь. Никаких предупредительных в воздух. Сразу на поражение. Тебе за это платят.
             - Да помню, помню.
          Стив понимающе кивает и проводит большим пальцем по шее. Игры кончились. Все серьезно. Пристрелят, и никакое разрешение геодезической фирмы не поможет.
          Охраннику надоедает стоять на одном месте. Как только начальник скрывается из виду, он достает смартфон и начинает звонить. Какое увлекательное занятие подслушивать чужие телефонные разговоры. Особенно, если говорящий не подозревает о твоем присутствии.
         «Привет, котенок». Ах, какие нежности. Это он дочке? Сюси-пуси. Что? «Какие на тебе сейчас трусики?» Ух, ты! «Завтра не получится». Дочка, говорите, зоопарк? Как бы не так!
         Увлекшись разговором, охранник отходит от пещеры. Или сейчас, или никогда.
         Мы со Стивом проскальзываем внутрь. Здесь работает вентиляция и дышать намного легче. Осторожно пробираемся вглубь. Поворот, и вход скрывается из виду. Стивен достает фонарик. Надо осмотреться. Вдоль стен стоят прикрытые брезентом ящики. Много ящиков. Это и есть товар? Что там внутри? Стив осторожно перочинным ножом поддевает крышку. Порывшись в соломе, мой напарник вытаскивает наружу черный цилиндр.
         - Знаешь, что это? – Стив освещает фонариком цилиндр.
         - Бомба?
         - Она самая. Это оружие, которое хорхи должны были уничтожить. После того, как проиграли последнюю войну. Таковы были условия, выдвинутые Трибуналом Объединенной Вселенной. Вот так они выполняют условия договора. Марк отследил, куда ушло оружие хорхов. Но не успел об этом написать. Смотри, сколько оружия. И оно не уничтожено.
         - Хорхи снова готовятся к войне?
         - Видимо, да. Они всегда к ней готовы. И на этот раз очень близко к Земле.
         - Ты знал и мне не рассказал?
         - Я хотел лично во всем убедиться. Теперь понятно, откуда у корпорации миллиарды.
         - Мой отец не мог быть к этому причастен.
         - Почему ты так думаешь? Я понимаю, это твой отец. Но он не мог не знать, что творится на шахтах.
         - Отец ненавидел оружие. Мою мать застрелили случайно на улице, когда мне едва исполнился год.
          - А как насчет ружья, которым ты дала мне по голове? До сих пор болит, между прочим.
          - Это еще прапрапрадеда. Отец не смог его выбросить. Реликвия. Очень ценная.
          - Угу, и тяжелая.
          - Хорхи живут на другой стороне Вселенной. Как они умудряются добираться сюда?
          - Вселенная не такая большая, как кажется, Марго.
           Мы идем полутемными коридорами. Кое-где горит аварийное освещение и приходится искать углы темнее. И ящики, ящики. Сколько их здесь? Сотни? Тысячи? Стив достает миниатюрную камеру и начинает снимать. Все подряд, включая меня. Дорвался до репортажа. Пора уходить, но в моем компаньоне проснулся журналист, и остановить его невозможно.
         - Сейчас, Марго, я должен сфотографировать эту пушку. Помоги стянуть брезент.
         - Стив, нам пора. Черт бы тебя побрал, хватит, ты достаточно снял. Надо выбираться.
    Уже совсем темно. Мы заблудимся!
         - Сейчас, подожди меня.
         Что он делает?! Боже, с кем я связалась?! Он лезет прямо на пушку. Решил запечатлеть ее номер на камеру. На мгновение я теряю его из виду. Где Стив?
          Я оборачиваюсь и застываю от ужаса. Прямо передо мной стоит парень в камуфляже.
    Он заносит над головой руку с бластером. Темно.
                                                      ---
           Как болит голова! И руки, и плечи.
         - Очнулась? Ну, наконец-то!
         Я открываю глаза и чуть не вскрикиваю от неожиданности.  Прямо передо мной сидит Билл. В кожаном кресле. Надушенный, побритый. В общем, как и положено главе корпорации. И я сижу напротив него. А руки мои почему-то связаны за спиной. И ноги тоже стянуты чьим-то галстуком. Почему-то! Вполне логичное завершение нашего со Стивом предприятия. Кстати, где он?
         - Знаешь, Марго, я ожидал от тебя всего. Пьяного дебоша на похоронах, какого-нибудь рейда к берегам Гренландии во имя защиты гренландских тюленей, полета к Неизведанным Землям, чего угодно, но не этого! Зачем было лезть в Пещеры, да еще ночью? Ты могла прийти ко мне, и я спокойно ответил бы на все твои вопросы. Ну, или почти на все.
         Билл говорит нарочито растягивая слова, медленно вытаскивая из коробки дорогую гавайскую сигару.
          - Что ты намерен делать, убьешь меня?
          - Ну, не так скоро! Пока ты мне нужна живой, – берет со стола ножницы, примеряясь к сигаре.
          - Почему ты убил отца и Грега?
          - Не произноси при мне даже имени этого недоумка! Грег! – ножницы и сигара летят на стол, - скажешь ему за все спасибо, когда с ним встретишься. Идиот, Казанова местного разлива. Таскал своих шлюшек к Пещерам. У него что, не было денег на отель? Что он там делал, в джунглях? Изображал Тарзана, качаясь на лианах? Марго, как ты умудрилась выйти замуж за кретина? Впрочем, это в твоем духе. Так вот, продолжаю, твой сладкий Грегги пронюхал, как мы используем опустевшие шахты. И стал шантажировать собственного тестя, твоего папочку, представляешь? А тот, естественно, ничего не подозревал до разговора с Грегом. Он сначала подумал, что его зять перегрелся на солнце, позвонил доктору, а тот мне. И мы решили эту проблему. Знаешь, есть такое замечательное лекарство, его передозировка провоцирует сильное сердцебиение, ну, или очень сильное.
           - Убийца!
           - Да, а что было делать? Не мог же я поставить под удар все предприятие? А, сынок, заходи.
            Дверь открывается и входит…Стив?! Это его Билл назвал сынком?! Но у Билла нет детей! Или уже есть? Все, Марго, ты отсюда не выйдешь.
            - Ты перевел деньги корпорации на счет этой сумасшедшей?
            - Конечно, как и обещал.
            - Что-то комиссар полиции к нам зачастил, пора концы прятать в воду. Да, Марго?
            - Предатель! – я презрительно смотрю на недавнего товарища.
             Как же так?! А я поверила! Концы в воду, говорите? Конечно, деньги теперь на моем счету, и как только я их сниму, а меня заставят их снять, я исчезну. Меня прикончат, а Билл выйдет сухим из воды и с деньгами. Надо что-то придумать.
             Кажется, веревка не так сильно затянута. Если пошевелить руками сильнее…
            - Молодец, сынок! Вот какие кадры я воспитал в приютах. Гектор много пооткрывал их по всей галактике. Благотворитель. А я воспитывал их, учил жить. Волчата мои. Спасибо, ты получишь свои два процента, иди, Стивен.
            Но Стив уходить не собирается. Его глаза горят странным огнем, мне становится не по себе от его взгляда.
          - Два процента? - Стивен недобро улыбается, его верхняя губа ползет вверх, обнажая зубы, - а она обещала мне пятьдесят. Ты стал жаден, папа.
          - С ума сошел, да кого ты слушаешь? Она ничего тебе не…ты что?!
          Стив бросается к Биллу, отпихивает вместе с креслом к стене, выхватывает непонятно откуда обрезанный бластер и приставляет к виску Билла. Вот это мне нравится больше! Еще поживем, пожалуй.
          - Пятьдесят процентов, папа, и не центом меньше. Из волчат вырастают волки, ты этого не учел.
          - Пошел по стопам Марка? Ты играешь с огнем, мальчишка!
          - Не смей произносить имя Марк своим поганым языком! Благодетель чертов! Кстати, об игре! Я знаю замечательную игру. «Русская рулетка» называется. Жаль, бластер не подойдет. Не беда, есть еще одна игра. Под названием «Отрави меня». Ну, Билл, ты хорошо ее знаешь. И любишь. Хочешь сам поиграть? Ты не желаешь делиться со мной деньгами корпорации? Давай сыграем. Кто выиграл – тому все. Узнаешь коробочку? У твоего доктора позаимствовал. Только что.
          - Что ты с ним сделал, мерзавец?
          - Отдыхает в душе. Устал убивать. Речь сейчас не о нем, а о тебе, Билл. Так вот. Я беру два бокала, наливаю водички и насыпаю таблеточки. Одна, две, три. Ну, и четыре на всякий случай. Парень я здоровый, сам понимаешь. Тебе бы и одной хватило.
           Сумасшедший дом! Хоть бы меня пить не заставили. Так, веревка поддается. Пока мужики выясняют отношения, может, удастся освободить хотя бы руки?
            Продолжая держать на мушке «папу», Стив свободной рукой ставит бокалы на поднос и начинает крутить им перед носом Билла. Тот смотрит, как завороженный. В каком бокале яд? Понять невозможно, ненормальный журналист раз сто поменял их местами. Неужели выпьют?
            - Пей, Билл! – Бластер вновь оказывается у виска Рейтса.
         Они пьют. Господи, помилуй! Все серьезно! Вот допили, одновременно поставили бокалы на стол. Я даже забыла о веревках.
          - Хорошая водичка, Билли, из какого источника?
          И вдруг Билл начинает синеть. Он хватается руками за горло, он задыхается, хрипит.  А потом, как подкошенный, падает на пол. Несколько конвульсивных движений, и тишина. Билл умер? Стив его отравил! Но как он знал, где яд? Чертовщина какая-то. Он сам дал выбрать Биллу бокал. И тот выбрал смерть.
         Наконец, мои руки свободны. Сейчас я покажу этому психу, что у него есть еще и «мама».  А если бы бокал с ядом достался ему?!
          Стив освобождает мои ноги от пут, и в благодарность получает звонкую затрещину.
          - Ты свихнулся? Хорошенькие игры! А если бы бокал с ядом достался тебе? Ты бы убил себя, убил меня, ты бы всех нас убил!
          - Я  свихнулся? – Стивен насмешливо смотрит на меня сверху вниз, - Марго, хочешь фокус?
          Я не успеваю ничего сказать, сумасшедший журналист высыпает таблетки на ладонь и запихивает себе в рот. Медленно жует и следит за моей реакцией. Мне дурно. Когда закончится этот цирк? Глаза б мои не видели.
          - Марго, Марго, не падай в обморок, нет, только не сейчас. Не было никакого яда, это глюкоза. Я забрал только коробочку. Ну, пожалуйста, очнись. Я блефовал.
          Я открываю глаза, и уже вторая пощечина сотрясает стены кабинета Билла.
          - Но почему он тогда умер?
          - А я откуда знаю? Я что, врач?!
         Но это еще не все. Брезгливо переступив через труп Билла, Стивен подходит к открытому окну. Отсюда хорошо видны Пещеры. В руках у него черная металлическая коробка с красной кнопкой. Большим пальцем Стив жмет на кнопку, раздается оглушительный взрыв. Пещеры заволакивает черным дымом. Снова взрыв, еще и еще. Где-то слышится звон разбитого стекла. Пламя  взвивается над джунглями, облизывая горячими языками небо. Дым валит клубами, кажется, еще немного, и он достигнет здания корпорации. Стив закрывает окно.
         - Это было завещание Марка. И я его выполнил.  Он позвонил тогда из отеля и сказал: «Если я не вернусь, взорви все к чертовой матери».
         - Это были мои шахты.
         -  Ну, извини.
                                       ---
         - Хватит попрекать меня связью с Биллом. В конце концов, я спас тебе жизнь и даже «спасибо» не услышал!
          - Спасибо, «сынок»! Сам меня сюда заманил, сам спас. Какое благородство! И заработать попутно не забыл.
          - У меня было голодное детство.
           Мы сидим в нашем номере, пьем кофе и я продолжаю «пилить» Стива за разыгранное передо мной представление.
           - Интересно, а кто это был в черной «Тойоте» тогда, возле моего дома?
          -  Не помню. Марго, что ты ко мне пристаешь? Что я сделал не так?
          -  Авантюрист!
          -  Неправда, я все устроил наилучшим образом. Вот, прочти. Нет, лучше я почитаю. Это все-таки мой репортаж.
          Стивен хватает со стола сегодняшний выпуск «Пандора-Таймс». «Среди обломков автомобиля, припаркованного в этот роковой день в зоне Пещер Дьявола, были обнаружены изуродованные тела Маргарет Мак-Кински и ее молодого любовника Стивена Фирса. Очень талантливого журналиста и исследователя. Наверняка, молодые люди уединились…»
         - А выразительно читаешь, молодец. Наверное, потому, что это твой собственный некролог?
          - Да, знаешь, не каждый день выпадает возможность накропать самому себе то, что хотелось бы услышать после…Ну, ты понимаешь. А то напишут какой-нибудь бред. Ты же знаешь этих журналистов.
          - О да, знаю! А зачем ты пишешь, что мы любовники?
          - Народу всегда интересно знать подробности. «Ах, какое несчастье, а ей случайно не оторвало голову? Жаль. А что он? Лежал прямо на ней?! Какая смерть! А платье сильно задралось? От самой Марии Филлипии? Какие у людей деньжищи!»
          - Эка тебя распирает. Лучше расскажи, как ты доктора уговорил.
          - А чего его уговаривать? В страхе за собственную жизнь он зафиксирует собственную смерть. Это каламбур.
           - Теперь разберут завалы, узнают, что было в пещерах, начнут копать.
           - Не думаю. Это же скандал космического масштаба. Склад оружия посреди галактики. Да кому это надо накануне выборов. Не беспокойся ни о чем. Мы никому не нужны. Тем более, со вчерашнего дня нас нет. Для хорхов мы умерли. Пусть оплакивают свои миллиарды. А надо было хранить  оружие более тщательно. Технику безопасности  соблюдать, тогда деньги пропадать не будут.
           - А как же твои фотографии, те, что ты сделал в Пещерах?
           - О, не беспокойся, они не пропадут!
         Да, Стивен, как всегда прав. Фотографии, да и он сам в этой жизни точно не пропадут. И я совершенно свободна. Отомщена и свободна. Жаль, но со своей прошлой жизнью придется расстаться. Все, что осталось от нее –  это медальон с портретами родителей да зажигалка Грега. Ну что ж, миссис Смит. Видимо, судьбе так было  угодно.
         Завтра мы едем со Стивом в космопорт, и оттуда каждый отправится по своим делам. Каждый в свою сторону. Я – в тихое, уединенное место где-нибудь на краю Галактики, а неугомонный журналист полетит за очередной сенсацией. Он молод и горяч, а я что-то подустала от жизненных перипетий. Куплю скромный особнячок комнат в двести на берегу озера, буду сидеть вечерами у окна и вспоминать тех, кто был мне дорог в жизни, и кого я уже никогда не увижу. Наверное, со Стивом мы тоже больше не увидимся. Хотя, кто знает. «Вселенная не такая большая, как кажется, Марго».

  Время приёма: 00:23 21.01.2018