17:26 05.11.2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ!

1 Юлес Скела ag006 Павутиння Аріадни
2 Радій Радутний ag004 Під греблею
3 Левченко Татьяна ag024 Невмирущий


17:18 22.10.2017
Начался первый тур 44-ого конкурса.
Судейские бюллетени нужно отправить до 29-ого октября 17.00.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №44 (осень 17) Фінал

Автор: Нарт Количество символов: 11890
Конкурс №44 (осень 17) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ag030 ТВОРЕЦ МИРА


    В тот день Сталджин засиделся в бистро. Его наконец-то зачислили вторым пилотом на космолет «Пионер-666», и по этому поводу он решил надраться по полной программе. Сталджин уже был близок к осуществлению поставленной задачи, когда вошла ОНА.
    Сперва эта брюнетка не заинтересовала его – таких полным-полно в мегаполисе. Но потом он увидел в ней что-то особенное и даже загадочное: что, он и сам не знал. Возможно, это был шарм, который и заставил его буквально пожирать ее взглядом, когда она проплывала мимо его столика.
    Брюнетка нечаянно уронила носовой платочек. Сталджин сквозь призму выпитого умудрился это заметить и, неуклюже подняв кусочек белоснежного батиста, вернул его девушке.
    Она была крайне благодарна и даже согласилась вместе с ним выпить.
    Вот тогда Сталджин и излил ей душу: все, что у него накопилось за последние годы. Он поведал ей, что был при деньгах. Его уважали, преклонялись и лебезили перед ним, а он щедро одаривал своих «почитателей», разбрасывая деньги направо и налево. Затем пришли трудные времена. Так случилось, что он остался без работы, и его карман опустел. Сразу куда-то подевались многочисленные друзья и подружки, которые при случайных встречах лишь холодно кивали или вообще делали вид, что не узнают его.
    Сталджин взахлеб говорил, а девушка – ее звали Лилитой – внимательно слушала. Когда он закончил и с непонятной надеждой посмотрел на нее, она одарила его самой очаровательной улыбкой, какой обычно награждают своих возлюбленных. Ей было все равно: богат он или нет. Это Сталджин прочитал в ее прозрачных глазах.
    И вот тогда он влюбился. Он полюбил ее со всей страстью, на которую был способен. Они сдружились, а спустя десять дней Лилита ответила на его чувства.
    Сталджин часто об этом вспоминал. И сейчас, глядя на спящую рядом с ним девушку, он думал о том счастливом дне, когда они обрели друг друга. Он знал ее всего лишь две недели, а она успела стать для него самым дорогим существом на свете, расставание с которым было подобно смерти. Но нужно было идти на работу, и Сталджин тихо поднялся с кровати, собираясь незаметно уйти.
    – Ты куда? – сонные глаза девушки вопросительно смотрели на него.
    – Мне нужно быть на корабле, – прошептал Сталджин, нежно обнимая и целуя Лилиту.
    Она улыбнулась, и он снова поцеловал ее в появившуюся соблазнительную ямочку на щечке. Девушка засмеялась и с наслаждением потянулась.
    – Подожди, я пойду с тобой.
    Сталджин не стал возражать: если Лилита что-нибудь захочет, спорить с ней бесполезно. Он помнил об этом и потому, снисходительно улыбнувшись, кивнул.
    
    *  *  *
    
    Дверь космолета, глухо зашипев, автоматически открылась. Эскалаторная дорожка, подхватив его и Лилиту, домчала их до рубки управления. Держа девушку за талию, Сталджин вошел внутрь помещения, и нега на его лице мгновенно сменилась сожалением. Они с Лилитой были не одни: над приборной панелью колдовал помощник капитана Энджел. Сталджин не ожидал здесь кого-либо увидеть, поэтому повернул обратно, собираясь уйти.
    Заметив их, Энджел вдруг резко обернулся и из ножен, висевших на поясе, выхватил вибронож. Пристально глядя на Лилиту, его щеки приобрели мертвенно-бледный цвет, а рука взметнулась для броска. Защищая девушку, Сталджин заслонил ее своим телом – и адская боль ворвалась в его грудь: вибронож вонзился точно в сердце...
    
    *  *  *
    
    – Там будет плач и скрежет зубов! – звучал у него в ушах замогильный голос, сопровождаемый медленными, монотонными ударами барабана, которые, постепенно нарастая, становились громче, четче и быстрее.
    Сталджин открыл глаза – его лицо обдало жаром, и из сотен глоток вырвался душераздирающий крик. Крик из самого Ада.
    Огонь был всюду. Он полыхал в кромешной тьме. И языки пламени плясали на рогатом теле Сатаны. Дьявол стоял там, во мраке вечного огня, и смотрел на него.
    Сталджин зажмурился. Это не могло происходить на самом деле. Он не верил во всякую чертовщину и был уверен, что, когда снова откроет глаза, наваждение исчезнет. Так и случилось. Сталджин с опаской разомкнул веки – огня и след простыл. Теперь его тело утопало в мягком кресле в чьем-то со вкусом обставленном кабинете. Напротив него сидела... Лилита.
    Желтые глаза девушки пристально смотрели на него, и Сталджин похолодел от этого взгляда. Это были глаза Сатаны, минуту назад хищно таращившиеся на него.
    Лилита звонко рассмеялась.
    – Меня называют и так, – она читала его мысли. – Но ведь я тебе все равно нравлюсь.
    Игривым язычком девушка кокетливо провела по своим пухлым пурпурным губам, и Сталджин внутренне содрогнулся. От природы в каждой женщине заложено что-то призывно зовущее, заставляющее позабыть обо всем на свете. Теперь он точно знал, что это было что-то от дьявола. Ведь Сатана – не твердолобый, неотесанный мужлан, каким его себе рисует праведник, а коварная, изощренная в интригах, прекрасная женщина, способная свести с ума одним взглядом.
    И Лилита была именно такой. Она была той самой девушкой, которую он безуспешно искал всю жизнь. И вот теперь, когда он нашел свою вторую половинку, она оказалась Сатаной.
    Лилита еще ласковее улыбнулась и вплотную приблизилась к нему. От нее исходил приторный аромат лесных цветов, который дурманил его. Сталджина неумолимо тянуло к ней. В страстном порыве он прижался к вяжущим, похожим на вкус спелого граната, губам Лилиты.
    – Ты мой... мой... – страстно шептала она.
    Сталджину уже было все равно: Сатана она или нет. Он больше никогда не вернется в мир фальшивых чувств, запахов и звуков. В мир, где лишь испачкав свое Я, став таким, как все, и живя по нелепым, кем-то придуманным законам и правилам, можно выжить. Несогласные – нещадно уничтожаются, ведь народу не нужны личности. Они ему мешают, с ними он осознает себя ущербной, безликой массой, а не здоровой нацией, где личностями становятся только после смерти.
    Там жизнь была адом, а здесь его ласкали нежные руки и губы Лилиты – пусть даже самой Сатаны.
    – Ты отдал за меня свою жизнь, – покрывая его лицо и губы горячими поцелуями, шептала она. – Теперь ты мой: душой и телом.
    Холодок пробежал по спине Сталджина, кровь отхлынула от лица. Только теперь он начал осознавать происходящее.
    Почувствовав в нем перемену, Лилита отстранилась. Ее красивые желтые глаза гипнотизировали его, влекли к себе. Сталджин хотел как-нибудь защититься от них, поставить непреодолимый барьер... Он не желал быть рабом своих желаний.
    – Что ж, ты сделал свой выбор, – читая его мысли, грустно заключила она. – Ты можешь уйти прямо сейчас.
    Лилита поцеловала его в лоб – и свет померк перед Сталджином.
    
    *  *  *
    
    Шум, песни, танцы и свет, такой яркий, что Сталджин ничего не видел даже прямо перед собой. Сумасшедшее, нелепое празднество, невольным участником которого он являлся, начало постепенно проникать в него, заполнять разум. Зрение вернулось к Сталджину, и он, заразившись всеобщей эйфорией, подскочил и закружился в хороводе полураздетых мужчин и женщин. Он громко хохотал и вприпрыжку бегал по зеленой полянке, как умалишенный, и не понимал, что с ним происходит.
    Сталджин попытался высвободить свои руки, наткнулся на кого-то и упал. Веселье продолжалось.
    Сталджин вытер рукавом рубахи вспотевший лоб.
    Что это на него вдруг нашло?
    Рядом с ним на травку присел Энджел.
    – Что ты здесь делаешь? – не понимая, как такое может быть, спросил Сталджин.
    – На корабле я пытался вырвать тебя из лап Сатаны… Отвернувшись от него, ты сделал правильный выбор, – широко улыбаясь, проговорил Энджел. – Теперь ты в Раю!
    – В Раю?! – глупо уставившись на него, недоверчиво протянул Сталджин. – И где же Бог?
    – Он всюду и нигде, – возвестил Энджел и вскочил на ноги.
    Сталджин оглядел цветущий фруктовый сад. Его бесцеремонно схватила за руку какая-то девушка и снова закружила в хороводе.
    – Всюду и нигде! – пронеслось у него в голове.
    Здесь все были не в себе. Он никогда не следовал религиозным догмам и не поклонялся идолам. Они только порабощали разум, превращая людей в послушные марионетки или в слепых фанатиков, вселяя в них ненависть к инакомыслию и страх перед судом Всевышнего. Сколько полегло во имя и вопреки Богу, и скольким еще предстоит сложить свои головы?!
    Лица мелькали перед Сталджином с сумасшедшей скоростью. У него закружилась голова.
    – Лилита!.. – падая, простонал он.
    Девичьи руки поддержали его.
    – Я всегда с тобой, – сказала она ему в самое ухо.
    Сталджин обернулся, но никого не увидел. Ему было нехорошо: здесь было чересчур беззаботно и празднично. Здесь все и всегда были счастливы. А когда счастье бесконечно, оно перестает радовать. Оно приедается, становится пресным и неестественным, теряет свою волшебную силу. Мир соткан из черных и белых полос. А человек – дитя этого мира. Ему необходима встряска. Это его естественная среда обитания: с привычной, каждодневной борьбой за выживание, лишаясь которой он расслабляется, чувства притупляются, мозг устает от безделья и перестает мыслить.
    – Лилита! – снова простонал Сталджин. – Забери меня отсюда.
    – Ты этого действительно хочешь? – мягко спросила она.
    Сталджин задумался.
    – Не знаю, – в отчаянии честно признался он. – Я не знаю.
    – Все происходит именно так, как ты сам планируешь. Ты – творец мира, в котором живешь, Бог. Ты создал его «по своему образу и подобию». И все, что происходит вокруг тебя, происходит в твоей душе. И люди, окружающие тебя, такие, какими ты их хочешь видеть. Они – зеркало, в которое ты смотришься каждый день. Ты создал себе фетиши, молился на них, и они превратились в божков и, играя тобой, зажили самостоятельной жизнью. Наконец, ты отрекся от них и сотворил меня, единственно желанную.
    Голос Лилиты стал вкрадчиво-томным:
    – Возвращайся ко мне. Ведь ты хочешь быть только со мной!
    Сталджин молчал. Он действительно хотел быть только с ней одной... Но Ад страшил его.
    – Верни нас на космолет, – тихо попросил он. – Я этого хочу.
    
    *  *  *
    
    Ночь. Звезды. Лилита. Она сидела рядом с ним – и больше никого не было на всем корабле, на всем свете. Только он и она, вдвоем...
    В рубке появился Энджел с пистолетом в руке.
    – Нет! – закричал Сталджин, но было уже поздно.
    Разрывная пуля попала Лилите прямо в сердце. Ее красивые глаза расширились от ужаса. В последний раз с удивлением взглянув на него, ее тело обмякло в кресле.
    – Серебряная пуля, – удовлетворенно глядя на бездыханную девушку, отметил Энджел. – Мы покончили с Сатаной.
    – Но почему? – прохрипел Сталджин: у него в груди все дрожало.
    – Почему?! – непонимающе переспросил Энджел. – Тебе больше ничто не угрожает. Зло уничтожено. Добро восторжествовало.
    – Но почему?! – снова закричал Сталджин, в отчаянии тряся в воздухе кулаком. – Почему нужно убивать, чтобы сделать добро?
    Где была та грань между Добром и Злом? Куда отнести те миллионы людей, уверенных, что, убивая во имя спасения чего- или кого-либо, они делают добро. За это им платят деньги, дают награды и титулы… Но можно ли злом принести добро, а добром – зло? И существуют ли эти два неразлучных понятия друг от друга? Или их придумали специально, для того чтобы оправдывать свои деяния.
    Откуда-то в рубку ворвался сильный ветер, ударила молния. Корабль медленно растаял, и Сталджин оказался парящим в открытом космосе. Энджел, приняв едва уловимые очертания, кружил над ним.
    Сталджин устал от этого мира…
    Энджел исчез. Звезды разрослись, превратившись в белый свет. Сталджин отстранился от происходящего. Ему вдруг представился уютный замок среди сияющих звезд, дрейфующий в космосе. И замок неожиданно возник перед ним. Он был ему до боли знаком…
    
    *  *  *
    
    Сталджин открыл глаза и потянулся. Молодая женщина в бордовом халатике забралась к нему на кровать и звонко поцеловала в щеку. Сталджин обнял ее. Это была его жена.
    – Мне снился ужасный сон, – тяжело вздохнул он, сильнее прижимая ее к себе.
    – Мне тоже, – отозвалась Лилита, поднимая на него завораживающие желтые глаза и кокетливо проведя язычком по своим пурпурным губам. – Но сейчас ведь ты дома, со мной…
    Сталджин непроизвольно бросил взгляд в окно, откуда на него привычно смотрели звезды, сверкавшие над родным замком, дрейфующим в космосе.
    Да, он был дома. Он думал, что был дома...
    
    

  Время приёма: 09:57 18.10.2017