17:26 05.11.2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ!

1 Юлес Скела ag006 Павутиння Аріадни
2 Радій Радутний ag004 Під греблею
3 Левченко Татьяна ag024 Невмирущий


17:18 22.10.2017
Начался первый тур 44-ого конкурса.
Судейские бюллетени нужно отправить до 29-ого октября 17.00.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №44 (осень 17) Фінал

Нет судейского бюллетеня 1-ого тура

Автор: алоха Количество символов: 35618
Конкурс №44 (осень 17) Фінал
рассказ открыт для комментариев

ag005 Дух


    
    

    Голос духа чути скрізь...
    Іван ФРАНКО
    


     Свой утренний чай я пил под музыку Штрауса, нёсшуюся из приёмника. Вдруг идиллию нарушил скрипучий мужской голос, прозвучавший оттуда же:
    - Ну что, бро, поговорим?
    Я уже собрался покрутить ручку настройки сбившегося канала, когда голос продолжил:
    - Не крути, не крути, это я с тобой говорю!
    - Как это - со мной, опешил я, - из приёмника?
    - Да, не удивляйся ты так, бро!
    Я, напротив, был вне себя от удивления,  не говоря уже о том, что меня никто никогда так не называл.
    - Ты кто? Как тебе удаётся это? - выпалил я очередью.
    - Ты можешь называть меня Джо, а как создаются радиоволны, думаю, ты знаешь.
    Заподозрив худое, я спросил с подозрением:
    - Ты меня прослушиваешь? Кто ты? КГБ, ЦРУ? Зачем я тебе нужен?
    - Нет, я не знаю этих господ, а мне ты нужен для моей миссии.
    - Какой миссии? - не понял я.
    - Изучать вас! - прохрипел динамик.
    - Нас, кого?… - я забеспокоился о своём рассудке.
    - Людей! - сказало «оно» - ну да, я так и знал, сейчас начнёт мне впаривать про неземное.
    - Ну не хочешь - не считай меня неземным, только не нервничай! - сказало оно. Так, значит ещё и мысли читает. М-да-а…
    - А почему ты - в приёмнике? Покажись-ка живьём! - потребовал я. - Он промедлил:
    - А мне особо нечего показывать, моей материи тут - микрограммы, всё остальное - ваше, земное: передающие станции, антенны…
    - Как ты влезаешь в канал - можно не спрашивать - понял я.
    - Да, у вас таких технологий нет - согласился дух.
    - Почему приёмник? -  спросил я. Дух ответил:
    - Могу - в компьютер, в холодильник... - начал перечислять он.
    - Не надо, ради бога! - взмолился я. Не хватало мне только говорящего холодильника.
    - Последний вопрос - начал я - откуда ты? - Он назвал мне пару созвездий, которых я не знал, в галактиках, про которые слышал мельком. Описательная астрономия - не мой конёк.
    - Ладно, спрашивай ты - сдался я.
    - Завтра начнём, отдохни пока! - смилостивился дух и исчез.
    
      Нечего и говорить, что ночь я провёл почти без сна. Искал в книгах, в интернете сообщения о внеземном разуме, пришельцах и т.д. Наловил кучу ерунды и полоумных фантазий, и под утро заснул у компьютера от всей этой ереси.
    Разбудил меня приятный женский голос, шедший из компьютерных колонок. Я шевельнул мышку, думая, что случайно включил скайп. Но привычного окна не было, а когда снялся хранитель экрана, на экране появилось милое женское личико, и тем же голоском доложило:
    - Доброе утро, это я - Джо, только сегодня я буду зваться Джейн.
    Я хмуро буркнул в ответ приветствие, и сказал:
    - Послушай, Джо, Джейн или как тебя там, я всё ещё не понимаю, кто ты и где ты, и зачем тебе нас изучать.
    - Ты задал мне три вопроса - сказала девушка - и я постараюсь тебе ответить на них. Но не надейся тогда, что ты всё сразу поймёшь.
    - О`кэй, попробуем - согласился я, но ты ещё объяснишь, чем именно я обязан оказанной чести. И стань пожалуйста снова мужчиной, а то выслушивать тайны мироздания от хорошенькой девушки - как-то непривычно. Девушка тут же исчезла, послав мне напоследок воздушный поцелуй, а её место занял серьёзный дядька, лет сорока, с бородой и в тяжёлых роговых очках. Про себя я подумал, что с такой внешностью он может в равной степени быть профессором или чинным бомжом-алкоголиком. На что Джо тут же среагировал:
    - Над внешность поработаю ещё! - Я забыл, что он ведь телепат. Дядька стал меняться, сбросил очки и бороду, и стал похож на клерка.
    - Ладно, сойдёт, - сказал я - давай к делу.
    - Начну с последнего: «почему ты».  Потому что ты - физик, не связанный с конкретными космологическими моделями.
    - Почему же, мне очень нравятся эти миры Пенроуза, насаживаемые один на другой, как в детской игрушке, - ответил я.
    - Ладно, а почему Германия, а не Штаты? - спросил я.
    - Из-за того, что ты не связан с «NIF»  - он назвал американскую установку для получения управляемого термояда с помощью лазеров.
    - Ага, ну я так и знал, что термояд! Вы с его помощью путешествуете! - предположил я.
    - Только на короткие расстояния - был ответ.
    - Короткие?
    - До 0,1 парсека.
    - А на длинные - кротовые норы? - проявил я бешенную эрудицию, этак на уровне 6-го класса.
    - Вроде того - согласился Джо.
    - Ладно, с технологиями потом, объсни всё же, насчёт меня, «NIF» и Германии.
    - Мы изучаем, как далеки вы от управляемого термояда.
    - Боитесь, что мы к вам прилетим?
    - Нет, ждём, когда у вас закончится эпоха войн.
    - ???
    - Она заканчивается, когда цивилизация надёжно овладевает термоядерным синтезом.
    - Это - ваша гипотеза?
    - Проверена на тысячах миров.
    - Почему для вас так важно, чтобы мы перестали воевать?
    - Только тогда с вами станет возможным говорить о технологиях.
    - Ага, ясно, подумал я, -  вроде санкций против агрессора: перестанете воевать - получите технологии.
    - Именно так, подтвердил Джо.
    - Но как всё же управляемый термояд связан с войнами? Неужели, все войны - только за энергию?
    - Абсолютно, подтвердил Джо мою догадку. - Мне стало грустно: перспективы надёжного термояда для людей - лет через 25-30. Не доживу. А так хотелось увидеть мир без войн!
    - Ну это я могу показать тебе! - предложил Джо.
    - Давaй через пол-дня, когда я высплюсь? - предложил я.
    О`к. Пауза до завтра. - сказал Джо и растаял на экране. Я заснул, как убитый, без сновидений.
    
    - Почему ты так старательно делишь наши беседы на части? - был мой первый вопрос после приветствия следующим утром - боишься перегрузить мой разум?
    - … твои нервы, эмоции - честно сказал Джо. Впрочем, он всегда был честен.
    - Очень благородно с твоей стороны - сказал я - мои нервы и правда под большой нагрузкой.
    - Вижу это, и потому предлагаю сегодня экскурсию в мир без войн - огласил повестку дня Джо - согласен? - Ещё бы, кто же от такого откажется!
    Мир, который показал мне Джо был очень красочен, но на удивление скромен на вид. Поселения очень напомнили мне южногерманские городки - симпатичные домики в цветах, но без вызывающей роскоши и кича. По дорогам двигались люди: пешком по тротуарам, и на безмоторном транспорте - велосипедах, самокатах, скэйтах и пр. -  по мостовым. Моторного транспорта, его шума и гари - не было видно. Вместо этого на улицах стояли будки, наподобие cити-туалетов, только ярче раскрашенные. Я собрался было пошутить насчёт этого, как вдруг увидел господина, который зашёл в одну из таких будок, и после этого она … исчезла!
    - Куда он? - невольно вырвалось у меня.
    - Наверное, по делам - деликатно ответил Джо, заботясь о моём рассудке.
    - Вы так передвигаетесь? - спросил я сдаваясь.
    - Так и не только - тактично ответил Джо.
    - Левитация? - в панике предположил я.
    - Скорее - левитация с телепортацией - рискнул объяснит Джо - но это весьма условно.
    - И далеко можно так улететь? - спросил я - на другую планету, например?
    - Нет, так - только в пределах нескольких километров. В космос - по-другому.
    Я зашёл в одну из пустовавших будочек и закрыл за собой дверь. На стенке передо мною тут же включился небольшой дисплей. На нём светились красные и зелёные кружочки, возле каждого - его буквенный адрес, впрочем, это могли быть и цифры. Буквы напомнили мне иероглифы.
    - Китайцы, значит, - констатировал я про себя.
    - Скорее - японцы, если сравнивать с землянами - поправил Джо. Шаловливой ручонкой я нажал на одну из зелёных виртуальных кнопок.  Загорелась большая красная внизу с двумя ироглифами.
    - Требует подтверждения? - понял я.
    - Жми! - одобрил Джо. - Я нажал. Кабинка слегка вздрогнула, за прозрачной стенкой всё заволокло туманом, и вскоре кабинка остановилась. На языке я почувствовал покалывание, как от контактов батарейки.
    - Поля! - подумал я, и в мозгу вдруг закрутилось в исполнении Марии Пахоменко: « Эх, поля, поля, бескрайние, безбрежные, снежные!..»
    - Нет тут снега - бесстрасно поправил Джо,  а поля в основном -электромагнитное, гравитационное и киральное.
    - Больше я решил об этом не спрашивать. Экран погас и открылась дверь. Я ступил наружу и огляделся. Похоже, это был парк развлечений.
    Народ веселился вокруг. Аттракционы напоминали наши, но были, пожалуй изобретательней и сложнее. Люди очень напоминали землян, но были немного крупнее. Я совсем не заметил толстых и калек.
    - Медицина! - восхитился я.
    - … и образ жизни - добавил Джо.
    Зрители участвовали в аттракционах гораздо активней, чем на Земле. Они бегали, прыгали, плавали, лазали по скалам и, кажется, сами становились частью действа.
    - А когда они работают? - забеспокоился я о занятости моих новых знакомых.
    - О, об этом не беспокойся. Работают здесь люди добровольно, много и увлечённо. Работа для них - как бы продолжение этих аттракционов, род хобби, только с большей креативностью и самоотдачей.
    - И много таких желающих работать? - подозрительно спросил я.
    - На самые интересные специальности - огромные конкурсы. Ждать места приходится порой месяцами, при том, что база биржи труда простирается на несколько галактик!
    - Ты мне покажешь пару таких рабочих мест? - попросил я.
    - Боюсь - показывать особо нечего: люди работают, в основном, из дому, со своих домашних терминалов. А механическую работу выполняют автоматы, управляемые дистанционно.
    - Нечего и спрашивать про грязную работу - там тоже роботы? -  предположил я.
    - Разумеется! - подтвердил Джо.
    Кататься на инопланетных американских горках мне не хотелось.
    - Знаешь, Джо - взмолился я - я хочу домой. Надо же как-то всё это осмыслить.
    - Слушаю и повинуюсь - сказал мой джин, и мы и правда вернулись домой.
    - Вольке было куда-как легче с этой лампой и ковром! - позавидовал я, подыгрывая стилю.
    - Но там были ещё волшебные волоски из бороды Хоттабыча - парировал Джо - попрбуй объясни! - пошутил мой джин.
    - Засадить бы и тебя в лампу, фокусник, - тоскливо подумал я. И тут же опомнившись взглянул на экран.
    - Не всё так безнадёжно - понял Джо моё состояние, и пообещал - кое-что я тебе объясню!
    - Только уже завтра! - попросил я. На этом мы и расстались. Читать про преоны не хотелось, и я получил разрядку от очередной серии «2,5 человека». Вот сериал, который никогда не подводит - всегда весел и слегка пьян.
    
    - Сегодня я задам тебе главный вопрос, а ты - обещай ответить! - начал я день.
    - Попробую! - обещал Джо.
    - Так всё-таки, пролёт через кротовые норы - возможен?
    - Возможен, но требует колоссальной концентрации энергии. Никакие живые организмы не выдержат его, потеряют свою структуру - т.е. умрут. Мы посылаем через дыру лишь микрограммы своей материи и информацию о её строению, а за норой - собираем «конструктор» вновь.
    - А связь с до-норными, как поддерживается?
    - А вот тут как раз нет проблем - дыра, как ты знаешь, - сверхпроводник, инфа проходит мгновенно и без искажений!
    - Грандиозно! - выдохнул я, и умолк. - Осмыслить твою информацию мне потребуется уйма времени, так что - спрашивай ты, ведь ты многое хотел узнать!
    - Из наших разговоров я узнал практически всё, что хотел - сказал Джо.
    - Но ведь я лишь спрашивал! - поразился я.
    - В твоих вопросах содержатся и ответы на мои. Я - доволен ими - похвалил меня Джо.
    - Остаёмся на связи? - осторожно спросил я.
    - Конечно - дружелюбно ответил Джо.
    - И я смогу вызвать тебя через компьютер? - продолжал я.
    - Даже через холодильник - великодушно разрешил Джо.
    Я не смог сдержать слёз: никто и никогда на Земле не слышал и не видел того, что показал мне Джо за эти четыре дня. И, конечно, никто мне не поверит, если расскажу об этом.
    И тут на моём экране появился зелёный кружок - точь-в-точь как в автоматах для передвижения Там. Стало тихо и светло.
    Будущее наступало.
    
    
    Прошло несколько недель. Джо не появлялся, а я до головной боли пытался вспомнить, обдумать все детали нашего общения, всё то новое, что успел узнать, и мне становилось грустно оттого, что я не  понял, и оттого, что Джо, похоже, больше не появится в моей жизни. Но я ошибался. Всё вышло как-то само собой, и в то же время - как-то неожиданно.
    Я  находился на симпозиуме в Дрездене, где говорили как-раз об охлаждении очага термоядерного реактора «Wendelstein 7-X», что  на севере Германии, в котором удержание плазмы происходит по принципу стелларатора. Спор разгорелся не на шутку - от его исхода зависело будущее установки. Один молодой парень из Адлерсхофа - района Берлина, где находится физический факультет университета им. Гумбольда - предложил очень оригинальный метод обдувания очага электронным пучком, но его доклад никто не воспринял всерьёз под давлением авторитетов.
    - А зря! - прозвучал голос Джо в моей голове, и я чуть не вскрикнул в переполненном зале от неожиданности и восторга.
    - Это ты, Джо? - спросил я про себя, ты - здесь? Как же я рад!
    - Взаимно - вежливо ответил Джо - парень дело говорит - добавил он о выступавшем.
    - Да я давно знаю этот метод, как метод Будкера для охлаждения протонных пучков в ускорителях, но чтобы в таком реакторе - тут же совсем иная схема - затосковал я.
    - А головы вам - на что? - съязвил Джо впервые в жизни.
    - Ты где иронии-то научился? - с похвальбой спросил я.
    - Русской классики начитался, пока мы не общались: Салтыкова-Щедрина, Гоголя, Ильфа и Петрова, Булгакова…
    - Ну и как - понравилось? - спросил я искренне.
    - Было полезно - ответил Джо, и мне стало стыдно за такой вопрос машине.
    - Ну я не совсем машина в вашем понимании - поправил меня Джо. Я уж и подзабыл, что он читает мои мысли.
    - Я обладаю эмоциональными  оценками вашего типа, но не позволяю им влиять на объективность.
    - Так как с иронией? - решил я разрядить обстановку - полезнее стало?
    - Пожалуй - согласился дух.
    Конференция ушла на перерыв, а я подошёл к Мартину - так звали молодого учёного, мы познакомились и я попросил у него ссылку на статью в архиве. Парень очень обрадовался моему вниманию, которым видно ещё не был избалован, и стал с горячностью, необычной для немца, объяснять мне детали своей работы. Я слушал и одобрительно кивал, не будучи уверенным, что всё понял правильно, а про себя подумал:
    - Быть может, я беседую с будущим Нобелевским лауреатом, которого ещё никто не оценил. Поэтому, на прощанье я скупо похвалил его идею и обещал связаться с ним, после того, как прочту статью.
    - Не скупись, не скупись на похвалы - вставил Джо снова - парень на верном пути, хоть ещё и не уверен в себе.
    - Знаешь, я не буду злоупотреблять знакомством с тобой - ответил я Джо, вот прочту сам и сделаю выводы.
    - Похвально - сказал Джо, и мне послышалась ирония в его голосе. Научился! На этом мы расстались на сегодня.
    
    Пару дней я изучал статью Мартина, и Джо меня не беспокоил. Понял я и то, почему народ не поддержал идею: она была ещё слишком сырой, «начать и кончить», как говорится. Не в последнюю очередь должны были бы найтись материалы, которые выдержат высокую температуру, давление и бомбардировку ионным пучком одновременно. Джо или не видел моих терзаний, или сознательно не хотел помогать людям. Скорее - второе.
    - Ну что, сэр - он видимо решил  теперь так меня называть, всё лучше, чем «бро» - что-нибудь надумали?
    - Не уверен - честно признался я, втайне надеясь на подсказку. Но её, разумеется не последовало.
    - Послушай, Джо - сказал я - что-то я перестал верить в твою материальность. Вдруг все наши диалоги, путешествия, твои сигналы - всё это лишь плоды моего усталого воображения и не более? У нас как раз был такой фильм «Интервью с Джо Блэйком», в котором Бред Питт сыграл такого бога, сошедшего на землю. Твой тёзка, кстати.
    - Ищешь подтверждения моей материальности? - осведомился дух. Я кивнул. И в ту же секунду лежавшая рядом бельевая прищепка больно уселась на моём носу.
    - Ай, как ты это делаешь? - вскрикнул я, и прищепка слезла с моего носа, прежде, чем моя рука дотянулась к ней.
    - Поговорим лучше о литературе - дипломатично перевёл тему Джо.
    - Ну да, «тут вам объяснят» - подумал я с сарказмом. Джо промолчал.
    - Послушай, дружище - дал я слабину - у меня тут материальные трудности - жена не работает, сидит дома с малышом, а нам надо платить две ипотеки и кредит за машину. А у меня - как раз скоро позиция в универе заканчивается. Не мог бы ты мне немного помочь?
    - Это как? - подозрительно спросил Джо.
    - Ну, скажем, перевести на мой счёт немного денег с депозита какого-нибудь багамского офшора - никто ведь не пожалуется и не узнает!
    - Хакерство? - заклеймил меня Джо.
    - Небольшая помощь науке - попробовал схитрить я. Но Джо, как будто, даже внимания на это не обратил.
    - Я тут нашёл небольшое финансирование для Мартина и для тебя - сообщил он мне.
    - Багамский офшор? - сообразил я.
    - Инвестор не называет источника своих доходов, уклончиво ответил Джо. Второй смайлик.
    - Воровать у воров - это вполне гуманно - подумал я и заслужил третий смайлик.
    - Быстро учится, однако - подумал я, но тут появился злой смайлик-дьявол. Я нажал ему смайлик с закрытым крест-на-крест ртом.
    Мартин был вне себя от счастья, когда я сообщил ему новость. Он тоже спросил об инвесторе, но я сказал: «инкогнито» - и он не стал расследовать. Гранты с неба не падают. Мы приступили к работе, сняв помещение под крышей одной берлинской мастерской в восточной части города. Вскоре стало ясно, что нам понадобятся серьёзное оборудование, много электричества и материалов. Деньги гранта не покрывали всего этого.
    - Джо, могу я понимать твою помощь нам, как то, что ты решил помочь землянам побыстрее получить управляемый термояд, и, таким образом, реально вмешался в ход нашей истории? - спросил я.
    - Ну тут - бабушка надвое сказала - блеснул Дух знанием русских поговорок - смотря как у вас всё пойдёт.
    - Мудрый инвестор! - похвалил я его, когда через день увидел солидное прибавление на нашем счету. Ах Моська…
    - Нам нужны ещё деньги на оборудование! - решил я без обиняков, тем более, что он - телепат.
    - Ты кажется был в прошлом в Украине бизнесменом? - полуутвердительно спросил Джо.
    - В подсознании читаешь? - возмутился я. Моё бизнесменское прошлое не оставляло меня ни днём ни ночью, в снах.
    - Так вот, дам я тебе е-мейл надёжного китайца, который поставляет светодиоды. А ты уж придумай, как их пристроить.
    Деньги на первый контейнер были ещё у нашей фирмы на счету. Я даже ни разу не поговорил лично с этим Ли по телефону, но, как понял, он - чуть ли не член ЦК КПК. Такие люди не подводят. Проплаченный мной контейнер с радостью согласился принять в Америке и реализовать Витька - сын моего старого друга Женьки, мечтавший в Нью-Джерси о бизнесе.
    Когда я проплатил товар, Мартин примчался ко мне. На нём не было лица, и он стал кричать на меня, зачем я потратил все деньги фирмы, когда англичане вот-вот поставят дорогущий термостат для его экспериментов. Добрых полчаса успокаивал я его, а потом пошёл всё же в Ландесбанк договариваться за кредит. Клерки назвали мне неподъёмные проценты и я обещал им подумать. Но назавтра позвонил Витька - пол-контейнера он продал ещё до прихода корабля, и кредит нам уже не понадобился. Когда сделка закончилась, я попросился в отпуск - эта смесь науки и коммерции отняла у меня последние силы, остававшиеся после учебного года. Забрав семью я улетел на две недели на Мальдивы олл-инклюзив, и бессовестно провалялся на пляже, поигрывая в теннис и забавляясь, подбрасывая дочурку в воде. Это были две недели сплошного блаженства.
    
    Когда мы вернулись … всё было уже кончено. Прекрасный бойлер от «Роллс-Ройс» рванул от давления с таким звуком, что пожилые берлинцы решили, будто вернулась советская армия, а молодые - что один лысый психопат швырнул-таки на Берлин ядерную бомбу, как обещал другой идиот-журналист. Они ждали тёмного ядерного облака после взрыва, но поднялось лишь небольшое беленькое испаряющегося азота. К счастью, никто из рабочих серьёзно не пострадал, но установка и мастерская были разворочены полностью. Жёлтая полицейская лента окружила место «преступления» и против нас было возбуждено уголовное дело «о халатности в обращении с опасным оборудованием». Через два месяца расследований и стараниями наших недешёвых адвокатов дело было прекращено «за отсутствием состава преступления», а за мастерскую пришлось отдать владельцам кругленькую сумму - гораздо больше, чем она стоила после её постройки в ГДР. Мы оказались вне преследований и без денег - все мои финансы, заработанные на науке и бизнесе испарились, вместе с тем белым облачком азота.
    Но - не бывает худа без добра. Взрыв в лаборатории в Берлине активно обсуждался в по телевидению и в газетах, и, наконец привлёк-таки внимание нужных людей. Кто-то вспомнил по фамилии Мартина о его докладе в Дрездене в прошлом году. Приехали маститые дяди из института Макса Планка, заставили Мартина с перевязанной рукой повторить доклад и увезли его к себе в Грайфсвальд.
    Я снова остался один-на-один с Джо и своими мыслями. Мартин почему-то продолжал обижаться на меня - видно не мог простить мне, что я увел так невовремя все деньги на термостат.
    - Ну что же - эксперимент пока не удался! - резюмировал Джо.
    - Зато Мартин получил прекрасное место в МПИ, где сможет с коллегами продолжить работу! - парировал я оптимистично.
    - И то верно - согласился Джо.
    - А как же управляемый термояд в ближайшем будущем? - разволновался я, - его - не будет?
    - Как знать, как знать - загадочно произнёс дух и удалился, оставив на экране машущую руку - не провожайте!
    
    
    - Мне нужно тебе кое-что сообщить - начал Джо, как всегда без предисловий. Я вздрогнул от неожиданности, но виду не подал.
    - Заметил ли ты, что у нас как бы всё везде тип-топ, а ведь в жизни так не бывает? Или я так ошеломил тебя, что тебе было не до этого?
    - Скорее - второе - ответил я - но мне, честно говоря, было не до ваших проблем - хоть бы ваши достижения охватить.
    - Так вот - продолжал дух - на некоторых планетах из миллионов тех, которые нам удалось изучить и каталогизировать, случались серьёзные сбои. Помнишь, я говорил тебе, что все конфликты в мире из-за энергии?
    Я утвердительно кивнул и он продолжал:
    - … Очень редко, но бывают всё же случаи, когда, даже овладев управляемым термоядом, люди не прекращают эпоху конфликтов!
    - За что же им тогда бороться? - недоумевал я - и зачем?
    - За власть и престиж, за господство над более слабыми, за редкие ресурсы…
    - Совсем, как у нас! - обескуражился я - «Сатана там правит бал!..»
    - Вроде того - подтвердил Джо.
    - Так вот, не мог бы ты нам помочь в этом деле? - попросил вдруг Джо.
    - … предотвращения конфликтов на планете со столь передовыми технологиями? - изумился я ещё больше.
    - Именно - подтвердил Джо.
    - Но что же могу я - простой учёный с Земли, с её скромными достижениями и войнами?
    - Наблюдать и докладывать нам. Твоё знание худших черт человека, которые так бурно проявляются в вашу эпоху,  здесь будет как раз кстати.
    - А вы - будете убивать зловещих диктаторов?
    - Нет, конечно. - мы давно никого не убиваем - но мы примем наши меры против них.
    - И какие же это меры? - спросил я угрожающе. Разволновался мой гуманизм.
    - Ну, например, мы предоставляем таком диктатору годичное путешествие по Галактике с изучением других планет и их достижений.
    - Неужели это даёт свои плоды? - снова удивился я.
    - И ещё какие! Люди отвлекаются от своей повседневности, наблюдают за чужой жизнью - и словно пелена спадает с их глаз, они видят свою планету, своих недругов и себя самих, как бы снаружи, понимают свою малость и неисключительность.
    - И это останавливает их алчность и властолюбие?
    - В подавляющем большинстве случаев!
    - А если, всё же - нет?
    - Да, такие случаи бывают изредка, и вот обнаруживать их я и прошу тебя помочь.
    - А как же будете вы потом с этим бороться?
    - Не всё сразу, расскажу тебе позднее - пообещал Джо.
    - О¢кэй, я согласен! Но давай начнём с нашей планеты - ведь у нас так много проблем с этим.
    - Нет, по опыту мы знаем, что наблюдатель должен быть абсолютно объективен, а на своей планете это не возможно.
    - Значит, нам вы никак не поможете? - расстроился я.
    - Да поможем, конечно - ответил Джо - список наиболее опасных ваших диктаторов нами уже составлен, и мы будем постепенно проводить с ними нашу программу улучшения, более того - мы уже начали это.
    - Правда? - снова изумился я - что-то не видно…
    - Цыплят по осени… - ответил Джо, поднаторевший в русских пословицах.
    
    Так я оказался на Граземе. Это - небольшая - втрое меньше Земли - планета в созвездии Кита, с двумя лунами и солнцем - звездой наподобии нашего. Да и условия на планете были похожи на земные, вот только океанских приливов и отливов было вдвое больше, чем у нас. Меня поселили в бунгало на берегу живописной морской бухты. Стояло лето, температура под 30 градусов, и в университете, в который я был направлен как зарубежный практикант, были летние каникулы, так что я мог целую неделю наслаждаться морскими купаниями, спортивными играми и общением с местным населением. Я был снабжён внутренним транслятором, так что прекрасно понимал «аборигенов», а мой акцент при воспроизведении ответов транслятора воспринимался нормально, как акцент иностранца. Джо выбрал для меня планету, где люди своим видом и размерами весьма походили на землян. Лишь их кожа была темнее, так что меня они восприняли как северянина. Город, где я теперь проживал, назывался Салон - так по-крайней мере перевёл мне транслятор.
    Народ граземцы был довольно дружелюбный, хотя и с некоторыми странностями. Меня всё время не оставляло ощущение, что они все собрались сюда не случайно. При той автономности и независимости от места, которая была у граземцов, они могли бы свободно путешествовать, но тем не менее, оставались на месте. Были они ссыльными, или, наоборот, сами пытались от чего-то спрятаться? Это предстояло мне узнать.
    Однажды, сидя в кафе, я разговорился с местным системотехником. Он рассказал мне много интересного о местных достопримечательностях и постепенно перешёл к людям. Я мысленно прозвал его Алекс - так звали чёрного скворца, что жил на Земле по-соседству со мной и будил меня по утрам своей песней. Так вот, этот граземский Алекс рассказал, невзначай, что большинство этих людей действительно были ссыльными, попавшими сюда по решению суда за различные преступления. В основном, это было неповиновение властям, и в частности, - распоряжениям Гроко. Как я понял, он был на Граземе чем-то, вроде наших диктаторов. Такой ссылке на Земле многие бы порадовались: море, солнце, работа - всё как обычно. Только вот покидать Салон на протяжении срока ссылки им запрещалось. При этом, разумеется, персонал Салона такую возможность имел. Родственников ссыльные могли видеть только раз в неделю - в день посещений, назначаемый мэром. В случае серьёзных проступков  ссыльных, их родственникам разрешения на прибытие не давалось. Ну совсем, как в земных лагерях! Как у любой ссыльной публики у салонцев появился свой «тюремный» эпос: стихи, песни, обряды. Слушая их, я всё более проникался той тревожной тоской по свободе, которая всегда являлась сутью тюремного эпоса, хотя, повторюсь - многим землянам такая ссылка показалась бы раем.
    Немного о социальной системе. Деньги на Граземе водились в электронной форме, разумеется. Обеспечивались они не золотом и серебром, как на Земле, - здесь этого было в избытке  - а теллуром, рутением и некоторыми другими минералами из разряда редкоземельных. За распоряжение рудниками этих ископаемых и разворачивалась борьба за власть на планете. Как я понял, древней цивилизации на Граземе не было, или она давно погибла. Первыми переселенцами как раз и был персонал рудников. Одной из таких экспедиций руководил сам Гроко. Это был высококлассный космический исследователь. Поначалу он руководил своей маленькой колонией вполне демократично, но с её ростом и поглощением всё новых рудников, он всё более  переходил на администратитвно-командный стиль руководства, пока окончательно не превратился в этакого диктатора. Разумеется, его методы управления были не в пример земным, куда мягче, и ссылка в Салон была из них наижесточайшим. Но и этого хватало для недовольства граземцев. Их нравы!
    Система доставки концентрата минералов к заказчику была простой, и напоминала земные интернет-магазины, вроде Амазона: заказ - оплата -  доставка. Товар на небольших кораблях доставлялся заказчику партиями до две тонны. Большие партии редкоземельных не бралась страховать ни одна межгалактическая страховая компания - слишком велика была цена, а космом есть космос - всякое случается. Часть выручки Гразем отдавал Межгалактической Ассоциации (МА), которая и снарядила первую экспедицию. Остальным распоряжался Совет Гразема, и тут уже трудно было понять, куда шли деньги: как уже говорилось, с демократией и гласностью на Граземе было не всё гладко. Поговаривали, что Гроко собирает экспедиции для освоения новых планет, но это противоречило бы Межгалактической Хартии: этим правом пользовалась только МА. Ещё намекали, что с инопланетными аборигенами Гроко не церемонится, что также нарушало Хартию. В общем, весь этот клубок граземских тайн мне и предстояло распутать.
    
     Едва приступив к работе в университете и познакомившись с коллегами, я увидел на университетском сайте объявление о наборе в межпланетную экспедицию. Я сразу догадался, что речь идёт об исследовании новой планеты, и записался в качестве экзопсихолога - специалиста по межцивилизационным контактам. Где только смелость берётся - а задание Духа надо выполнять!
    Меня взяли. Мы прибыли на космодром в этих штуках, наподобие телефонных будок, о которых я уже писал. Ракеты, которую я ожидал увидеть, не было и в помине. В поле стояло нечто вроде детской юлы.
    - Ага, вращением вокруг оси создают искусственное тяготение на станции! - произнёс я вслух.
    - … и обеспечивают всем пассажирам 180-градусный обзор! - добавила подошедшая девушка.
    - Ирэн, межпланетный геолог! - представилась она первой и протянула мне руку. Я пожал её тёплую, чуть влажную ладошку, и на сердце повеяло теплом и домашним уютом. С собой Ирэн несла небольшой чемоданчик
    - Видимо с приборами - подумал я. Перехватив мой взгляд, Ирэн поправила меня:
    - Это для проб, приборы уже загружены на станцию. А результаты анализов я буду передавать на Гразем, в нашу лабораторию для выводов - доложила она мне. Каштановые волосы и карие глаза - это то, что обещало неспокойную и нескучную личность - машинально подумал я.
    - Ну а Вы, кто? - справилась девушка.
    - Влад - представился я, экзопсихолог. - Её интерес ко мне на этом, похоже, угас. Мы вошли в корабль. По периметру юлы в среднем её этаже располагались удобные кресла для пассажиров. Нижний отсек содержал грузы и запасы, а в верхнем находилось оборудование. Двигательной установки я не обнаружил, но под юлой заметил внушительную подушку, которая, похоже и служила двигателем.
    Кроме нас с Ирэн, в корабль вошли два техника и один - охранник, как нам его представили. Мы расселись по креслам, пристегнулись и … ничего не произошло - так мне показалось в первый миг. Лишь окна заволокло пеленой также, как в этих «телефонных кабинках». Я даже не могу сказать « мы полетели»… Как-то мы перемещались в пространстве. Прошло несколько часов, по моим граземским. За окнами рассвело - мы куда-то сели! В иллюминаторы мы наблюдали вокруг довольно унылую картину: туманы, болота, чахлая растительность. Так оно и оказалось в действителности. Дышать было трудновато из-за болотных миазмов, но на чистых проталинах, когда рассеивался туман - было терпимо.  Народ разбрёлся вокруг - каждый по своим делам. Техники пошли искать собку повыше, чтобы разместить там маяк. Ирэн пошла брать пробы грунтов, вооружившись приборами и… самой обычной лопатой. Мне было всё равно, в какую сторону идти, и я, как истинный джентельмен, вызвался помогать Ирэн. При этом она смерила меня оценивающим взглядом - мол выдержу ли - и решив, видно, что да - кивком согласилась. Мы с трудом преодолевали сопку за сопкой, болото чавкало у нас под ногами, Ирэн копала ямки и собирала свои пробы, и, казалось, этому монотонному ритму не будет конца. Мы перемазались в грунте, как чушки, устали, проголодались и собрались уже идти домой. На нашем пути я не встретил признаков разумной жизни, о чём сделал пометку в электронном дневнике. Мы повернули к кораблю, уже не надеясь сегодня на сенсации, но не тут-то было: мы увидели их жилища! Вернее - это были просто норы шириной в пару метров, вырытые в почве. Примитивный вид  жилищ не оставлял надежды найти высокоразвитую жизнь. Мы почти не ошиблись: через несколько минут нас окружили аборигены, по виду - подобие крупных земных ящериц. Как экзопсихолог я сразу понял, что контакт с ними не будет лёгким при таком-то уровне развития. Основным вопросом пока был вопрос речи: была ли она у них? - Мы стояли в оцепенении.
    «Молчание» нарушил крупный экземпляр - он издал несколько гортанных звуков и при этом сделал передней лапкой какой-то жест вперёд себя. Его сородичи сочуствующе загудели. Надо было договариваться без оружия - так предписывала Межгалактическая Хартия, и я начал свою работу. С помощью универсальных жестов, а также речевого транслятора, полученного мной на Граземе, в каких-нибудь 5-6 часов мне всё же удалось установить контакт с аригами - как называли себя ящеры. На их естественный вопрос:
    - Что вы здесь делаете? - я попытался коротко объяснить наши исследовательские цели. Видимо, наука не была здесь в почёте - нам вежливо предложили убраться, откуда пришли. Не уверен, что ариги понимали, что такое космос, но «вернуться назад»  они нам предложили чётко. Мы с Ирэн решили последовать их совету, тем более, что её пробы были уже взяты, и их следовало доставить на Гразем.
    Однако, техники сказали, что им необходим ещё один день для настройки маяка. Как мне они объяснили, эти маяки играют важную роль в межпланетных перемещениях. Они образуют своего рода координатную сетку во вселенной, и по их сигналам ориентируются все межпланетные транспорты.
    Увы, но ариги не дали нам спокойно пробыть этот последний день: утром следующего дня они пошли на нас в атаку, видимо, за невыполнение нами приказа убраться. С помощью каких-то примитивных орудий, наподобие пращи, они бомбили корабль комьями болотной грязи и камней. Несмотря на защиту корабля, ощущение этого града было не из приятных.
    - Шугану-ка я их вот этим - сказал охранник Джеймс (видимо - Бонд) - и достал из багажного отделения этакое подобие миномёта.
    - Ну нет! - возмутились мы с Ирэн - это противоречит нашим же законам.
    - А что же делать? - пригорюнились техники - мы же не сможем под обстрелом закончить калибровку маяка!
    Все призадумались. Один из техников - Франц - достал губную гармошку, и, чтобы нас подбодрить, сыграл на ней весёлое австрийское йоделе. Джеймс доложил по-военному:
    - К стрельбе готов!
    - А как она работает? - осведомился я.
    - Создаёт вокруг силовое поле, которое раскидает этих аллигаторов в радиусе 100 метров! - доложил Бонд.
    - Отставить! - так же по-военному рявкнул я. Бывают у меня иногда припадки воли.
    И вдруг Ирэн - о женщины! - осенило:
    - Сможете сделать усилитель для этой губной гармошки? - спросила она.
    - Без проблем! - отрапортовали ребята, и за полчаса смонтировал штуку, ватт на 400, как они заверяли. Вместо динамика приспособили огромный тонкий щит, который закрывал двигатель. Тиролец  заиграл, а многоваттный динамик так усилил звук, что мы все едва не оглохли от неожиданного звукового вала! Немного придя в себя, мы вдруг поняли, что град камней прекратился! Это выяснилось, когда Франц сделал, наконец, перерыв чтобы облизнуть губы - наступила полная тишина! Мы выглянули наружу - и просто остолбенели от удивления: aриги бросили своё занятие артиллерией, и собравшись полукругом, покачивались в такт весёлой тирольской мелодии!
    - Точно как Нильс и крысы в сказке Андерсона! - хором сказали мы с Ирэн.  Чтобы облегчить участь Франца, изрядно подуставшего от йоделирования, мы записали на чип его концерт, и дальше трансляция уже шла «под фанеру», так сказать. Наши (крысы) ящерицы стали послушными, как цирковые собачки, и мы смогли закончить свою миссию без урона для обеих сторон. Уверен, что и через много поколений будут передавать глуховатые ариги своим потомкам предание об этом концерте!  Разочарованный Джеймс зачехлил своё орудие - битва была выиграна, не начавшись! Какой полководец нам не позавидует! А всё - она, златовласка.
    Вскоре я вернулся на Землю - вспоминать и осмысливать пережитое. Но, я был уверен, - на этом наша связь с Духом не кончалась!
    
    
    

  Время приёма: 08:59 12.10.2017