17:18 22.10.2017
Начался первый тур 44-ого конкурса.
Судейские бюллетени нужно отправить до 29-ого октября 17.00.


06:14 07.08.2017
Вітаємо переможців!

1 Фурзикова af006 Участковый
2 Левченко Татьяна af029 Мундштук
3 ЧучундрУА af018 Вискал Уробороса


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №44 осень 17) Первый тур

Автор: Ведьма Количество символов: 13319
Конкурс №43 (лето 17) Фінал
рассказ открыт для комментариев

af032 Очередь


    В просторном зале терминала размером с полноценное футбольное поле работала только одна стойка регистрации. К стойке тянулась длинная очередь. За толпой желающих невозможно было разглядеть объявление о доступных направлениях. К концу очереди неспешно подошёл скромно одетый мужчина лет тридцати. Силуэт мужчины излучал серое свечение. Когда-то, в другом месте его назвали Дмитрием.
    – Что дают? – Поинтересовался вновь прибывший у красивой девушки, стоявшей последней в очереди. Крупные миндалевидные глаза и густая коса чёрных как смоль волос подчёркивали её восточное происхождение. От девушки исходило тёмное под стать её волосам свечение. Дмитрий знал, что это верный признак большой печали. Радовало одно – тёмное свечение было неоднородным – яркие сумбурные вспышки изумрудно-зелёного, розового и бело-голубого свидетельствовали о надежде, радости и волнении. Трудно скрывать свои эмоции и чувства глубоко в душе, когда ты и есть душа.
    – Направлений много. Я – за Новой Зеландией – внеплановое пополнение.
    – Красивое место, – заметил Дмитрий.
    – Красивое? – Задумчиво переспросила собеседница.
    – Очень красивое! Холмы, водопады, горы – сказочная природа! А что же Вас, позвольте полюбопытствовать, привлекло, ежели не красота?
    – Так спокойно там сейчас: ни войн, ни катастроф, уровень жизни высокий. Рай на земле, можно сказать, – мечтательно протянула девушка.
    – Да, Вы, конечно, правы, – понимающе закивал Дмитрий, не удивлённый тем, что девушка искала рай именно на земле. – Правда, смотрю, очередь-то вон какая большая – может и не хватить.
    – А вдруг! – Не унывало прелестное создание. – Так хочется пожить по-людски.
    Как бы извиняясь, девушка мягко улыбнулась. От этой улыбки повеяло арабскими сказками и лукумом. Взглянув на то отступающее, то проявляющееся с новой силой тёмное свечение вокруг девушки, Дмитрий с грустью подумал, что вряд ли сказочная жизнь привела её в эту очередь. А может и ему отправиться в Новую Зеландию? А почему бы и нет? Девушка права – отличная страна, как ни посмотри. Разве не в такое место он хотел попасть? Ещё раз окинул взглядом внушительную очередь. Ничего, ему спешить некуда.
    Буквально сразу подтянулась пожилая пара, окружённая как защитным коконом общим золотистым свечением. Женщина заметно волновалась.
    – А вдруг мест не будет?
    – Не будет – так не будет, – отвечал её спутник. – Подождём до следующего раза.
    – Ты же знаешь, что следующего раза может и не быть, – продолжала паниковать женщина. – Это я виновата – так долго решалась!
    Мужчина аккуратно прижал к груди её тонкую руку и пристально посмотрел на спутницу.
    – Главное ведь, что мы вместе? – В его взгляде было столько тёплых оттенков: любовь, нежность, забота и извечный вопрос, чувствует ли она тоже самое спустя столько времени? Ответит ли она перед шагом, который может их навсегда разлучить, если связь будет недостаточно крепкой? И она ответила. Глаза, ещё недавно беспокойно бегавшие по сторонам, застыли на лице спутника и засияли такой же всепоглощающей любовью. Золотистый кокон ярко вспыхнул.
    – Да, и правда, что это я паникую. Не в этот – так, в следующий раз. А нет, то нам и тут хорошо. Вместе.
    Дмитрий с девушкой заворожено смотрели на пару. Каждому из них до боли захотелось иметь кого-то такого же близкого и родного. Кого-то, с кем хорошо по обе стороны.
    Первым отважился прервать идиллию Дмитрий.
    – А вы тоже в Новую Зеландию?
     – Нет, что Вы! Мы в Канаду, – бойко откликнулась женщина. – У нас там родственники, – не без гордости добавила она. Только бы пустили. Так хочется в родные края, к родным людям!
    – Если к родственникам, то непременно пустят, если карантин, конечно, выдержан, –подключилась к разговору восточная девушка.
    Дмитрий задумался. Хотел ли бы он вернуться в родные края? Края, где у него так бесцеремонно одним махом забрали всё, закопав в общей могиле не только бренное тело, но и все, чем жила его душа. Даже надежда осталась там, в холодной земле, освободив место угрюмому безразличию. Вот тогда-то душу Дмитрия и заполнил серый туман.
    История не была оригинальной, но для Дмитрия это была история его единственной и неповторимой жизни. Волевой, молодой учитель, уважаемый всеми в небольшом городе. Жизнь уже началась, но всё ещё было впереди. Должно было быть. Когда пришли враги, именно на таких людей легла ответственность. Страх изменил многих жителей городка, но только не Дмитрия. Для него белый цвет не имел оттенков. Годы отчаянной борьбы, смерти друзей, страданья невинных, предательства, бесчеловечность – война знала своё дело. Запал стал угасать, усталость проникала всё глубже в сердце. Но Дмитрий держался, не давая шансов отчаянью овладеть душой. А потом всё разом оборвалось. Дмитрия забрали рано утром, не дав даже переодеться. Два дня допросов и расстрел. И всё закончилось. В душе осталось смятение и пустота. Смятение со временем прошло, но пустоту нечем было заполнить.
    
    – Большая в этот раз очередь. И стойка как всегда одна. А Вы сами-то куда?
    Дмитрий немного помешкал с ответом, выкарабкиваясь из собственных размышлений.
    – Да мне, по правде говоря, без разницы.
    Тут Дмитрий явно слукавил. Многие, как и эта пожилая пара, возвращались на родину. Тянуло туда что-то большее, чем просто желание увидеть давно забытые места и пожить с близкими по крови людьми. Дмитрий не знал, что именно. Для себя он уже давно решил, что если и отправляться, то куда-то подальше от его родных мест, чтоб ничто не напоминало о боли той, другой жизни. Он знал, что ничего не вспомнит, но ужасала сама мысль снова попасть туда. Он прекрасно понимал искреннее и простое желание девушки из очереди пожить по-людски. Удастся ли ему?
    Годы сделали своё – земной мир обрёл красивую упаковку. Но Дмитрия, как и многих здесь, этим не проведёшь. Приоткрой ёё – и увидишь ростки зла, как плесень покрывшие белизну мира. Он видел размеренную жизнь в родных краях. Казалось, наступило долгожданное благоденствие. Видел он и другое: на когда-то родную землю надвигалась тень. Мнимое спокойствие очень скоро растерзает беда, тихо затаившаяся как хищник перед решительным прыжком. Люди будут бороться, как и он когда-то. Это их путь. Он свой уже прошёл и с него достаточно.
    
    Дмитрий не заметил, как пропустил часть завязавшейся у его соседей беседы. Будущая обладательница канадского паспорта увлечённо рассказывала девушке о том, что только с канадской стороны можно в полной степени оценить величие и мощь Ниагарского водопада.
    Очередь медленно, но двигалась. Дмитрий обратил внимание на мальчика лет девяти, сидевшего на лавке поблизости. Скорее всего, паренёк кого-то ожидал. Странно только, что сидел он спиной ко всем. В разноцветной ауре мальчика выделялись яркие красные вспышки. Ребенок на кого-то сильно гневался. Чтоб как-то скоротать время и отвлечься от тяжёлых раздумий Дмитрий подошёл к ребёнку.
     – Добрый день, юноша! Позвольте присесть?
    – Да, конечно, – голос подрагивал от недавних рыданий.
    – А раньше я думал, что в таком месте не может быть причин для слёз, – как бы невзначай заметил Дмитрий.
    Ребёнок, похоже, только и ждал, чтоб поделиться с кем-то своими горестями.
    – Они меня не пускают! – выпалил он. – Там мой папа, я хочу помочь, а меня не пускают! Они не имеют права!
    – Боюсь, имеют. Мы не всегда знаем, как оно лучше, – Дмитрию захотелось хоть как-то поддержать ребёнка.
    – Вы не понимаете! Скоро война! Если он ошибётся, то сюда не попадёт. И мы с ним больше никогда не увидимся! Совсем никогда! Я знаю, я слышал, как бабушка с дедушкой говорили.
    – А почему твой отец может ошибиться?
    – Он надежду потерял, – тихо, но уверенно заявил мальчик.
    Что-то кольнуло Дмитрия туда, где когда-то билось горячее сердце.
    – Как меня забрали, так он совсем другой стал. Мама у меня сильная. А отец боюсь, пропадёт. Военный он. Бабушка говорит, военному тяжело правду найти.
    – В неспокойные времена всем тяжело правду найти.
    Дмитрию нравился этот ответственный мальчуган. У него мог бы быть вот такой же внук или даже правнук.
    – Так, а почему не пускают?
    – Из-за карантина.
    – А, ну да. Карантин. Ну, тут ничего не поделаешь – правила для всех одни. К тем, кто тебя там знал, нельзя. – Но может всё ещё обойдётся, может и не будет никакой войны? – Хотя кого он обманывает.
    – Нет, бабушка сказала, это точно. Плакала. Их с дедушкой тоже не пускают. Но я должен что-то придумать. Ко мне уже подходили, – заговорщически зашептал ребёнок.
     – И не вздумай! – Неожиданно для себя разволновался Дмитрий. Так ты со своим отцом тут точно не встретишься! Тебя что бабушка не предупреждала?
    – Предупреждала, – мальчик стал предельно серьёзным. Я всё понимаю – не маленький. Но значит всё-таки можно в обход. Я знаю, я должен что-то сделать. Должен, понимаете?
    В самом начале карантина к Дмитрию тоже подходили “доброжелатели” (“бесцветные”, как их тут называли за отсутствие какого-то либо свечения). Предлагалось быстрое попадание обратно с гарантией того, что, несмотря на новую память, судьба всё равно сведёт Дмитрия с нужными людьми. Более того, гарантировалось и стечение обстоятельств, при котором у Дмитрия будет шанс отомстить этим людям, помочь им, или прояснить мучавшие его вопросы. Цена была на первый взгляд не такой и большой: свою новую жизнь Дмитрий должен был добровольно отдать в распоряжение тем силам, чей представитель сейчас любезно предлагал свои услуги. Это подразумевало, что душа даёт своё согласие на любые вмешательства в свою судьбу. Как объяснил бесцветный, в любом случае, это необходимо для того, что они смогли организовать обещанное Дмитрию. А если и будут ещё какие-либо вмешательства, так это ничего – свободу выбора-то никто не отменял.
    Бесцветные предлагали свои услуги в основном новоприбывшим душам, ещё не успевшим отвыкнуть от земного образа мыслей и чувств. На сомнительные предложения покупались те, кто стремился любым способом завершить свои земные дела, свести счёты, либо как мальчик помочь своим близким. Дмитрия ничего из этого не влекло. На тот момент единственным родным человеком на земле была мать, но ничто не мешало ему дождаться её здесь без лишних авантюр. Месть? Не может же он отомстить самой судьбе. Даже, если и найдётся тот, кому мстить (он не сомневался, что бесцветные ребята свою часть договора исполнят), станет ли он от этого счастливее, когда попадёт сюда в следующий раз? Появится ли у него в результате то наполнение души, которого сейчас так не хватает? На это гарантия не давалась. Всё будет зависеть от того, как он проживёт свою новую жизнь. Но отдавая разрешение на вмешательство, он сам повышает риск того, что всё опять пойдёт ко всем чертям, а то и хуже. Тогда Дмитрий смог уверенно сказать “нет”. Уже потом он узнал, что бесцветная братия была куда большей опасностью, чем могло показаться неопытной душе. Разрешая вмешиваться в свою судьбу, люди сами того не замечая, становились рабами, которым не помогала свобода выбора, так как выбора в итоге не оставалось. Подвластные души использовали в самых грязных целях: людям приходилось убивать, предавать, сходить с ума. Человек мог распорядиться только одним – своей жизнью, что многие в итоге и делали, обрывая своё рабство. Вот только Дмитрий не знал никого, кто бы сказал, куда попадают такие души после.
    
    Глядя на этого решительного паренька, так отчаянно пытавшегося любой ценой помочь родным людям, даже ценой собственной души, внутри зарождалась какая-то мысль, слегка горчившая обречённостью. Нет. Он не вступит в эту реку дважды. Пожалуйста, не надо его заставлять! Хотя ведь его никто не заставляет. Он может встать и уйти, ещё раз заверив ребёнка, что всё образуется. Забыть об этой истории. Это будет намного легче, чем забыть о своей. А впереди его будет ждать Новая Зеландия, в которой будет жить улыбающаяся девушка и ещё много не отягощённых горестями людей.
    – Где живут родители? – Хотя ответ он уже знал. Мальчик был его земляком.
    
    После того, как решение было принято, очередь стала двигаться намного быстрее. Решающий момент настал. Администратор за стойкой приветливо поздоровался. Посмотрев историю Дмитрия, он радостно сказал: “Вам повезло. Из популярного ещё осталась Австралия. Новую Зеландию, к сожалению, только что последнюю забрали”.
    Дмитрий от души порадовался за девушку с лучезарной улыбкой.
    – Покажите, пожалуйста, весь доступный список.
    Дмитрий указал на выбранное направление.
    – Вы уверены? С Вашей историей у Вас может быть доступ практически в любые страны. Извините, я не нашёл данных о земных родственниках. – Администратор начал спешно проверять информацию на предмет ошибки.
    – Всё правильно. Родственников нет. Есть знакомые. Можно к ним? Вот карта их рода. – Дмитрий протянул клочок бумаги, торжественно врученный мальчиком при прощании.
    – Один момент… Да, это возможно. Есть предпочтения по времени отправления?
    – Ближайшее, пожалуйста.
    ******************************************************************************
    Время в пути было очень коротким, но не мгновенным. Дмитрий успел заметить, что боль от воспоминаний прежней жизни стала какой-то далёкой, почти нереальной. Как будто близость предстоящего стёрла с неё все краски. А ещё внутри набирал силу давно забытый зелёный огонёк. Крепла надежда, что в этот раз всё будет по-другому. Жаль, что он не сможет вспомнить своих ошибок. А может так будет даже лучше.
    *****************************************************************************
    Белоснежные стены палаты пронзил громкий детский плач. Врач с довольным видом человека, хорошо сделавшего свою работу, приподнял ребёнка.
    – Поздравляю, у вас козак!

  Время приёма: 16:42 23.07.2017