06:14 07.08.2017
Вітаємо переможців!

1 Фурзикова af006 Участковый
2 Левченко Татьяна af029 Мундштук
3 ЧучундрУА af018 Вискал Уробороса


06:39 23.07.2017
Сегодня, в 17.00 заканчивается приём работ на конкурс. Пожалуйста, не оставляйте отправку рассказа на последнюю минуту.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №43 (лето 17) Фінал

Автор: Крисcтина Количество символов: 13868
Конкурс №43 (лето 17) Фінал
рассказ открыт для комментариев

af030 Позвонив себе


    По статистике восемьдесят процентов звонков себе происходят в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти. И это понятно, ты не уверен, ты не знаешь, ты сомневаешься, тебя крутит во все стороны как флигель на ветру. Клюв на юг, хвост на север, а через секунду все уже в точности наоборот. Ах, он хочет со мной встречаться или не хочет, идти учиться или не идти, работать на этой работе или на другой, рожать или не рожать. Да и что там, в будущем вообще происходит? Знать все наперед просто жизненно необходимо. Я буду домохозяйкой, матерью троих детей или рок звездой? А может поваром в дорогом ресторане?
    Сразу хочу сказать, что абсурдность этих предположений мне ясна получше вашего. Я не собираюсь становиться ни кем из выше перечисленных. А кем собираюсь становиться – вам знать не нужно. И я не считаю, что мои проблемы несущественны и незначительны, мол сколько там всего еще будет, какие твои годы. Такие мои годы – мне восемнадцать, а везде какая-то пустая болтовня, смех над абсолютно не смешными вещами и треп ни о чем. И я безумно устала от этой серости, бессмысленности и однообразия.
    В общем, сегодня я решила: да! Звоню!
    Родителям бы это не понравилось. Они, конечно, использовали свои звонки до двадцати пяти, но по действительно важным поводам, а не из-за плохого настроения и чувства собственной никчемности. Но они – это они, а я – это я. У каждого человека своя жизнь, свой путь. И если у кого-то одна стратегия вышла хорошо, это совсем не значит что эта же стратегия хороша для другого.
    Телефон успел стать горячим и мокрым от моих ладоней. Я не сколько раз набирала номер и снова гасила экран, не сделав вызова. Сердце неприятно громко стучало, слюна с трудом проглатывалась, ноги зачем-то барабанили по полу. Звонить надо, это точно. Кто если не она, то есть я, сможет мне помочь?
    А что если никто не возьмет трубку? Что если я там умерла или стала инвалидом? Или же по каким-то причинам я просто не смогу подойти к телефону, а придется томиться от мысли, что там в будущем со мной обязательно случится что-то ужасное.
    Однажды на пьяной вечеринке, о которой я крайне не люблю вспоминать какой-то тридцатилетний ухажер, чтобы произвести на меня впечатление позвонил себе. Вспоминать не люблю, но отчего-то помню его странный крякающий смех, запах семечек, пива и сигарет. Та еще романтика. Он позвонил на неделю вперед, чтобы узнать будет ли болеть его голова после выпитого, и переспим ли мы. Мне стыдно за то, что это казалось забавным. Моя мама закатила бы глаза и сказала, что я полная дура, если общаюсь с людьми, которые так бездарно тратят свои возможности. И это, если бы я рассказала только часть правды. Но ведь он мне никто. Так придурок какой-то посмотреть на его желтые пальцы, мутные глаза и забыть. А в детстве у меня был жук в банке…
    На той стороне никто не брал трубку. Несостоявшийся любовник громко смеялся, не стесняясь своего странного смеха. Потом он сказал, что, наверно, уйдет в запой на всю неделю, а после попытался меня поцеловать. После этого вечера я его никогда не видела. Потому что этой ночью он умер. Я так и не знаю точно от чего, толи виной всему было отравление алкоголем толи чье-то вмешательство со стороны. Последнее, что я помню – это то, что он увязался проводить меня, но решив отлить по дороге замер возле куста нескладного и лохматого, как и он сам. И это последнее воспоминание такое же забавно-неприятное, как и его смех, его пальцы, его запах и его бездарно потраченный звонок. Мама бы сказала, что я не должна общаться с неудачниками, чтобы они мне не говорил, и как бы я им не нравилась, что кстати само по себе тот еще вопрос.
    И я нажала кнопку вызова. Как-то случайно нажала. Мне кажется, мой палец сделал это без моего участие, как нервный тик, дернулся и все. Раздались гудки, я вскочила, зашагала по комнате, зачем-то подошла к зеркалу, потом к окну, потом к стене и легонько похлопала по ней ладонью. Обои были скучными некрасивыми, но привычными.
    - Это «Звонок себе», здравствуйте! Чем могу Вам помочь?
    - Здравствуйте! Я бы хотела позвонить!
    Получилось как-то очень бойко, к тому же я расправила плечи, втянула живот, в общем, школьница на линейке. Только перед глазами не ряды детей, а кремовые завитки на зеленой бумаге. Сомневаюсь, что девушка оператор была на много старше меня, в ее голосе звучало чрезмерное стремление все сделать правильно. Полосочку по линеечке нужно провести обязательно через четыре клеточки и только красной ручкой, если через три и синей, то поля получаются некрасивыми...
    - Могу я узнать Ваш возраст?
    - Да, мне восемнадцать лет.
    - Вы осознаете, что можете совершить звонок только один раз?
    - Да, конечно.
    - Вы осознаете, что вполне вероятно, что Вы в будущем не сможете взять трубку, и звонок будет считаться потраченным.
    - Я осознаю.
    - Сообщаю Вам, что максимальная длительность разговора с собой тридцать минут. Разговор может прерваться по причинам, независящим от работы сотовой компании, например, у Вас в настоящем или у Вас в будущем разрядится телефон.
    - Это понятно.
    - Также оператор не несет ответственность за все сказанное Вами себе в обоих временах. Ваши действия и решения после разговора не поменяют реальности той, которой Вы звоните.
    - Я поняла.
    - Хорошо. Продиктуйте мне ваши паспортные данные, номер карточки звонящего.
     Я продиктовала.
    - Хорошо. Сейчас мы должны провести идентификацию вашей личности по голосу. Вы услышите несколько слов. Повторите каждое после сигнала.
    Я очень боялась, что будут слова вроде «параллелограмм» или «поливинилхлорид», я и так не обладатель лучшей в мире дикции, а тут еще волнение. А если не расслышу? Что тогда? Но мягкий компьютерный голос четко произнес всего лишь три простых слова.
    - Мяч.
    - Мяч.
    - Строение.
    - Строение.
    - Вакцина.
    - Вакцина.
    - Спасибо, - снова заговорила оператор, - идентификация произведена.
    Последние слова она, кстати произнесла с некоторым усилием, видимо та еще говорница. как и я.
    - Себе в каком возрасте Вы хотите позвонить?
    Черт, я думала об этом. Сорок – старая, тридцать пять, тридцать шесть… Может все-таки сорок? Блин, или сорок пять чтоб уж наверняка. А что наверняка? Жизнь состоялась, все четко, просто и понятно. А что если я в сорок как моя мама, такая же строгая и правильная? И много чего я себе расскажу, ага.
    - Тридцать шесть, - сказал мой голос. Сказал четко и звонко, как-то по пионерски и опять же без моего участие. Решение скользнуло где-то в глубине, коснулось сознания легонько как рыбка в воде и очутилось на поверхности. И тут же заметались мысли. Нет, не тридцать шесть, лучше сорок или хотя бы тридцать восемь.
    - У Вас есть пожелания к дате, времени?
    - Нет, не знаю. Главное, чтобы она не спала и подошла к телефону.
    - Этого я Вам не могу гарантировать.
    - Да соединяйте уже!
    - Хорошо, соединяю. Приятной беседы и удачи Вам.
    В трубке раздались гудки. Что-то очень горячее разливалось по грудной клетке. Стало жарко. Сердце никак не могло понять разогнаться и рухнуть в пятку, выпрыгнуть наружу через горло или же упасть камнем в живот. Не известно, какое решение оно бы в итоге приняло, так как вдруг в трубке раздалось…
    - Алло.
    А ведь я не зарядила телефон. Когда я набрала оператора, было около шестидесяти процентов, хватит ли?
    - Алло. – произнесла я. Похожее ощущение, когда звонишь после долгой разлуке маме. Мама, мне так надоело в этом летнем лагере, забери меня домой, пожалуйста.
    - Привет, - ее голос звучал приятно. Мой мозг воспринимал эту женщину чем-то средним между мамой, сестрой и лучшей подругой. Ди-джей судьбы смешал несколько личностей в одну. Вот бы сидеть рядом с ней в летней беседки и есть вишню. Она бы рассказывала что-то интересное. Перед сном мы бы вместе испекли пирог, а потом до утра рассказывали разные истории.
    - Я почему-то так и думала, что ты будешь молчать, когда позвонишь.
    От ее голоса веяло наичистейшей любовью. Для меня она была идеальной. Просто самым совершенным человеком на земле Мне не хватало ее как холодной родниковой воды в невыносимо долгом душном походе.
    - Я просто не знала с кем мне поговорить и решила позвонить тебе, то есть себе. Мне сегодня грустно.
    - Сколько тебе сейчас лет?
    - Мне восемнадцать.
    - Восемнадцать. Боже, я была такая милая в восемнадцать. Ты еще не сделала это жуткое тату?
    - Ээээ… Нет.
    - Не делай.
    - Не буду.
    До звонка в моей голове вертелось куча разных оригинальных вопросов, а сейчас я не могла припомнить ни один из них. И выдала очередь из банальных и предсказуемых.
    - Как ты живешь? Ты замужем? У тебя есть дети? Ты богатая?
    Она шумно выдохнула в трубку, наверняка улыбнулась.
    - Я замужем. У меня сын. Ему сейчас три года.
    - Как его зовут?!
    - Я, пожалуй, не буду этого говорить. Такое чувство, что сказав имя сына, я лишу тебя выбора. Хотя не факт, что твоя судьба будет идентична моей, но пусть некоторые моменты останутся тайной. Богата ли я.. Нет, вовсе нет. Но по сравнению с тобой сейчас скорее да, богата.
    - Я худая? В смысле ты сейчас худая?
    - Ну… Я никогда и не была толстой, разве что когда беременела, да и то… Ты не набираешь лишний вес, нет склонности к полноте.
    - Ты счастлива?
    - Да. Я очень счастлива.
    Я рассмеялась истеричным смехом, переводя взгляд со своих рваных колготок и грязных тапочек на пасмурный мокрый квадрат окна. Я просто глупое неуравновешенное ничтожество. Неужели я заслужу любовь, покой и счастье… А в трубке запела птичка, что-то прокричал детский голос и кажется заиграла музыка.
    - Ох, подожди минутку, обед подгорает.
    Я услышала ее шаги и блаженно заулыбалась. Как будто бы и в моем времени запахло ванилью. Где-то вдали снова послышался детский голосок, я не узнала язык, на котором он говорил. Это было так восхитительно. Ее судьба – большая яркая коробка под новогодней елкой. В ней обязательно лежит что-то волшебное, чудесное и невероятное. И время не засекла. Сколько времени мы разговариваем? Пять минут? Пятнадцать?
    - Я вернулась. Мы разговариваем почти пятнадцать минут.
    - Где ты находишься? Где живешь, я имею ввиду.
    Она помедлила с ответом.
    - Очень далеко.
    Повисла пауза, а потом она снова начала говорит.
    - Скоро в саду созреют апельсины. Я люблю собирать апельсины. Я люблю делать сок из них и варенье. Сад полностью моя территория. Муж им не занимается. А я все свободное время провожу в саду. Еще у меня есть большая терраса. Я люблю завтракать здесь рано утром. Особенно в плохую погоду, когда не видно вершин гор. Сверху их накрывает туман, и солнце перестает светить всему и всем подряд. Воздух чистый свежий, пахнет свободой. В эти моменты мой разум улетает вверх как случайно отпущенный шарик с гелием. Я могу думать, о чем хочу, я чувствую, что могу жить так, как хочу, что все получится, что все получается. Ты знаешь, находиться здесь приятно до мурашек.
    В ее голосе не было неуверенности, не было страха. Она не была никому не нужной. Не было ничего, что я так боялась услышать.
    - Получается что?
    - Все.
    - Послушай, я хочу бросить университет. Как ты считаешь, мне стоит это делать? Мама говорит, что ни в коем случае.
    - Я знаю, что говорит мама. А отцу ты так и не решилась сказать.
    - Ну, так что? Ты закончила универ, нет? Кем ты вообще работаешь?
     Ее очередная пауза была слишком долгой. А после голос зазвучал уставшим и даже обиженным.
    - За всю свою жизнь, я встречала не больше двух-трех человек, чья судьба показалась бы мне если не сложнее моей, то хотя бы такой же. Наша мама права. И папа тоже прав. И ты права.
    - Ну, ты можешь мне сказать ты закончишь универ или нет?
    - Я закончила. У нас осталось меньше пяти минут разговора.
    - Как уже? Ты же мне ничего не рассказала! Родители живы здоровы? Где ты познакомилась с мужем? Чего мне опасаться вообще? Чего ждать?
    Она снова вздохнула. Мне показалось, что нас разъединили. Я хотела позвать ее, но не могла решить, как к ней обратиться – назвать своим именем или как-то типа просто – эй!
    - Наш разговор к сожалению, заканчивается. То, что я сейчас скажу, ты возможно сразу не услышишь, но вспомнишь потом позднее. Быстро ломается и уничтожается, и заболевает, и сгорает. Чтобы чему-то расцвести, вырасти и преобразиться, нужны время, этапность, цикличность. Природа не любит острых углов. Ты всю жизнь встречаешь похожих людей, переживаешь похожие события, все дальше и дальше от некоторой точки. Точки невозврата. И ты тянешься и тянешься вверх. Но ничего у тебя не улучшается ни за год, ни за два, ни за три. Счастья казалось и нет вовсе, но на самом деле ты просто не оставляешь беде шанса. Просто не оставляешь.
    В трубке что-то щелкнло.
    - Ах! У нас осталось несколько секунд! И еще, когда будешь в Норвегии, я тебя умоляю, не ешь…. У тебя страшная аллергия на…. Я потом… всю неделю..
    В трубке захрипело, защелкало, затрещало и наконец смолкло. Мягкий компьютерный голос сообщил, что разговор завершен и пожелал мне удачи.
    Норвегия. Аллергия. У меня нет ни на что аллергии. Довольно бессмысленно все вышло. За окном почти вечер. День прошел впустую. Единственный звонок потрачен. Там почти через двадцать лет я ухаживаю за апельсиновыми деревьями. У меня есть муж и сын. Но до этого момента будет много всякого дерьма, если я правильно поняла. Мысль об этом склонила чашу весов с моим настроением в сторону негатива. Взгляд остановился на скучных зеленых обоях с кремовыми завитками. Остается только ждать это самое дерьмо, зная. что когда-то и оно закончится.
    - Кенарь. У нее в доме стояла клетка с кенарем.
    Ручка входной двери щелкнула. Это кто-то из родителей. Мне нужно срочно решать, что врать и что сказать правдиво. Я не знаю. Не знаю, что мне делать. Пожалуй, подумаю еще немного о большой террасе ранним утром. Еще там будут горы, уходящие в облака. Я буду сидеть должно быть в плетеном кресле, закинув ноги на перила и пить кофе. Утро раннее, сынишка еще спит. Хорошо, прохладно, легко, то ли мысли, то ли сны наяву перед глазами так и мелькают приятные видения. И я счастлива, я свободна. Все абсолютно так, как и должно быть!
    Я сидела на стуле, закрыв глаза, как преступник, который знает, что совершил убийство и сейчас через секунду его дом будут брать штурмом. Ну и ладно. Ну и пусть.
    - Дорогая, ты почему не в университете?

  Время приёма: 12:50 23.07.2017