17:51 07.01.2017
12 января начинается приём работ на Конкурс

13:36 16.04.2016
39-ый конкурс отложен на 3 месяца (в связи с недостаточным количеством рассказов). Приём работ продолжается (до 24 июля).

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №42 (весна 17) Первый тур

  Количество символов: 36399
Конкурс №42 (весна 17) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ae005 Трансильвания


    

    - Ну, просто здорово! - Алла ещё раз посмотрела с крыши на двор. - И как мы теперь отсюда будем спускаться?..
    Все чердаки оказались заперты. Впрочем, ситуация вовсе не критическая: с крыши вниз ведёт обычная пожарная лестница. Другое дело, что слезать по ней - удовольствие ниже среднего - Алла всегда боялась высоты, да и прыгать в конце придётся... Но в нашей ситуации привередничать не приходится.
    - Алл, не хочешь - оставайся здесь! - раздражённо - хотя, как всегда, с улыбкой - бросил Матвей.
    - Ах, вот как?.. - я отвлёкся от их перепалки. Должен же кто-то думать и о деле.
    Всего десять минут назад мы трое сидели у меня дома, в моей родной квартире, на седьмом этаже панельной девятиэтажки. Алла - на диване. Матвей - естественно, за компьютером, он знает своё место. Я - на стуле, за столом, с чашкой кофе в руке. Терпеть не могу варёный кофе - пью только растворимый; но для гостей пришлось приготовить. Они свой допили, а я эту мутную пакость затолкать в себя ещё не сумел.
    А мгновение спустя - мы осознали себя висящими в воздухе. В этом мире на месте моего дома оказалось нечто вроде пятиэтажной хрущёвки - хорошо ещё, что не гаражи какие-нибудь. Так что пролетели мы всего-то пару метров - повезло, можно сказать. Но эта мысль появилась уже позже: в первый момент после падения я обрадовался, что вместе со стулом и столом исчезла и чашка - не хотелось бы опрокинуть на себя это горячее варево.
    Ох, сдаётся мне, пора отсюда выбираться, а то кто-нибудь, увидев нас на крыше, глядишь, ещё и милицию вызовет. Или как тут называются правоохранительные органы?
    Матвей огорчённо покачал своей огненно-рыжей головой и спрятал сотовый. Что ж, во всяком случае, теперь понятно, что этот мир к нашему не настолько близок, чтобы наша электроника могла работать здесь без перенастройки.
    Алла отвернулась от Матвея и, нахмурившись, смотрела на двор внизу. Похоже, обиделась. Я тоже оглядел ближайшие окрестности. Ничего интересного: обычный среднерусский двор, со скамейками, старушками и помойкой в самой середине. По другую сторону - то же самое.
    Тяжко с ними иногда. Тут одного такого отмороженного индивидуалиста, как наш Рыжий, хватило бы для инфаркта любому командиру. А уж про Аллочку, с её ведьминым косоглазием, ай-кью сто пятьдесят и холерическим темпераментом (и восхитительной копной русых волос - она их принципиально не укладывает; ну, разве что в "конский хвост" иногда) - и говорить нечего.
    И чего это именно меня назначили старшим? Вот уж спасибо тебе, шеф... Удружил. Ах, да. Неплохо бы хоть одному члену группы знать историю...
    - Ладно, хватит вам... - Рыжий и Лохматая посмотрели на меня. Уже хорошо. Я продолжил:
    - Итак, ещё раз. Что мы имеем? Инфильтрант заныкал в Текущей реальности Артефакт. Где - неизвестно. Когда - в тысяча девятьсот сорок втором году. Когда Артефакт засекли - два дня назад - тот попытался вызвать Изменение. Причём, как мы весьма наглядно можем наблюдать - в конце концов ему это удалось. Нам надлежит найти Артефакт. Он - ключ к двери назад, в наш мир. И найти его надо в течение примерно семидесяти двух часов. Иначе - Изменение станет необратимым.
    Вернее, тогда новая реальность "растворит" именно нас. Ребята покрепче и продержались бы дольше. Только вот никого лучше нас в сфере досягаемости нет, а системы дальней связи с Изменением даже не вышли из строя, а попросту оказались никогда и не существовавшими. "Обидно, да?"
    Матвей сел прямо на ограждение крыши. Алла осталась стоять.
    - Ну, я ничего не упустил?..
    Алла добавила:
    - Инфильтрант сорок второго года был зарегистрирован в районе Самарской Луки. Поэтому, собственно, нас и держали в курсе дела.
    Ну да. Самарская Лука - одна из крупнейших хроноаномальных зон. Собственно, в нашу задачу, как Помнящих, обычно входило простое наблюдение за ней: ну, там, отмечать изменения ширины или скорости течения Волги, высоты Жигулёвских гор, розы ветров, размещения древних поселений и так далее. С нашим невысоким уровнем подготовки от людей с улицы мы отличаемся только наличием абсолютной памяти. Ну, если вдруг Тип-тяв станет выше на полсотни метров, обычные люди не обратят на это внимания. Для них - "всегда так было". Нас же так просто не обманешь - мы будем "помнить" прежнее состояние реальности (хотя "на самом деле" теперь его уже "не было никогда"). Но этим, по большому счёту, наши возможности и исчерпываются.
    - И теперь мы сами - инфильтранты... - вздохнул Матвей.
    Да уж. Инфильтрантов, к сожалению, нельзя считать "пришельцами из параллельного мира" - сиречь из мира с альтернативной историей-географией. Будь это так - кто бы обращал на них внимание? Но... в том-то и дело, что существует только одна реальность - Текущая. Периодически по её "поверхности" проходят "волны" мелких изменений-флуктуаций, которые мы, в отличие от большинства людей, можем заметить. Их следует игнорировать - это природное явление.
    Но иногда появляются и "люди ниоткуда", пытающиеся вызвать крупномасштабные направленные Изменения, и следов которых в Текущей найти не удаётся. Увы: единственное объяснение их существования заключается в том, что они - "обрывки" прежней реальности, существовавшей до Большого Изменения, "мегаволны". Которая оказалась слишком мощна даже для большинства Помнящих, и нас даже не "растворила", а "с ходу захлестнула". А инфильтранты - это те Помнящие, которые ещё сохранили память о состоянии мира до прохождения мегаволны. Естественно, они пытаются восстановить тот мир, который всю жизнь знали в качестве родного. Причём это самые сильные из Помнящих - Мастера-Привратники или, по меньшей мере, бывшие Следящие, прежде как раз защищавшие свой мир от инфильтрантов.
    Вот только для нас родным является уже другой мир - наш. Так что, волей-неволей, приходится защищать Текущую от пришельцев. Что довольно-таки печально, если задуматься: чем опытнее и сильнее становимся мы сами, тем больше у нас шансов однажды оказаться на их месте. Вот мы и оказались. Причём мы - пока что отнюдь не Привратники, умеющие "открывать Двери" - ну, вызывать Изменения - одним движением мысли...
    Я пожал плечами:
    - Постараемся не повстречаться с местными нашими коллегами. Пока что мы тут никак не засветились, и об этом думать рано.
    Помолчали. Я вздохнул:
    - Ладно, Помнящие. - Как бы помягче выразить распоряжение спускаться? - Э-э-э... Первым делом - разведка. Вижу, Ботанический сад здесь существует. Ну, через час встречаемся там, у входа. Пошли, - я приобнял за плечи обоих своих подчинённых и подтолкнул в сторону лестницы, - время дорого...

    ***

    - Ну, какие новости?.. - мы расположились на скамейке, неподалёку от входа в Ботсад, в тени какого-то таёжного хвойного гиганта, зимой чудом избежавшего топоров и пил охотников за ёлками. Если, конечно, в этой реальности есть такая новогодняя традиция.
    Алла показала газетный лист:
    - Язык - довольно сильно отличается от литературного русского, - в тексте, действительно, попадались "и с точкой", "яти"... - Кажется, близок к южнорусскому диалекту: мягкий знак на конце глаголов настоящего времени третьего лица - вот, "буваеть"... Ну, и украинские элементы есть, - вот, "и с двумя точками". Нас здесь поймут, но за своих вряд ли примут.
    Матвей продемонстрировал свою добычу - рекламный буклет:
    - Город называется Самарск. Население - ровно миллион, чуть меньше, чем у нашей Самары, - на цветастом листке ламинированной бумаги рассказывалось о том, сколько процентов горожан пользуется зубной пастой рекламируемой марки.
    Лохматая добавила:
    - Кроме того, здесь что-то нечисто со странами. По крайней мере, Украина явно намного влиятельнее, чем в Текущей, - она показала другую сторону газетного листа. Там оказалась часть статьи о "резком усилении проукраинских настроений на Ближнем Востоке в связи с..." - окончание заметки отсутствовало.
    - Да-да, - Рыжий указал на ещё одну фразу в буклете: кажется, что-то вроде "Все украинцы завидуют самарянам"...
    - Ребята, - я взял их за руки. В отличие от них, я не поленился зарулить на Автовокзал (это почти по дороге). В этом мире, как и в нашем, там висит красивая такая - из разноцветных лампочек - карта Восточной Европы. - Вы не поняли самого главного. Страна, на территории которой мы сейчас находимся, называется "Украина".
    Тишина... Того и гляди - мёртвые с косами вдоль дороги появятся.
    Матвей сглотнул слюну:
    - Надо найти Интернет-кафе или почту. Инет-то здесь есть?.. - В ответ Алла указала на рекламный щит - что-то о льготном ночном тарифе. И добавила: - И какие-нибудь школьные атласы по истории. И географии.
    Пришлось охладить их пыл:
    - Что, кто-то уже разжился местной валютой? Как она, кстати, называется?.. - Я присмотрелся к буклету... Гривны. И копийки.
    Алла с Матвеем стали лихорадочно шарить по карманам... Увы. Только привычные рубли, как и у меня. Иногда одежда и всё такое прочее трансформируется в соответствии с переходом из одной реальности в другую, но на этот раз нам не повезло.
    - Что делать-то будем, коллеги?..
    Следующие полчаса ушли на обсуждение финансовых вопросов. В конце концов, самое дельное предложение высказал Матюша: дождаться ночи и грабануть ближайший банкомат. Нет, ну, понятно, на войне - как на войне: в конце концов, все банки давно страхуются от ограблений... Но в любом случае, прежде, чем "идти на дело", надо соответствующие инструменты раздобыть... для чего опять-таки нужны деньги.
    Мы с Матвеем внимательно посмотрели на Аллу. Она вздохнула:
    - Эх, что бы вы без меня делали... - и сняла золотые серьги. С изумрудиками, под цвет глаз.
    Мы посмотрели на неё ещё раз. Она опять вздохнула. И сняла цепочку с кулоном.
    - Может, мне в каком-нибудь местном клубе ещё стриптиз станцевать?.. - Алла стала заводиться.
    Хм... Вариант. Интересно было бы посмотреть... Главное, чтобы Рыжий чего-нибудь в этом стиле вслух не ляпнул. Но он, к счастью, выбрал другую тактику:
    - Алл, ну, я тебе лично, когда вернёмся, хоть платиновое всё подарю... - Матвей взял нашу спасительницу за руку. И подарит ведь...
    - Вымогатели... - Алла сняла перстень с изумрудом.
    Хорошо, когда есть друзья. Тем более - друзья-соперники; всегда можно добиться своего.

    ***

    Ох, не создан я, с моим плоскостопием, для дальних пеших прогулок. Давно у меня так ноги не гудели.
    Сначала нам пришлось плюхать "на своих двоих" через весь Самарск к центру города, где, согласно рекламному щиту, находился ломбард (наверняка в городе были и другие подобные заведения, но не спрашивать же дорогу на улице, не зная языка).
    Получив деньги, мы затарились предметами первой необходимости: едой, одеждой из сэконд-хэнда (ночью вполне могло быть холодно) и учебником по истории Украины (вернее, "Украiны") для поступающих в вузы. Стоило уже подумать и о том, где провести ночь.
    Ну, с Рыжим всё ясно: мы расстались с ним у интернет-кафе - что-то вроде "макдональдса", но символика другая, и работает круглосуточно. Наш компьютерный гений выдвинул идею, что Артефакт, собственно, сыграл роль "мины": его поместили где-то именно на тот случай, если остальные попытки изменить реальность в соответствии с намерениями инфильтранта провалятся. Тогда "мина", пролежав пусть даже много лет, в конце концов сработает (тогда, когда об инфильтранте сорок второго года никто и не вспомнит). Время ведь в этом случае не имеет значения: вся временная линия "переключится" на другой вариант целиком, хоть сорок второй год на дворе будет, хоть две тысячи сорок второй.
    Но, вызвав Изменение, что Артефакт должен был делать дальше? Скорее всего - выбросить "поплавок": например, некое сообщение в Инете, что-то вроде инструкции, как его найти. Ведь свою роль он уже выполнил, а лишиться столь ценной штуки инфильтрант (или его наследники) вряд ли захотят.
    Я думал, что Матюша без особого восторга нас оставит вдвоём с Аллой на целую ночь, но... Интернет чужого мира - разве может что-то сравниться с этим? Хорошо, если он о поиске "поплавка" в таких условиях не забудет...
    Что касается нас с Лохматой, то логичнее всего, конечно, было бы просидеть всю ночь в кафе вместе с Матвеем. Но... в городе "растворяющее" влияние Изменения значительно сильнее. Так что лучшее место для ночлега в наших обстоятельствах - какой-нибудь сквер, сад или что-нибудь в этом роде. В общем, "лоно природы".
    Поэтому мы с Аллой добрались до Загородного парка. Здесь он оказался ещё менее ухожен, чем в Текущей - видимо, сказалось меньшее население города. Тем лучше. Свечками мы разжились, так что можно будет, наконец, исследовать учебник с атласами.
    Мы спустились к самой Волге. Аллочка занялась нашим благоустройством, а я, кое-как соорудив из пластиковой бутылки нечто вроде плафона для свечи, погрузился, наконец, в историю этого мира.

    ***

    ...Около уха раздалось деликатное покашливание. Я оторвался от книги. Ой...
    Небо порядком просветлело. Тот берег Волги уже освещён восходящим солнцем, пока невидимым для нас. Лохматая смотрела на меня с каким-то непонятным выражением - нечто среднее между иронией, восхищением и лёгкой досадой.
    Да. Смутно помню, что она вечером успела поужинать (что-то предлагала и мне - но я отказался: не до того было), ночью - поспать, а утром - не только умыться, но, судя по мокрым волосам, и искупаться (вот этого не помню в упор). А ведь купальника у неё с собой нет... Н-да. И я этого не заметил?.. И ещё над Матюшей иронизировал!..
    Алла пробомотала что-то о самоотверженных мужчинах... Боюсь, её мнение обо мне за прошедшие сутки не то, чтобы не улучшилось, но изменилось несколько не в ту сторону, в которую я бы предпочёл.
    - Завтракать будешь? - спросила она с непонятным сочувствием.
    Ладно, это всё лирика. Это потом - сначала надо спасти мир. Так, кажется, положено супергероям?..
    - Привет, - послышалось со стороны. Матвей, как всегда - вовремя, к обеду (в смысле - завтраку). И, похоже, с хорошими вестями.
    "Поплавок" действительно существует. Большая часть времени у Матюши ушла на то, чтобы разобраться в орфографии и грамматике двух местных языков. После этого "на всё про всё" ушло двадцать минут.
    Молодец, Рыжий. Кроме шуток - молодец, языки никогда не были его сильной стороной (кроме языков программирования, конечно). Для него это - нелёгкая задача.

    ***

    "Столица Трансильванни-той. Дымбей пары храмов М. Над самовобцим."
    Мы с Аллой недоумённо смотрели на текст "поплавка", отпечатанный на стандартном листе бумаги для принтера. Лохматая пожевала губу и, в конце концов, заметила:
    - Что-то не больно похоже на местный "украинский".
    Рыжий кивнул:
    - Вот именно. Я же говорю... Это не украинский язык, это - поморский. Похож, как я понимаю, на северные диалекты русского языка Текущей. Или даже на выживший древненовгородский диалект в каком-то варианте… Здесь есть целая такая страна - Поморье.
    Я открыл атлас и показал карту Восточной Европы:
    - Вот здесь. Примерно совпадает с Северо-Западным Федеральным округом Российской Федерации. Столица - Новгород-Невской, на месте нашего Питера.
    Рыжий кивнул:
    - Ага. Только это - официальное название. В Сети многие до сих пор называют его "Ниеншанц".
    Алла нахмурилась:
    - Так называлась крепость на территории будущего Питера, на месте Петропавловки. Кажется, её шведы основали - Пётр её у них отбил...
    Я автоматически поправил:
    - Не шведы, а немцы. По-шведски название звучало бы как "Ниенсканс". И жили там русские... - ладно, неважно это. Я обратился к Матюше: - Как ты умудрился?..
    Рыжий хмыкнул:
    - Да уж, пришлось помучиться. Но, знаешь, всё ж таки не зря я осилил в своё время Книгу Бытия... - Матвей вытащил из пакета, с которым пришёл, ещё несколько листов распечаток. Да, текст, несмотря ни на что, был узнаваем:
    1.1. В зацале спел Бог небо-то и земю-ту.
    1.2. Земя за-та была непозырна и порозня, и тёма перед варгой, и дыс Бога вировалса над вологой.
    1.3. Лекотал за Бог кабы был свет, и спелса свет.
    1.4. И зырил Бог свет-от цо вон баской, и розделил свет ото тёмы.
    1.5. И звал Бог свет-от денем, однако тёму-ту тёном, и спелса вецор и вутро, ето день первой.
    ...
    1:9 Лекотал за взаправду Бог кабы вологи, которы под небом-тем, собиралися на водинной урын, и кабы явилса сусось, и так было спето...
    ...
    1:27 и спел Бог людя по образу Свому, по образу Бога спел во, музыка и бабу спел их.
    1:28 И баскобаял их Бог, и лекотал им Бог: зыруйте и розмногайтеся, и занимайте Земю-ту, и баскуйте ё, и баслыците над балыками-теми морскими и субунками-теми небскими, и над козным зверём, которой двигатса по зыру-тому.
    1:29 Лекотал за Бог: евона Я дал вам козной елань сеючой семё, какой есь на всём материке-том, и козну лесину, котора имат зырку-ту лесинну, сеюцой семё, ето вам бут хлеб-от.
    1:30 однако козному зверю-тому материцному и козной субунке-той небской, и козной гадине-той, котора двигатса по материку-тому, в которой дыхня зывуца, дал Я ивсю ясель еланску кабы зобали, и так было спето.
    1:31 И зырил Бог ивсё, цо Вон спел, однако евона, сыбко баско, и спелса вецор, и вутро, ето день пятой...
    - В общем, по-английски (английский здесь такой же, как у нас) нашёл ссылку на текст Библии на всех известных языках, в том числе - и на поморском. Кое-как разобрался...*
    - Трансильвания? Здесь есть такая страна? - Алла и Матвей ожидающе посмотрели в мою сторону. Ну, меня тоже распирало от желания поделиться открытиями.
    - В общем, так, - я театрально прокашлялся и начал: - Этот мир в своём развитии совпадал с нашим где-то до пятнадцатого-шестнадцатого веков. Но никого, подобного Ивану Грозному, тут не оказалось. Собственно, не было уже Ивана Третьего; вместо него правили какие-то другие великие князья из Рюриковичей, но - без особого блеска. Полагаю, именно существование-несуществование Ивана Великого - и есть "точка бифуркации", в которой разделились наша и местная исторические линии. Хотя, возможно ветвление произошло и раньше. Правда, Золотая Орда тут, в своё время, как и у нас, распалась, но централизованное Русское Царство с центром в Москве так и не сложилось. Вместо него продолжало существовать раздробленное Владимиро-Московское княжество, которое в первой половине шестнадцатого века стало вассалом Литвы, а потом - и Польши. Даже в конце семнадцатого столетия продолжали существовать Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, бывшие, вместе с Крымом, вассалами Османской Империи (которая, таким образом, раскинулась на треть Евразийского континента). Ну, набеги, работорговля и прочие прелести...
    Как и у нас, в конце семнадцатого века султан предпринял последнюю попытку вторгнуться в Европу. На направлении главного удара оказалось объединённое Польско-литовско-русское государство. Вернее, Польско-литовско-украинское: никаких причин отличать юго-запад бывшей Киевской Руси от северо-востока в этом мире не было, вся Русь стала "окраиной" Речи Посполитой. Собственно, у нас, вплоть до возникновения централизованной "Московии", Великороссию на западе тоже называли иногда "Украина Залесская"...
    Алла выразительно кашлянула... Да не отвлекаюсь я!..
    - Так вот. Стамбул пытался спровоцировать восстание православных против Польши... В ответ Краков сместил династию Рюриковичей и назначил в Москву прямого наместника - Василия Голицына. Да-да, того самого, который в Текущей был фаворитом царевны Софьи - тут он, кстати, на Софье Романовой даже женат. Голицын воспользовался данными ему чрезвычайными полномочиями для того, чтобы создать профессиональную дворянскую армию (как он планировал и в Текущей реальности). Но, как и у нас, денег на это в казне явно не хватало. И он тогда привёл в исполнение тот план, который вынашивал и в нашей истории: отменил крепостное право, заставив крестьян платить подати не помещикам, а себе. Возмущение бояр наместник жёстко подавил как силами дворянства, так и подчинёнными польскими частями.
    Пока Кара-Мустафа и Ян Собесский выясняли отношения под Киевом, Голицын совершил глубокий фланговый обход: ему удалось доселе невозможное - то, чего он так и не добился в Текущей. Его войска, поредев наполовину, всё же ворвались в Крым, подорвав базы снабжения турецкой армии.
    Турки были вынуждены отступить. В дальнейшем они отказались от попытки вторжения в Восточную Европу и переключились на Западную. Следующий удар был нанесён по Австрии. В Текущей турки отступили из "нашей" Украины после Чигиринских походов, когда союзная русско-украинская армия под руководством Григория Григорьевича Ромодановского и гетмана Сагайдачного...
    - Ладно, ладно, не отвлекаюсь (вот достала, прям как Маугли из анекдота!)...
    - Так же, как и у нас, осада Вены была снята гусарами Яна Собесского.
    Голицын же, вынудив крымского хана отречься от престола, и воспользовавшись тем, что поляки заняты в Австрии, объявил себя царём. Разумеется, независимым от Польши.
    Ну, дальше всё просто. Речь Посполитая пыталась потрепыхаться, но - слишком уж много сил было потрачено на отражение турок: Василий Первый отстоял независимость. Захватив южные черноземы на сто лет раньше, чем Россия в Текущей, местная "Украина", как стала называться страна, очень быстро наверстала относительное отставание от России нашего мира. За следующие полвека Казань, Астрахань и Сибирь вошли в её состав. Позже Голицын перенёс столицу из Москвы на юг, к Чёрному морю.
    В виде побочного эффекта северная часть Древней Руси - окрестности Новгорода и Поморье - оказались в составе Империи значительно позже, чем в Текущей, где-то в конце восемнадцатого века, как у нас Правобережье Днепра. По сути, Москве пришлось выбирать между северным и южным направлением экспансии; здесь первый удар был нанесён на юг. Так как, согласно общему правилу, для образования новой этнической группы достаточно, чтобы исторические пути народов разделились примерно на сто пятьдесят лет, понятно, что на северо-западе должен был сложиться отдельный восточно-славянский этнос. Некоторые предпосылки к этому были и у нас, но, после перенесения столицы в Санкт-Петербург, ситуация изменилась. Здесь же новой столицей стала Одесса, так что различий между «украинцами» и «русскими» в понимании Текущей тут нет. Зато - появились «поморы». Поморье отбили у Швеции только после её раздела в конце восемнадцатого столетия. Центром региона стал Новгород-Невской, город, находящийся на месте нашего Питера, и, в общих чертах, на него похожий, но значительно меньший по размеру (сейчас по населению не дотягивает и до полутора миллионов). Зато в Одессе тут, наоборот, живут почти пять миллионов человек. Интересно, что у нас Одессу называли "Южной Пальмирой" в противовес "Северной Пальмире" - Санкт-Петербургу...
    - Ладно, ладно, заканчиваю!
    В общем, в дальнейшем Украинская Империя развивалась примерно так же, как и Российская, вплоть до свержения династии Голицыных в начале XX века.
    Я замолчал. Алла вздохнула. И спросила:
    - Ну, и как нам это поможет?..
    - Увы. Ближайшим аналогом исторической области "Трансильвания" здесь, как я понимаю, является... - Матвей посмотрел на карту, - Романия. Столица у неё - Буккураст.
    Алла вздохнула ещё раз:
    - Поправьте меня, если я ошибаюсь, но нам предстоит примерно следующее. В течение двух суток попасть в эту Романию, при этом пересечь государственную границу, попасть в её столицу, без денег, без документов, не зная ни романского языка, ни даже местного "украинского", - она усмехнулась. - Я правильно обрисовала ситуацию?
    Матвей вздохнул:
    - Ну, деньги открывают любые двери...
    Алла перебила его:
    - Но ты представляешь, сколько их нужно, чтобы пройти без документов на борт самолёта? На международный рейс? А потом - пройти мимо местных таможенников...
    Матвей, чувствуется, об этом уже думал:
    - На самолёте - до Львовска. Это - в пределах Украины, не международный рейс, так что на борт можно попасть за достаточно умеренную взятку. А там, через границу с Романией, уже автобусы для челноков ходят. Там всё проще.
    - А деньги... Ну, я предлагаю... - Матвей вынул из пакета, с которым пришёл, четыре пистолета Макарова (по крайней мере, модель была на "Макаров" похожа чрезвычайно). - Пневматика, конечно. Но выглядит - вполне серьёзно. - Придётся идти на "дело". Если у кого-то есть другие предложения, готов выслушать.
    Идея эта восторга явно ни у кого не вызвала, но что делать-то?
    Алла тяжело вздохнула:
    - Не успели мы...
    Да уж. Вообще-то, настоящие Помнящие должны уметь не только воспринимать происходящие изменения реальности, но и, в некотором диапазоне, также и вызывать их. Для настоящего Мастера-Привратника, типа шефа - что может быть проще, чем "открыть Дверь"? Хорошо бы было сейчас найти клад рядом с нашей стоянкой! А ещё лучше бы было просто так нахмуриться-задуматься - и дома оказаться... Вот только на учёбу мы должны были отправиться лишь в конце месяца. И сейчас нет времени экспериментировать самостоятельно. Скорее всего, только привлечём местных борцов с инфильтрантами...
    Я предложил:
    - Ну, уж лучше кража, чем разбой. Проще надо быть. Скажем, в какое-нибудь учреждение, где имеют дело с деньгами, позвонить с сообщением о заложенной бомбе. Покуда будут проверять и, следовательно, на рабочем месте никого не будет, взломать кассу...
    Матвей покачал головой:
    - Нет. Между тем, как персонал уйдёт с рабочих мест и появится милиция, пройдёт слишком мало времени, - Матюша улыбнулся. - Тут нужен глобальный флэшмоб. Скажем, сделать пятьдесят звонков о заминировании. При всём желании сразу все проверить не смогут (а сотрудников, скорее всего, выведут сразу). Времени хватит не только чтобы кассу взломать, но и, если нужно, дверцу сейфа железо-алюминиевым термитом выжечь...
    - Матвей, никто всерьёз не отнесётся к настолько крупномасштабной угрозе... - ответил я... и прикусил язык. Но он поймал мою мысль:
    - Ну, чтобы организовать пару впечатляющих, но вполне безопасных взрывов, наших скромных возможностей вполне хватит...
    Безо всякого удовольствия я обдумывал Матюшино предложение. В принципе, звучало разумно...
    Саркастический голос Аллы вернул нас на землю:
    - Не обижайтесь, ребята, но, когда вы о чём-нибудь говорите на пару - тормоза у вас сносит напрочь. Начали всего лишь с мелкого хулиганства с детскими игрушками, - она кивнула на пневматические пистолеты. - А закончили - обсуждением крупномасштабной террористической атаки...
    Интересно, почему она стала Помнящей? Матюша явно настолько привык жить в виртуальных мирах, что и в существование реального не особо верит. Кажется, так называется одно упражнение из области магии - "видеть, но не верить"... Со мной - всё ясно: я слишком хорошо понимаю случайность хода истории, слишком часто играл в игру "что было бы, если"... А она?.. Неужто дело в наличии здравого смысла?
    В воздухе, неожиданно ставшем каким-то особенно прозрачным, повисла звенящая тишина. Всё окружающее на миг стало призрачным, нереальным... Я вскочил и обернулся к реке. Да, "волна". Довольно сильная, но, в целом, ничего особенного: тополь рядом с нашим лагерем превратился в молодой клён. На том берегу лес стал выше раза в полтора... а горы, наоборот, "усохли". Появилась ярко-жёлтая полоска пляжа. Даже "хрустальный купол" временной аномалии Лукоречья слегка "завибрировал"... Лишь Волга, вечная и стремительная, осталась той же, что и прежде...
    Ха!.. Ты права, Аллочка. Нас действительно понесло не в ту сторону. Я повернулся к Рыжему и Лохматой:
    - Поставьте себя на место инфильтранта. В сорок втором году, вообще-то, война шла. Просто представьте себе, как вы, появившись в Лукоречье, - я кивнул в сторону Самарской Луки, - скорее всего - без денег и документов, может быть, даже не зная языка, совершаете путешествие в Бухарест. Как объясняетесь по дороге со Смершем, Абвером, СД, "Железной Гвардией"... Попутно переходите линию фронта... Исключительно ради того, чтобы просто спрятать Артефакт, хотя вам ничего не мешает сделать это в любом другом месте... Вообще-то, сошёл бы любой крупный город!
    - Что ты хочешь этим сказать? - Алла озадаченно нахмурилась. - Но ведь... - она помахала в воздухе Матвеевой распечаткой.
    Я победно улыбнулся:
    - Так же, как у нас - Россией, здесь "Украиной" раньше называли весь восточнославянский регион. А аналог нашей Великороссии здесь именовали, как я уже говорил...
    - Ё-моё! Ты гений! - глаза Аллы так засверкали, что мне даже стало не жаль, что мы сюда попали, - ну конечно! Украина Залесская! Залесье... Транс-Сильвания!
    Матвей вскочил:
    - Во сколько, интересно, здесь отправляется московский поезд?
    Алла уточнила:
    - Здесь Москва - столица?
    Я ответил:
    - Да, как у нас. Одесса была столицей до революции. А сейчас - Москва.

    ***

    Вписаться на поезд, в отличие от самолёта, можно всегда. Я дремал в кресле зала ожидания, пока Рыжий и Лохматая изучали новоприобретённую карту Москвы...
    - ...Ты чего? - Алла и Матвей встревожено смотрели на меня. Осознав, наконец, кто я и где, сажусь в кресло, в котором прежде спокойно спал, и перевожу дух:
    - Странный сон. Война. Немцы. Катакомбы... - я потряс головой.
    И партизаны в подземелье, месяцами не видящие солнечного света. Каратели... Отравляющие газы... Ночные вылазки... Нетипичный для меня кошмар!
    Сглотнув слюну, я добавил:
    - Надо быстрее заканчивать. Не знаю, как вас, а меня начинает "жать" по-настоящему. Похоже, мне привиделся некий общеизвестный фрагмент истории местного аналога Великой Отечественной, из числа тех, которые здешний житель не может не знать. Как у нас невозможно не иметь представления о блокаде Ленинграда и Сталинградской битве... Судя по ландшафту, что-то вроде героической защиты Одессы...
    Едва я произнёс это, нахлынула новая волна псевдовоспоминаний. Похоже, кадры общеизвестной в этой реальности кинохроники: поле, покрытое сотнями сгоревших танков - наших Т-36 (чего?) и СНК ("Совнарком", что ли?) и немецких "тигров" и "T-XI" (А это ещё что за новости?); гриб ядерного взрыва над Дувром; красное знамя над Рейхстагом (всё как у нас, но здание Рейхстага почти не пострадало...). Да, нашего "растворения" осталось ждать недолго.
    ...Алла отошла к газетному ларьку. Матвей задремал.
    С "храмами М." - более-менее понятно. Единственное здравое предположение, которое у нас родилось - это что М. - Мельпомена. То есть, что речь идёт о театрах. Но этих "храмов" в Москве, к сожалению, "воз и маленькая тележка". Между какими именно театрами расположен тайник? Артефакт мы, конечно, почувствуем... с расстояния метров десяти-пятнадцати. А вариантов расположения получается несколько сотен... Чёрт, что же означает "над всеобщим"?.. "Всеобщий" - "общественный"? "Народный"? А что, в Москве есть такие? И, если да, то что им соответствует здесь?
    Очередь Аллы, наконец, подошла... когда она вдруг решительно отошла от лотка и двинулась в нашу сторону.
    - Что с ней?.. - Матвей открыл глаза.
    Лохматая, сардонически улыбаясь, села на подлокотник моего кресла и обняла меня за плечи. В других обстоятельствах я бы не стал возражать, но тут у меня появилось весьма нехорошее предчувствие. Аллочка произнесла обольстительным голосом:
    - А "скажи мне, Ворон-птица", в Текущей реальности... где была столица Трансильвании - то есть СССР?.. В Москве?..
    - Ну...
    - А не напомнишь ли ты мне, где находилась столица СССР конкретно в тысяча девятьсот сорок втором году от Рождества Христова?.. - она завораживающе похлопала ресницами.
    Так, наверное, чувствовал себя Жак Паганель, когда капитан Грант напомнил ему о двойном названии того злополучного острова... Чёрт!!! Ну, естественно!.. Не было у инфильтранта ни возможности, ни желания переться ни в Бухарест, ни в Москву... Из Лукоречья он добрался до ближайшего крупного города - Самары, где и спрятал Артефакт. Самара, она же - Куйбышев, и была столицей Советского Союза ("Трансильванни-той") с сорок первого по сорок третий год!!!
    - Историк... - сказал бы майор Мак-Наббс...

    ***

    Когда им надоело надо мной издеваться, мы занялись обсуждением плана дальнейших действий. Алла взяла инициативу на себя.
    - Так. Сколько у нас в городе театров?
    - Да немало. Самое главное, я понятия не имею, сколько их было в сорок втором. А кинотеатры учитывать? - я всё никак не мог придти в себя.
    Алла вздохнула:
    - Надо учитывать. Но не всё так сложно. Инфильтрант наверняка должен был выбрать те объекты, которые одинаковы для Текущей и этого мира. Просто найдём информацию о культурной жизни военного времени... Эй, Матвей, ты чего?..
    На губах нашего друга заиграла знакомая улыбка.
    - Нет, народ, я, конечно, понимаю, что у меня, из всех присутствующих, ай-кью самый низкий, и вообще я в истории не особенно соображаю... - он иронично посмотрел на меня, - но что-то тормозите вы сегодня со страшной силой. Основные театры Самары, хоть в войну, хоть сейчас, хорошо известны. Это Оперный и Драм. Между ними же, в аккурат, находится здание, тогда принадлежавшее Институту Культуры, а сейчас... родному нашему Университету, правда же?
    Мы действительно закончили один и тот же ВУЗ, хотя и разные факультеты; раньше, во время учёбы, что интересно, почти не общались...
    Алла пожала плечами:
    - Ну и что?..
    Рыжий продолжил:
    - А под зданием... Помните, что находится?..
    Помним. Одна из городских достопримечательностей. Бункер генералиссимуса Сталина, построенный для него на случай неблагоприятного течения войны. "Генералиссимус" вполне можно перевести с латыни как "всеобщий"...
    Алла облизнула губы. Яростно улыбнулась. И сказала:
    - Всю жизнь мечтала...

    ***

    Я пинком распахнул дверь и ворвался в здание, так похожее на нашу "alma mater", в чёрной маске, с двумя игрушечными пистолетами наперевес. Судя по открывшимся ртам местных обитателей (в этой реальности тут какая-то контора), впечатление я произвёл серьёзное. Рыжий и Лохматая вошли следом. Они тоже выглядели что надо, особенно Аллочка, с пистолетом в одной руке и тридцатисантиметровым ножом - в другой (она бы его ещё в зубы взяла...). Уложив на пол вахтёра и двух встреченных клерков, мы прошли на площадку между первым и вторым этажом. Я уже чувствовал, откуда исходит "излучение" Артефакта.
    Да, здесь, под штукатуркой, вместо кирпича... Алла ударила в стену купленным на последние деньги кастетом... Вот он, коричневый брусок. Но не кирпич, а... книга. Осторожно беру её в руки... и понимаю, что... что-то не так.
    Сзади раздалось вежливое покашливание. Мы развернулись, и...
    Перед нами стояла она. Наш ректор, Мария Вениаминовна. Которую мы, все трое, оч-чень хорошо помнили со времён обучения. Да и она нас вряд ли забыла за прошедшие пять лет.
    - Ой. Здравствуйте, - с перепугу пропищала Алла, стянув с головы маску. Мгновением позже мы последовали её примеру. Хорошо ещё, что пистолеты успели спрятать.
    Мы улыбнулись ничего не понимающей ректорше... и позорно бежали с поля боя, унося с собой бесценный Артефакт.
    Вниз по лестнице... Через дверь на улицу... Направо до поворота, и вниз к Драмтеатру...
    - Стойте, что ли, - я указал на рекламный щит: "Лучшие цены в Самаре". - Мы дома...

    ***

    Несколько минут мы просто сидели на бордюре и созерцали знаменитый волжский закат.
    Наконец, я открыл Артефакт-книгу, уже догадываясь, что там найду. Все развороты, кроме одного, оказались склеены - не ошибёшься... Поперёк обеих страниц, красным фломастером, написано одно лишь слово: "ЗАЧЁТ". И - роспись шефа. Любит он театральщину... Похоже, конца месяца ждать не нужно: наше обучение уже началось...
    - Чёрт! - Алла со злостью отбросила маску.
    Я пожал плечами:
    - Да ладно тебе... Радуйся, что не "неуд".
    Мне приходило в голову, что всё это может быть проверкой или экзаменом. Тревожить соратников по этому поводу смысла не было: всё равно искать Артефакт пришлось бы - подстава это или нет. А то, они у меня - ребятки нежные, искренние... максималисты... Для них всё должно быть всерьёз.
    Я встал на ноги... что-то звякнуло. Ах да, пистолет...
    Ой. Ну, знаю, бывают иногда такие фокусы - при переходе из одной реальности в другую. Вселенная, говорят, чувствует "дух" любого объекта, а не "букву"... Оружие оказалось настоящим. "Макаров" с полным боекомплектом и спиленными номерами...

    ***

    А Аллочкины украшения мы, между прочим, выкупили... Они оказались заложены в ломбарде на Куйбышевской... Даже квитанция подошла...
    _______________________________________________________________
    * "Поморский язык" – это примерно на 80% «сибирский язык» (взят с сайта http://www.volgota.org/), частично преобразованный в соответствии с древненовгородской фонетикой.