17:51 07.01.2017
12 января начинается приём работ на Конкурс

13:36 16.04.2016
39-ый конкурс отложен на 3 месяца (в связи с недостаточным количеством рассказов). Приём работ продолжается (до 24 июля).

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №42 (весна 17) Первый тур

  Количество символов: 38438
Конкурс №42 (весна 17) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ae003 Подвиг героя


    

    Полуденное солнце ярко светило с безоблачного неба, предвещая хорошую погоду. Ветер туго надувал паруса, так что гребцам редко приходилось браться за вёсла. На горизонте уже просматривались очертания берега. Скоро станут видны величественные здания и мачты судов, теснящихся в порту.
    Вокруг царило веселье. Все радовались и возносили хвалу богам, благодаря их за удачное путешествие. Ещё немного – и корабль найдёт приют в безопасной гавани. Местные жители вновь увидят родных и близких, а чужестранцы будут восхищаться чудесами, открывающимися на каждом шагу.
    Ведь это – Крит! Могучая держава, которой никто не рискнёт бросить вызов. Средоточие власти и богатства. Обиталище гордого царя Миноса и его прекрасной дочери Ариадны... И Минотавра.
    Тесей поднялся на ноги и прогулялся взад-вперёд по качающейся палубе. Да, путешествовать по морю – совсем не то, что по суше. Поначалу было непривычно, даже страшно, однако вскоре юноша приноровился и начал получать удовольствие от неторопливого скольжения между царствами Посейдона и Эола. Так и должно быть – хоть Тесей и родился далеко от Афин, по крови и духу он принадлежит к его обитателям, прославленным мореплавателям. Он спокойно переносил затянувшийся штиль и не терял самообладания в непогоду.
    Но чем дальше, тем неспокойнее становилось у юноши на душе. Тесей одновременно радовался и страшился, думая о том, что ждёт его в конце пути. Ветер трепал его волосы, солнце щедро дарило свет и тепло, но им не удавалось рассеять тревогу.
    Юноша всё время ощущал устремлённые на него взгляды – кто-то глядел с сочувствием, кто-то с любопытством, а кое-кто и с насмешкой. Все знали, кто он такой. Многие, не имея других занятий, обстоятельно обсуждали историю его жизни – и сходились на том, что вскоре она завершится. Каким бы прославленным героем ни был Тесей, ему не одолеть ужасное чудовище.
    Когда сын Миноса Андрогей был убит в Афинах, критский царь обложил афинян унизительной данью: каждый год они отправляли на Крит семерых юношей из достойных семейств. Их отправляли на верную смерть в жилище Минотавра, Лабиринт – подземелье со множеством запутанных проходов. Ужасный монстр, помесь человека и быка, охотился на узников и пожирал их одного за другим. Никому ещё не удавалось победить его в схватке – или хотя бы выбраться живым из Лабиринта.
    Удастся ли это Тесею?
    Этот вопрос интересовал всех (и прежде всего, разумеется, самого Тесея). Он и сам сомневался в успешном исходе. Справится ли он? Не переоценил ли свои силы? Но, отправляясь в путешествие, юноша чувствовал, что просто не в силах поступить иначе.
    – Я – будущий царь Афин, – заявил он посланнику Миноса. – Но я не могу править государством, которое подвергается такому унижению. Не могу год за годом обрекать на смерть своих подданных. Возьми на Крит меня – один сын царя стоит семерых обычных юношей. Или я погибну, сразившись с Минотавром, или одолею его и прекращу эти жертвоприношения.
    Посланник согласился – очевидно, решив, что смерть единственного сына и наследника Эгея, правителя Афин, станет тяжелейшим ударом для города. А победить ему не удастся. И не таких съедали.
    Вот и порт – многочисленные корабли со всех концов света выстроились вдоль каменного причала. За ними гордо высятся строения из дорогого мрамора – критяне умеют производить впечатление на чужеземцев. Величественно выглядит и царский дворец. Под которым скрыт Лабиринт...
    Матросы спустили сходни. Выждав, пока схлынет поток людей, спешащих на твёрдую землю, Тесей неторопливо сошёл на берег. Пускай он лишь пленник, приговоренный к смерти, но здесь он представляет Афины и должен держаться с достоинством.
    Солдат, которые присматривали за Тесеем, явно раздражало его спокойствие и невозмутимость. Это побуждало Тесея вести себя ещё спокойнее и невозмутимее, чем обычно.
    – Неплохой у вас городишко, – снисходительно бросил он, осмотревшись по сторонам.
    Солдаты нахмурились, кто-то скрипнул зубами. Однако начинать ссору с дерзким смельчаком они не стали – царский сын, как-никак. И молча повели его вверх по улице, сквозь расступившуюся толпу. Слух о необычном госте уже разнёсся повсюду. Со всех сторон люди спешили в порт, чтобы увидеть знаменитого героя.
    Тесей сдержанно улыбался и кивал, будто прибыл сюда в поисках развлечений, не зная никаких забот. Он заметил, что обращённые к нему лица нередко выражают не жадное любопытство, а искреннее сочувствие. Может, Минотавр пугает и самих критян? Хорошо бы. Тогда победа Тесея не разозлит местных жителей, а обрадует. Ему это на руку...
    Вдалеке, в конце просторной улицы, показался дворец.
     
    Восседающий на троне царь Минос выглядел очень внушительно. Неподвижный, как изваяние, он холодно взирал на Тесея сверху вниз. На учтивое приветствие юноши Минос не ответил, продолжая рассматривать его непроницаемыми тёмными глазами. Ничуть не смутившись, Тесей выпрямился и расправил плечи. Как-никак, в его жилах течёт кровь царей, и даже с правителем знаменитого Крита он может держаться на равных.
    – Так значит, ты вообразил, что один стоишь семерых? И что способен победить Минотавра? – нарушил молчание Минос, неприятно усмехнувшись. – Воистину, ты сын Афин – дерзкий и самонадеянный.
    – Что ж, если я ошибаюсь, то понесу достойное наказание, – спокойно ответил Тесей. Судя по лицам царя и столпившихся у трона приближённых, эти слова им понравились.
    И только стоящая поодаль девушка смотрела на Тесея со страхом и надеждой...
    – Но если я одержу победу, – продолжал юноша, – ты перестанешь взимать дань с Афин. За гибель твоего сына мы уже заплатили сполна.
    Минос нахмурился, но всё же кивнул. Наверняка дерзкий юнец погибнет в Лабиринте, так почему бы напоследок не проявить великодушие?
    – А ещё, – продолжал Тесей, – ты отдашь мне в жёны одну из своих красавиц-дочерей.
    Придворные начали изумлённо переглядываться. Такого никто не ожидал.
    – Вот как? – Минос грозно сдвинул брови. – Может, тебе ещё и остров мой подарить в придачу?
    Внутренне юноша весь напрягся, как перед битвой, но постарался сделать так, чтобы его голос звучал по-прежнему, ровно и чуть небрежно.
    – О повелитель, должен же я получить за свои старания хоть что-то, кроме дохлого чудища, от которого никакого толку. Мне будет легче сражаться, помня о щедром вознаграждении. В любом случае, ты же не веришь, что мне удастся победить, не так ли? Или... – Тесей сделал паузу, – этот твой Минотавр не так уж и страшен?
    Минос глубоко вздохнул, молча сверля юношу взглядом. Несколько мгновений, растянувшихся в часы, Тесею казалось, что оскорблённый царь вот-вот прикажет казнить наглеца немедленно, без всяких ритуалов. Однако Минос вскоре овладел собой.
    – Хорошо. Да будет так.
    Тесей увидел, как лицо девушки, неотрывно смотревшей на него, озарилось радостью, но тут же вновь стало печальным. Он низко поклонился.
    – Благодарю тебя, повелитель, за несравненную щедрость.
    – Легко быть щедрым, раздавая обещания, которые не придётся выполнять, – Минос снова усмехнулся, ещё неприятнее, чем прежде. – Пускай воспоминания о красоте моих дочерей утешают тебя... до встречи с Минотавром. Надеюсь, первым делом он вырвет твой дерзкий язык. Или ещё кое-что, без чего жениться нет резона.
    Придворные, все как один, громко засмеялись.
    – Но до тех пор к тебе будут относиться с уважением, – откинувшись назад, Минос небрежно взмахнул рукой. – Ешь, пей и развлекайся – я прослежу, чтобы ты ни в чём не испытывал недостатка. Весь этот день и всю следующую ночь ты будешь моим почётным гостем. Ну а наутро – ты отправишься в гости к Минотавру и вкусишь его щедрот. Впрочем, скорее, это он будет вкушать... Можешь идти, сын Эгея!
    Поймав взгляд девушки, Тесей едва заметно подмигнул ей. Затем, поклонившись, направился к выходу, слыша за спиной перешёптывания и смешки. Перед его глазами стоял образ той единственной, так переживавшей за него.
    Ариадна...
    Тесею хотелось подбежать к ней, выкрикнуть её имя, обнять её... Но он не мог.
    Никто не знал, что они знакомы. И не должен был знать.
    Впервые Тесей встретил Ариадну ещё год назад, когда девушка покинула Крит, чтобы принять участие в грандиозном празднестве, посвящённом богине Артемиде. Молодые люди сразу полюбили друг друга – как будто сами боги покровительствовали их союзу. Впрочем, устранять препятствия, мешающие влюблённым быть вместе, боги не спешили. Несомненно, Минос не согласился бы выдать свою дочь за Тесея – и когда юноша выглядел безродным скитальцем, и когда его признал родным сыном Эгей, правитель ненавистных Миносу Афин.
    Вот почему им приходилось встречаться тайно. Об этом знали лишь самые верные и преданные слуги Ариадны. Они старались изо всех сил, чтобы дать юноше и девушке возможность побыть наедине. Но что поделать – у дочери царя не так уж много свободного времени, она постоянно на виду. А когда Ариадна вернулась на Крит, о дальнейших встречах не могло быть и речи.
    И хотя Тесей решил сразиться с Минотавром ради блага государства, любовь к Ариадне сыграла здесь не последнюю роль. Только так он мог добиться своего законным путём. Вот и первая удача – Минос дал согласие на брак. Пусть это и прозвучало как шутка, но царь говорил при свидетелях, и после победы он не сможет нарушить своё слово. Гордость не позволит Миносу покрыть себя бесчестием. Да и героям отказывать не принято.
    Теперь дело за малым – победить жуткое чудовище, слывущее непобедимым.
    Тесей искупался в роскошно отделанном бассейне, с аппетитом пообедал, немного пофлиртовал с хорошенькими служанками – словом, делал всё, что полагается герою перед битвой. А сам с нетерпением ждал, пока кто-нибудь из слуг не подаст условный знак.
    И вот он, долгожданный миг: виночерпий, склоняя амфору над опустевшим кубком, дважды коснулся локтём плеча юноши – незаметно для окружающих, но достаточно сильно, чтобы это не казалось случайностью. Тесей продолжал разговор, будто ничего не случилось.
    Но когда поздно вечером, в роскошной спальне, вытиравшая пыль служанка молча поманила его за собой и направилась к двери, юноше показалось, что на его ногах, как у Гермеса, выросли крылья.
     
    Полутёмная комнатушка казалась заброшенной; окно оплетали побеги вьющихся растений, старая мебель пылилась у стен. Но двое молодых людей не обращали на это внимания. Им приходилось встречаться в гораздо худших местах. Увидев друг друга, они сразу обнялись и долго-долго стояли молча, наслаждаясь одним только присутствием любимого человека.
    Наконец Ариадна слегка отстранилась и подняла голову.
    – Ты всё-таки пришёл.
    – Я не мог иначе, – юноша нежно поцеловал её. – Не мог выносить разлуку.
    – Но уже совсем скоро, утром...
    Усмехнувшись, Тесей медленно развёл и согнул руки, показывая игру великолепных мышц.
    – Да уж, придётся потрудиться. Но что поделать – раз надо, значит надо. Пора положить конец унижению Афин. И обрадовать твоего отца – пусть гордится тем, что его зятем станет настоящий герой.
    – Но говорят, что Минотавр непобедим, – тихо сказала Ариадна.
    Тесей небрежно пожал плечами.
    – Люди всякое болтают. Вот послушай: на пути из Троисена в Афины я однажды остановился на ночлег в доме простого земледельца. Хозяин был так учтив, что предложил мне не только кров и пищу, но и свою кровать, единственную в доме. Я вежливо отказался, поскольку заметил, что мне, с моим ростом, она будет коротка. На это хозяин заметил, что для него она, наоборот, чересчур длинна. Я провёл ночь на полу, что ничуть меня не затруднило, и наутро мы расстались лучшими друзьями. Некоторое время спустя, уже в Афинах, я упомянул про этот случай в одном диспуте на философские темы – уже и не помню, о чём тогда шла речь. Так вот, представь себе: теперь люди сочинили легенду, будто бы я встретил по дороге злого разбойника по имени Прокруст, который укладывал путников на своё ложе, и тем, кому оно было велико, вытягивал ноги, а кому было коротко – отрубал. Разумеется, я его победил и в очередной раз увенчал себя славой. А я-то и не догадывался об этом своём подвиге!
    Попытка развеселить девушку не удалась; Ариадна оставалась печальной и молчаливой.
    – Наверняка и в легендах о Минотавре большая часть – такие же досужие вымыслы, – уверенно произнёс Тесей. – Людям лишь бы языки почесать.
    Ариадна покачала головой.
    – Сразиться с ним пробовали и пленники, которым нечего было терять, и герои, жаждущие славы... Никто не вернулся из Лабиринта. Никто.
    Наверняка она понимала, что отговаривать Тесея бесполезно. Всё бросить и трусливо бежать с острова – об этом не могло быть и речи. Скоро его поглотит тьма Лабиринта, а она будет ждать здесь, одинокая, бессильная ему помочь...
    – Твоя любовь последует за мной повсюду, – Тесей ласково обнял девушку за изящные плечи. – Она осветит мне путь сквозь Лабиринт.
    – Я не устану верить и молиться, – Ариадна склонила голову ему на грудь. – Возвращайся. Пообещай мне, что вернёшься.
    – Обещаю...
     
    По мере продвижения вниз роскошь царского дворца таяла, в конце концов исчезая без следа. Оставались позади прекрасные ковры и лёгкие занавеси, тщательно обработанный мрамор сменялся грубым серым камнем. За очередным поворотом окончательно стихла доносившаяся издали музыка – теперь в давящей тишине отчётливо раздавались звуки шагов и тяжёлое дыхание. Переходы сужались и искривлялись, будто идущих уже проглотило гигантское чудище.
    Сопровождающие Тесея стражники пытались казаться невозмутимыми, но юноша видел, как напряжены их тела, как крепко руки сжимают оружие. Похоже, они в самом деле боятся Минотавра. Плохой признак.
    Может, стоит поговорить с ними – вдруг скажут что-то дельное? Хотя нет: стражники вряд ли ощущают симпатию к дерзкому чужеземцу и могут такого насоветовать... Лучше всё выяснить самому.
    Осклизлые ступени вывели в длинный коридор. В дальнем конце виднелась массивная дверь. Потемневшее от времени дерево, окованное бронзой, казалось несокрушимым.
    – А как я дам о себе знать, когда убью Минотавра? – поинтересовался Тесей. – Вы хоть подождите у двери, не уходите далеко.
    Старший из стражников мрачно ухмыльнулся.
    – Нет уж, нам здесь неуютно. Да ты не волнуйся, тебе отсюда не выбраться. Сгинешь, как и остальные.
    Продолжая ухмыляться, он подошёл к двери и начал отодвигать тяжёлые засовы.
    Кто-то сзади тронул юношу за плечо. Обернувшись, Тесей увидел, что другой стражник протягивает ему шлем и меч.
    Однако. Неужели они до такой степени уверены в неуязвимости Минотавра? Что ж, посмотрим.
    Тесей надел шлем и несколько раз взмахнул мечом. На вид всё надёжное, без подвоха.
    Стражник вручил ему зажжённый факел. Жаль, что только один. Очевидно, Лабиринт никак не освещён. Что делать, когда факел догорит? Если Минотавр – наполовину животное, он может искать свои жертвы по запаху, а как быть Тесею?
    Дверь распахнулась. Из тёмного проёма на людей повеяло прохладой и каким-то неприятным, затхлым запахом. Стражники нацелили туда мечи и копья, но среди мрака не было заметно никакого движения.
    Наверное, даже Минотавру не под силу одолеть десяток вооружённых воинов. Значит, Тесею нужно сражаться за десятерых. Всего и делов.
    – Ну, не скучайте тут без меня, – бросил Тесей, направляясь к проходу.
    Начальник стражи выругался и процедил сквозь зубы что-то обидное, но юноша уже не прислушивался к тому, что доносилось сзади. Он сосредоточил всё внимание на тьме за дверью. А вдруг Минотавр додумается устроить засаду как раз у самого входа?
    Тесей переступил массивный каменный порог. Вот и Лабиринт. На первый взгляд – ничего особенного: такой же облицованный камнем проход, как и тот, где остались стражники.
    За спиной юноши заскрипела дверь, лязгнули засовы.
    Коридор плавно сворачивал вправо. Тесей старался шагать как можно тише, напряжённо вслушиваясь в лежащий впереди мрак. Пока что вокруг царила давящая тишина.
    Интересный вопрос, на который не дают ответ легенды: у Минотавра ноги как у людей, или всё же копыта? Во втором случае его приближение будет слышно издалека. Хотя вряд ли Тесею так повезёт...
    Может, лучше не удаляться от выхода? Найти укромное местечко, засесть в засаде... Но как скоро здесь появится Минотавр? Что если факел к тому времени догорит? А ведь он может послужить оружием – глаза чудовища не привыкли к свету, так что огонь наверняка ослепит его. Нет, лучше идти вперёд.
    Боковые проходы так и не встретились, но коридор внезапно закончился развилкой. Куда идти – направо или налево? Не обнаружив на стенах или полу никаких меток, Тесей наконец выбрал левый проход. Ему показалось, что этот путь скорее приведёт к центру Лабиринта. Вполне возможно, Минотавр ждёт его именно там, рассчитывая, что жертва ослабеет от долгих блужданий. Если, конечно, этот полузверь способен рассуждать и строить планы.
    Тёмный провал слева – проход, ведущий неизвестно куда. Затем ещё один, справа. На всякий случай Тесей решил не обращать на них внимания, придерживаясь основного коридора. Но вскоре он опять разделился: один проход слегка отклонялся влево, другой круто сворачивал вправо. Да, строитель Лабиринта постарался на совесть.
    Поначалу Тесей пытался придерживаться избранного направления, но вскоре понял, что это ему не удаётся. Проходы то и дело изгибались – одни больше, другие меньше – и это изрядно сбивало с толку. Свет факела позволял разглядеть лишь небольшой участок коридора, не давая возможности оценить, насколько весь проход отклоняется от прямой линии. Кроме того, время от времени встречались развилки, заставляя делать выбор наугад. Несколько раз Тесей сворачивал в боковые проходы, однако видел там всё то же. Он уже не понимал, где основные коридоры, а где ответвления. Куда бы он ни пошёл, его окружали каменные стены и заполненные темнотой провалы. В самом деле, жизненно важно найти Минотавра до того, как погаснет факел.
    Прошло достаточно много времени. Тесей уже не представлял, в каком направлении движется – он бы не удивился, узнав, что незаметно сделал круг и вернулся к выходу. Кроме того, он понятия не имел о размерах Лабиринта. И всё же что-то подсказывало ему, что цель близка и опасность совсем рядом.
    Тесей продрог. Лёгкая туника и сандалии не защищали от промозглой сырости подземелья. Впрочем, пока что это ему на руку – холод, в отличие от жары, побуждает двигаться, действовать, подгоняет вперёд. Тесей то и дело оборачивался и взмахивал мечом, опасаясь нападения со спины. Непроглядная тьма отвечала ему насмешливым молчанием.
    Очередной проход, изогнувшись, закончился тупиком. Юноша тут же повернул назад. У входа он нацарапал отметину на стене кончиком меча. Тесей делал это у каждой развилки и ответвления, но пока что ни разу не встречал оставленную прежде отметку – это ясно говорило о том, насколько обширен Лабиринт.
    Ещё одна развилка, ещё один тёмный провал в стене...
    Сзади послышался какой-то шорох. Тесей продолжал шагать вперёд, как будто ничего не заметил, но его рука крепче сжала меч, а всё внимание сосредоточилось на том, что находилось за спиной. Не стоит показывать противнику, что его планы раскрыты; лучше до последнего притворяться беспечным простаком. Это правило не раз спасало Тесею жизнь во время нелёгкого странствия в Афины.
    Отдалённый шум больше не повторился. Может, ему послышалось? Или... Стараясь ступать как можно тише, юноша направился назад, к боковому проходу.
    На первый взгляд он ничем не отличался от всех прочих. Но, свернув туда, Тесей ощутил едва заметное колебание воздуха. И тут же юношу охватило ощущение близкой опасности. С каждым шагом оно всё возрастало. Тесей по-прежнему не замечал подозрительные звуки или запахи, но на всякий случай весь подобрался, готовясь к появлению врага.
    Плавно изогнувшись влево, коридор неожиданно закончился, открываясь в пустое пространство. Тесей сделал несколько шагов и сразу понял, что это не очередной проход – теперь, впервые за всё время блужданий в Лабиринте, свет факела не мог достичь потолка. Не удалось разглядеть и противоположную стену. Отойдя ещё дальше, Тесей почти потерял из виду проход, ведущий в помещение, но так и не смог оценить его размеры.
    Что-то возникло сбоку, на самой границе светового круга. Юноша резко развернулся, оказавшись лицом к лицу с высокой чёрной фигурой.
    В то же мгновение она бросилась на него.
    Казалось, время замедлилось, стало тягучим, как смола. Сознание выхватывало из увиденного отдельные фрагменты – массивную рогатую голову, пылающие алым глаза, широкие плечи... И блеск металла в правой руке.
    Тесей отбил мощный удар и сразу отскочил назад, увеличивая дистанцию. Нужно оценить противника, прежде чем вступать в настоящий бой. Противник, по-видимому, был иного мнения. Он бросился вперёд, угрожающе рыча, и от этого звука у юноши сжалось сердце. Легенды не лгали – перед ним не человек.
    Тесею не раз встречались наводящие ужас противники. Но за всю свою жизнь в жестоком, полном насилия мире он никогда ещё не был так близок к потере самообладания. Однако закалённая в сражениях воля и на этот раз взяла верх над слепым животным страхом. Окончательно преодолеть панику юноше помогла разумная мысль: если Минотавру нужно оружие для схватки с одним-единственным человеком – значит, его силы не так уж и велики.
    Тесей отступил ещё дальше, выставив факел перед собой. Минотавр неудержимо надвигался, взрыкивая и пофыркивая. Он явно не боялся ни пламени, ни меча. И владеть оружием он умел. Мощные, размашистые удары могли разрубить Тесея пополам, но при этом наносились так быстро, что юноша еле успевал их парировать.
    Как оказалось, ноги у Минотавра совсем как у людей. А вот всё остальное... Могучий торс бугрился неестественно развитыми мышцами, особенно грудь и плечи, но сохранял человеческие очертания. Зато грубая тёмная кожа, кое-где поросшая жёсткой щетиной, выглядела совсем по-звериному. Ну а голова – и вправду бычья. Тесей отметил, что в ближнем бою надо опасаться острых рогов.
    Минотавр непрерывно атаковал. Улучив момент, Тесей сделал несколько выпадов, но тщетно – чудовище отбило их, не прекращая натиск. Оставалось уйти в глухую оборону, надеясь, что рано или поздно враг сделает ошибку...
    Впрочем, излишняя вера в свои силы – уже ошибка.
    Движения юноши замедлились. Несколько раз кончик меча чиркал его по плечам и груди. Ноздри Минотавра раздулись, он вскинул голову и победно заревел, учуяв запах крови.
    Отступая, Тесей споткнулся – раз, другой... Сверху обрушился мощный удар – юноша отбил его, но при этом упал на колени, чуть не выронив меч. Издав торжествующий рёв, Минотавр широко размахнулся, явно намереваясь снести противнику голову одним красивым ударом.
    Именно этого момента Тесей и ждал, искусно имитируя слабость.
    Вместо того чтобы отступать или защищаться, он стремительно атаковал, делая выпад снизу вверх. Даже заметив опасность вовремя, Минотавр не успел бы прикрыться. Лезвие скользнуло по прочной шкуре, но всё же вонзилось в плоть.
    Ужасающий вой разнёсся по Лабиринту. Казалось, от этого звука вот-вот рухнут стены и обвалится потолок. Минотавр отскочил, но недостаточно быстро – рванувшись вперёд, Тесей взмахнул мечом. Удар рассёк предплечье руки, державшей оружие.
    Теперь уже Минотавр пятился, думая только о защите. Он громогласно ревел, но в этих звуках помимо ярости явственно слышался страх. Из раны на животе струилась кровь, оставляя заметный след на полу. Тесей наносил удар за ударом, но при этом старался не лезть на рожон. Враг всё ещё опасен – лучше вымотать его, дождаться, пока он ослабеет.
    Неуклюже парировав атаку, Минотавр отпрыгнул назад – похоже, раненая рука быстро слабела. Скоро она вообще станет бесполезной. Тесей занёс меч, но Минотавр вдруг пригнулся и бросился на него, целясь рогами в живот. Тесей успел ударить его по голове, но лезвие не смогло разрубить твёрдый череп; клинок врезался в основание левого рога и застрял. Мгновением позже массивное тело сбило юношу с ног, а мощные руки крепко стиснули его. Падение оглушило Тесея, он выпустил меч и факел, но всё же смог найти достаточно сил, чтобы схватить Минотавра за рога, отталкивая огромную голову назад. Противостоять могучей хватке приходилось простым напряжением мышц, что казалось явно недостаточным – рёбра трещали в смертоносных объятиях чудовища, обладавшего поистине бычьей силой. Тесей пытался просунуть одну руку под подбородок Минотавра, чтобы взять шею в захват, но полузверь упорно сопротивлялся. Его горячее дыхание обжигало грудь юноши, гортанный рык звучал страшнее, чем у разъярённого льва. Казалось, он уже забыл о полученных ранах.
    Но Тесей не сдавался. Знаменитый Минотавр оказался отнюдь не неуязвимым. Если ему удалось пустить кровь – значит, можно и убить.
    Резко оттолкнувшись от пола всем телом, Тесей свалил противника и оказался сверху. Продолжая удерживать рогатую голову одной рукой, он потянулся другой к факелу. Пальцы заскребли пол, но вскоре нащупали деревянную рукоять. Тесей откинулся назад и изо всех сил ткнул горящим концом в уродливую морду.
    Страшно взвыв, Минотавр отшвырнул от себя юношу. Тесей вскочил на ноги – и к нему тут же метнулся чёрный силуэт. Уклонившись, юноша перебросил Минотавра через бедро. Тот рухнул на пол с такой силой, что человек при этом наверняка переломал бы себе все кости. Однако Минотавр встал, хоть и с трудом. Рядом, в стене, обнаружился вход в тоннель, – и Минотавр начал отступать туда, угрожающе взрыкивая.
    Тесей направился к нему. Нельзя допустить, чтобы враг скрылся в хорошо ему знакомом хитросплетении коридоров.
    Минотавр пригнулся и сжал кулаки, но вдруг развернулся и пустился наутёк. Прежде чем он успел раствориться в темноте, Тесей догнал его двумя прыжками и повалил на пол. Минотавр попробовал подняться, но тут же рухнул от мощного удара кулаком по голове. Охваченный триумфом, юноша совсем перестал ощущать усталость и боль. Когда Минотавр попытался встать, протягивая к нему руки, Тесей сам схватил его. Взревев, подобно своему противнику, Тесей вскинул чудовище вверх, изо всех сил впечатав могучее тело в каменный свод. И уронил – прямо на подставленное колено.
    Позвоночник сломался, издав громкий хруст. Минотавр конвульсивно выгнулся и тут же обмяк.
    Тесей выпрямился в полный рост, шатаясь и тяжело дыша. Чтобы не упасть, он упёрся рукой в стену. Неужели всё позади? Нет, конечно, – надо ещё выбраться из Лабиринта. Но главное сделано – Минотавр мёртв. Тесей совершил очередной подвиг. Он, человек, сын правителя Афин, убил жуткого монстра в честной схватке. Он победил!
    Тяжело ступая, Тесей подобрал факел. Затем вернулся назад – в последний раз взглянуть на поверженного противника. Трофеев сейчас не будет – не шкуру же с него снимать, в самом деле, – так что придётся обойтись воспоминаниями.
    Тесей осветил лежащее тело – и застыл в изумлении.
    То, что открылось взору, уже не было Минотавром. Светлела кожа, менялись очертания головы, бесследно таяли рога... Спустя несколько мгновений удивительная метаморфоза завершилась. Перед Тесеем лежал юноша примерно его возраста, принадлежащий к его народу, стройный и мускулистый, явно из хорошей семьи. Только кровавые раны от меча напоминали о его прежнем чудовищном облике.
    Увиденное не просто потрясло Тесея. Это переворачивало с ног на голову все его представления о происходящем. Так значит, страшный Минотавр – обычный человек? Но какое злое колдовство сумело придать ему жуткий вид и сверхчеловеческую силу? Тесей боролся с Минотавром, видел его вблизи – несомненно, бычья голова и всё прочее не были простой иллюзией.
    Тесей наклонился, чтобы осмотреть тело повнимательнее, и вдруг заметил, что на шею погибшего надета цепочка с каким-то украшением. Он снял её и поднёс к глазам. На тонкой цепи из незнакомого юноше металла висел большой круглый медальон, судя по виду – очень старый. Тёмную поверхность покрывали полустёршиеся буквы; Тесей хорошо различал их, но не узнавал ни одной. Возможно, этот язык исчез много веков назад, вместе с создавшим его народом.
    Юноша перевернул медальон.
    Здесь тёмный металл пострадал ещё сильнее, но рельефное изображение оставалось отчётливым. Рогатая голова... контуры широких плеч...
    Тесей крепко сжал медальон в кулаке. Неужели это он виновен в загадочном превращении? Но откуда вообще взялась эта штука?..
    «Ты даже представить себе не можешь», – прозвучало у него в голове.
    Юноша вскинул факел и оглянулся. Нет, ничего. Повсюду, куда не достигает свет – непроглядная тьма и тишина.
    «Да, это я. Я говорю с тобой».
    – Кто ты... или что ты? – Тесей пристально всматривался в медальон. Похоже, битва ещё не закончена.
    «Ты всё равно не поймёшь».
    Казалось, холодный металл наполняется теплом и пульсирует в руке.
    «Я прибыл из глубин прошедших веков. Волей случая я оказался здесь, на этом острове. Ради меня начался ритуал».
    – Ты говоришь о жертвоприношении? – Тесей взглянул на тело. – В чём же его смысл? Зачем ты превратил этого человека в чудовище?
    «Это приз за победу, – в холодном, бесстрастном голосе появилась нотка злой иронии. – Многие доблестные мужи сражались здесь, в Лабиринте, без жалости и пощады. Отважный герой противостоял мерзкому чудовищу. И если герой побеждал, он получал в награду... меня. После чего сам превращался в Минотавра, чтобы, в свою очередь, стать жертвой следующего героя».
    Так вот оно что... Похоже, следует выкинуть эту штуку куда подальше.
    «Нет, не спеши, – теперь голос звучал обеспокоенно. – О да, ты можешь выбросить меня – твоя воля невероятно могуча, я не могу подчинить её силой. Но не отвергай меня, ибо мои поиски закончены. Да, все твои предшественники погибли один за другим – но это лишь потому, что они были слабы и недостойны. Всё это время я ждал такого, как ты. Такого великого героя... Одень меня на шею, Тесей».
    – Нет, ни за что, – юноша отвёл подальше руку с медальоном. – Я не для того сразился с Минотавром и победил, чтобы самому стать им!
    «А для чего же ты так отважно сражался? – голос внезапно сделался глубоким и проникновенным. – Ради славы? Почестей? Ради того, чтобы о тебе слагали легенды? Однако пройдёт время – и про тебя все забудут. Прими меня, и я дам тебе силу, против которой ничто не устоит. Ты захватишь весь этот остров, а затем – и весь мир. Ты станешь величайшим из героев. Никто не сравнится с тобой, никто не затмит твою славу».
    Мрачные стены Лабиринта вдруг исчезли, растаяли в слепящем свете, и перед глазами юноши понеслись картины его триумфа. Вот он гордо вскидывает меч, стоя на вершине холма из тел поверженных врагов; вот он, хохоча, ударами кулака сокрушает огромные городские ворота; вот он запускает обе руки в сундук с драгоценностями, достойными величайшего из царей, и небрежно швыряет их горстями, одаряя преданных последователей... Вот он стоит на носу корабля – вожака могучего флота, отплывающего на поиски иных земель, поскольку все известные ему страны уже покорены...
    «Взгляни на это. Без меня ты не сможешь достичь такого величия».
    – Но я совершил этот подвиг не ради себя, – пробормотал Тесей. – Я отстаивал честь Афин...
    «Пускай Афины станут столицей твоей империи, величайшим городом мира. Разве ты не должен стремиться к этому?»
    И в самом деле. Его первейший долг – способствовать процветанию своего города.
    – Но Ариадна...
    «Все женщины мира станут твоими».
    Действительно... Зачем ему унижаться перед Миносом, или трусливо убегать с Крита, страшась его гнева, если он может свергнуть ненавистного тирана и воцариться в его дворце? Он сделает всех дочерей Миноса своими жёнами... да что там – наложницами, рабынями!
    «Представь, как тебя будут почитать и бояться».
    Перед взором Тесея возникла величественная статуя – немыслимых, колоссальных размеров. Она возвышалась над гаванью – самые длинные мачты кораблей, стоящих в порту, едва доставали ей до колен. Это было его изваяние...
    Его, Минотавра.
    Но почему бы и нет? Да, Минотавр – чудовище. Но любой воин выглядит чудовищем, когда врывается в неприятельский город, готовый убивать, жечь и насиловать. Подвиги, воспетые сказителями – это по большей части убийства и грабежи. Если уж сами боги всё время соперничают друг с другом, порой устраивая настоящие войны, чего стесняться простым смертным?
    «Ты станешь подобен богам», – шептал чарующий голос.
    Ведь он всегда мечтал о подобном. Разве нет?
    Руки Тесея поднялись. Холодный металл лёг на шею.
     
    Тишину, царящую в мрачных проходах Лабиринта, разогнал мерный топот. Человек-зверь мчался по многочисленным туннелям, сквозь перекрёстки и развилки, безошибочно находя правильный путь. Непроглядный мрак скрывал всё вокруг, но бегущий не нуждался в свете.
    Вот и выход. Тяжёлая дверь казалась грозной и неприступной, но только не для него. Удар кулаком расколол её надвое, ещё несколько ударов расшвыряли обломки. Подумаешь, пустяк.
    В комнате, где заканчивалась выводящая наверх лестница, дремали солдаты.
    И это – пустяк.
    Один стражник успел испуганно закричать, увидев исполинскую тёмную фигуру. Затем огромный кулак смял медные доспехи вместе с рёбрами. Взмах меча снёс голову другому стражнику, затем клинок отрубил руку третьему и пронзил насквозь четвёртого. Ещё некоторое время лязгал металл, падали тела, слышались крики и стоны, перекрываемые раскатистым рёвом. Затем бег возобновился. Слуги, привлечённые шумом, тут же бросились наутёк. По дворцу разнеслись полные ужаса вопли:
    – Минотавр! Он здесь! Минотавр вырвался на свободу!
    Да, пусть его боятся. Пусть почитают!
    Он пронёсся по коридору, ведущему к лестнице, по которой можно подняться и в царские покои, и в тронный зал. Минос от него не спрячется! Вот удивятся придворные, когда у них на глазах царю отрубят голову... или нет, лучше разорвать его на куски голыми руками. Или сбросить с высокой башни. Или...
    Впереди показалась стража – отряд отборных воинов в начищенных до блеска доспехах. Вид чудовища с горящими от ярости глазами испугал их, но они предпочли сражаться, а не бежать. Сперва стражники храбро атаковали, затем отступили и начали защищаться – всё напрасно. Они гибли один за другим, не в силах даже поцарапать тёмную шкуру. Кровь залила пол, забрызгала пёстрые мозаики на стенах...
    Вот и всё. Путь наверх свободен. Хотя нет – кто это притаился там, за колонной?
    Девушка в простом белом платье замерла на месте – она так испугалась, что не могла ни бежать, ни умолять о пощаде. Она лишь неотрывно смотрела широко раскрытыми от ужаса глазами на...
    Минотавра.
    Тесей занёс меч. Он ещё не устал от убийств – нет, он лишь раззадорился. Он устелет свою дорогу телами ничтожных людишек...
    Но ведь это – Ариадна. Та, которую он любит... любил...
    Но он – Минотавр! Грозный сокрушитель, безжалостный властелин мира!
    И всё же он помнит её... помнит...
    Кто он? Что он?
    Память Тесея проясняла всё новые и новые картины встреч с Ариадной, их разговоров, любви, но ярость Минотавра терзала их, жгла, растворяла в потоке бурлящей дикой силы. Голова будто превратилась в кипящий котёл. Рука с мечом, не знавшим пощады и поражения, тряслась, как в лихорадке.
    «Я не могу без неё!»
    «Я убью её!»
    «Я... кто я?!»
    Ощущение того, что он совершит непоправимое, не позволяло Тесею нанести смертельный удар. Но в то же время его страшило чувство утраты, поражения. Разве может непобедимый Минотавр отступить перед какой-то женщиной?!
    «Ты должен уничтожить её, – прошептал голос из медальона. – Вырви её из жизни, а затем – из своего сердца. Она лишает тебя решительности и твёрдости, делает тебя слабым».
    Тесей попробовал выполнить приказ.
    И не смог.
    Но он не мог и противиться голосу, звучащему внутри, пронизывавшему всё его тело. Очень скоро он сдастся, уступит, станет... Минотавром. И тогда Ариадна неминуемо погибнет.
    Этого нельзя допустить! Без неё и ему жить незачем!
    Но как остановить неизбежное?
    Минотавр не уступит, не сдастся.
    Тогда он должен умереть.
    Но это он – Минотавр!
    Тогда...
    Тесей опустил руку с мечом – такую знакомую, и в то же время – чужую. Повернул лезвие остриём к себе.
    «Остановись! Что ты делаешь!»
    Минотавр яростно взревел...
    Тесей отчаянно, боясь не успеть, вонзил в него – в себя – меч.
    Всё вокруг померкло, исчезли звуки и запахи. Мир заволокла туманная пелена. Сквозь неё, тая и исчезая, виднелось лицо Ариадны...
     
    Шум нарастал. Кто-то истошно кричал, чей-то топот удалялся, чей-то приближался. Завывали и плакали женщины, бряцало оружие.
    Тесей открыл глаза.
    Всё казалось каким-то странным, но в то же время очень знакомым. Украшенные росписью стены... Зал... Лестница, ведущая наверх... Туда, где...
    Тесей схватился за грудь. Ни раны, ни следов крови...
    Пальцы нащупали холодный металл. Приподнявшись, юноша поднёс находку к глазам. Две половинки, некогда бывшие одним целым, разрубленные мощным ударом. Соединённые цепочкой, до сих пор касающейся его шеи... Тесей с отвращением отбросил эту вещь как можно дальше.
    Над ним склонилась девушка.
    Ариадна.
    – Ты жив? – словно не веря, она касалась пальцами его лица, плеч, груди. – Я верила... но я так боялась... Здесь был... этот...
    – Его больше нет, – Тесей осторожно попробовал встать и это ему, как ни странно, удалось.
    Позади раздались тяжёлые шаги – человек десять, не меньше. Солдаты. Их возглавлял рослый воин с коротким копьём в руках.
    – Все кричат, что Минотавр на свободе, – он вопросительно взглянул на юношу, несомненно зная, кто он такой.
    – Да, он вырвался из Лабиринта, – Тесей выпрямился и глубоко вздохнул. – Но с ним покончено. Навсегда. Я убил его.
    Помедлив, командир кивнул и повёл свой отряд дальше – убедиться своими глазами. Никто не пытался задержать Тесея. Испуганные слуги наверняка подняли страшный переполох, так что всем сейчас не до него.
    Вот и не стоит здесь задерживаться.
    Тесей взял Ариадну за руку и направился к выходу.
     
    Ласково грело солнце. Несильный, но постоянный ветер наполнял паруса. Всё как тогда, во время прибытия на Крит. Подумать только, это было лишь вчера – а кажется, прошли годы.
    – О чём ты задумался? – Ариадна пригладила его волосы, растрёпанные ветром. – Ты всё смотришь вдаль...
    – Просто наслаждаюсь всем этим – теплом, светом. После всего того, что случилось, я ещё сам не свой.
    Тесей даже вздрогнул, подумав, насколько эти слова соответствовали истине совсем недавно.
    Ариадна прижалась к нему.
    – Ты мой герой. Не думай о плохом.
    Рассмеявшись, Тесей обнял её.
    – Я лучше буду думать о тебе. Это твоя любовь вывела меня из Лабиринта. В который я сам заключил себя.
    Ариадна знала, чем на самом деле обернулась битва с Минотавром. Тесей рассказал ей обо всём, ничего не приукрашивая и не утаивая. Он не мог скрывать это, если хотел, чтобы любимая доверяла ему. Чтобы понимала, кем был обагрённый кровью полузверь...
    – Но ты его и разрушил. Ты совершил действительно великий подвиг и можешь по праву этим гордиться. Ещё при жизни о тебе сложат легенды.
    – Да уж, этим баснописцам только дай повод...
    Мимо, весело смеясь, прошли двое матросов. Что они поведают друзьям, сойдя на берег?
    – Я, конечно, не против славы, – задумчиво произнёс Тесей. – Но какой? В устах поэтов моя история превратится в простую сказку. Глупую сказку о том, как прекрасный юноша победил рогатое чудище. Никто не поймёт из неё, как важно убить настоящего Минотавра, – того, который живёт внутри тебя.
    – Наверное, – медленно ответила Ариадна, – каждый должен понять это сам.
    Заскрипела мачта. Ветер усилился, засвистел, будто и ему не терпелось взглянуть на знаменитые Афины, которые вот-вот покажутся на горизонте.