17:51 07.01.2017
12 января начинается приём работ на Конкурс

13:36 16.04.2016
39-ый конкурс отложен на 3 месяца (в связи с недостаточным количеством рассказов). Приём работ продолжается (до 24 июля).

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №42 (весна 17) Первый тур

Не отформатированный текст (а также отсутствие интереса автора к судьбе своего текста).

Автор: Наталя Веселкова Количество символов: 12254
Конкурс №42 (весна 17) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ae027 Магнитна мечта


    - Ты помнишь Лёшу? – внезапно спрашивает Соня, наконец вынырнув из своей задумчивости, в которой провела практически весь сегодняшний день от момента встречи с Полей так точно. - Какого из? Их же много было. Относительно. – Поля хмурит брови, вспоминая всех Алексеев в своей жизни. - Тот, что такой длинный и рыжий, вроде в техникум после девятого класса поступил… Хотя я не уверена, но в школе он точно потом не появлялся. – Поля радуется тому, что её подруга наконец проявила инициативу в разговоре и не хочет упускать этот момент, а вместе с ним и обещающую быть интересной тему. – Ещё был тот лентяй, что на первом курсе вылетел. Даже фамилии его уже не припомню, он же на парах почти не появлялся, и под конец преподаватели о нём спрашивать перестали совсем. - Нет, не эти, другой, из садика который ещё. - Соня отмахивается от всех этих слов и сосредоточенно хмурится, пытаясь придумать слова для описания этого самого Лёши, чтобы Поля его, наконец, вспомнила. – Который супергероем был. - Ааа, этот, который со странностями! – Ключевое слово помогает девушке понять, о ком речь, и от облегчения она смеётся. – Помню такого. Он ещё прыгал со всего, на что мог забраться, и кричал, что умеет летать. - Ага, этот самый. – Соня делает глоток уже остывшего чая и, немного подумав, всё же берёт из вазочки конфету – ей можно, на её фигуру одна-другая конфета никак не повлияют. – Забавный он был мальчик, особенно в своём стремлении летать. - Её губы складываются в улыбке, вызванной воспоминаниями. Поля тоже улыбается, вспоминая самого активного мальчишку во всём садике, и вместе с тем самого проблемного: - Помнишь, как он забрался на крышу павильона? Воспитательница тогда чуть не поседела, наверное. - Она и так была седая, как снег. Хорошо, что он тогда прыгнул прямо на неё. Они упали, конечно, но серьёзно никто не поранился. Слушай, вы же в младшей школе в один класс ходили! – У Сони аж глаза загораются, как только до неё доходит эта простая истина, а Поля уже начинает подозревать, что тут кроется что-то интереснее, чем простая ностальгия. – Скажи, когда он изменился-то? А то я всё, что знаю, так то, что ему за одну из выходок влетело сильно, и больше он не чудил. - Ууу, ну ты вспомнишь тоже, это же сколько лет назад было? Пятнадцать? Подробностей не помню, но факт в том, что он действительно натворил дел – вроде, поранил кого-то, когда прыгал, не помню уже – и тогда ему отец мозги, наконец, вправил. – Поля делает паузу, задумчиво смотря на печенье в своей руке и мысленно прикидывая количество калорий в нём. - Не знаю, бил он его или просто серьёзно поговорил, но с тех пор Лёша ерундой не страдал. Даже больше того, с головой в учёбу ушёл, а всё свободное время пропадал в библиотеке. Быстро стал отличником, как понимаешь. - Она со вздохом откладывает печенье, так и не решившись его съесть. – Да что ты спрашиваешь, видела же его - с пятого вместе учились. Он даже нравился тебе, ведь так? – Поля хитро улыбается, точно помня, кто и когда нравился её подруге детства: вопрос был скорее маленьким подколом, чем необходимостью. - Всё-то ты помнишь, - недовольно ворчит Соня, но это тоже притворство, призванное повеселить их обеих. – Ты бы ещё сказала, что мы с ним встречались. - Так встречались же. - Он всего-то домой меня провожал, живём-то в одной стороне! - А ещё поступил в тот же университет, что и ты, - очень многозначительным тоном добавляет Поля и, больше не способная сдержать своё любопытство, спрашивает: - Ну так к чему все эти расспросы? - Университет, может, и один, только вот факультеты кардинально разные. – Соня вздыхает и в жесте капитуляции поднимает руки, словно бы говоря «ладно, ты меня раскусила». – Всё сейчас расскажу, только налей мне ещё чаю, желательно горячего. Поля включает электрочайник, потому что вода в нём остыла так же, как и в чашке Сони, и начинает сверлить подругу взглядом, рассчитывая на интересную историю. - Ты только не подумай, что я от тебя свои отношения скрывала, ладно? Я просто сама не думала, что это такие отношения, - слово «такие» она произносит с упором и немного удивлённо, будто бы никогда не ожидала, что если общаться с парнем, то он однажды может предложить встречаться. Поля только улыбается – она-то знает, что её подруга всегда отличалась какой-то особенной прямолинейностью: если начали общаться как друзья, то до конца друзьями и остаётесь. Отчасти глупо, конечно, но Соня могла себе позволить такую глупость. – Так вот, - продолжает она, принимая чашку горячего ароматного чая и делая один осторожный глоток, - ты знаешь, что у него при поступлении были дополнительные баллы за научную работу? - Что? Нет. А ты откуда знаешь? Я помню, что он как-то подозрительно часто в конце обучения бегал к учителю физики, но чтобы там всё было настолько серьёзно… - Я как-то оставалась переписывать самостоятельную по физике, когда он пришёл, и случайно подслушала разговор. Точнее, они особо и не скрывали, о чём говорили. - Небось, что-то с авиацией связано, - улыбается Поля, наливая чай и себе, - или космонавтикой. К тому же всё шло. - А вот и нет, - торжествующе отрицает Соня, будто бы это её заслуга в том, что удалось провести подругу. – Я тоже сначала думала, что с авиацией что-то, но оказалось – нет. Магнитные подушки! - Что? - Потому и запомнила, что тоже удивилась, и потом ещё узнавала: их в основном в скоростных поездах используют, может, ты слышала, маглев называется. Первый такой в Берлине ещё в восьмидесятых запустили. Но не суть. - Соня берёт в руки фантик, оставшийся от конфеты, и теперь крутит его в пальцах – она всегда что-то в руках вертит, когда пытается сосредоточиться. - Тогда он, вроде как, систему работы этой подушки исследовал и как её ещё применять можно – самые доступные способы вывел и всё такое. Так вот, по результатам этой работы его в университет и пригласили. Только он пошёл не на тот факультет, куда его звали, а на другой, который с первого взгляда вообще никак не связан с этой его работой. Знаешь, студенты в нашем универе получают доступ к достаточно хорошим книгам практически во всех сферах физики и математики. Думаю, ему нужно было именно это и спонсоры разных кафедр, а не какой-то там диплом и корочка об образовании. Он постоянно переводился, почти что каждый семестр, словно не сиделось ему на одном месте, но мне никогда толком не объяснял, почему так делает. - Так вы всё же встречались, - не спрашивает, а утверждает Поля, которая всё время, пока подруга говорила, внимательно слушала, ловя каждое слово, но вылавливая только то, что её интересовало в данный момент. - Я бы не сказала, - говорит Соня немного задумчиво, не обращая особого внимания на то, что большую часть сказанного подруга пропускает мимо ушей. – Жили мы в одном общежитии, и комнаты у нас были расположены напротив друг друга, вот и не переставали общаться как-то: то он зайдёт чего-нибудь одолжить, то я к ним – погреться, а то у нас окна старые стоят, там из каждой щели тянет, а у них стеклопакет, так что хорошо у них зимой, тепло. Ещё он мне иногда помогал с учёбой, а я у них в комнате прибиралась, а то ты же знаешь, как парни в общаге живут – посуду и то раз в неделю моют, если вообще моют, про остальное вообще молчу. Но чего-то более близкого у нас не было. Да и не сказать бы, что он мне нравился очень – дрыщ дрыщом, да ещё и зацикленный на одной учёбе, ничего вокруг себя не замечает и интересуется только тем, что с его проектом связано. Хотя, когда рассказывает о нём, то звучит интересно, ещё и слова такие подбирает, что сразу всё понятно становится, хотя я в этом направлении вообще не разбираюсь… - монолог Сони плавно сходит на нет, и она снова словно бы проваливается в ту прострацию, в которой была в самом начале, и Поля уже хочет пощёлкать пальцами перед её носом, чтобы привести в себя и напомнить о своём присутствии, но тут Соня внезапно начинает смеяться, да так заливисто, что Поля едва удерживается от того, чтобы тоже засмеяться. – Понимаешь… - она пытается объяснить причину своего веселья, но очередной приступ хохота снова накрывает её, не давая и слова сказать. Поля уж думает, не нервное ли это, и начинает вспоминать, как останавливают подобные истерики, но, к счастью, не приходится – Соня берёт себя в руки и, аккуратно вытерев салфеткой выступившие на глазах от смеха слёзы и глубоко вздохнув, продолжает рассказывать: - Понимаешь, я ведь его даже за парня толком не считала: ну сидит такой себе задрот, пусть и сидит. При том, что учится на отлично, ему многое простить можно. Но вот вчера он учудил, конечно… Поля начинает догадываться, к чему всё это: самый первый вопрос, весь разговор, да и собственно визит подруги, о котором они договорились только вчера. - Представляешь, просыпаюсь утром, занимаюсь своими делами, всё как обычно, и тут слышу, как в окно кто-то стучит. Открываю шторы, а там это чудо стоит! - На подоконнике, что ли, стоит? – Поля хмурится, пока не совсем понимая, как этот эпизод и все предыдущие связаны. - Я сначала думала, что стоит он на земле, а потом окончательно проснулась и вспомнила, что живу на третьем этаже! И до моего окна ни одна стремянка не дотянется, и залезть сюда никак нельзя – стена гладкая, не кирпичная даже, а плиткой выложена. И тогда я посмотрела на его ноги. И знаешь что, Поль? – Соня выдерживает мастерскую паузу, во время которой недоумение её подруги достигает своего пика, и только потом восторженно говорит: - Он летел! - В смысле… вот прямо летел? Руками махал и летел? - Нет, конечно же! – Соня снова смеётся, теперь уже над прямолинейностью своей подруги. – Он парил в воздухе на уровне третьего этажа! Теперь очередь Поли выпадать в прострацию. - Как? – только и может выдавить она. - Я всё не поняла, но он сказал, что это тот самый проект, над которым он работал! Названия пока не придумал, но, если говорить его словами, то эти ботинки отталкивают его от магнитного поля земли, за счёт чего он и может вот так летать. Так как он использует электромагнит, то может контролировать высоту полёта. Правда, пока что выше, чем на десять метров, он подняться не может, но говорит, что это дело техники и если исправить некоторые недочёты, то это будет самый настоящий полёт, без крыльев и двигателей, как у настоящих супергероев! – Глаза у Сони горят, как у маленького ребёнка, которому пообещали поход в парк аттракционов. А вот Поля пока всё ещё медленно осмысливает сказанное, пытаясь сложить все полученные факты в одну целостную мысль: - Это что же... Он получается… Всё это время… - Получается, что да! – Соня улыбается и теперь медленно попивает свой чай, заедая очередной конфетой и ожидая каких-либо комментариев от подруги. Но та всё ещё не может сказать что-то более связное, чем: - Ну даёт… Однако до Поли довольно быстро доходит небольшая нестыковка как раз в той части истории, которая интересует её больше всего, что помогает ей собрать мысли в кучу и первым делом, наконец, более-менее связно поинтересоваться: - Подожди, а чего это он тебе первой показал? Мог же кому угодно, но почему-то сначала полетел к тебе, к девушке, которая всего лишь иногда убирается в его комнате. - Поля подозрительно щурит глаза, смотря на подругу как на подозреваемого в преступлении. - Ты чего-то не договариваешь. - Ничего-то от тебя не утаишь. - Соня опять напускает на себя обиженный вид, будто действительно хотела скрыть что-то, но улыбка от уха до уха выдаёт её с потрохами. Она немного ёрзает на стуле, словно нервничая, прежде чем сказать что-то очень важное, лишь подкрепляя этим догадки подруги. – Тогда, когда он парил напротив моего окна, Лёша предложил мне выйти за него замуж! - Ух ты! – восторженно пищит Поля – они наконец дошли до её любимой темы. - И что ты ему ответила? Он же тебе не особо нравился, как я поняла. Задрот и всё такое. Да и не то чтобы он внешне как-то особо привлекал внимание, насколько я его помню со школы. Не мог же он сильно измениться. - Да не изменился он особо, и я не согласилась, конечно же! – говорит Соня так, словно это само собой разумеющееся и должно быть понятно всем и каждому. – Но я сказала, что это только пока! – добавляет она и, замечая недоумевающее лицо подруги, добавляет: - Люди, которые так упорно идут к своей мечте – настоящее сокровище! К таким стоит присматриваться повнимательнее.

  Время приёма: 23:16 15.04.2017