17:51 07.01.2017
12 января начинается приём работ на Конкурс

13:36 16.04.2016
39-ый конкурс отложен на 3 месяца (в связи с недостаточным количеством рассказов). Приём работ продолжается (до 24 июля).

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №42 (весна 17) Первый тур

Автор: Тень Тени Количество символов: 17909
Конкурс №42 (весна 17) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ae020 Ловушка для удачи


    

    Дверь отворяется с недовольным бурчанием.
    На пороге — осанистый мужчина в дорогих одеждах с факелом в руке.
    Багровые языки пламени ярко освещают мою комнату: гобелены на стенах, шкаф с книгами и стол с одинокой свечей, за которым сижу я.
    — Привет, сынок!
    Опускаю голову в учтивом поклоне.
    — Не спишь? Все читаешь? — папа закрепляет факел на стене и, немного пошатываясь, подходит ко мне. От него сильно разит вином. Я молчу. И так все видно.
    — Что за книга? — отец берет в руки фолиант и смотрит название. — «Легенда о Волшебном городе». Знаем, слышали. Где-то в лесах есть город, где живут волшебники, которые помогаю всем в беде. Туда могут попасть только искренне верящие в чудо, а для других — он невидим… Ха! Красивая сказка для народа!
    Книга небрежно летит в дальний угол. Я прикусываю губу. 
    — Не трать время зря. От литературы никакого проку. Король должен хорошо владеть оружием и быть добрым наездником. А, самое главное, уметь вести людей за собой и в огонь, и в воду.
    Отец делает выразительную паузу, дабы подчеркнуть важность сказанного. Стараюсь ничем не выдать раздражение. Легко ему говорить. Он никогда не был на моем месте. Никогда не чувствовал того, что чувствую я.
    — Эрих, мы так мало видимся. Я постоянно занят: война, пир, охота, опять пир... К твоим услугам лучшие няньки и учителя. А ты отлыниваешь от занятий. Растешь затворником, чуждаешься общества, — продолжает родитель с горечью в голосе. — Кто из тебя выйдет? Сможешь ли в будущем занять мое место?
    Вот, что его действительно интересует. Не то, как мне живется, а насколько подхожу на роль следующего правителя.
    — Почему ты постоянно молчишь? — свирепеет отец, нависая надо мной. — Отвечай, когда с тобой разговаривают!!!
    — М-м-мне нечего с-с-сказать, — выдавливаю из себя непослушные звуки. От волнения начинаю заикаться сильнее обычного. — В-в-врядли из з-з-заики выйдет д-д-достойный король. М-м-меня никто не будет с-с-слушаться.
    — Да, плюнь ты на это! Тысячу раз тебе говорил! И снова повторю! Все уже давно привыкли и не обращают внимание… Ну, извини, не доглядел. Напугал тебя в детстве мой любимый охотничий пес. Убил его тогда. А к тебе лекарей всяких вызывал. Матушка твоя извелась от этого вся. Так и умерла, сердечная. Только не поддается это лечению.
    — Н-н-ну, и м-м-меня извини, — язвительно говорю я. — И оставь в  п-п-покое.
    — Нет! Ты уже не ребенок и я не отстану, пока не сделаю из тебя настоящего короля, — торжественно обещает отец. — Лично вытрясу всю дурь из твоей башки! Завтра еду на охоту дней на десять, а когда вернусь — готовься!
    Страдальческое выражение моего лица лучше слов передает отношение к затее.
     

    ***
     

    Меня будят громкие крики, доносящиеся со двора. Открываю глаза: едва светает. Ненавижу такую рань. Переворачиваюсь на другой бок. Натягиваю на голову одеяло. Не помогает, шум усиливается. Замок гудит, как встревоженный улей. Наверно, отец вернулся с удачной охоты и как всегда буянит.
    В дверь стучат. О, и про меня папаша не забыл! Будет теперь воспитывать в свое удовольствие. Может, притвориться спящим? Стук становиться настойчивее.
    — В-в-входите, — сдаюсь я
    — Извините, но вас просят спуститься вниз, — в голосе слуги сострадание.
    Одеваюсь с его помощью. Бреду по длинным коридорам, спускаюсь по крутым лестницам. Отвечаю кивками на низкие поклоны. На лицах встречных — сочувствие.
    В тронном зале большая толпа. При виде меня разговоры утихают. Застываю в нерешительности. Ко мне подходит Сигард, главный советник. Толстенький человечек с вечно бегающими по сторонам глазками. Всегда его недолюбливал и считал пройдохой.
    — Принц, я должен сообщить прискорбную весть, — говорит советник очень печально. — Наш король погиб.
    — К-к-как это с-с-случилось? — слышу свой голос, словно со стороны. Не вериться в происходящее. Я будто в кошмарном сне, который все не кончается. Замечаю носилки с телом, прикрытые черным покрывалом. Меня трясет мелкая дрожь.
    — Несчастный случай, — с готовностью объясняет Сигард. — Лошадь на скаку сбросила на камни. Вепря испугалась… Примите мои искрение соболезнования.
     — Ч-ч-что мне т-т-теперь д-д-делать? — обвожу затравленным взглядом собравшихся людей. Хочется удрать в свои комнаты и запереться там навсегда.
    — Хоронить отца и готовиться к коронации, — учтиво подсказывает главный советник. — Поданным нужен правитель.
    Какой из заики король? Да еще, в шестнадцать лет? Никогда всерьез не думал о том, чтобы править страной. Не хочу быть посмешищем для целого государства.
    — Выступите перед народом?
    Он еще и издевается. Не выдержу такого позора. Большего страха, чем публичные выступления для меня не существует. Только, боязнь больших собак будет сильнее этого.
    — Пропустите немедля! Срочная весть! — тишину рвет зычный крик гонца, вбегающего в зал. Придворные испугано расступаются, пропуская лязгающего доспехами рыцаря. — Беда! Быть войне! Готфрид собирает войско!
    Даже, для моего опытного отца, война была тяжелым испытанием. Что уж говорить обо мне. Чем я так сильно прогневил небо? Хоть сейчас полезай в петлю…
    — Эрих, не надо отчаиваться, — вздрагиваю от шепота Сигарда, который склоняется к моему уху. — Помните сказание о Волшебно городе? Я знаю человека, который может проводить к нему. А там попросите помощи. Волшебники с радостью подсобят невинному отроку королевских кровей.
     

    ***
     

    Как же я ошибался: совсем не разбираюсь в людях! Главный советник, оказывается, даже очень хороший человек. Не зря, наверное, отец приблизил его к себе.
    В глубине души загорается крошечный огонек надежды. Мое спасение в одном — найти Волшебный город. Там мне обязательно помогут, как в старину помогали отважным героям. Я столько раз перечитывал легенду, что знаю ее почти наизусть. Умные и добрые волшебники кажутся в мечтах давними знакомыми. Только в их силах помочь мне, больше некому. Остался я один на белом свете…
    — Фу-у-у! Наконец-то разослал всех по делам, — сообщает Сигард, внезапно выводя меня из глубоких раздумий. — Пойдемте со мной, Принц. Пора!
    Содрогаюсь. И как я не заметил, что советник вошел в мою комнату? Быстро вытираю с лица остатки слез. Солнце уже перевалило за полдень. Поднимаюсь с кресла.
    — Спрячьте голову под капюшоном плаща. Не гоже чтобы вас приметили. Дело важное, волшебное. Чем меньше людей о нем знает — тем лучше. Настоящий герой всегда действую скрытно. Я отведу вас к Проводнику, как и обещал.
    Он говорит это так убежденно и таинственно, что у меня начинаю бегать мурашки по спине. Всегда мечтал увидеть настоящее чудо, прикоснуться к нему.
    — Брать с собой ничего не надо, — поясняет главный советник, замечая, что я тянусь к мечу. — Все что нужно: оружие, припасы, снаряжение — есть у Проводника.
    С радостью следую за своим добродетелем. Все идет строго по его плану: меня никто не узнает. Вот и последняя стража на мосту, отделяющем замок от города, позади.
    Возле угрюмого кабака долго ждем. Наконец, к нам выходит высокий худощавый мужчина с крепким посохом в руке и котомкой за спиной. Окидывает меня с ног до головы оценивающим взглядом и хрипло спрашивает Сигарда:
    — Этот?
    — Да, — подтверждает советник.
    — Будет сделано, — кивает незнакомец и загадочно улыбается краешками рта.
    Я вопросительно озираюсь на Сигарда.
    — Эрих, отдаю вас в надежные руки. Вам не о чем беспокоится.
    В последней фразе слышится какая-то двусмысленность.
    Или это мне только кажется?
    — Нам надо спешить, — берет меня за локоть Проводник.
     
     
    В серебристом свете полной Луны лес кажется нереальным. Все вокруг напоминает сказку. Деревья — бесконечную толпу легендарных великанов. Шелест листьев — беседу на древнем непонятном языке. Даже воздух тут особенный, словно в нем витает магия.
    Проводник хранит безмолвие. Шагаю за ним по еле заметной тропинке. Наверное, он тоже волшебник. Без него мой поиск сильно бы затянулся. Человек совершает такой благородный поступок, а я даже не знаю его имени. Как его потом благодарить?
    Вдруг Проводник резко останавливается. Оборачивается.
    — Эй, посмотри туда, — нарушает он молчанку, указывая куда-то вправо от меня.
    Неужели пришли? И я сейчас увижу Волшебный город? Поворачиваюсь в указанном направлении, напряженно вглядываюсь. Последнее что успеваю почувствовать — сильный удар в затылок и яркую вспышку боли.
     

    ***

     
    Ко мне кто-то дотрагивается. Сознание возвращается неохотно. Болит голова, тошнит. Чувствую, как из шеи стягивают золотую цепочку с амулетом — подарок покойной мамы. С этой вещицей я много лет не расставался. Медленно открываю глаза — высокий худощавый мужчина перебирает в руках снятые с меня драгоценности.
    Увидев, что я смотрю на него — он презрительно усмехается. Узнаю в нем моего Проводника. Леденею от жуткой догадки. Тем временем, наглый разбойник прячет отнятое в котомку. Неспешно достает из ножен у пояса кривой кинжал.
    Лезвие блестит в свете Луны. Страх и слабость сковывают не хуже железных обручей. Закричать? А кто меня услышит так далеко в лесу? Все, пришел мой конец. Наверное, это и к лучшему. Все равно ничего путного из меня не вышло бы…
    Где-то близко хрустит ветка. Проводник подозрительно озирается. Его лицо перекашивает гримаса ужаса. Он хватает котомку и пятится, держа кинжал в вытянутой перед собою руке. Невероятно, но я спасен! Что же его так напугало?
    Поворачиваю голову в сторону, куда смотрит разбойник. Ко мне приближаются две пары желтых глаз. Через миг узнаю силуэты волков. Обычные собаки вселяют в меня непреодолимый страх, а тут — дикие звери! Лучше бы меня зарезали. Сердце замирает, а потом начинает неистово колотиться.
    Крепко зажмуриваюсь, готовясь к самому худшему. Шумное зловонное дыхание уже рядом. Сейчас огромные желтые клыки сомкнутся на моем теле. Будут кромсать его на куски, поедая в бешеном исступлении кровавого пиршества…
    Протяжный животный вопль рвется из моей груди. Снова проваливаюсь в небытие.
     
     
    Яркое солнце просвечивается сквозь веки. Так приятно повалятся утром в постели. Понежиться под теплым одеялом. Внезапно холодею от воспоминания. Ну и кошмары же мне снились! Худшему врагу не пожелаешь. Нет, со мной такого не могло случиться. Надо поскорее отвлечься, позвать слуг, чтобы принесли чего-то сладенького на завтрак.
    Открываю глаза: это не моя комната. Даже не мой замок. Кошмар оказался явью. Я лежу на постели в какой-то старой бревенчатой избе. В окне виден лес.
    Осматриваю себя — цел и невредим. Только голова слегка ноет. И на том большое спасибо. Значит, есть еще добрые люди на свете. Вырвали из лап неминуемой смерти.
    На душе сразу теплеет. А вдруг меня спасли те, кого я ищу? И стоит им рассказать все, как они мне помогут. Сделают сильнее и мудрее, подскажут, как жить дальше. Накажут моих коварных обидчиков. Защитят королевство от жестоких захватчиков.
    Дверь открывается с добродушным рокотанием. На пороге — старик с большой седой бородой. Он весело улыбается мне, как давнему знакомому, и громко басит:
    — Ну, как? Оклемался, сынок? Теперь все будет хорошо!
     

    ***

     
    Печеная зайчатина кажется самым вкусным, что я когда-либо пробовал. А настойка из трав, хоть и с горьковатым привкусом, но возвращает силы несравненно лучше всяких заморских снадобий.
    — Ортвин, вы точно не волшебник? — с надеждой в голосе переспрашиваю у гостеприимного хозяина, сидящего напротив.
    — Нет, — отмахивается он рукой. — Куда мне, простому леснику.
    — А как объяснить то, что после всего пережитого у меня пропало заикание?
    — Клин клином вышибается, — пожимает плечами бородач.
    — Кто же справился с теми двумя волками? — недоумеваю я.
    — Ты, наверное, о моих собачонках говоришь? — смеется старик. — Я их на ночь спускаю с цепи, чтобы побегали по округе. Вот они и нашли тело без сознания, а потом и меня к тебе привели. А я уж отнес в дом. Это песики — твои настоящие спасители. Они только снаружи такие грозные, а внутри — добрее созданий нету.
    Допиваю настойку, думая о том, какая странная штука жизнь. Хорошо, что я легко отделался. Надо самому пытаться найти Волшебный город. И чем скорее, тем лучше.
    — Большое вам спасибо за все. Извините, ничем сейчас не могу отблагодарить…
    — Юноши от хорошей жизни ночью по лесам не шатаются, — перебивает меня Ортвин. — Не стесняйся, выкладывай, что за беда у тебя. Авось, помогу.
    — Вы тут давно живете? — интересуюсь издалека. — Хорошо знаете эти края?
    — Родился и вырос здесь. Мой дед и отец были лесниками. И я лес люблю. Исходил все кругом. Ведаю, где зверь какой прячется, а где грибные ил ягодные места.
    — А Волшебный город видели? — тихо спрашиваю с замиранием сердца.
    — Это, о котором легенда? Нет, не видел. И дед, и отец тоже. Они бы мне обязательно о таком рассказали… Многим людям подавай чуда. Ждут его, мечтают о нем. Так и жизнь проходит в бесплодных ожиданиях. Словно небеса обязаны делать всех счастливыми и решать за кого-то проблемы…
    На душе становится гадко. Разочарование давит на плечи сильнее мельничьего жернова. Какой же я наивный дурачок. Прав был отец. Жаль, не успел выбить дурь из моей башки. За это мне теперь справедливая расплата.
    — Тебе чудо очень надобно? — спрашивает старик с беспокойством. Наверное, я совсем раскис от потери последней надежды.
    Угрюмо киваю.
    — Знаешь, чуда не стоит ждать. Его надо творить самому.
    — Я же не волшебник, — возражаю вяло.
    — Что есть чудо? Разве это не мужественный поступок, который от тебя никто не ожидает? И вместо тебя никто не совершит?
    — Но, если ничего не выйдет?
    — Научись верить в себя, а не в беду или врагов. И все рано или поздно получится. Удача — очень редкая птица, но ее можно поймать, если ты изобретателен и настойчив.
    Тяжело вздыхаю: не слышал я о таком от нянек и учителей, хоть и платили им щедро. Что же мне сейчас делать, болвану несчастному?
    Внезапно мой разум рождает настолько великолепную идею, что я не могу сдержать широкую улыбку.
    — Можно на ваших собачек поглядеть? — прошу неожиданно для самого себя.
    Хозяин одобрительно подмигивает в ответ.
     

    ***

     
    На площади не где яблоку упасть. Толпа вокруг шумит, толкается. Волнуется, словно море во время бури. Небо затянуто тучами. Моросит мелкий дождик. Зато, я не выделяюсь среди других, прячущихся под плащами от непогоды.
    — …враг наш заклятый. Через три дня войско Готфрида будет здесь. А нас некому защитить, — печально вещает Сигард с помоста. — Король умер. А его единственный наследник — принц Эрих — предал нас!
    Народ взрывается дружным воплем негодования.
    Сжимаю кулаки. Готов броситься на лжеца безо всякого оружия. Ортвин кладет мне на плече ладонь, и я унимаю свой пыл.
    — Я лично возглавил поиски принца по всему городу и в околицах, — продолжает вдохновенно Сигард. — Но, все впустую. Эрих с детства отличался ужасной трусостью. И, наверняка, этот никчемный заика успел убежать очень далеко.
    «Как нам быть?», «Что делать?» — раздаются отдельные выкрики. Сигард выдерживает эффектную паузу и дальше изрекает трагическим тоном:
    — У меня больное сердце. Оно надрывается от боли и сочувствия. Однако, я должен дать очень неприятный совет. Не в наших силах противостоять Готфриду. У него больше войско, лучше оружие. Соберём все деньги, и я попробую уговорить его проявить милосердие. Иначе, погубим и себя, и близких… Я все сказал. Решайте, что делать сами.
    Площадь накрывает гробовая тишина. Взрослые сутулятся, опускают головы. Даже дети, почувствовав общий настрой, смирнеют.
    Нежданно из-за туч выглядывает солнце. Что ж, настал мой час. Киваю деду.
    — Ты лжёшь! — басит мой лесник. — В наших силах победить Готфрида!
    — Кто это сказал? — багровеет Сигард. Его глазки бегаю быстрее обычного, выискивая в толпе наглеца. — Выйди сюда, если такой умный!
    Ортвин протискивается вперед, люди с опаской расступаются.
    — Это я, — бодро признается бородач, становясь возле помоста.
    — Взять его! — раздраженно кричит советник страже. — Чтобы другим наука была. И так беда черная, а он еще смуту разводит. Пускай палач разомнется.
    — Стойте! Я служу принцу Эриху. Кто коснется меня — будет казнен, — старик говорит с такой твердостью, что воины застывают на полпути к нему.
    — Кто это подтвердит? — с издевкой спрашивает Сигард.
    — Принц.
    — Он убежал и никогда больше не вернется, — злорадно хохочет советник. — Это такой же достоверный факт, как и то, что тебе за дерзость отрубят голову.
    — Снова ложь. Эрих здесь. Жив и невредим. Готов со всеми защищать отчизну.
    При этих словах я проталкиваюсь к помосту и сбрасываю плащ.
    В толпе меня узнают, вокруг разносятся изумленные вздохи.
    — Вернулся? — потрясенный Сигард отступает на шаг и хватается за сердце. Наверняка единственной правдой в выступлении негодяя была его хворь.
    — Он был в Волшебном городе, — объясняет Ортвин. — И получил там помощь. Ему предсказали сокрушительную победу над врагами. Теперь все будет хорошо!
    — Это выдумка. Волшебного города не существует, — хрипло возражает советник. — Пускай принц покажет хоть одно настоящее чудо, и я первым выступлю на поле брани!
    — Тебя никто не тянул за язык, — говорю я с улыбкой. — Если хочешь — возьми мой меч, когда будешь идти в бой.
    — Т-т-ты больше не заикаешься? — Сигард с ужасом осознает, что в ловушку вместо меня попадает он.
    — Это волшебники помогли. Только им такое чудо под силу. Какое доказательство может быть лучше исцеленного человека? — спрашиваю я, оборачиваясь к подданным. Дружный одобрительный рев служит мне ответом. Я возрождаю в них веру в лучшую жизнь, теперь они пойду за мной и в огонь, и в воду.
    Покойный папаша мною сейчас точно бы гордился! Жаль, что о пользе литературы с ним уже не поспорить. А то я отучил бы его бросаться книгами.
    — Но, п-п-помилуйте, — идет на попятную предатель, у которого от волнения начинают трястись руки. — Я больной человек. Вы все не так поняли…
    — Мой меч очень острый. Им легко разить врагов. Вам не о чем беспокоится! — смеюсь в лицо негодяю. И тут припоминаю, как советник говорил мне что-то похожее, когда отправлял на верную гибель. Нет, не хочу становиться таким, как он. — Ладно! Можешь проваливать вон! Только больше мне на глаза не попадайся!
     Под общее улюлюканье сгорбленный Сигард покидает помост. А я в это мгновение чувствую признательность к нему. Ведь именно благодаря его стараниям я нашел в себе силы поймать удачу и стать настоящим королем.
     
     
     

  Время приёма: 19:21 14.04.2017