17:51 07.01.2017
12 января начинается приём работ на Конкурс

13:36 16.04.2016
39-ый конкурс отложен на 3 месяца (в связи с недостаточным количеством рассказов). Приём работ продолжается (до 24 июля).

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №42 (весна 17) Первый тур

Автор: Гончие Н. и Н. Количество символов: 27442
Конкурс №42 (весна 17) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ae011 Тени


    1
    
    Чтобы не разбудить сына, Мария старалась не шуметь. Практически не дыша, на цыпочках прошла за ним в гостиную и остановилась поодаль. В серой пижаме, с взлохмаченными кудрями непокорных волос, сын выглядел безумно трогательно.
    Тарас начал ходить во сне три месяца назад. Каждую ночь он подходил к окну и распахивал створки, замирая. Мария перевела взгляд с фигурки сына на фотографию мужа, а потом вновь взглянула на Тараса, что сжал ладони в кулаки и посмотрел куда-то в небо.
    - Папа! Вернись... - прошептал он.
    Беззвучно всхлипнув и сглотнув комок в горле, Мария молча села на пол, прижавшись спиной к холодной стене. За окном восходящее солнце чертило тёмные узоры на земле, подбираясь к дому. Мария вспомнила, что часто заставала мужа около распахнутого окна. Он стоял в такой же позе, как их сын и смотрел в небо.
    - Она нас слышит... Не нужно бояться говорить с ней и просить помощи.
    Герман жил этой мыслью и пытался найти доказательство, что контакт с планетой во благо переселенцам. Мария взглянула на замершего около окна Тараса и вздохнула. Солнце поднималось все выше и вскоре осветило гостиную. Тень сына пролегла связующей линией от детской фигурки до её босых ступней, и Мария почувствовала, что он больше не спит.
    - Мама, - Тарас обернулся. – Что ты тут делаешь?
    - Пришла за тобой, милый, - Мария медленно встала и подошла к растерявшемуся ребёнку, бережно обняла и подняла на руки: – Ты видел удивительные сны, и я была рядом…
    - А ты знаешь, что мне снилось? – Тарас доверчиво обхватил Марию за шею и прижался щекой к материнскому плечу.
    - Да… - Мария внимательно посмотрела на сына.
    - И что там было? – Тарас ободряюще улыбнулся. Он часто так делал в последнее время, призывая Марию быть откровенной и не отгораживаться от общей грусти.
    - Твои любимые единороги, котёнок, - Мария быстро поцеловала Тараса в щеку и спряталась в детских объятиях, избегая откровенной беседы.
    Сегодня у Тараса день рождения и Мария обещала сыну провести этот день у озера. Шестилетие они будут отмечать без Германа. Мария развернулась к окну и посмотрела в небо, пытаясь разглядеть Землю.
    
    
    2
    
    
    Утёсы нависали над прозрачной гладью озера, солнце стояло высоко и тени от предметов, касаясь земли, сменяли оттенки: от густого кофе до разбавленного какао. Герман нашел это место и с появлением Тараса - озеро стало излюбленным местом отдыха. Здесь они ощущали себя частичкой планеты, упивались чувством счастья и покоя.
    "Ты разорвал это единение..." - Мария поморщилась от собственных мыслей. Герман хотел изменить жизнь поселенцам, а в результате разрушил собственный мир.
    Благоговейная тишина, только ветер чуть слышно «шептал» по прибрежным дюнам, развивая мелкий багряный песок, шелестел алой травой.
    Прекрасное уединённое место для жилья и, несмотря на отговоры родных и близких, что предпочитали защитный купол Базы, они уже десять лет жили открыто. Не скрываясь и не надевая скафандров. Климат и природа идеально подходили землянам, но люди опасались обустраиваться.
    Но здесь можно жить! Это Герман на собственном примере попытался доказать Совету, но достиг другого результата. Германа призвали и вернули на Землю. Мария вздохнула и перевела взгляд на собственную тень, что замерла у ног.
    - Тут даже тени живые... - Герман снимал как меняется ландшафт в зависимости от положения светила и потом часами изучал отснятые кадры: - Они меняют оттенок не только от положения солнца, но и в зависимости от наших эмоций. Ты вот смеёшься и твоя тень светлее...
    Мария закрыла глаза и досчитала до десяти. В последнее время она все чаще вспоминала счастливое прошлое. Счёт помогал не заплакать.
    - Мне не хватает тебя... Возвращайся скорей, - прошептала она, открывая глаза, и протянула руку, мысленно прикасаясь к глади озера. Всполохи «падающих» звёзд прорезали небо и отразились в водной глади. Мария спустилась вниз, проверить сына. Тарас увлечённо играл в густой тени утёса, погружая руки в песок и развивая в стороны, захваченные в плен комья. В рюкзаке, лежащем на песке, ожило переговорное устройство.
    - Прости, мама, я не слышала, - Мария виновато улыбнулась, отключая функцию видео-обзора. Матери незачем знать, что они разгуливают одни. Герман часто подшучивал над ретро-взглядами тёщи.
    - Хорошо, что мы, рождённые на другой планете, не унаследовали земные фобии, - обнимая Марию и сына, шептал он.
    - Празднуете? – голос матери вернул Марию из прошлого.
    - Пытаемся. Герман обещал поздравить сына, - Мария посмотрела на часы.
    - Вы могли бы приехать, - мамин голос настойчиво призывал очнуться от воспоминаний. – Думаешь, Тарасу весело в вашем затворничестве? Ладно ты, но ребёнку нужно общество и общение. Ему будет лучше…
    - Мама! – Мария постаралась сдержать раздражение. – Я знаю, что лучше для моего сына. Прости, но Герман будет скоро звонить и…
    - Ты прекрасно знаешь, что это не прямая связь! Оттуда сообщение идёт месяц, если не больше…
    - Но оно придёт, мама! – Мария резко нажала на кнопку отбоя и пнула рюкзак, выпуская эмоции наружу.
    Прошло более тридцати лет как на Земле началась мировая война с террористическими группировками, и была создана межпланетная колония из резервных групп всех конфессий и рас. Шли годы и поселенцам становилось очевидным, что война не имеет конца. Мария оглянулась на играющего сына, её не покидала мысль, что Тарас скоро вырастит и каждое день рождение, просто очередной шаг к неминуемой разлуке. Призыв мужчин - первый в списке обязательств переселенцев перед родиной. Вторым пунктом – обязательство вернуться и возродить человечество.
    - Кто хочет возвращаться на кладбище? - они часто обсуждали возвращение с Германом, и искали путь отхода. С пелёнок им внушали, чем и почему они обязаны Земле. Тарасу вскоре предстоит услышать в школе про свои обязательства. Остался месяц… И этот важный для их семьи день его отец тоже пропустит!
    - Я скучаю по тебе…- поняв, что произнесла это вслух, Мария испуганно прикрыла рот рукой, опасливо оглядываясь на сына. Но Тарас не слышал, мальчик стоял напротив отвесной скалы и смотрел на собственную тень. Восходящее позади светило ярко освещало окрестности, и тень обрела чёткую и густую форму.
    Тарас медленно поднял руку, и тень, слегка превосходящая его в росте, повторила этот жест, вызывая на лице матери, наблюдавшей за этой игрой, лёгкую улыбку. Тарас часто играл с Тенью, ему никогда не было скучно. Родителям Тень помогала отслеживать состояние ребенка, по ее насыщенности, можно было определить настроение сына и по первым предвестникам догадаться серьезно он болен или это просто легкое недомогание. Своеобразный детектор и оберег.
    - Когда он вернется на Землю, у него не будет Тени, ты понимаешь это? - Мария вспомнила свой последний разговор с мужем. - Он будет там один... Никем и ничем не защищен, когда нас нет рядом.
    Услышав смех сына, Мария очнулась от воспоминаний и посмотрела в его сторону. На этот раз Тарас общался с Тенью по-другому. Мария невольно поддалась вперед, чтобы рассмотреть получше. Тень казалось, повторила ее движение и так же поддалась навстречу, нависнув над ребенком в ее направлении. Мария вскрикнула и бросилась к сыну.
    - Папа… - Тарас обернулся и, бросившись в ее раскрытые объятья, уткнувшись носом в ее живот, радостно повторил: - Папа вернулся… Ты это видишь, мама?
    
    3
    
    До города они добрались за полчаса. Перелёты Мария не любила, а вот Тарасик не часто выезжающий из дома, воспринимал поездку как «подарок»
    - А я ведь так и не успела ничего подарить… - Мария шагнула в распределительный блок.
    - Простите за неудобства, - паренёк, сканирующий сетчатку глаз на входе, улыбнулся.
    Мария, сжав руку сына, потянула его за собой на трансфер, заметив родителей, встречающих их на выходе.
    - Мама, тут здорово! – Тарас крутил головой, вызывая на её лице понимающую улыбку. Мария вспомнила, как бегала по прозрачным коридорам, пытаясь поймать момент старта ракет, уносящихся в чёрное небо.
    - Что случилось? – отец Марии шагнул навстречу, поднял внука на руки и обеспокоенно посмотрел на дочь, пытаясь прочитать её мысли: - Ты же хотела дождаться звонка Германа...
    - Его поздравление поступит вовремя, - Мария отвернулась от проницательного взгляда матери, что молча разглядывала её, не сходя с места: - Ты была права, Тарасу нужно общество. Спасибо, что согласились помочь. Надо было сразу вернуться на Базу, как только Герман улетел, но я…
    - Ты хотела ждать мужа дома, тебе так было легче, я понимаю, милая, - мама ободряюще улыбнулась: - Что заставило тебя передумать? Буквально час назад ты была настроена иначе.
    - Тарас скучает по Герману, так же как и я, если не больше. У него видения, - Мария понизила голос, чтобы сын не услышал.
    В детстве Мария часто играла с собственной тенью, и порой ей казалось, что Тень понимает ее лучше, чем кто-либо. Герман считал и пытался доказать, что тени "следующие" за хозяином - своеобразные "ангелы хранители". Попытка планеты общаться.
    Мария хорошо помнила, как "оценили" версию молодого учёного в Совете и "натравили" на Германа военкомат. Мария не успела ничего сделать, даже попрощаться...
    - Не волнуйся, я вернусь, - Герман на миг замер на пороге и шагнул в "неизвестность".
    Мария вздохнула. Стоит ли посвящать родителей во все тонкости сегодняшней "встречи". Герман не успел найти прямых доказательств положительного влияния планеты. Демонстрировать сына перед комиссией, подвергать опросам и экспериментам - они были не готовы. Прилетевшим на планету коренным землянам будет чужда теория "живой планеты", ведь они не испытывали на себе её влияния. Но Тарас – ребёнок второго поколения. Мария чётко понимала, что будет если Совет познакомиться с Тенью-спутником и в дополнение, если она заикнётся о "контакте". Тени никогда не вели себя самостоятельно. До сегодняшнего дня.
    - Мама… - Мария подняла взгляд и всмотрелась в родные черты: - Нам нужно серьёзно поговорить, и я хочу почитать условия нашего возвращения на Землю. Ты ведь хранишь эти файлы?
    
    4
    
    Дед с внуком замерли напротив детского центра. Нависшая над клиентами клоунская голова, раскачивалась из стороны в сторону так, что яркий колпак забавно колыхался в воздухе, звеня бубенцами. Обойдя замерших «мужчин», Мария скользнула взглядом по табло со списком развлечений.
    - Активируйте режим подбора, - Мария подняла взгляд на комично разукрашенное лицо, а затем нетерпеливо щёлкнула клоуна по носу, чтобы ускорить программу с ответом.
    - Плазмоган против зомби-червяков, невероятное псевдореалити с продолжительным послевкусием, – ожил клоун и сделал ударение на слове «невероятное», а «продолжительное» протянул в букве «и»: – Ещё к вашим услугам – космический поединок …
    - У вас для мальчиков только боевая тематика? – Мария не сдерживала раздражение.
    - Для мальчиков у нас первоклассная подборка, что пригодиться в будущем для призывной миссии, – клоун скосил взгляд на один из бубенцов, свисающих с красно-жёлтого колпака и, продолжил перечислять список: – Погружение к затонувшим боевым судам третьей мировой – спокойное величие океанских вод и памятников старины. Диггеры в катакомбах Большого Калифорнийского укрепрайона.
    - А единорогов нет? – несмело пробормотал Тарас, наблюдая за сверканием бубенцов и движением безумных глаз.
    - Есть единороги. В сценарии ловли выбранной особи, заложен экшн сюжет. Очень хорошо развивает мальчиков со склонностями к разведывательной деятельности...
    Понимая, что все программы настроены на подготовку будущих воинов, Мария не дожидаясь развития, ткнула голограмму по носу, закрывая шуту рот:
    - Один взрослый и один детский, пожалуйста…
    - Аттракцион совершенно безопасен и будет лучше, если мальчик погрузится в псевдореальность без присутствия старшего опекуна.
    - Я сама знаю, что лучше моему сыну! – забывая, что общается с программой, прокричала Мария, вызывая недоумение на лицах собственных родителей.
    – С вас четырнадцать полных номиналов, – выпалила голова неожиданно деловым тоном.
    - Мама сказала, что ты хочешь поговорить, я думаю, нужно провести нашу беседу в лаборатории, - отец задержал Марию у входа на аттракцион. – Ты слишком долго жила вне базы…
    - Закончились подопытные мышки? – Мария понимала, что ведёт себя неадекватно, но остановиться не было сил. Сказывалось все – страх за сына, тоска по мужу, долгая изоляция от цивилизации. Колонисты не желая обосновываться на планете, обустроили базу и она разрослась на многие километры, укрытая стеклянным куполом. Мария, вспоминая как играла в догонялки с собственной тенью в прозрачных коридорах, усмехнулась: - Им эта преграда не помеха...
    Пройдя внутрь зала через световую завесу, Мария с Тарасом устроились в креслах, и ожившие сенсорные приёмники, быстро подключились к телу. Мария сжала руку сына, ободряя ребёнка, понимая, что в собственной жажде отвлечь его от видений, она переходит какую-то невидимую черту. Перед глазами задумавшейся на мгновении женщины, возник текст-соглашение, и пока Мария нажимала на нужные кнопки, согласуя степень сложности, в ушах ненавязчиво бубнили инструктаж.
    И вот, спустя несколько минут, Мария с Тарасом перенеслись в сказочный мир. Графика окружающей природы поражала реальностью. Марии казалось, что она ощущает не только лёгкое дуновение ветра, но и запахи экзотических цветов.
    - Крррруто…. – Тарас восхищённо вертел головой, так же как в аэропорту. – Почему мы раньше сюда не приезжали, мам?
    «Потому что сбежали…» - хотела ответить Мария, но осеклась. Справа от них в гуще растительности, виднелся вход в пещеру, и рядом стояла одинокая вагонетка. Внутри пещеры, разработчики создали некое подобие штольни: горные породы на сводах и стены, рисовали причудливые картины, узорами сталактитов напоминая причудливых животных.
    - Мам, видишь там голову красного льва? – Тарас пальчиком указал направление.
    - Вижу, сынок, а ещё свернувшуюся в клубок зелёную змею – вон там, – Мария в свою очередь показала на место под сводом.
    Мать и сын восхищённо следили за сменой образов, пока двигалась их вагонетка, и приближался шум водопада. Поток воды низвергался с вершины скалы, сквозь которую они приближались к виднеющемуся впереди озеру, образуя струящиеся ворота по бокам пещеры.
    Расслабленная шумом воды и сказочным пейзажем, погруженная в собственные мысли, Мария сначала не заметила гигантскую глыбу, отколовшуюся от боковой части свода и, будто в замедленной съёмке, летящую прямо на них.
    - Мама! – закричал Тарас, и Мария ощутила, как её тело парализует страх. Но нужно было действовать и спасать сына! Всё решали секунды. Мария видела, что Тарас, вместо того, чтобы бежать - упал навзничь и свернулся калачиком на дне вагонетки. Она забыла о нереальности происходящего и закричала от ужаса, в предвкушении скорой гибели. Мария выставила руки над головой, желая остановить кошмар и заметила Тень, отделившуюся от боковой стены.
    - Все хорошо…- услышала она голос Германа и благодарно провалилась в это ощущение «снова вместе»...
    
    5
    
    - Ты нас напугала, родная! – Мария безучастно наблюдала, как мать суетиться около кровати, передвигая многочисленные колбы на столике.
    - Папа, уже успел собрать данные? – ухмыльнулась девушка на очередную суетливую рокировку стеклянных ёмкостей. Она уже и не помнила, когда в последний раз сдавала анализы. Тарас так и вовсе жил без медицинских карт и обследований. Рожала сына в ванной, под присмотром мужа и подчиняясь видео-инструкциям лучшего акушера колонии. Теперь все её «секреты» вновь в руках «великого учёного с Земли».
    - Тарас… - Мария приподнялась, чтобы встать, но мать остановила её, легко прикоснувшись к плечу.
    - Он спит… Пришлось дать ему успокоительного, - женские взгляды скрестились, один испуганный другой вопрошающий: - Ты поступила беспечно, не рассказав о том, что у тебя стресс, дорогая! Призыв Германа и изоляция пагубно сказалась не только на тебе, но и на сыне! Когда мы вошли в зал для игр и увидели тебя, лежащую без сознания, наш внук кричал, что видел Германа и тот вас спас…
    - И мне показалось, что он там был... - Мария отвела взгляд в сторону. - Ты ведь помнишь, что было после того, как Герман озвучил версию "Тени"?
    - Помню... Причем тут его исследования? Что ты скрываешь? – мама вновь дотронулась до её плеча. – Мы тебе не враги, когда ты это поймёшь?
    Мария молча смотрела на собственную тень, потемневшую в унисон мыслям. Безусловно, родители, давая присягу верности, не думали о том, что будут страдать их дети. Земля для "стариков" - родина, а для неё - чуждый мир. Клятва отцов приравнивалась к проклятью, что вынуждало новое поколение умирать за чужие интересы. А в случае победы или полного истребления, им всем предстояло вернуться. Зачем?
    - Отец отправит отчет о нашей встрече в Совет? – Мария не желала смотреть на мать, скрывая истинные эмоции. Как поступят представители Земли, которых избрали для создания колонии на досконально неизученной планете, если узнают, что она живая и, возможно может влиять на их судьбы? Всех вернут на чужую им Землю, где их ждет чужая война?
    - Чего ты боишься, ответь мне! – голос отца заставил Марию развернуться и встретиться с ним взглядом.
    - Я не хочу, потерять Германа, отдавать им Тараса и не хочу сама возвращаться туда, папа! Здесь наш дом, здесь! – прокричала Мария и, закрыв лицо, беззвучно заплакала.
    - Не волнуйся, никто ничего не узнает, пока ты сама не захочешь. Но пойми, мы любим тебя и хотим помочь… - тихо прошептал отец, горестно вздохнув, отзываясь на страдания дочери: - Мы сумеем доказать, что задуманная миссия устарела. Колонисты больше не смогут поставлять на Землю воинов. Совет будет вынужден направить силы не на выживание и выращивание потомства для Земли, а на изучение планеты, чтобы стать её постоянными жителями. Или будет расформирован! Но чтобы что-то изменить нам нужен Тарас.
    - Я знаю, папа... - Мария отвела взгляд в сторону: - Но сначала я хочу дождаться вестей от Германа. И сегодня нам нужно вернуться, я чуствую это.
    
    6
    
    Когда они с Германом выбирали проект поселения, перелистывая "земные" фотографии, выбор пал на шале-стиль. Карнизные свесы создавали уютную тень вокруг деревянных стен, и, чтобы дом гармонировал с прибрежными скалами, Герман обложил первый этаж камнем, что нашёл у подножья скал. Уютное гнёздышко для двоих…
    После появления Тараса – дом наполнился не только счастьем, но и смыслом. Так было ровно до того момента, как Совет настоял на том, что Герман обязан улететь на Землю. Текст повестки звучал как ультиматум. Или ваша семья будет арестована, имущество изъято и вы насильно будете отправлены в составе ударных войск без права на возвращение, или же Вы явитесь в военкомат самостоятельно и отправитесь на службу, согласно текущим навыкам на два года, а Ваша семья получит социальную поддержку без границ.
    Мария обессиленно упала на кровать, и, едва коснувшись головой подушки, провалилась в успокоительный сон. По настоянию отца, пришлось принять кучу болеутоляющих. На аттракционе, теряя сознание, Мария ударилась рукой об угол металлической перегородки. На пути домой, рука нещадно ныла. В добавок, ей пришлось нести Тараса от взлётной площадки на руках. Ребёнок находился под действием лекарств и безмятежно спал.
    - Он проспит ночь, милая, и тебе не нужно караулить около кровати. Он не пойдёт его искать… - перед сном Мария вспомнила, как честно и откровенно поделилась с родителями страхами и рассказала о новых возможностях Теней. Отец имел огромное влияние на старейшин колонии. Мария была уверена, что теперь все изменится и с детей второго поколения снимут обязанность перед Землёй. И вернут Германа, чтобы он мог продолжить исследование! Во входящих не было его поздравления и беспокойство о судьбе колонии ушло на второй план.
    - Поезжай домой. Отдохни и завтра позвонишь в военкомат. Возможен сбой в связи, – мама участливо сжала руку дочери, провожая их в терминале, а потом ласково улыбнулась: - Все будет хорошо, родная…
    Мария беспокойно заворочалась во сне. Кошмары сменяли друг друга. Летящая на дом каменная глыба, напоминала Землю - формами и зелёно-голубыми отливами. Глыба рассыпалась в прах и перед изумлённым взором Марии открылась огромна площадь, окружённая высотными зданиями, что не отбрасывали теней. Пустые глазницы окон осуждающе смотрели сверху, следя за каждым её шагом. Подняв взгляд, Мария приметила Германа. Муж шёл прочь по бесконечной дороге в зев пещеры. Развёрзнутая пасть поглотила Германа и Мария закричала от ужаса.
    - Тише, я рядом, - мгла окутала её и ласково обернула, пряча в бесформенный кокон. Чьё-то прикосновение к плечам, сдержало порыв и настойчиво удержало на месте: - Я уже рядом…
    Мария невольно приоткрыла глаза, окончательно пробуждаясь. В тишине мерно щёлкал переключателем кондиционер, самостоятельно регулируя климат спальни. Марию не оставляло ощущение, что она не одна. Густые тени по углам – напряжённо дрожали, в такт её дыханию.
    Встав с кровати, Мария, осторожно ступая по прохладному полу, стараясь не шуметь и почти не дыша, прошла в детскую. Тарас спал. Умиротворённое выражение детского личика немного успокоило её. Прикрыв в детскую дверь, Мария вернулась в спальню. Её тень мягко скользила вслед, тревожно меняя оттенки в унисон с чувствами хозяйки. Вынув из рюкзака припасённый дозатор со снотворным, Мария быстро сделала инъекцию и вновь легла среди белоснежных подушек, стараясь не думать о тревожных тенях и живущих в них образах.
    Крепко заснув, Мария не видела, как от стены у изголовья кровати отделилась Тень, и лёгкой дымкой мягко коснулась её щеки. Несколько мгновений, словно проверяя состояние спящей и в чем-то удостоверившись, Тень отпрянула в сторону, и приобретя человеческое очертание, проскользнула к настенным полкам. Мария бережно расставила на них фото-голограммы семьи. Она и Герман целуются на фоне заката. Новорождённый Тарас на руках счастливого мужа. Герман разжигает костёр у подножия утёса. Тень коснулась голограммы, заставляя ту проиграть отрывок прошлого. Просмотрев кадры, бесформенная Тень обрела облик Германа и повторяя его движения, имитируя - присела у воображаемого костра. Следующее изображение – укачивание Тарасика, не желающего спать. Исполненный нежности поцелуй. Тень оглянулась на спящую Марию, подошла к ней и склонилась: точь-в-точь повторяя действия мужчины, подсмотренные ранее. Коснулась губами щеки и раскрытых во сне губ. А затем, испуганная откликом - резко отпрянула и юркнула в тёмный угол. Продолжая из укрытия следить за Марией. Ловя каждое её движение и прислушиваясь к дыханию.
    Отведя взгляд на тумбочку от разметавшейся на постели женщины, Тень посмотрела на небольшой бумажный глобус. Макет Земли – Мария смастерила его в детстве. Поддавшись внезапному порыву, Тень подошла, схватила и с силой сжала маленькую модель Земли, сминая шар в ладони, а потом, отбросив изуродованный макет в сторону, ласково коснулась губами щеки Марии, скрываясь в утренней мгле.
    
    7
    
    Проснувшись от настойчивого сигнала, Мария вскочила с кровати и со вздохом, ответила на видео-звонок. Возникшее на экране лицо матери выглядело обеспокоенным.
    - Я уже полсуток не могу до тебя дозвониться! Ты обращалась в военкомат?
    -Нет, мама… Всю ночь мучили кошмары, вперемешку с чудесными сновидениями и я задержалась на просмотре, - невесело хмыкнув и прихватив с собой телефон, Мария прошла в столовую. На столе Тарас оставил записку: «Поел и гуляю»
    Благодаря Герману их сын рано научился писать и был полностью готов пойти в первый класс. Время пролетит быстро.
    - Мама, я не уверена, но мне кажется, я опять видела Германа… - Мария включила кофеварку.
    «Жить отшельниками – не значит без удобств!» - Герман снабдил их шале всем необходимым. Эту кофеварку он подарил ей на первый годовщину свадьбы.
    - Этого не может быть, - голос матери вернул Марию из прошлого: - Он не мог вернуться - мы бы были в курсе. Ты просто скучаешь, моя дорогая, и путаешь желаемое с действительностью. Подбери необходимые файлы и подготовь сына. Ему придется выступить перед Советом и продемонстрировать свою тень. Ты же понимаешь, что это пока единственная лазейка от обязательств и нам придётся показать, чем твой ребенок отличается от других. Вы единственные кто рискнул выйти в открытый контакт с местной природой и активность его тени очевидна, не так как у остальных. Мы сможем все изменить, дорогая. Ты должна просто поверить в это!
    - Я знаю и готова ко всему, мама, – Мария отключила связь и набрала номер военкомата. Взяв в руки чашку с ароматным кофе, проговорила кодовый номер, под которым Герман был зарегистрирован в списках, и присела на край стола, ожидая ответа на запрос.
    - Военнослужащий под кодовым номером Т-539 - погиб 26 мая. Смерть зафиксирована в ноль часов пятнадцать минут… - звон разбитой чашки, схлестнулся с пронзительным женском криком.
    "Герман мёртв уже три месяца и я только сегодня узнала об этом" - Мария подняла взгляд на входную дверь и ощутила как ее затягивает в разверзнутую пасть ночных кошмаров.
    
    8
    
    - Папа… - Тарас протянул руку, и прикоснулся к холодной тени, наблюдавшей за ним с поверхности скалы. – Ты меня не оставишь, никогда не оставишь, правда?
    Тарас утром прибежал к озеру и залез на уступ, чтобы стать ближе к небу, и Тень последовала за ним. Зная, что ребёнок важен для Марии, Тень никогда не оставляла мальчика одного, когда тот бодровствовал…
    - Нет, никогда… Правда, - Тень беззвучно повторила слова, и обеспокоенно посмотрела в сторону шале, ощущая, что Мария пробудилась. Возникшая между ними три месяца назад связь тянула Тень к дому. Она ощущала беспокойство Марии как собственное, и невольно поморщилась от острого желания быть рядом.
    - Что с тобой? – Тарас невольно отшатнулся, наблюдая как Тень беспокойно мечется, скользя тяжёлым сгустком по поверхности, в жажде бросить ребёнка одного и броситься к дому. Марию ждало что-то страшное и необратимое.
    Ощущения растекались по бестелесной массе словно собственные, отвлекали от ребёнка и детских страхов – таких незначительных и робких. Тень вновь посмотрела на шале, пытаясь мысленно прикоснуться к Марии.
    Замечая эмоции, что сменяли друг друга на уплотняющемся лице, что все больше напоминало чертами отца, Тарас, испуганный этой трансформацией - сделал ещё один шаг назад, ступив на неровный край, что вмиг обрушился под его тяжестью, увлекая ребёнка за собой.
    - Неееет! – прокричала Тень, в унисон крику Марии, узнавшей о смерти мужа. Отрицание и борьба, боль и страх потери - слились вместе. Голос Тени приобрёл силу и интонации, так хорошо знакомые Тарасу. Пройдя цикл развития, обретя плоть и окончательно оторвавшись от прежнего хозяина, с которым её связывала уверенность Марии, что Герман жив - Тень обрела свободу. В короткий миг она наконец стала тем, кого имитировала от рождения.
    "Тут даже Тени живые. Ты смеёшься и твоя тень светлее... Мне кажется, что планета знает, когда нам больно и страшно... И хочет помочь! Достаточно попросить..."
    Бросившись вперёд, Герман успел схватить Тараса в тот, миг, когда хрупкое тело было готово обрушиться вниз, и разбиться о прибрежные камни.
    - Папа… - прошептал ребёнок, обхватывая Германа за шею. – Я всегда знал, что это ты…
    Поцеловав Тараса в щеку, Герман побежал с ребёнком на руках, в сторону дома. Ему предстоит объяснить Марии, как он смог вернуться и кто помог ему в этом. Но это потом...
    - Прости, что задержался с поздравлением, - открывая дверь и входя внутрь, радостно проговорил Герман, встречаясь с растерянным и безумным взглядом женщины, которой он необходим, чтобы жить дальше и изменить жизнь другим. Герман опустил Тараса на пол, замирая на пороге: - Теперь мы дома и все будет хорошо.
    Мария посмотрела на вошедшего мужа. Яркое солнце со спины подсвечивало его и стоящего рядом Тараса. Мария опустила взгляд на пол и истерично засмеялась. Только один из близких ей людей, отбрасывал тень...

  Время приёма: 17:22 10.04.2017