22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 39982
Конкурс №41 (зима) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ad002 Далёкий остров


    

    Ветер выл и ревел тысячью голосов. Он яростно метался, как загнанный зверь, между бушующим морем и беспросветно тёмными небесами. Волны неслись одна за другой, будто пытаясь убежать от его гнева. Матросы убрали паруса и отчаянно работали вёслами, но ярость стихий подбрасывала и кружила большие тяжёлые корабли, ежеминутно грозя перевернуть их.
    Ослепительная ветвистая молния расколола небо. Всё вокруг стихло, замерев в испуге на несколько мгновений. Затем ужасающий раскат грома разнёсся над водой, вокруг стало ещё темнее, и дождь ударил с новой силой.
    Вцепившись в мачту, Артан неотрывно всматривался вдаль, пытаясь отыскать другие корабли. Поначалу их было много... так много... Он изо всех сил напрягал глаза, хотя и понимал, что смысла в этом нет – помочь им он всё равно не может. Оставалось надеяться на милость богов и мастерство мореходов.
    Раздался громкий треск, и сразу несколько голосов слились в испуганном крике. Судно накренилось под ударом огромной волны и холодная вода окатила юношу с головы до ног. Казалось, корабль вот-вот опрокинется, но постепенно палуба вернулась в прежнее положение.
    Отбросив со лба мокрые волосы, Артан покрепче стиснул мачту. Он не хотел спускаться вниз – зачем? Если им суждено погибнуть, это его не спасёт. Кроме того, он – сын Метара, правителя, единственный наследник престола. Если с отцом что-нибудь случится – да хранят его боги! – Артан должен будет занять его место, возглавив свой народ. Ему не к лицу проявлять слабость.
    Где сейчас отец? Кажется, там, на носу, говорит с капитаном.
    Артан перевёл взгляд в ту сторону, откуда плыл корабль. Хотя сейчас легко можно ошибиться: вокруг всё стало одинаковым, лишённым ориентиров.
    И даже без пелены дождя, при ясном дневном свете он не разглядел бы свою дорогую, потерянную навсегда родину. Вскормившая его земля скрылась за горизонтом.
    Сотни лет его страна процветала, и этому, казалось, не будет конца. Но ещё до того, как отец Артана взошёл на престол, признаки упадка стали очевидными для всех. Межусобицы раздирали некогда могучее царство. Метар пытался навести порядок, но внезапно с востока нахлынули орды кочевников. Казалось, им нет числа. Поражение следовало за поражением и варвары продвигались всё дальше, оттесняя отчаявшихся людей к побережью.
    И тогда Метар принял решение: его народ должен сесть на корабли и отыскать себе новую землю. Варвары, никогда не видевшие моря, не смогли бы последовать за ними. Но, видимо, соплеменники Артана ещё не испили до дна чашу страданий, уготованную им судьбой. Внезапно налетевший шторм обрушился на корабли, швыряя их, как щепки. Не помогали ни опыт мореплавателей, ни молитвы. Прошло уже много времени, но ветер и не думал стихать.
    Артан видел, как неустанно трудятся гребцы. Это были свободные люди, а не рабы – самые сильные мужчины добровольно уселись за вёсла. Они отчаянно боролись со стихией, но силы были неравны. Что ждёт этих людей? Неужели всё окажется напрасным, и вместо спасения беглецам уготована гибель?
    Кто-то схватил юношу за плечо. Оглянувшись, Артан увидел отца.
    Несмотря на почтенный возраст, Метар всё ещё выглядел сильным широкоплечим мужчиной. Но сейчас весь его вид выражал беспредельное отчаяние. Да, в такие моменты ноша ответственности становится поистине неподъёмной...
    – Ты как, держишься? – голос отца едва слышался сквозь рёв бури.
    – Пока держусь, – Артан кивнул в сторону капитана. – Что он говорит?
    Отец печально покачал головой.
    – Сейчас он бессилен. Нам остаётся только ждать.
    – Чего нам ждать? – глубокий голос перекрыл завывание ветра. – Верной гибели?
    Метар резко обернулся, схватившись за меч. За такие слова можно и головы лишиться – нет ничего опаснее в трудные минуты, чем порождённая страхом паника. Однако его рука тут же разжалась. Это совсем не удивило Артана, когда юноша разглядел говорящего.
    Незаметно приблизившийся жрец в чёрном одеянии даже сейчас выглядел внушительно. Он стоял неподвижно, и казалось, что какая-то сила помогает ему сохранять равновесие на шаткой палубе.
    – Боги гневаются – они послали эту бурю, все человеческие силы здесь бесполезны. Нужно поскорее задобрить их. Боги требуют жертву.
    – Точнее – твой бог, – пробормотал Метар.
    Ничуть не смутившись, жрец величественно кивнул.
    – Да, это так. Он посылает нам ясные знаки. Мы уже принесли в жертву нескольких рабов, но этого мало. Слишком мало, повелитель.
    Артан вздрогнул, и вовсе не от холодного ветра. Зловещий культ Чёрного Бога распространился по стране совсем недавно, быстро приобретая популярность и власть. Настолько, что жрецы этого культа отправились в путь на одном корабле с царём. Многие поговаривали шёпотом, что поклонение Чёрному Богу является вернейшим признаком упадка и загнивания, однако юноша не знал никого, кто осмелился бы высказать это громким голосом и в публичном месте.
    – Вам нужны ещё рабы? – Метар развёл руками и тут же ухватился за канат, чтобы не упасть. – Их почти не осталось...
    – Может, пусть ваш бог сперва разгонит тучи, а уж потом мы его отблагодарим? – не удержался Артан.
    Жрец остро взглянул на юношу.
    – Чёрный Бог вознаграждает лишь тех, кто верен ему безоглядно. Нам придётся многим пожертвовать, чтобы заслужить его милость.
    Он перевёл взгляд на Метара.
    – Позволь поговорить с тобой, царь... наедине.
    Артан молча смотрел, как отец, ссутулившись, идёт к надстройке на корме. Жрец следовал позади, как и положено, однако напоминал не подданного, выражающего почтение правителю, а скорее конвоира при заключённом.
    Отвернувшись, юноша снова принялся наблюдать за морем и небом, пытаясь разглядеть хоть что-то, дающее надежду на спасение.
    То, что он вскоре увидел, наполнило его сердце ужасом.
    Волны сделались больше, и один из кораблей, неудачно развернувшись, встал боком к надвигающимся водяным валам. Мощный удар подбросил его вверх, почти целиком выдернув из воды. Сверкнула молния, и в ослепительном свете Артан ясно увидел, как корабль раскалывается пополам. Крики людей, осознавших близкую смерть, донеслись до юноши даже сквозь вой ветра и шум дождя. Но вскоре они стихли, пенящаяся вода сомкнулась над обломками, и всё исчезло без следа. Море взъярилось с новой силой, будто гибель судна лишь разожгла аппетит таящегося в глубинах злого божества. А может, так оно и было на самом деле?
    Поглощённый жутким зрелищем, Артан не замечал ничего вокруг. Спустя какое-то время он услышал голос отца:
    – Пойдём. Нам надо поговорить.
    Они зашли в надстройку, где было относительно сухо. Метар прикрыл дверь и тяжело опёрся о стену. Сейчас он казался глубоким стариком. Вздохнув, он посмотрел Артану прямо в глаза. Юноше стало не по себе от этого пристального взгляда.
    – Жрецы утверждают, – промолвил Метар наконец, – что умиротворить богов может только большая жертва. Та, которую не приносил ещё никто и никогда. Поистине царская жертва.
    Некоторое время Артан молчал, осознавая смысл этих слов. Затем медленно склонил голову.
    – Если я должен отдать свою жизнь ради спасения моего народа, – твёрдо произнёс он, – пусть будет так. Это мой долг.
    Отец положил руку ему на плечо.
    – О нет, что ты. По моей вине и так погибло множество невинных людей – разве могу я послать на смерть своего единственного сына. Как бы я жил после этого? Нет. За свои ошибки я должен расплачиваться сам.
    Артан недоверчиво всмотрелся в его лицо:
    – Но... ты же не можешь...
    – Я обязан.
    – Нет, это невозможно! – юноша схватил отца за запястья, будто пытаясь силой удержать на месте. – Так нельзя! Ты правишь нами! Люди тебе верят, они готовы делать всё, что ты велишь. Кто я рядом с тобой – простой мальчишка?! Народ поддержал тебя в годы смуты, сражался под твоим руководством...
    – И вот куда я его привёл, – Метар мягко высвободил руки. – Я не смог остановить кочевников и потерял прекрасную землю, завещанную нам предками. Теперь я теряю всё. Сколько кораблей уже погибло – не сосчитать. Эта буря не стихнет, она будет бушевать, пока весь наш народ не исчезнет. Тогда и я погибну вместе со всеми. Так пусть лучше я умру сейчас, осознавая, что я хоть как-то искупил свою вину и мой народ будет жить. А ты возглавишь его. Людям нужен молодой и деятельный вождь, а не жалкий неудачник.
    – Но ещё есть надежда... – Артан лихорадочно подыскивал слова. – Жрецы могут ошибаться.
    – Я понимаю, но не могу рисковать. Не имею права.
    Артан отчаянно пытался переубедить отца, он пустил в ход всё своё красноречие. Но безуспешно. Конец их спору положил матрос, прокричавший, что ещё один корабль затонул совсем рядом.
    Больше юноша не возражал. Он молча присутствовал на недолгом совещании, когда Метар объявлял свою волю. Так же молча он выслушал последние наставления отца. Затем попрощался с ним.
    Поговорить с отцом наедине он так и не смог – буря не унималась, и Метар решил, что им нельзя терять время. Он напомнил юноше о долге и ответственности. В последний раз обнял его.
    А потом ушёл, гордо подняв голову, сопровождаемый жрецами.
    Артан не последовал за отцом – это было выше его сил. Но юноша хорошо знал, что должно произойти – он уже присутствовал на подобных церемониях. Услышав монотонное пение жрецов, он всё представил себе так ясно, будто видел воочию. Перед взглядом юноши проплывали ужасные картины: вот его отец заходит в каморку, где стоит зловещий идол, вырезанный из чёрного камня, ложится перед ним лицом вверх, младшие жрецы окружают его, старший жрец шепчет молитвы, высоко поднимая огромный нож... Сильный удар рассекает грудь... Рука жреца вырывает ещё трепещущее сердце и подносит к каменному лицу идола...
    Шло время. Артан стоял под дождём, неподвижно и молча. Никто не пытался заговорить с ним.
    На палубе появился старший жрец, и все взгляды обратились к нему. Жрец приблизился к юноше и встал рядом, почтительно склонив голову.
    – Буря не стихает, – произнёс наконец Артан.
    Жрец подошёл ближе.
    – Мы должны сохранять веру и иметь терпение. Чёрный Бог нередко испытывает своих поклонников. Кроме того... возможно, его гнев вызван тем, что на этом корабле есть изваяния других богов. Если сбросить их в море, а всех жрецов принести в жертву Чёрному Богу...
    Артан резко обернулся. Теперь они стояли лицом к лицу.
    – Вам всё мало?! Я совершил страшное зло ради вас, я позволил убить своего отца... а вам мало? Ваш бог ещё не насытился? Когда же это закончится?
    – Когда наш бог подаст нам знак, и не раньше, – голос жреца звучал всё так же невозмутимо. – Ты молод и горяч; успокойся и прислушайся к голосу разума. Бери пример с отца – он подчинился нам...
    – Потому что вы обманули его! – Артан уже не мог сдерживаться. – Из ваших речей следовало, что стоит ему пожертвовать собой – и все будут спасены. А что теперь? Ещё жертвы? Может, наоборот – боги разгневались на нас именно за то, что мы взяли с собой вас и этот ваш кусок камня?
    – Придержи язык! – жрец угрожающе вскинул руку. – Даже царь не имеет права так выражаться. Страшные кары ждут любого, кто посмеет...
    Артан и сам не знал, что стало последней каплей. Он просто понял, что должен сделать. Не чувствуя ни страха, ни колебаний – только странную, звенящую лёгкость, – он выдернул меч из ножен. Жрец вскинул сжатые кулаки, гневно крича. Всё так же бесстрастно юноша вонзил лезвие ему в живот, и крик оборвался на полуслове.
    Молодой послушник, всё это время державшийся поодаль, бросился вперёд, выхватив длинный нож. Глаза жреца светились сумасшедшим блеском. Развернувшись, Артан ударил его мечом по шее.
    Все, кто это видел, замерли. Даже ветер, казалось, застыл в изумлении. Несколько жрецов, стоя у дверей на корме, ошеломлённо смотрели то на юношу, то на своего предводителя, неподвижно лежащего на палубе.
    Что ж, начатое дело следует довести до конца.
    – За мной, вперёд! – закричал Артан, взмахнув мечом.
    Он помчался к жрецам, а следом, выскальзывая из укромных уголков, бежали его телохранители, верные гвардейцы.
    Обычные солдаты могли бы не откликнуться на такой призыв. Служителей Чёрного Бога боялись все, приписывая им разные колдовские способности. Но гвардейцы были элитой из элит. Правитель звал их за собой, ему грозила опасность – всё остальное не имело значения.
    Кто-то из жрецов бросился внутрь и завопил, призывая остальных. Послышались топот и крики. Закипел бой.
    Жрецы сражались с демонической яростью. Ими двигал не только страх смерти, но и стремление защитить своего идола. Однако воинами они всё же не были, а деревянные жезлы и ритуальные ножи из обсидиана не могли противостоять оружию из хорошей бронзы. Отправляясь в плавание, гвардейцы не стали надевать тяжёлые доспехи, а вместо длинных мечей взяли кинжалы, но сейчас хватило и этого.
    Артан вёл людей за собой. Он рубил, резал, колол, отбросив все страхи и сомнения, полностью отдавшись упоению яростной схватки. Наконец-то он мог сделать хоть что-то, а не стоять столбом, изнемогая от отчаяния. Гвардейцы прикрывали юношу с обеих сторон, но он не замечал этого, неудержимо стремясь вперёд.
    Вспышки молний снова и снова высвечивали сверкающие лезвия, перекошенные лица, оскаленные зубы, стиснутые кулаки. Когда сияние исчезало, становилось так темно, что сражаться приходилось почти вслепую.
    Непрерывно тесня жрецов, Артан и гвардейцы ворвались в каюту, где стоял идол. Перед его каменными глазами развернулось жуткое побоище. Один за другим жрецы бросались вперёд – даже умирая, они стремились нанести хоть какой-то вред противнику. На руках и ногах юноши кровоточили многочисленные порезы, но он не замечал этого. Оторвав от стены обломок доски, он отражал им удары, как щитом, и тут же бил в ответ. Ноги скользили на полу, мокром от воды и крови. Несколько раз Артан падал, спотыкаясь о мёртвые тела, но воины защищали его и помогали подняться.
    Снова вскинув меч, Артан вдруг понял, что сражаться больше не с кем.
    Всё ещё под властью возбуждения, умножающего его силы, он вместе со всеми принялся вытаскивать тела жрецов на палубу и сбрасывать в море. Артан узнал, что именно так служители Чёрного Бога поступили с телом его отца, и гнев юноши не угасал. Когда со жрецами было покончено, он бесстрашно подошёл к изваянию и накинул верёвку ему на шею. Даже отважнейшие гвардейцы ощущали невольный трепет, прикасаясь к идолу, но юный предводитель действовал без колебаний. Мрачную каменную глыбу, перед которой многие годы приносились ужасные жертвы, тоже вытащили наверх и без каких-либо церемоний перевалили через борт. Издав негромкий всплеск, идол исчез без следа. Пенящиеся волны сомкнулись над ним, как до этого – над его слугами, и покатились дальше.
    Люди тревожно смотрели вниз, опасаясь, что вот-вот случится нечто страшное, что на них обрушится гнев свергнутого бога. Даже Артану стало не по себе, стоило юноше в полной мере осознать, что он сделал. Конечно, варвары-кочевники не раз разрушали и грабили храмы, но захватчики находились под защитой своих божеств. Несомненно, они обладали могучей силой, раз даровали своим почитателям победу. А кто заступится за горстку изгнанников?
    Однако время шло, и ничего особенного не происходило. Всё так же выл ветер и хлестал дождь, но с этим все уже свыклись.
    Отбросив сомнения, Артан подошёл к навесу, где прятались от дождя придворные, обязанные постоянно находиться неподалёку от правителя. Юноша отыскал среди них главного законника, который записывал и приводил в положенный вид царские указы.
    – Запомни эти слова: вот моя воля, которая для всех – закон. Отныне и навсегда я запрещаю приносить людей в жертву богам, и неважно, о каком культе идёт речь.
    Законник низко поклонился, готовый служить Артану так же верно, как прежде – его отцу. Впрочем, сейчас важный сановник больше походил на нищего бродягу, которого ливень застиг посреди поля.
    Уже в который раз Артан обвёл взглядом разгневанное море. Чем же всё это закончится? Правильно ли он поступил? Да, хуже им не стало, но и лучше – тоже. Вдруг первое же решение, принятое им на этой высокой должности, окажется страшной ошибкой?
    Но больше он ничего не мог поделать. Оставалось только ждать – и надеяться.
     
    Солнце ярко светило посреди синего неба. Неторопливо плыли белоснежные облака, будто радуясь, что большие мрачные тучи уступили им место. Море казалось огромным драгоценным камнем, оправленным в золотое сияние.
    Ловкий матрос вскарабкался на самую верхушку чудом уцелевшей мачты; на его груди поблёскивало закреплённое ремнями латунное зеркало. Подняв металлический диск, матрос начал поворачивать его, подставляя под солнечные лучи. Яркие вспышки подавали сигналы кораблям, разбросанным стихией по сапфирной глади.
    На то, чтобы собраться вместе, ушло много времени – ветер почти стих, а гребцы совсем выбились из сил. Артан нетерпеливо расхаживал по палубе, еле сдерживая желание самому залезть на мачту.
    Наконец он узнал достаточно, чтобы оценить потери. К огромному облегчению юноши они оказались не так велики, как он опасался. Но куда плыть теперь?
    – Нас унесло на запад, повелитель, – объяснил капитан. – Сейчас я даже примерно не могу сказать, как далеко. Нужно дождаться ночи, чтобы попытаться определить наше местонахождение по звёздам. Мы...
    – Земля! Земля! – внезапный крик заставил всех встрепенуться. Матрос на мачте указывал рукой куда-то в западном направлении. Свет солнца, клонившегося к закату, слепил глаза, но вскоре и стоящим на палубе удалось разглядеть тёмную полоску вдоль горизонта.
    – Что это за место? – все спрашивали у капитана, но тот лишь разводил руками. Он совершил много путешествий – и на север, к холодным неприветливым землям, и на юг, в далёкие загадочные страны, где пустыню сменяют буйные джунгли. Однако даже он никогда не отваживался на такой риск – уходить в открытое море так далеко, чтобы берег совсем терялся из виду.
    – Вперёд, правьте туда! – распорядился Артан.
    Подгонять матросов и гребцов не пришлось – все спешили как можно скорее оказаться на твёрдой земле. Прежде чем солнце окончательно скрылось за краем мира, корабли успели бросить якорь, выстроившись вдоль пологого берега. Он выглядел безопасным – ни людей, ни животных. Но что находится дальше?
    На всякий случай Артан распорядился выставить охрану и запретил удаляться от стоянки.
    Ночь прошла спокойно. Как только рассвело, главный военачальник Гарун выслал разведчиков.
    Ещё до полудня один из них доложил, что неподалёку, на берегу, расположен крупный посёлок.
     
    – Но это слишком опасно, мой повелитель, – не унимался Гарун. Даже сейчас, уже шагая рядом с Артаном, он не прекращал попыток отговорить юношу от личного визита в незнакомую деревню.
    Артан без колебаний доверил бы этому пожилому воину свою жизнь. Должность командующего он заслужил, проливая кровь в бесчисленных битвах с кочевниками. Однако познания Гаруна в дипломатии оставляли желать много лучшего.
    – Половина наших кораблей, если не больше, непригодна к выходу в море, – терпеливо объяснял Артан. – Доски расшатались, повсюду течёт вода. Но мы можем основать поселение прямо здесь, если местные жители нам разрешат. И я хочу сразу показать им, что мы прибыли с добрыми намерениями. Пусть видят, что мы уважаем их и хотим жить в мире.
    Гарун молча кивнул. Похоже, он по-прежнему считал решение Артана опрометчивым, но решил не продолжать спор.
    Из тех же соображений юноша решил не брать с собой большой отряд воинов, как настаивал Гарун. Позади шли пятеро гвардейцев – каждый из них в бою стоил десятка обычных солдат. Замыкал процессию чернокожий раб Мванга, уроженец южных земель. Он нёс подарки для местного правителя.
    Посёлок выглядел мирным: похоже, его обитатели добывали пропитание рыбной ловлей, не помышляя о войнах и набегах. Но так ли это на самом деле? Артан старательно напускал на себя небрежный вид, но внутри у него всё сжималось от волнения.
    Впрочем, местные жители встретили незнакомцев спокойно, без малейших признаков враждебности. Несколько человек неспешно направились куда-то вглубь посёлка, остальные продолжили заниматься своими делами.
    Артан и его свита остановились на границе поселения – весьма условной, поскольку стен или каких-либо оборонительных сооружений не было и в помине. Юноша замечал любопытные взгляды, однако никто не пытался подойти ближе и начать разговор.
    – Интересно, знают ли они наш язык, – заметил Гарун.
    Вскоре показались люди, идущие в их сторону. Когда они приблизились, Артан увидел, что их возглавляет пожилой мужчина в красной накидке – наверное, здешний правитель. Его сопровождали мужчины помладше, в простой одежде. Никто не держал оружие – по крайней мере, на виду.
    Подойдя поближе, мужчина в красном развёл руки и показал пустые ладони. Юноша ответил тем же. Мужчина остановился в нескольких шагах и заговорил на языке новоприбывших – неумело, но вполне разборчиво:
    – Мы тебя приветствуем. Мы друзья.
    Артан вдруг осознал, что уже долго задерживает дыхание. Он облегчённо вздохнул и вежливо поклонился.
    – Мы прибыли с миром. Позволь нам рассказать о себе.
     
    Когда солнце уже заметно склонилось к закату, Артан вышел из хижины, стоящей в центре посёлка, и с удовольствием потянулся. Он долго сидел на грубой деревянной скамье, и хотя первые в его жизни дипломатические переговоры доставили юноше определённое удовольствие, он был рад возможности размять ноги.
    Всё прошло отлично. Встретивший их мужчина по имени Велвилин действительно оказался главой деревни. Он заверил Артана, что здесь живут одни лишь мирные рыбаки. Если чужеземцы захотят остаться, никто не будет им препятствовать. Вокруг много свободной земли, которая обитателям посёлка совсем не нужна – всё необходимое они получают из моря.
    Велвилин принял подарки с благодарностью, рассыпаясь в любезностях. Его приближённые тоже выглядели добродушными и не воинственными людьми. Дочь правителя, юная смуглянка Тария, не сводила глаз с Артана, и он надеялся, что девушку привлекала его личность, а не титул.
    Надо бы познакомиться с ней поближе.
    Как сообщил Велвилин, эта земля представляла собой остров больших размеров – потребуется много дней, чтобы пересечь его пешком. Других островов поблизости нет. Нет здесь и поселений, кроме этого. Воевать не с кем. Можно строить города, вспахивать поля...
    Гарун подошёл к юноше и встал рядом.
    – Наконец-то нам улыбнулась удача, – произнёс Артан.
    – Хотелось бы верить, мой повелитель. Но меня кое-что беспокоит.
    Артан тяжело вздохнул. Привычка старого воина повсюду замечать происки врага сейчас казалась как никогда неуместной.
    – О чём ты? Я не заметил ничего подозрительного.
    Гарун кивнул в сторону соседнего дома – простого одноэтажного строения с навесом перед входом. Под навесом сидели женщины средних лет, тщательно перебирая большую сеть. Рядом в пыли играли дети. Молодой парень со связкой вяленой рыбы в руках прошёл мимо, заинтересованно взглянув на чужеземцев. Обычная мирная жизнь.
    – Вспомни, повелитель, – они говорили, что выучили наш язык от мореходов, которых занесло сюда штормами.
    – И что? – юноша решительно не понимал, куда клонит Гарун.
    – Взгляни на этих людей. Ты видишь здесь хоть кого-то, кто внешностью походил бы на нас?
    И в самом деле... Все жители посёлка явно принадлежали к одному народу – невысокие, стройные, с тёмными волосами и смуглой кожей. Соплеменники Артана, рослые и светловолосые, заметно выделялись бы среди них. Эти черты не исчезли бы даже спустя несколько поколений.
    – Ну... может, это было давно. А может, чужеземцы быстро погибли от какой-то местной болезни.
    – Или не от болезни.
    Артан пожал плечами.
    – Зачем этим людям убивать тех, кто никак им не угрожает?
    – Не знаю, повелитель. Но здесь стоит осмотреться, раз уж нам позволили ходить где угодно. И прежде всего я хотел бы посетить храм.
    – Храм? Я что-то не заметил...
    – Как мне доложили, он довольно далеко отсюда. И выглядит... странно.
    Артан посмотрел по сторонам. Всё так тихо, мирно...
    – Ну ладно. Пошли.
     
    Здание действительно отличалось от всех, виденных ими в посёлке. Прежде всего – его возвели из камня, а не из дерева. И произошло это так давно, что массивный фундамент врос в землю. Размеры впечатляли, но внешний вид наводил скуку – серый каменный короб, лишённый всяких архитектурных изысков. Артан отметил, что вход выглядит непропорционально большим – туда могли бы заехать в ряд несколько всадников, не склоняя головы.
    Между массивными створками ворот из потемневших от времени брёвен виднелась широкая щель.
    Переглянувшись, Артан и Гарун молча направились внутрь. Их опередил один из гвардейцев: он вбежал в тёмный проём, огляделся и спустя несколько мгновений махнул рукой.
    Внутреннее убранство храма оказалось под стать внешнему. Никаких украшений – только давящая массивность холодных серых стен. Никаких надписей или рисунков.
    – Ну и местечко! – с напускной небрежностью бросил Артан. – Может, здесь хранят засоленную рыбу?
    Первый гвардеец, обходя просторный зал, приблизился к дальней стене. Каменный пол перед ней образовывал возвышение, смутно видимое в полумраке. Артану оно показалось слишком уж тёмным – будто в центре зияет глубокий провал. Но зачем располагать его там, где согласно традициям и логике должен находиться алтарь?
    – Возможно, они... – начал Гарун, но тут же осёкся.
    Откуда-то снизу послышался странный звук – будто что-то твёрдое скребло и стучало по камню.
    Гвардеец замер, затем отшатнулся и выхватил меч.
    Что-то поднялось из провала – что-то слишком ужасное, слишком чуждое, чтобы разум мог подобрать ему название. Крича от ужаса, солдат взлетел вверх, размахивая мечом. Внезапно крик оборвался. Мгновение спустя всё исчезло – и человек, и то, что его держало, скрылись в непроглядной тьме.
    Снова раздался странный звук, но уже другой, нечто среднее между цокотом и треском. Почему-то казалось, что это смех.
    Артан стоял, весь оцепенев, не зная, что делать дальше. Грубо выругавшись, Гарун дёрнул его за руку.
    – Надо уходить отсюда! Сейчас же!
    – Но... мы не можем его бросить... – Артан неотрывно смотрел вперёд. – Он... там...
    – Идёмте, мой повелитель! Мы ему уже ничем не поможем.
    Непрестанно оглядываясь, юноша позволил вывести себя наружу. Всё так же светило солнце, с моря дул лёгкий ветерок. Артан оглянулся вокруг, не в силах поверить, что этот ужас случился на самом деле.
    – Что... что, во имя всех богов, это такое?
    Гарун тоже выглядел ошеломлённым, но вместе с тем – собранным и решительным.
    – Не знаю. Но в любом случае – надо бежать отсюда и предупредить наших людей, поднять тревогу.
    – Не стоит этого делать, – раздался поблизости спокойный голос.
    Артан резко обернулся.
    У стены неподвижно стоял высокий худой старик в сером одеянии. На первый взгляд он выглядел обычным местным рыбаком, но при этом держался с достоинством, которое указывало на немалую власть. Тёмные глаза на высохшем, морщинистом лице внимательно изучали юношу.
    – Ты кто, здешний жрец?! – выкрикнул Артан.
    Старик покачал головой.
    – Всего лишь скромный знахарь. Я врачую людей, предсказываю погоду, даю советы. Иногда Нгарр передаёт через меня свою волю, но он не нуждается в жрецах.
    – Нгарр – это имя... чудовища, которое там внутри? – спросил Гарун.
    – Да, он не возражает, чтобы мы его так звали. Его подлинное имя для нас непроизносимо.
    – Кто он? И почему... – Артан указал в сторону посёлка, – почему нас не предупредили об этом?
    Знахарь пожал плечами.
    – Он был здесь задолго до того, как наши предки приплыли на остров. А когда это произошло, мы стали рабами. Нгарр – последний из своего вида, из расы существ, которые жили так давно, что тысячи лет, прошедшие с тех пор, нужно считать сотнями тысяч. Это было до того, как древний человек впервые разжёг огонь и взял в руки копьё, до того, как землёй владели гигантские ящеры – в эпоху, когда сушей и воздухом правили насекомые-гиганты. Нгарр – самец, и неспособен к продолжению рода. Поэтому он ненавидит людей, которым сейчас принадлежит мир. Он нередко убивает нас просто ради забавы, но не хочет истреблять всех подчистую, ведь тогда он перестанет быть богом и царём, оставшись в полном одиночестве.
    – Зато он убивает всех чужестранцев, – мрачно сказал Гарун.
    – Да, поскольку они, как правило, отказываются быть покорными рабами.
    – И ваши предводители ничего не стали нам говорить – они успокаивали нас, обещали...
    – Не суди их строго, – знахарь склонил голову. – Они заботятся о своём народе, как и вы – о своём. За непослушание одного Нгарр убивает многих.
    – Но почему вы вдруг решили всё рассказать? – приподнял брови юноша.
    – Это не моё решение, – голос старика стал жёстким, но вместе с тем – печальным. – Я выполняю волю Нгарра. Он хочет, чтобы вы знали – он не позволит вам сбежать. Уплыть вы не успеете – за кораблями постоянно следят. Если кто-то попытается поднять якорь, наши люди задержат его, а тем временем Нгарр отправится туда и устроит кровавую бойню.
    – Среди нас много воинов, закалённых в битвах, – твёрдо сказал Гарун. – Мы готовы сразиться с любым врагом.
    – Именно этого и хочет Нгарр. Пускай к утру ваши воины соберутся здесь, перед храмом.
    – Зачем ему это?
    – Он собирается сокрушить вас одним ударом. Возможно, он пощадит женщин и детей – увидев, как гибнут сильные мужчины, они станут послушны. Но он уничтожит всех, кто способен держать оружие.
    – А если мы не явимся к нему, он сам придёт к нам, – уточнил Артан.
    – Да, причём непокорность его разгневает. И тогда он не оставит в живых никого.
    Наступила тишина.
    – Согласно военной тактике, нам лучше вынудить врага атаковать, а самим организовать оборону, – наконец произнёс Гарун.
    – Нет. У нас не крепость с высокими стенами, а простой лагерь, окружённый врагом и прижатый к морю. Если мы не победим его здесь, то не сделаем этого нигде.
    Юноша обернулся к знахарю:
    – Если ты не испытываешь любви и преданности к этому существу, помоги нам. Это шанс освободить твой народ.
    – Я готов умереть ради этого, – старик развёл руками. – Но я не знаю, как вам помочь.
    – Расскажи про его слабые места, – Гарун подался вперёд. – Ты упоминал о насекомых...
    Старик тяжело вздохнул.
    – Он огромен и весь закован в броню. Представь, что ты вынужден сражаться голыми руками против воина в доспехах, с мечом.
    – Он боится огня?
    – Конечно, огонь для него опасен, – но понадобится много времени, чтобы жар проник сквозь панцирь.
    Артан и Гарун переглянулись.
    – А расскажи-ка...
     
    Свет солнца, встающего над морем, щедро позолотил бронзовые шлемы и наконечники копий. Выстроившись на равнине перед храмом, солдаты ожидали противника.
    Стоя на пригорке, Артан постоянно переводил взгляд с каменной громадины на свои войска. Справятся ли они? Не дрогнут ли? Когда он покончил с культом Чёрного Бога, все приняли это если не с радостью, то по крайней мере без открытого недовольства. Но одно дело – безмолвная каменная статуя, и совсем другое – жуткий монстр, воплощённый ночной кошмар.
    Неподалёку, за кустами и деревьями, притаились жители посёлка. Любопытство для многих оказалось сильнее страха. Наверняка они желали поражения Нгарру, однако на помощь с их стороны юноша не рассчитывал. Лишь бы не мешали.
    Он снова взглянул на мрачное обиталище твари и увидел, как створки огромных ворот расходятся в стороны.
    Ну наконец. Сейчас он выйдет...
    Ворота распахнулись полностью, однако ничего не происходило. Один из солдат, не выдержав напряжения, выбежал вперёд и начал выкрикивать ругательства, потрясая мечом.
    Нгарр не просто вышел.
    Он выскочил.
    Что-то огромное и чёрное мелькнуло в воздухе, одним махом преодолев сотню шагов. Затем снова взвилось вверх и очутилось прямо перед солдатом. Тот застыл неподвижно, буквально оцепенев от страха.
    Артан тоже замер, как и все вокруг. После разговора со знахарем он думал, что примерно представляет, с чем им придётся столкнуться. Сейчас он понял, что ошибался.
    Округлое тело размером с повозку покрывал блестящий чёрный панцирь. Оно опиралось на восемь длинных паучьих ног, ощетинившихся острыми шипами. Передняя пара ног, более короткая, заканчивалась клешнями. Под массивной головой топорщились мощные жвалы. Сзади тварь напоминала скорпиона – всё уменьшающиеся сегменты переходили в изогнутый хвост с жалом на конце. С такого расстояния юноша не мог различить глаза, но буквально чувствовал наполненный злобой взгляд.
    Огромная клешня схватила солдата поперёк туловища. Сбросив оцепенение, он задёргался и закричал, но было поздно – вторая нога молниеносно метнулась вперёд. Крик оборвался. Оторванная голова взлетела вверх по высокой дуге и упала неподалёку от того места, где стоял Артан. Когда она катилась по траве, юноша успел заметить на лице выражение неимоверного ужаса.
    Артан набрал в грудь побольше воздуха, чтобы выкрикнуть приказ об атаке, но сделать это не успел.
    Снова прыгнув вперёд, монстр приземлился посреди шеренг воинов. Присев до самой земли, он нанёс удар несколькими ногами сразу, и не меньше дюжины солдат взлетели вверх, страшно вопя. Нгарр крутанулся в одну сторону, затем в другую, не позволяя людям прицелиться, так что копья бессильно скользили по его броне. Из-под ударов ног, вооружённых клешнями, разлетались изувеченные тела.
    Солдаты отхлынули в стороны; многие бросали оружие и бежали. Чудовище неторопливо развернулось и уставилось на юношу.
    Невероятным усилием воли Артан заставил себя стоять неподвижно. Он возглавлял свой народ и не мог, не имел права выказывать трусость.
    – Давай! – прозвучал позади крик Гаруна.
    Два круглых предмета пронеслись над головой юноши, оставляя за собой дымные хвосты. Тайное оружие, изобретённое великими мудрецами много лет назад, не смогло остановить орды кочевников – но, может, оно подействует сейчас?
    Наводчики метательных машин отлично выполнили свою работу. Снаряды из обожжённой глины упали рядом с чудовищем и раскололись, разбрызгивая вязкую чёрную жидкость. Горящие фитили тут же воспламенили её.
    Одна из левых ног Нгарра запылала. Он бешено затряс конечностью, но тщетно. Мудрецы, обнаружившие сочащуюся из земных недр чёрную жижу, способную гореть, догадались смешивать её со смолой, из-за чего она прилипала к любой твёрдой поверхности.
    Нгарр яростно взвыл и бросился вверх по склону.
    В последний момент Артан успел отскочить в сторону. Он упал и перекатился, потеряв шлем. Чудовище резко остановилось, так что из-под ног полетели комья земли, и развернулось к юноше.
    Лёжа на спине, Артан судорожно схватился за меч – это было всё, что он мог сделать. Теперь он ясно различал многочисленные глаза, пылавшие красным, словно сгустки крови, видел занесённые для удара страшные клешни...
    Но тут Гарун помчался к чудовищу, сжимая в каждой руке по глиняному шару. Нгарр резко обернулся. На бегу Гарун метнул оба шара – один угодил в переднее левое плечо, другой – прямо в голову, в щитообразную пластину с множеством глаз.
    От жуткого рёва содрогнулось всё вокруг. Нгарр завертелся, вслепую молотя ногами. Гарун бросился на землю; ему на смену спешили гвардейцы. Каждый нёс один-два снаряда.
    Мощный удар в грудь отшвырнул одного из воинов. Он рухнул совсем рядом с юношей.
    Артан подхватил его шар и побежал вперёд. Он был так напряжён, что даже не испытывал страха. Юноша думал лишь о том, что снаряд нужно бросить, прежде чем фитиль сгорит до конца. Только это оружие способно принести им победу, его нельзя расходовать зря...
    Внезапно монстр сделал рывок – и оказался прямо перед ним.
    Артан изо всех сил швырнул шар, но тот разорвался в воздухе, лишь немного не долетев до головы. Впрочем, вспышка ещё больше ослепила чудовище, и так страдавшее из-за пылающего на панцире огня. Нгарр дико зашипел, яростно тряся клешнями и щёлкая жвалами.
    Артан отскочил назад, но споткнулся обо что-то и снова упал. Чудовище нависло над юношей. Будто в кошмарном сне, Артан пытался отползти, но не мог, не успевал что-либо сделать...
    Кто-то выскочил сзади и отважно ткнул Нгарра копьём прямо между жвалами. Артан с удивлением узнал Мвангу, раба из южного народа. До сих пор он лишь носил тяжести, но теперь сражался как герой. Удар отвлёк чудовище, дав юноше возможность откатиться в сторону.
    Неожиданно он увидел, что отовсюду к месту схватки спешат островитяне, держа в руках длинные верёвки. Ловко уклоняясь от сокрушительных ударов, они набрасывали петли на ноги чудовища, после чего повисали на верёвках всем своим весом. Это не причиняло Нгарру вреда, но сковывало его движения.
    Увидев, что жуткий монстр отступает перед людьми, солдаты тоже побежали к нему, занося копья. Нескольким уже удалось нанести удар в уязвимые места между сочленениями пластин брони.
    Вскочив, Артан выхватил меч и бросился на чудовище. Ощущение близкой победы полностью вытеснило страх. Нгарр как раз присел и отвернул голову, пытаясь отбить жвалами копьё. Схватившись за шипы на ближайшей ноге, Артан рывком подтянулся и вскочил на спину монстра. Огонь обжигал ноги, но юноша не обращал на это внимания. Упав на колени для большей устойчивости, он с силой вонзил меч в щель между телом и головой.
    Чудовище бешено задёргалось, издавая жуткий скрежещущий визг. Жало на конце хвоста врезалось в броню совсем рядом, чуть не задев Артана. В следующий миг огромное тело накренилось, и юноша соскользнул с него, всё ещё продолжая цепляться за рукоятку меча. Наконец она выскользнула из пальцев, но к этому времени всё новые и новые мечи и копья вонзались в монстра, больше не казавшегося непобедимым.
    Покрытый пылью и кровью гвардеец помог юноше встать и отойти от места схватки. Артан не знал, какие приказы отдавать, но это и не требовалось – один вид повелителя, который выжил, сразившись с чудовищем, вдохновлял солдат на подвиги. На место каждого погибшего вставали новые бойцы.
    Казалось, схватка длится целые годы. Но вот конечности Нгарра в последний раз содрогнулись и замерли. Охваченные горячкой боя, люди наконец заметили это. Они вскидывали оружие и громко кричали. Чужеземцы смешались с островитянами, поздравляя друг друга.
     
    – Мы это сделали, повелитель! – вечно суровый и молчаливый Гарун теперь радовался, как мальчишка.
    Артан молча кивнул. Он не был ранен, но от усталости еле держался на ногах.
    Его все приветствовали, все восхищались его отвагой. Юноша понял, что только сейчас он стал истинным царём.
    Велвилин тоже принёс поздравления от имени своего народа. Он долго благодарил за избавление от чудовища и уверял, что все здешние жители до единого признают Артана своим правителем. С ним пришла и Тария. Артан молча взял её за руку, и девушка ответила крепким пожатием.
    Внезапно среди тел погибших юноша разглядел Мвангу. Он лежал со страшной раной в груди, крепко сжимая в руках копьё.
    – Похороните его вместе со всеми, – распорядился Артан. – И пусть никто отныне не говорит, что он был рабом. Пусть его запомнят как воина.
    Гарун пообещал, что это будет сделано.
    Кто-то тронул юношу за плечо. Обернувшись, Артан увидел старого знахаря.
    – Я даже надеяться не смел на твою победу, но это произошло, – прошептал старик. – Уже давно я понял, что близок мой смертный час. Но я знал, я чувствовал, что мне стоит задержаться на этом свете. И вот я ухожу счастливый, увидев гибель чудовища. Вот что я скажу тебе на прощание: сегодня ночью я видел вещий сон...
    Голос знахаря неожиданно стал звучным и выразительным:
    – Слушай же меня: ты станешь великим царём. Ты объединишь два народа и построишь государство, равного которому нет на всей земле. Оно простоит многие века, сияя, как солнце в ясный день...
    – А потом? – спросил Артан.
    – А потом оно исчезнет, ибо нет ничего вечного. Но зажжённое тобой пламя подхватят и понесут другие народы. И память о твоём творении будет жить тысячи лет.
    Старик резко развернулся и пошёл прочь.
    Его последние слова отдавали печалью, но Артан решил не обращать на это внимания. Он молод, полон сил и только что победил могучего врага. Кто знает, насколько этот сон правдив; главное – его народ спасён и может жить в мире.
    Сквозь окружавшую юношу толпу протолкался один из советников.
    – Мой повелитель, – он низко поклонился, – наш летописец, увековечивая вашу славную победу, не знает, как называть эту землю. Сейчас самое время дать острову имя.
    – Его надо назвать, как нашу прежнюю страну, – предложил кто-то.
    – Нет, нужно отметить великую битву, – заспорил другой.
    Артан поднял руку. Все притихли, выжидательно глядя на правителя.
    Юноша обвёл взглядом подданных.
    – Задолго до нас на этой земле поселился другой народ. Мы должны уважать его обычаи, – он повернулся к Тарии. – Как твои соплеменники называют это место?
    Девушка явно смутилась, но всё же собралась с духом и ответила:
    – Обычно мы говорим просто «остров», потому что он здесь один. Но в песнях сказители называют его «ат лана тид-да», что значит «прекрасная земля посреди моря».
    – Тогда отныне он будет именоваться Атлантида! – выкрикнул Артан, вскидывая руку. – И пусть это слово звучит вечно!
    Множество голосов подхватили его призыв и разнесли далеко вокруг.
    Юноша осмотрелся по сторонам.
    – Соберите лучших мастеров, – распорядился он. – Здесь, на этом холме, мы построим прекрасный город.
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    

  Время приёма: 00:22 18.01.2017