22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Чукча-Социолог Количество символов: 22114
Конкурс №40 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ac031 Будь проклята, Пентаграмма!


    - Будь проклята, Пентаграмма! - мысленно прокричал Сантош в очередной раз. Герб Цитадели Человечества - пятиконечная звезда с разноцветными лучами - украшал автоматическую дверь, запирающую выход на погрузочную площадку орбитального лифта. Профессор заставил себя успокоиться. Ничего не случилось пока ещё: именно этого и следовало ожидать. Не произошло ровным счётом ничего непредвиденного. Да, ещё полгода назад по этому маршруту можно было пройти вообще беспрепятственно. Но сейчас и тут начали наводить порядок. Должно же это было когда-то произойти?
    Да нет причин волноваться! Наверняка здесь теперь простейший сканер, замкнутый на процессор самой двери. Не похоже, чтоб его меняли: иначе и дизайн бы обновили…
    Решившись, Сантош посмотрел в глазок опознавателя и произнёс своё полное имя:
     - Раул Алберту Сантуш, - не смог он удержаться от правильного португальского произношения. Старые «мозги» двери вполне могли и «не прососать» такой вариант... Но не хватало ещё, чтобы слишком «умная» дверь настучала бы на него в СБ! Впрочем, если бы они уже обнаружили факт несанкционированного доступа, он бы досюда просто не добрался бы. Но нет: пока ему везёт. Пока...
    
    Да – замели его просто и эффективно. Никаких хитрых систем слежения, искусственного интеллекта и всего такого прочего. Преодолеть защиту баз данных МО оказалось даже проще, чем он думал. Вот только единственное место, откуда можно было это сделать – сервисный центр Статбюро. Его Сеть от военной не полностью отделена. При опыте Сантоша – и учитывая, КТО ему помогал составить план, хватило стандартных семи минут. Но…
    Но… То, что скрыть факт взлома не удастся, он понимал заранее. Сантош стёр все данные о своём визите в сервисный центр – все, вплоть до записей уличных видеокамер… Вот только СБ знало, с кем имеет дело. Как выяснилось, там была ещё одна система контроля. Просто очень тонкий слой радиоактивной пыли на клавиатуре. Изотоп совершенно безопасный, но оставляющий чёткий «след». Увы: теперь его просто найдут по следам – безо всякой фантазии. Достаточно быстро «отмыться» он уже не сможет. Да, защитники Пентаграммы всё рассчитали…
    
    
    ***
    
     Сафира снова усилием воли заставила себя обратить внимание на экран. Благо, это вовсе не трудно: он занимает практически всё поле зрения. Разнообразием картина не радовала: на чёрном поле обозначены все спутники, свои и чужие, мирные и военные. Естественные спутники Марса - Фобос и Деймос. Орбитальный лифт. Земля и Луна, конечно: при желании можно рассмотреть во всех подробностях их спутниковую группировку. Множество точек вдали от Солнца обозначали базы в астероидах и дальше. Ну, это всё не так актуально. Всё реально для Сафиры важное происходит в пределах миллиона километров от Марса.
     Да, оборонная автоматика - великая вещь. Но далеко не всё ей можно поручить, увы. Вопрос о задействовании основных сил - слишком важен. Даже ничтожная доля процента возможностей системы планетарной обороны позволяет мгновенно уничтожить любой корабль: её создавали для отражения полномасштабного вторжения межзвёздной сверхдержавы... Землю тогда удержать не удалось, и теперь Марс – «крепость последней надежды» человечества. Но именно потому большие аннигиляторы главного пояса обороны и не стоит использовать без крайней нужды. И ресурс надлежит беречь, и случайных жертв это позволит избежать.
    
    
    Вот и «звонок»!
     Сафира ответила на вызов. На экране проявилось изображение собеседницы: широкий и высокий лоб, чёрные волосы с проседью, внимательные карие глаза смотрят иронично и самую малость недоверчиво. «Королева Марго», тётка Маргалит, по слухам, начинавшая в своё время ещё в земном «Моссаде». Вряд ли, конечно: на момент Вторжения ей было-то лет двадцать с копейками. Особенности внешности вместе с привычкой в гневе склонять голову, выдвигая в сторону предполагаемой угрозы гипертрофированный лоб, позволили дать директору СБ меткое прозвище - Носорог. Тот самый, который "плохо видит, но при его данных это уже не его проблема". Зря, кстати: если земные родственники хоть в чём-то напоминают восстановленных марсианских шерстистых, то это достаточно умные и очень осторожные звери...
     Впрочем, на этот раз Маргалит сказала только:
     - Ладно, вылазь. Дело есть. Мин подстрахует...
     Сафира, убедившись, что Мин принял вахту, вылезла из "кресла-кровати" терминала и повернулась к двери - как раз вовремя для того, чтобы встретить гостью.
     - Привет! - улыбнулась она старой еврейке. "Королева Марго" преподавала тактическое мастерство и стратегию риска как раз в течение тех нескольких лет, на протяжении которых Сафира Ван обучалась по обмену в Университете Красного Луча. Маргалит устало улыбнулась в ответ:
     - Здорово, Вер. Как жизнь?
     Марго потрясающе справлялась с проблемой, с которой сталкивается любой преподаватель: перестать относиться к ученикам как к неразумным детям и начать воспринимать их как коллег и даже друзей. Это – дорого стоит. Даже жаль, что она теперь ушла от преподавания.
     Сафира махнула рукой:
     - А то ты не знаешь, как!
     Марго сделала успокаивающий жест:
     - Перестань. Ещё помиритесь.
     Сафира недоверчиво хмыкнула:
     - Ну, вот ты уходила когда-нибудь от Лёши? Или - он от тебя?
     Марго хохотнула:
     - Раза три. Но вот как-то слаживалось потом...
     Сафира-Вера поперхнулась соком:
     - Да ладно?! И как же вы...
    - Сначала дело, милая! – мягко остановила её Марго.
    
    - Ну? – Сафира сразу собралась.
    - Четыре минуты назад он вошёл в погрузочную зону.
    - И я должна его пропустить?
    - Да.
    Сафира уже всё продумала:
    - Осколок ядра кометы Нкрумы пролетит в девяноста пяти мегаметрах от Марса. Я чуть придержу подъём платформы… Как раз будет впечатление, что мы лопухнулись из-за того, что решили безобидный кусок льда на атомы разложить. Мы же очень агрессивные, так ведь?
    Марго ответила на улыбку… Она надеялась, что её улыбка выглядит действительно весёлой. Прошлое на миг всплыло перед глазами…
    
    ***
    Да, они знали, что вторжение неизбежно. Увы: выйдя в Пангалактику, человечество совершило много ошибок. Впрочем, даже идеальное поведение ничего не гарантировало. Политическая ситуация в Млечном Пути непринципиально отличалась от земной девятнадцатого-двадцатого веков. Теоретически все цивилизации и культуры были равны, и всем гарантировалось спокойное и свободное существование. На практике же… Тем, кто не способен защитить себя, никто не поможет: Галактический Совет просто не сможет достаточно быстро отреагировать на ситуацию. Увы: могучая галактическая держава, включающая многие тысячи обитаемых миров, единичный мир поглотит почти мгновенно. Когда через земной год или больше прибудет комиссия Ядра, чтобы разобраться в ситуации, новое правительство ещё одного мира птицоидов, гидр или артроподов только подтвердит, что состоит в межзвёздном союзе совершенно добровольно…
    Многие и правда вступали в такие союзы добровольно: в обмен на членство, иногда довольно формальное, отставшие цивилизации получали принципиально новые технологии… которые мгновенно разрушали традиционный образ жизни и способствовали эффективной переплавке прежней уникальной культуры по давно устоявшимся стандартам. Возможно, потеря была не так уж и велика… Вот только земляне сочли иначе.
    Да, сначала была «атака любовью»: птицоиды казались милейшими существами – да во многом и были такими. Милейшими – но слегка назойливыми. А потом – и не слегка. Отношения с ними сначала были хорошими. Потом стали похуже. А потом…
    
    Единственный шанс человечества заключался в том, что возможности оружия, дозволенного к применению в локальных конфликтах, строго лимитировалась Ядром: не выше десятого класса мощности. Как бы ни хотели птицоиды заполучить Землю, всё же реально ссориться с остальными галактическими державами из-за этого не собирались.
    Вот только единиц подобного оружия великая держава могла выставить, скажем так, куда больше, чем космическая «задница мира»…
    
    
    - Неужели шансы есть? – Марго прикусила губу, разглядывая трёхмерную карту предполагаемых боевых действий…
    - Сто процентов, - хмыкнул Лёшка Головатенко. – План наверняка сработает.
    На его лице появилась та улыбка абсолютной самоуверенности и превосходства, которая всегда заставляло её сердце учащённо биться. Но…
    - У них нормальный ай-кью – от ста восьмидесяти по нашим меркам. Ты и правда думаешь, что…
    Алексей хмыкнул:
    - Именно что. Ты же помнишь, почему так получается? Почему они – «птицоиды», хотя их предки отродясь не летали?
    Конечно, Марго прекрасно это помнила. Потому, что их кожа, как кожа птиц, лишена желёз. Млекопитающие – прямые потомки земноводных. Их потовые, сальные, молочные железы – развитие слизевых желёз амфибий. А вот у птиц, как и у их предков-ящеров, кожа абсолютно сухая. Это создавало большие проблемы с терморегуляцией: перегрев и кровоизлияние – стандартная причина смерти для нестареющих птицоидов. Конечно, решить эту проблему межзвёздная сверхцивилизация была способна. Но…
    Но уникальный интеллект птицоидов в этом случае – при создании искусственной системы охлаждения мозга – сильно сдавал. Ай-кью от уровня «от ста восьмидесяти» падал до «от ста пятидесяти – ста шестидесяти». Но какое разумное существо обменяет силу разума на небольшое снижение личного риска? Не люди и не птицоиды, да… Или, по крайней мере, те птицоиды, для которых это не так, не высовываются за пределы давно освоенных миров своей империи.
    Марго вздохнула:
    - Ты так уверен, что…
    Лешка кивнул:
    - Да. Птички – «нервные гении». Они почти всемогущи, но эмоциональный шок может вывести их строя. Я поймаю их… Я знаю, как…
    - Нам не хватит аннигиляторов, чтобы защитить Землю.
    - Многим придётся пожертвовать, чтобы выиграть войну…
    
    
    
    Станции на внешних планетах пали сразу. Пара сотен условно боевых кораблей людей погибли практически без пользы: разменяли себя на то ли один, то ли два корабля птицоидов. Основная же часть сил вторжения оказалась сразу возле Земли. Как ни странно, бой продолжался довольно долго: общая орбитальная оборона пала только через двадцать минут, Луна оказалась захвачена через полчаса. Очаговое сопротивление на самой планете продолжалось ещё час. Но один за другим «очаги» на голографическом «глобусе» гасли: Шайен, Альпы, Ямантау…
    Всё. Конец.
    Захватчики деловито прочёсывали поверхность Земли… Лёша отдал приказ о контратаке только через одиннадцать минут. Только он сам, лучший из ксенопсихологов, знал, почему именно тогда.
    Первый, не особо мощный аннигиляционный удар со стороны Марса подпалил всего дюжину кораблей птицоидов – из десятков тысяч. Но весь флот среагировал мгновенно – как единое существо. Через шестнадцать минут армада – не меньше трети сил вторжения – двинулась к Красной планете. Да, командование птицоидов было озадачено относительно слабым сопротивлением землян. Количество больших аннигиляторов, уже уничтоженных ими, оказалось меньше расчётного. Что ж, то, что часть из них – на Марсе, многое объясняло.
    Алексей наносил отдельные удары-тычки парами-тройками аннигиляторов, чувствительные, но неспособные остановить противника. И лишь когда птицоиды приблизились двадцать тысяч мегаметров, нанёс удар в полную силу.
    Тысяча кораблей сгорела мгновенно. От объёмного аннигилятора нет спасения: перекрещивающиеся внутри кораблей и тел птицоидов потоки высокопроникающих частиц и античастиц, аннишилируя, распыляли и то, и другое в субатомную пыль. Второй удар – минус ещё тысяча! Третий, четвёртый…
    Любой ответственный командир в такой ситуации отдал бы приказ о немедленном отступлении. Любой… Но командование птицоидов молчало.
    Лишь когда перестал существовать первый десяток тысяч «птичьих» кораблей, Марго осознала: командовать отступление некому. Все руководители птицоидов в пределах Солнечной системы уже мертвы. Убиты эмоциональным шоком от перелома в уже было выигранной битве…
    
    
    Увы – выигранная битва – это ещё не война. Земля всё-таки осталась за ними. Срочно прибывшая комиссия Ядра констатировала вооружённый конфликт, но… Уже существующее на Земле новое проптичье правительство, как водится, легализовало пребывание на ней сил вторжения. Правда, все земляне, кто желал, имели право переселиться на Марс, оставшийся независимым. Птицоидов даже обязали помочь в организации переселения…
    
    Да, Лёшкин план сработал, это надо признать. Он получил от благодарного спасённого человечества все возможные регалии. Легендарный Птицелов стал символом для всех, кто боролся за освобождение – и на свободном Марсе, и на захваченной Земле… Ему поручили и строительство Пентаграммы – Цитадели Человечества, величайшего из городов, когда-либо существоваших в истории, пятьсот миллионов жителей которого оказались надёжно прикрыты от любой опасности поясом больших аннигиляторов.
    Вот только улыбаться с тех пор… Лёшка практически перестал.
    
    
    ***
    - Вер, осторожнее только… Чтоб обломков поменьше…
    Сафира с удивлением посмотрела на старшую подругу:
    - Ты о чём это? Вообще ни одного не останется!
    
    
    
    ***
     Огонёк над дверью мигнул - и десятиметровой высоты створки с дребезжанием разъехались. Отлично! Сантош подмигнул ещё одному гербу Пентаграммы – тому, что внутри. Теперь он даже уже и не казался таким уж отвратительным. Зелёный луч звезды, направленный вверх, напоминал древесный лист... Местная молодёжь даже повадилась краситься таким же манером: зелёная голова, руки - жёлтая и синяя, ноги - красная и белая... Ну – выходцы из Зелёного Луча, разумеется. У представителей других районов раскраска была другая, в цвет своего Луча традиционно красили голову.
     Сантош вспомнил...
    
    
     Профессор подал сигнал - и автопогрузчик протиснулся в ворота. Высоты ему хватило с избытком, а вот в проём ворот он еле вписался. Да-да, у Сантоша - большой багаж! Путь до Земли неблизок.
    
     ...Земля давно ему обещала это. Очень давно. Так ему сказали изначально: при возникновении опасности разоблачения, агент выводится из игры и эвакуируется. Сантошу не сообщили, как именно это должно произойти. Он верил, всегда верил мудрым пришельцам из Пангалактики, в сравнении с которой все местные разборки - всё равно, что лужа в сравнении с Бореалисом. Но его слишком долго кормят обещаниями! Невольно стало закрадываться подозрение, что Центр... Нет, не обманывает, конечно, об этом невозможно даже подумать!.. Но, скажем так, что Центр не вполне адекватно представляет себе реальную степень опасности, под дамокловым мечом которой он тут работает.
    
     Так что последнюю - и важнейшую - свою добычу Сантош решил переправить на Землю самостоятельно. Программы для оборонной автоматики! Да, он достал их. Значит, теперь осталось прибыть на Землю, и лично вручить их нанимателям...
     Автопогрузчик аккуратно подъехал к грузовой платформе. Его кран осторожно подцепил шаттл и тихонечко перенёс его на неё. Отлично! Теперь было можно: Сантош окончательно нейтрализовал в себе контрольный чип. Он есть у всех спецов, имевших дело с СБ. Его чувствительность невелика: он определяет только факт присутствия человека в Пентаграмме – ну, и то, что он жив. Но, как бы то ни было, сейчас тревога не может не подняться!
    Сантош со всех ног рванул к лифту. Один прыжок - и он на грузовой платформе. Второй - и он у шаттла. Третий - и Сантош влетает в автоматически раскрывшуюся ему навстречу дверь корабля.
     Ну, теперь - всё: вывози, кривая! Всё, что в его силах, Сантош сделал.
    
    На три с половиной минуты – целых три с половиной минуты! – лифт отстал от графика. Да, Сантош ничего хорошего не ожидал от своих соплеменников, да и никогда не был перфекционистом, но… Это уже за гранью добра и зла! Отставание на три с половиной минуты! Да птицоиды и не поверят, что такое возможно!
     Наконец, «кабина» орбитального лифта - на самом деле огромная открытая платформа – задрожала и начала подъём… Сантош от облегчения чуть не рухнул без сознания.
    
    
    
    ***
     - Порядок! – довольно осклабилась Носорожка. – Он лёг на курс. Можем расслабиться.
     - Ладно - ты обещала! Зачем мы его выпустили? – Сафира с недоверем смотрела на директора СБ.
     Маргалит потянулась, разминая затёкшие пальцы:
     - Не просто выпустили, а очень активно выдавили. Нам, понимаешь ли, очень нужно, чтобы он добрался до Земли - целым и невредимым. Ради этого не жаль даже и инфу им слить.
     Сафира непонимающе пожала плечами:
     - Так схема у него не фальшивая?
     Марго подтвердила:
     - Конечно, нет. Его на мякине точно не проведёшь. Именно что настоящая. Теперь многое придётся менять.
     Операторша оборонной автоматики на секунду поражённо замолчала:
     - Но зачем? Ты уверена, что они не смогут воспользоваться?..
     Марго пожала плечами:
     - Наша агентура тоже не даром хлеб ест: сейчас они не готовы к атаке. И крайне маловероятно, что успеют подготовиться даже в экстренном порядке. - Маргалит вздохнула: - Нам было очень нужно, чтобы он живым и здоровым добрался до Земли. Причём - с таким треском и шумом, чтобы замолчать или по-тихому ликвидировать его оказалось невозможным. Так что через пару часов мы поднимем тревогу и будем звонить нво все колокола, выяснять, кто виноват… По полной программе всё, в общем.
     Она бесцеремонно взяла из руки Сафиры стакан, отхлебнула глоток сока и вернула назад. И продолжила:
     - Это ещё только начало. Когда он будет рядом с Землёй, подполье открыто обратится ко всем патриотам с призывом уничтожить предателя. Соответственно, коллаборационисты и птички окажутся в весьма неудобном положении, если с ним что-нибудь случится. Совершенно не в их интересах показывать, какие у партизан длинные руки...
     Сафира кивнула:
     - Понятно... Но зачем всё это? Чем предатель Сантуш, оказавшись на Земле, будет так опасен птичкам?
     Марго довольно улыбнулась:
     - Самим собой. Генами. Вернее - особенностями нашей генной терапии, следы которой он несёт в себе.
     Вера не поняла:
     - Смешно сравнивать наши достижения с птичьими. Чем таким ужасным мы им можем угрожать? Любой вирус или бионанобот, которым он может быть инфицирован, будет обнаружен мгновенно!
     Марго покачала головой:
     - Да нет у него ничего такого, чего не было бы у большинства марсиан. Из числа старшего поколения, по крайней мере.
     - А! - поняла Сафира. - Омолаживающий комплекс? "Мафусаил"?
     Собеседница кивнула. Вера-Сафира продолжила:
     - Но, подожди... Разве можно сравнить "Мафу" по результату с их генной терапией? Они же за полгода легко сбросят возраст пациента с восьмидесятити до восемнадцати! Ты для своего возраста выглядишь замечательно, Марго, но тебе ведь ещё повезло. Всё, на что мы способны - скидывать периодически условные двадцать-тридцать лет...
     Марго выглядела действительно совсем неплохо. Не на девяносто, а всего лишь на пятьдесят с лишним. Скажем, на пятьдесят девять...
     Та улыбнулась ещё шире:
     - Вопрос не в том, сколько. Вопрос в том - как. Мы именно что сбрасываем возраст. Когда наступает метаболический криз, процесс восстановления теломер и прочего происходит самопроизвольно. Медицинская помощь не помешает, особенно, если криз слишком долго не начинается, но в принципе больше половины людей могут обойтись и без неё. А вот у них...
     - Угу, - кивнула Сафира, - на Земле всё происходит гораздо быстрее, комфортнее и красивее, и куда радикальнее, но - сделать это могут только и исключительно птички. Коллаборационисты жизненно зависят от оккупантов. Без них - в течение лет пятидесяти им настанет хана.
     Выражение лица Марго стало просто-таки торжествующим:
     - Точно! А Сантуш несёт в себе альтернативный метод. Именно поэтому его так не хотят видеть птички. Но - примут: схема-то им нужна. Но и коллаборационисты - тут можешь мне поверить - не упустят шанса. Каплю крови или волосок они от него себе-таки заполучат. И вытащат из них ретровирус "Мафусаил". Использовать немедленно станут вряд ли: просто потому, что птичье омоложение лучше, а факт применения "Мафу" потом не скроешь. Но в качестве потенциального инструмента давления он им окажется весьма кстати.
     Сафира кивнула:
     - Это внесёт раскол в ряды наших врагов. Понятно. Но разве птички не смогут найти все тайники, где это супероружие может быть заныкано, и...
     Марго коротко рассмеялась:
     - Ну, конечно, птички это сделают. Специалистов у них вполне достаточно... Но есть одно место, до которого им до сих пор добраться было не под силу...
     Ну да, действительно: подавить партизан им окончательно так и не удалось. А достаточно скинуть "Мафу" "непримиримым", и они начнут активно использовать его. Не подпольщикам, а именно что партизанам путь в птичьи геронтологические центры, понятное дело, закрыт... Они станут резервуаром, в котором супероружие формальных земных властей против реальных будет храниться до момента, когда окажется востребовано.
     - То есть, коллаборационисты будут теперь ещё и заинтересованы в том, чтобы антипартизанская борьба птицоидов оказалась бы по возможности бесплодной?.. - сообразила Сафира.
     - Именно. Вы привыкли, что там, - Марго кивнула в сторону заходящей Земли, - абсолютный враг, да борющиеся с ним герои-партизаны и подпольщики. На самом деле ситуация почти никогда не бывает такой чёрно-белой. Жизнь сложнее схем... Рано или поздно, когда мы туда вернёмся, с теми же коллаборационистами придётся что-то делать. Уничтожать их всех? Но кого? Потомков тех африканцев и южноазиатов, которые до начала вторжения влачили жалкое существование, и которых именно птички вывели в цивилизацию?
    
     Марго вздохнула и махнула рукой:
     - Ладно, это ещё нескоро всё будет актуально. Сантуша ещё только предстоит довести до Земли... Нам пока что тут ещё жить и жить.
    В глазах Маргалит вдруг промелькнула тщательно скрываемая тоска.
    
     Этого Сафира, рождённая в Пентаграмме, понять не могла: как можно не любить этот мир - с его уютом и разнообразием, пляжами Бореалиса и вершиной Олимпа, красотами Великого Каньона и гейзерами Эллады и Аргира? Он покачала головой и с некоторой жалостью посмотрела на старшую подругу:
     ...Марго поняла, что сделала что-то не то… Да, кажется, сейчас впервые за много лет замаячила реальная перспектива победы. Это хорошо. Просто замечательно. Вот только хорошо бы победить быстрее. А то ещё несколько десятилетий - и новые поколения свободных людей просто не захотят отсюда никуда уходить...
     А может быть - и не надо?
    Марго дёрнула головой, стряхивая морок. Чёрт бы побрал Пентаграмму!

  Время приёма: 19:38 26.10.2016