22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Анастасия Гетманская Количество символов: 20278
Конкурс №40 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ac024 А как сильна твоя вера?


        Путь к Оракулам был недолгим. Их храм располагался в неглубокой, но просторной пещере в двух часах езды от замка Ордена. Когда-то, много столетий назад, Зеркало судеб находилось в замке, но после многочисленных попыток юных членов Ордена увидеть его до срока, самый ценных из существующих артефактов было решено поместить в специально созданном храме, охраняемом Оракулами.
        – Зачем мы выехали в такую рань, обряд всегда начинается в полдень, – нарочито сонным голосом пожаловалась Велина, хотя блеск глаз и здоровый румянец выдавали её возбуждение. 
         – Если кого-то из вас убьют в дороге, у Ордена должно быть время прислать замену. Такие правила, приспешник.
        Приспешником называли учеников до тех пор, пока они не окончат обучение и не получат своё первое задание от Зеркала. 
        Слова сопровождающего Вершителя девушку никоим образом не испугали и даже не смутили. Вершителями судеб в большинстве своем были мужчины. Считалось, что для исполнения миссии могут понадобиться не только знания и навыки, которым в Ордене обучают с 9-ти лет, но и сила, выдержка, контроль над эмоциями, а также способность проявить жёсткость и решительность. По обоюдному согласию людей и мироздания, мужчины больше подходили на эту роль. Но в редких случаях, для исполнения особых заданий Зеркалу требовалась женское участие. Для этого Орден раз в десять лет отбирал 2-3 девочки и готовил их наравне с мужчинами.
        – Что будет, если мы ничего не увидим? Если Зеркало не покажет нам пророчество или, если мы не правильно истолкуем его? – подал голос Лонк. Обычно весёлый, сегодня он проявлял волнение больше других, но старался скрыть его за болтовнёй. 
        Казалось, никакие глупые вопросы не могли нарушить спокойствие Вершителя.
        – Ты знаешь ответ, приспешник. Зеркало покажет всё так, чтоб твоё сознание восприняло это максимально точно. Если бы Зеркалу нечего было показать, оно не призвало бы тебя сегодня.
        И только четвертый спутник был полностью погружён в свои мысли.     Тарон вспоминал тот день, когда его выбрали в Орден. К своему удивлению, ему не удавалось вспомнить детали. В памяти отложилась только неописуемая гордость родителей за сына и плачь младшей сестрёнки, которая расстроилась, что Тарон уезжает. Никто не ожидал, что из их деревни, где далеко не все ребята умели читать, а меч видели только на фресках храма, могут выбрать будущего Вершителя судеб. Прощались не навсегда. Учеников Ордена не держали взаперти. Небольшие путешествия были неотъемлемой частью их подготовки к миссиям, в которых им придется столкнуться с самыми различными людьми в любом уголке Земли. Тарону удалось за 9 лет обучения дважды побывать в родных краях.
    Тем временем всадники проехали поля с набирающим силу зерном, перешли ручей, заостривший восприятие своей свежестью и прохладой, и подошли вплотную к лесу, который своим массивным и серьёзным видом стёр всю лёгкость, обволакивающую путников на предыдущем участке пути. Лошадей оставили возле леса, как и планировалось. На земли Ордена никто из чужих не осмеливался даже ступить без особой на то причины, не говоря уже о том, чтоб что-то украсть у избранных, исполняющих замыслы самого мироздания.
        Пойти в обход по удобной дороге заняло бы лишних минут сорок, но осторожное неспешное шествие через чащу должно было настроить учеников на серьёзный лад и отвлечь их от посторонних мыслей, так как надо было следить за каждым шагом, чтоб не застрять в яме или не споткнуться о коренья старых деревьев, повидавших уже не одну сотню таких шествий. 
        Велина сосредоточено хранила молчание. Невзирая на свою высокую миссию, её женское начало никуда не делось и заставляло прилагать максимально усилий для сохранения парадного внешнего вида, оберегать замысловатую плетёную причёску и длинное, свободное от бедра изумрудное платье, которое шилось и перешивалось будущей Вершительницей не один месяц. 
        Лонк уже справился с волнением и вел непринужденную беседу с Тароном об обряде, хотя они уже множество раз проговаривали всё до мельчайших деталей. 
        – Как думаешь, может лучше представиться Зеркалу, чтоб оно случайно не спутало наши пророчества – ведь все говорят, что мы с тобой страх как похожи?
        – Не говори глупостей, ты ведь прекрасно знаешь, что Зеркало не станет на тебя пялиться! Его восприятие совершенного иного порядка и оно узнает тебя, одень ты хоть тыкву на голову. – Тарон был рад немного поболтать с другом, с которым они плечом к плечу прошли долгие годы подготовки, и сейчас им посчастливилось пойти за первым пророчеством вместе. Эта болтовня помогала снять внутреннее напряжение, которое нарастало начиная с прошлой недели, когда для представления Зеркалу были названы их имена. 
        – Ладно-ладно, просто хочу подстраховаться. Не очень-то хочется угробить лучшие годы на чужое пророчество. Вообще жаль, что нельзя озвучивать своё задание, можно было бы объединять усилия для успешности, так сказать обеих миссий. 
        – Ты можешь, если увидишь, что не справляешься, но ты знаешь, что придется сделать в таком случае. 
        – Нет, уж, спасибо, я надеюсь побыстрее разделаться со своим первым пророчеством и двинуться на выполнение следующих миссий. – Было видно, что Лонк замечтался о как минимум десятке сложнейших задач, предусматривающих неведомые до этого приключения.
        Лес становился всё дружелюбней. По пути начали появляться жизнерадостные полянки, на которые охотно проникали мягкие лучи утреннего солнца. Чаща оборвалась не резко, а плавно сошла на нет к подножию невысокого холма, в глубинах которого открытые и полные сил юные души ожидало Зеркало. Так опытный полководец ожидает для отдачи приказа своих верных и умелых солдат. 
        Вход в пещеру был отнюдь не парадный. Более того, посторонний путник мог легко пропустить узкий проход, охраняемый пышным кустом. Первым в расщелину проскользнул Вершитель, уже прошедший своё посвящение множество лет назад. За ним с вновь нахлынувшими переживаниями последовали ученики. Зашедшего в пещере тот же час окружала всепоглощающая тьма.
        – Почему мы не зажигаем факел, – первым не удержался от вопроса Лонк.
        – Факел не поможет, – ответил невозмутимый Вершитель. – Держитесь правой стены, пока я не сообщу о смене направления.
        Все послушно прильнули к холодному, но сухому камню. 
        Не смотря на явную близость самого важного в его жизни момента, Тарон не мог сконцентрироваться на происходящем. Мысли упорно сворачивали в сторону размышлений о самой сути его предназначения. Почему люди так уважают, завидуют и чуть ли не боготворят Вершителей? Ведь, по сути, Вершитель слепо исполняет веления мироздания, донесённые через Зеркало. Зеркало имеет настоящую власть и, следовательно, несёт ответственность за свои распоряжения. Зеркало веками оберегает и направляет человечество. Вершители – лишь орудие в его умелых руках.
        Неожиданно для себя Тарон шёпотом озвучил часть своих рассуждений Лонку.
         – А что если Зеркало ошибётся? Неужели оно никогда не ошибается?
    Лонк задумался лишь на мгновение.
        – Тогда, ясное дело, оно исправит ошибку дальнейшими пророчествами.
        – Да, но что будет с Вершителем? То есть, это ведь ужасно узнать о таком.
        – Так ты ведь и не узнаешь. Посуди сам: книгу с записями пророчеств могут читать только Оракулы. 
        – Да, никак не узнаю, – задумчиво согласился Тарон. 
        – Сворачиваем в левое ответвление и продолжаем держаться правого края. – Вершитель прорезал своим твёрдым, звучным голосом давящую тишину пещеры. 
         Пройдя около трёхсот шагов, сопровождающий остановил своих подопечных.
        – Приспешники, вы знаете первые слова. Вы знаете, как их произносить. Дальше идите сами.
        Ученики столпились возле тупика, которым заканчивался проход. Они ещё раньше решили между собой, кто за кем пойдёт. 
        Первым к скалистой преграде подошёл Тарон. Приложив руку к каменной стене, он сконцентрировал все свои мысли, эмоции и ощущения на словах, которые уверенно произнёс у себя в голове:
        – Я, Тарон, приспешник Ордена Вершителей судеб, желаю миру добра и процветания. 
        Повторив эту фразу, столько раз, сколько понадобилось, чтобы самому полностью проникнуться этой мыслью, Тарон отнял руку. Буквально сразу он увидел легкое сероватое свечение камня. Хорошо зная, что делать, он уверенно шагнул вперёд. Не было ни страха, ни сомнений – Вершители хорошо готовят своих приспешников. Глаза у юноши были широко открыты. Серый туман, полный парящих золотых песчинок – вот, что он увидел и почувствовал. Ещё шаг – и яркое солнце обрушилось на юношу всей своей слепящей мощью, приумножившейся в разы от контраста с глухой темнотой пещеры. Перед Тароном уже не скрытый ни природой, ни магией стоял Храм Оракулов, к которому вела узкая тропа. 
        За Тароном на тропу осторожно, но с гордо поднятой головой ступила Велина. Девушка не отличалась заносчивостью или излишней гордыней, но с малых лет старалась в любых ситуация держаться с достоинством, подражая старшим Вершителям и завоёвывая себе уважение в мужском окружении.
        Лонк прямо-таки влетел на тропу и чуть не сбил на своём пути девушку, ещё не успевшую вдоволь налюбоваться открывшимся видом. А любоваться было чем: храм, выглядел значительно превосходящим по размерам холм, в который его спрятали от непосвящённых глаз. Он был одновременно величественным и уютным. Кремовые известняковые стены смягчали помпезность выкованных из бронзы массивных ворот. Верхняя часть храма состояла из огромных окон из отражающего стекла, благодаря чему казалось, что мощные потоки света исходят из самого центра храма. 
        Троица двинулись к воротам. Стучать не понадобилось. Ворота плавно, без малейшего скрипа раскрылись и путники, не сбавляя шагу, вошли в святую святых.
        Далее последовал древний обряд: Оракулы задавали юным приспешникам простые, но важные вопросы. Затем было время клятв. После омовения глаз купельной водой (дабы ничто не мешало узреть истину) приспешников ожидало последнее и самое важное – предстать перед Зеркалом и увидеть своё первое пророчество.
        Тарон решительно вошёл в центральный зал и быстро подошёл к Зеркалу.   Казалось кощунством заставлять его ждать даже секунды. Зеркало идеально круглой формы и диаметром в три локтя лежало в самом центре на небольшом мраморном помосте и напоминало колодец. Юноша подошёл вплотную и опустился на одно колено, как его учили. Окна, насытившись солнечной энергией, наглухо затворились, но в зале не стало темно. Теперь свет исходил напрямую от Зеркала. Тарон склонился ниже. Свечение ослабло, и стала различима поверхность Зеркала. На какой-то миг он увидел своё отражение, но долго любоваться своим торжественным видом юноше не пришлось. Зеркало заволокло дымкой. Темнота взяла своё и подступилась вплотную к центру зала, где ещё теплилось слабеющее свечение. Дымка стала вращаться, замкнутая в идеальной окружности. Сперва медленно, как-будто кто-то помешивал её по часовой стрелке, потом скорость начала нарастать, образовывая воронку, которая затягивала дымку куда-то вглубь. В мгновение воронки не стало. Перед глазами стали возникать четкие картины. Демонстрация пророчества началась. 
        Тарон увидел знахаря, пожилого, но энергичного мужчину, увидел, как тот пребывает в поиске, пытается создать что-то новое, полезное людям. Увидел себя, нашёптывающего знахарю волю мироздания. Сомнения читалось на лице старика, но в пророчестве всё шло по плану: Тарон был убедителен, и знахарь создал, но… не лекарство. Они выпустили в мир страшную хворь. Не верящий своим глазам приспешник видел, как хворь словно живая расползалась по миру: женщины, как подкошенные падали без сознания, дети рвали кровью, а мужчины лежали обессиленные в предсмертной агонии. 
        Двузначности в толковании быть не могло. Но сознание не могло этого принять. Как такое возможно!? Многие столетия Зеркало заботливо оберегало людей, направляло их и помогало развиваться, становиться лучше. Неужели мироздание разочаровалось в людях? Почему? Что пошло не так? Да, люди его мира были далеки от идеала: злоба, предательство, жестокость, лень и другие пороки встречались не так уж и редко. Не удалось Властителям и окончательно пресечь войны. Власть и деньги всё с той же силой пленяли людей. Неужели все эти столетия совместно работы были напрасны, и Зеркало решило, что проще отказаться от своих нерадивых подопечных и попробовать создан идеальный мир с кем-то другим, более подходящим и достойным?
        Первой спасительной мыслью было то, что это какая-то проверка, продолжение обряда. Но в глубине души он знал – всё по-настоящему. Пророчество показано, он стал Властителем и должен исполнить его. Что теперь делать? Рассказать обо всем Оракулам? Это самые надёжные и опытные воины Зеркала – они ни за что не усомнятся в благоразумии мироздания. И что записать в книгу? Тарон решил, что надо написать правду. Так Оракулы всё узнают сами и вмешаются, если посчитают нужным.
        На дрожащих ногах Тарон покинул храм, оставшись дожидаться своих спутников на тропе. 
        Велине, похоже, повезло с пророчеством больше – она вышла уверенным шагом с подобием улыбки, то ли помогающей девушке скрыть своё волнение, то ли отображающей искреннюю радость от полученного задания. 
        Судя по притихшему и бледному Лонку, его пророчество также, как Тароново, не было таким однозначным, на какое он надеялся в начале утреннего пути. Искренне сопереживать другу Тарон не мог. Он всё ещё пребывал в шоковом состоянии, и в голове осталось только две мысли: “Почему это выпало мне?” и вторая, более детская: “А вдруг, это всё-таки сон”.
    
        По возвращению в замок новоиспечённым Вершителям отвели отдельные комнаты. Это была их последняя ночь в Ордене. Тарон лежал с открытыми глазами, даже не пытаясь уснуть. Думать он тоже не мог. Отчаяние охватывало его всякий раз, как он старался оценить всю ситуацию хладнокровно. 
        Ближе к рассвету в дверь постучали. Лонк быстро прошмыгнул в комнату. С другом явно происходило что-то плохое. Он стал ещё бледнее, в глазах читался ужас. В душе у Тарона зародилось отдалённое подобие любопытства: “Что могло быть ужаснее его собственного пророчества?”
        – Тар, я знаю, что не должен, но я не могу. Я не знаю, что делать. Что мне делать, Тар?
        Тарон отлично понимал, что пытается сказать друг.
        – Тяжелое пророчество попалось, верно? – возможно разговор о чужом бремени хоть как-то поможет разобраться в своём.
        – Ты не понимаешь! Проклятье, я ведь не могу говорить, но в крайних случаях ведь допускается? Тар, Зеркало... Оно изменилось, оно больше не защищает людей. 
        Постепенно в сознании Тарона начала формироваться страшная догадка.
       – Лонк, просто ответь, да или нет. Знахарь, хворь?
        Ужас на секунду исчез с лица Лонка, уступив место изумлению.
       – Как ты…Постой, ты тоже его видел? То же пророчество?
        – Думаю, да.
        – А Велина? Она вышла такой спокойной. Надо срочно поговорить с ней, вместе мы что-то придумаем.
        Комната Велины была пустой – она уехала сразу после возвращения от Оракулов. Девушка посчитала, что её задание требует немедленного исполнения, а может, ей просто не терпелось заняться работой, для которой её выбрали из миллионов других и учили долгие годы. Не терпелось доказать, что она справится, что у неё достаточно и храбрости и хладнокровия. 
        – Твой знахарь, он живёт в Атраге, за Млистыми горами? – Тарон старался разобраться во всём до конца.
        – Нет, – удивился Лонк. – В какой-то деревушке на краю Крепских земель. Плотный такой мужчина, хромает ещё, кажись на правую ногу.
        – У каждого свой знахарь, – тихо проговорил Тарон. – Мы не сможем быстро найти её.
        – Может Зеркало поручило это только нам, – не сдавался Лонк. – Она ведь девушка, милая девушка. Мы ведь росли с ней, Тар. Разве она смогла бы?
        Первое потрясение отступило, и Тарон попробовал упорядочить мысли.
        – Давай пойдём к старейшинам. 
        – А если они не поверят? – Лонк всё ещё надеялся, что можно самим придумать выход. – Может нам просто ничего не делать – не дать пророчеству сбыться?
        – Зеркало пошлёт других.
        Тарон боялся не того, что старейшины не воспримут их слова всерьез. Для подтверждения есть книга. Хуже, намного хуже будет, если доверие Вершителей к Зеркалу настолько велико, что они не пожелают противиться его воле. 
        – Нет, подожди, ты прав. Нам нужно найти знахарей. 
        Юные борцы с мирозданием отправились в места, показанные Зеркалом, чтоб не дать сбыться напророченному – знахари ни за что не должны создать погибель для людей.
    
        Не все Вершители отказались от своего долга. Увидев своё пророчество, Велина лишь на мгновение встревожилась. Это не была тревога о благостности намерений Зеркала. Свой выбор довериться Зеркалу она сделала без промедлений и сомнений. Выбор безоговорочно довериться высшей силе, благодаря которой тёмные времена давно покинули её мир. У девушки не нашлось достаточно честолюбия, чтоб критически оценить замыслы превосходившего людей в мудрости и знании Зеркала. Все тревоги начинающей Вершительницы были связаны с опасениями, сможет ли она справиться с ответственным заданием. 
        Хворь спустилась на мир как лавина, накрывая всех на своем пути. Двух недель хватало, чтоб уложить весь город. Мучительные боли, рвота, озноб – страшная лихоманка. Самые слабые умирали. Остальным везло больше – измученные, ослабевшие люди через неделю-другую шли на поправку, а через месяц забывали страшную напасть, как приснившийся кошмар.
        А дальше… звезда обрушилась с небес, принеся пожары и грязный воздух. Люди и звери вынуждены были бежать с проклятых небом земель. Дольше ждать было нельзя – Тарон и Лонк решились. Надо вернуться в Орден, надо поговорить со старейшинами. Возможно, замыслы Зеркала уже раскрыты, и они смогут быть полезны и Ордену, и миру в этой непростой борьбе.
        Привратник не провёл юношей к старейшинам Ордена, а вместо этого сообщил, что Зеркало ждёт их. Все попытки достучаться до охранявшего вход в замок Вершителя не дали результатов. Других вариантов не было – друзья двинулись в путь, который еще полгода назад казался таким чарующим и многообещающим. 
        Оракулы молча проводили их в уже знакомый зал, который казался угрюмым и зловещим. Добавляло мрачности и то, что в этот раз время было ближе к полуночи. В голове Тарона возник странный вопрос: “А может ли Зеркало убить их за отказ от исполнения его поручений и за попытки помешать его замыслам?”. Друзья не стали вставать на колено, а просто склонились над гладкой поверхностью. Дымка закрутилась. В этот раз Зеркало показало им прошлое: Велина и ещё с десяток Вершителей всеми силами помогали хвори как можно скорее просочиться в каждый уголок земли, где обитали люди, от Северного до Южного моря. Вершители не всесильны – несколько нетронутых бедой деревень всё же осталось. Не забыло Зеркало и про звезду. Яркая вспышка, сопровождаемая огнём и дымом – всё это юноши уже знали. Зеркало показало и другое. С места, куда обрушился кусок неба, начало расползаться невидимое обычному глазу облако. Оно проникало в города и сёла, но не несло никакого вреда людям. Очередь дошла и до деревень, которые избежали мучений от хвори, возникшей по наущению мироздания. В то же мгновение, как странное облако окружало их, люди в этих деревнях падали замертво. 
        Хворь была спасением. Были потери, тяжелые потери, но другого пути спасти мир не было. Картинки исчезли – Зеркало показало всё, что хотело. Оно могло приобрести ещё двух талантливых солдат для борьбы за благо этого мира, но не все приспешники проходят самое важное для Ордена испытание – испытание веры.  

  Время приёма: 15:52 25.10.2016