22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Ліандра Количество символов: 28438
Конкурс №40 (осень) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ac017 Посвящение


    Накануне Ариену так и не удалось уснуть. Стоило только закрыть глаза – взбесившееся воображение подсовывало видения – одно хуже другого. Ближе к рассвету, осознав, что лучше уже и не пытаться уснуть, юноша сел, свесив ноги с лётного отверстия гнезда и начал ждать рассвета. Ему казалось, что когда солнечные лучи развеют серость и угрюмость предутреннего неба, то вместе с ними уйдут и его мрачные предчувствия.
    Деревня просыпалась. Лозовые пологи, закрывающие лётные отверстия, откидывались, летуны выбирались из гнёзд и взлетали к небу. Они поднимались все выше и выше, пока не превращались в еле заметные точки, так что их было не узнать. Но одну из них он всегда узнавал. Тайра! Право летать она получила совсем недавно, но держалась в воздухе превосходно – движения плавные и лёгкие, словно ей и не приходилось два девятилетия ходить по земле. Сегодня она была в ярко-голубом платье, выгодно отличаясь от сверстниц, которые предпочитали более удобную и скромную одежду, состоящую из узких штанов и туник до колена. Ариен никогда не мог устоять перед искушением и отвести взгляд от летящей в небе Тайры, впрочем, как и любой другой, оказавшийся рядом в этот момент, мужчина.
    Ариен угрюмо уставился вниз. Сразу под его ногами начиналась детская лесенка, для тех, кто ещё не имел права летать. Сегодня он спустится по ней в последний раз. А завтра вместе со всеми взлетит на утреннюю молитву Солнцу и может даже будет лететь рядом с Тайрой. Он встал и развернул крылья за спиной. Серые, почти пепельные, но достаточно большие, даже больше чем у матери. Сделал несколько взмахов и еле удержался, чтобы не сигануть вверх.
    – Мечтаешь? – из соседнего гнезда выглянула младшая сестрёнка.
    Ариен смутился, резко свернул крылья и спустился по лестнице вниз.
    Кирана хмыкнула и демонстративно спрыгнула вниз, легко спланировав на маленьких черных крылышках, что ещё даже не переросли длину её рук.
    – Смотри, попадёшься! – Ариен старался, чтобы это прозвучало осуждающе, а не с завистью.
    – Если ты не скажешь – не попадусь, – черные глаза сестры загорелись озорством. – Ты же не скажешь?
    – Ага, Тарий вон тоже так думал. И даже то, что он сын вождя ему не помогло, – Ариен вспомнил о своём извечном сопернике. Тарий во всем его обгонял, всегда оказывался на шаг впереди. Лучше бегал, дальше метал нож, лучше попадал в цель из лука. Его крылья были на палец длиннее и ещё насыщенного тёмно-коричневого оттенка, который так нравился девушкам. И Тайре! Он был более смелым и давно уже умел летать. Ещё прошлым летом он должен был пройти посвящение и стать взрослым, но кто-то увидел, как он летает и в наказание подрезали ему маховые перья, посвящение отложили ещё на год, а летать запретили с угрозой вообще не допустить до посвящения. Тарий отшучивался, что специально попался, чтобы дождаться посвящения Ариена.
    – Завтракать будешь? – в голосе Кираны почудилось раздражение.
    – Что-то не хочется.
     – Поешь. Силы тебе пригодятся, – она сунула ему холодную лепёшку в руку, и он откусил, не чувствуя вкуса, и заставил себя проглотить. Да, она права. Испытание лёгким не будет.
    – Ты придёшь посмотреть? – спросил Ариен, дожёвывая лепёшку и запивая все отваром.
    – А чего я там не видела? – Кирана сердито перебросила две длиннющие черные косы себе за спину, и забрала из рук Ариена опустевшую кружку.
    – Кирана, что-то случилось? – спокойно спросил он, понимая, что без причины она ни за что бы себя так не вела.
    – Случится! – Кирана возмущённо затрепетала черными угольными крыльями. – Ты знаешь, как я к этому всему отношусь!
    – Но все через это проходят! – слабо попытался оправдаться Ариен.
    – Ты же хочешь этого, да? – казалось, Кирана его даже не услышала – Ты радуешься тому, что тебе предстоит? Небось, не мог дождаться?
    – Пойми, без этого никак. Это же традиция.
    – Традиции? – презрительно выплюнула она это слово, словно соринку изо рта. Кружка, которую девушка с силой поставила на стол раскололась, и она начала суетливо собирать черепки. – Они изжили себя! Они нужны были нашим предкам, чтобы выжить. Может, пришло время отказаться от того, что тянет нас назад? Другие народы никогда не признают нас равными себе, пока мы не перестанем вести себя как варвары!
    – А как же древние сказания?
    – Какие сказания? – брови сестры угрожающе сошлись, а глаза метали молнии. – Сказки про детей Солнца, которые научили нас выделывать шкуры, возделывать поля и завещали нам проходить посвящение? – Кирана скривила лицо. – Глупости все это. Ни один развитый народ не потребовал бы от другого такой жестокости.
    – Но что я могу сделать? Что будет, если я откажусь? Я стану никем, не смогу участвовать в битвах, не смогу претендовать на часть добычи, не смогу заботиться о вас с матерью. Меня выгонят из племени, и я никогда не смогу летать. Ты этого хочешь?! – все волнения и переживания, которые Киран прятал глубоко в душе хлынули на сестру.
    Кирана сжалась в комок и опустила голову. Ариен присев, обнял её.
    – Прости. Я тоже не со всем согласен. Но…
    – Я понимаю… – Кирана попыталась улыбнуться и мягко, но настойчиво высвободилась из объятий брата. Она взмахнула крыльями, такими маленькими, и, поднявшись по лестнице, скрылась в гнезде.
    – Удачи тебе! – послышалось.
    
    Захлопали крылья. Ариен поднял голову и увидел, возвращающуюся с утреней молитвы мать. Надира уже была немолода, но все ещё очень красивая и сильная. Её чёрно-пепельные крылья легко удерживали её в воздухе над Ариеном.
    – Уже проснулся? – спросила она, спустившись. – Волнуешься?
    – Немного! – Ариен постарался, чтобы буря, бушующая в его душе, не вырвалась наружу.
    – Кирана, ты готова? Пора уже идти.
    – Я не пойду! – донеслось сердитое из гнезда сестрёнки.
    – Кирана, твой брат сегодня становится мужчиной. Ты должна пойти. – Надира сердито взвела крылья и упёрла руки в боки – Выходи сейчас же!
    – Мама, пусть остаётся. – попросил Ариен.
    Надира бросила ещё один сердитый взгляд на гнездо Кираны и уступила.
    Ариен быстро переоделся для посвящения: чёрная рубашка с белой вышивкой, черные штаны и сапоги. Из оружия взял только нож.
    – Какой ты у меня красивый. Весь в отца! – мать не удержалась, чтобы не обнять его. – Не волнуйся. Все через это проходят. Ты справишься!
    Она тепло улыбнулась и взлетела ввысь.
    Путь к чаше собраний, где происходит посвящение, он должен преодолеть сам и пешком. Он шёл мимо высоких и толстых вуковых стволов, на которых гроздьями громоздились гнезда. Те, из летунов, что ещё не поспешили в Чашу собраний, приветственно махали Ариену. Он отвечал им и улыбался, хоть ноги становились деревянными. Совсем рядом, потряхивая мелкими крылышками, бежала мелюзга. Ещё пару лет, и они тоже пройдут свой путь к Чаше собраний.
    Где-то впереди завиднелась фигура Тария, тоже облачённого в черные одежды. Сегодня они вдвоём проходят посвящение. Тарий и тут опередил Ариена – первым достиг Чаши собраний, большой, отгороженной стеной поляны с несколькими рядами валунов и спиленных деревьев, расставленных по кругу и утоптанной ареной посредине. Чаще всего там собирались взрослые члены племени для празднований и советов. А также для посвящений.
    Ариен ускорил шаг. Не хотелось, чтобы его ждали.
    Ещё совсем немного – и он станет мужчиной, полноправным, зрелым членом племени. Сможет воевать, участвовать в охоте и советах племени, сможет обеспечить мать и подрастающую сестру. Наконец-то они смогут иметь полноценную долю в добыче, а не мелкую подачку, причитающуюся жене великого охотника, погибшего, защищая племя. Он сможет сменить унизительную для него часть имени Ли, которую носят несовершеннолетние дети на почётную Лу, символ взрослого мужчины, ещё не имеющего заслуг перед племенем. Уже совсем скоро можно будет парить в небе, а не плестись тропинками. И завести семью.
    Он поискал глазами Тайру. Она вместе с другими девушками парила в танце над Чашей. В голубом зауженном платье выглядела очень взрослой и невероятно красивой. Белоснежные крылья сияющим ореолом окутывали хрупкую девичью фигурку, длинные медовые волосы, собранные в свободный хвост, отдельными кудрявыми прядями выбивались во все стороны, создавая солнечное сияние вокруг головы. Казалось, нет существа более совершенного, чем она.
    
    Когда до Чаши собраний оставалось несколько десятков шагов перед Ариеном опустилась небольшая чёрная птица и, расставив крылья, громко закричала.
    У летунов была поговорка: "Крикуша кричит – беду зовёт", но Ариен бесстрашно прогнал птицу. Вспомнил, о чем говорил с сестрой – большинство старых традиций просто помогали предкам выжить. Крикуша всегда кричит, зачуяв хищника – оттуда и поговорка.
    Птица ещё раз крикнула и улетела прочь, а Ариен вошёл в Чашу собраний. Почти все ряды деревянных и каменных лавочек вокруг арены были заняты соплеменниками Ариена. Он выхватывал взглядом улыбающиеся лица друзей и знакомых, кивал на приветствия и поздравления, улыбался в ответ на шутки. Девушка с рыжеватыми крыльями послала ему воздушный поцелуй.
    Мать прошла вперёд, занимая свободное место, а Ариен поспешил занять своё на скамейке претендентов, где уже томился в ожидании Тарий. Тот хлопнул Ариена по плечу и расплылся в улыбке. Ариен вяло улыбнулся в ответ. Как в такой момент можно веселиться?
    Словно во сне Ариен наблюдал за порхающими над землёй девушками, исполняющими традиционный танец обряд перед испытанием. После всего племя ожидала обильная праздничная трапеза. Рядом Тарий все время совался от нетерпения, вертел в руках ритуальный нож и помахивал крыльями. Ариен же от страха словно окаменел, казалось ни ноги, ни руки, ни крылья его совсем не слушаются.
    Закончив танец, девушки изящно взмыли ввысь и исчезли, растворившись в небесах. Вокруг арены, на предварительно установленных сваях, растянули сеть, которая должна защищать зрителей. Перед сетью, разместились лучшие воины племени – на случай, если что пойдёт не так.
    Вождь племени Тарим Су Дан, вышел на средину арены и зачитал наставления перед испытанием. Высокий, с короткими черными волосами и черными же крыльями с редким вкраплением седых перьев, он выглядел внушительно и торжественно.
    По традиции наставление совершает отец, но поскольку отец Ариена погиб, Тарим, как вождь племени и лучший друг отца, взял эту приятную обязанность на себя. Сколько Ариен себя помнил, вождь всегда хорошо относился к нему. И чувствовал, что тот переживает за него не меньше, чем за своего сына. Но было бы лучше, если б рядом был отец.
    В словах и глазах вождя племени Ариен уловил уверенность в том, что оба посвящения завершатся успешно. Ему бы такую уверенность.
    
    Как только замерли напутственные слова вождя, Тарий поспешил в центр Чаши. Ариен проследил взглядом за его мощной фигурой. Отметив про себя, что тот более массивен и значительно шире в плечах, чем он, Ариен решил, что у Тария не возникнет проблем с выполнением задания.
    С того места, где сидел Ариен было очень хорошо видно, что происходило на арене, и он во все глаза смотрел, как несколько взрослых членов племени втянули большую клетку на арену. Откинув дверцу, они поспешили прочь. Вурллок загнанно осмотрелся. Казалось, он оценивал ситуацию. Немного освоившись, животное выскользнуло из клетки.
    Разглядывая животное, Ариен почувствовал, как страх все сильнее свивает в тугой узел его внутренности. До этого он никогда не видел живого и свободного вурллока. Зверь был огромным. Удлинённая морда с хищным оскалом острых зубов, покрытых ядовитой слюной. Раны, нанесённые такими зубами, долго не заживали, а чаще всего не заживали вообще, заставляя целителей вырезать поражённые участки, а то и отнимать конечности. Широко поставленные глубокие глаза давали животному отличный кругозор. Рыжевато-серая шерсть, покрывающая туловище, вздыбилась, уши торчком, роскошный пышный хвост воинственно задран. Все четыре лапы заканчивались острыми длинными когтями. Крылья вурллока спутаны сырым ремнём – высоко взлететь он не мог, только маневрировать в прыжке. Это единственная уступка на посвящении.
    Ариен, посматривая на разозлённого вурллока, который неистово бил себя крыльями по бокам и щерил оскаленную морду, вдруг пожелал Тарию успеха. Мысль о том, что и он, почти безоружный, должен будет убить такую же тварь из Дикого леса, бросала его в дрожь.
    Затаив дыхание, он напряжённо наблюдал за движениями Тария, отмечая про себя правильные и целесообразные, а также ошибочные и лишние, поскольку только расходовали силы. Ариен удивился самообладанию юноши. Казалось, Тарий совсем не боялся зверя. Стоял, не шевелясь, немного согнув ноги и выпрямив руки. Правая рука крепко сжимала традиционное для испытания оружие – нож с удлинённым лезвием, и хладнокровно наблюдал за вурллоком, ожидая, когда тот его заметит. Узрев врага, зверь с громким рёвом бросился к Тарию.
    Казалось, парень только этого и ждал. Ловко уклонившись от когтей и зубов зверя, Тарий молнией вскочил ему на спину. Крылья вурллока яростно захлопали, и, казалось бы, он вот-вот сбросит парня на землю. Более-менее успешно уклоняясь от ударов, Тарий умудрился удобно устроится на его спине между крыльями. Тварь завертелась на месте, пытаясь дотянуться до парня когтями или зубами, но это ей не удавалось. Тарий, невзирая на все попытки зверя сбросить его, с каждым броском и прыжком продвигался все выше и выше. Удобно устроившись на холке зверя, он левой рукой ухватил вурллока за подбородок, высоко задрав ему голову, а правой перерезал ему глотку. На мгновение вурллок с жалким бульканьем замер в воздухе и рухнул на землю, а Тарий подпрыгнул и спланировал на песок арены. Упавшее тело конвульсивно задёргалось. Тарий победно поставил ногу на труп животного, и глазами обвёл присутствующих.
    – Издох! – прокричал он с ликованием.
    Было заметно, что Тарий чрезвычайно горд собой. Ариен краем глаза уловил движение на лаве старейшин. Они похвально улыбались и по-дружески хлопали вождя по спине. Да, Тарий не подвёл отца. Победитель гордо выпрямился и улыбнулся, смотря вождю в глаза. Тот ему кивнул.
    Толпа восторженно заорала, приветствуя нового полноценного члена племени. Ариен чувствовал азарт и запал, исходящий от соплеменников: они жаждали крови и смерти. Сердце Ариена защемило… На склонах Чаши собраний он увидел Тайру, которая радостно хлопала и кричала, поздравляя Тария и бросая на него недвусмысленные взгляды. Будет ли она так радоваться за Ариена? Ариен почувствовал, как волна ревности накрыла его.
    Словно сквозь сон Ариен наблюдал за тем, как Тарий с достоинством принимает из рук вождя племени и своего отца кожаный чёрный ремешок, означающий, что он прошёл испытание и стал полноправным членом племени и под радостные крики соплеменников торжественно вплетает его в свой пояс.
    Встретившись взглядом с Тарием, выдавил из себя некое подобие улыбки, поздравляя его с победой.
    
    Труп животного быстро убрали, кровь засыпали песком.
    Внутренне собравшись, Ариен сделал шаг, затем второй и медленно вошёл в центр арены, куда несколько взрослых членов племени уже вытащили клетку. Ноги были словно чужими, но он не подавал вида. На мгновение поймал подбадривающий взгляд матери. Кивнул ей. Глаза, помимо воли, скользнули к месту, где он видел Тайру. Она смеясь приветствовала Тария, что усаживался среди молодёжи. Сомнения захлестнули Ариена волной, чуть не сбив с ног. Он еле удержался, чтобы не убежать прочь с арены. Удастся ли ему справиться со зверем так, как это сделал Тарий? Он гнал от себя навязчивые мысли, и пытался сосредоточиться на том, что происходило рядом. Из оставленной клетки бесшумной тенью выскользнул вурллок. Ариен наблюдал за ним, ожидая удобного момента для нападения. Зверь принюхался, осторожно осмотрелся. Увидев Ариена, вурллок замер, готовясь к прыжку. Ариен закружил вокруг зверя, оценивая его как соперника, и невольно залюбовался им. Огромный, с блестящей черно-рыжей шерстью, зверь двигался грациозно, не делая никаких лишних движений. Громадные черные крылья связаны у основания, чтобы он не смог взлететь и атаковать сверху. Черные глаза яростно поблёскивали, ноздри лихорадочно раздувались, ловя незнакомые запахи. С оскаленных клыков капала ядовитая слюна. Длинные сильные лапы полусогнуты, в любое мгновение готовы к прыжку. Острые, длинные когти яростно впивались в землю, оставляя на ней внушительные царапины. Красивый и чрезвычайно пушистый хвост казался неуместным для этого зверя. Шерсть на загривке стояла дыбом. Победить его будет непросто.
    Членам племени надоело наблюдать за бесплодными кружениями по арене. Со всех сторон начали раздаваться крики ободрения, которые ещё больше разозлили зверя. Глаза его наполнились хищным блеском. Ариен только на миг поддался страху, но этого было достаточно. Злобно хлопая себя хвостом и крыльями по спине, животное бросилось на юношу. Повторить прыжок Тария Ариену не удалось. Не рассчитав силы, он подставился и чудом увернулся от клыков, щёлкнувших совсем рядом с его горлом, но не смог избежать острых когтей, что полоснули по предплечью. Боль была вполне терпимой, хотя рука слушалась хуже.
    От запаха крови тварь, казалось, опьянела. С молниеносной скоростью вурллок носился около Ариена, бросался на него, выискивая слабые места. Ариен еле успевал следить за ним. Он отскакивал и увёртывался от зубов и когтей противника, одновременно пытаясь задеть его ножом. Все его попытки оказались не очень удачными. Всё, чего он достиг это несколько неглубоких ран, которые не причинили сильного вреда вурллоку, а ещё больше разозлили его. В очередной раз увернувшись от стремительного прыжка, Ариен ударил рукоятью ножа зверя по морде. Вурллок тряхнул головой. Разъярённый и окровавленный, он замер в нескольких шагах от парня. Ариен понял, что зверю нечего терять. Он или убежит, убив его, или будет убит сам. Все что оставалось, это держаться подальше от зверя, нападая и отступая, чтобы он терял силы, наносить раны за раной, мелкие и вроде несущественные, пока тот совсем не ослабеет. Не такого ожидали его соплеменники, не такого ожидал от себя сам Ариен, но в условиях посвящения не было и речи о скорости и способе, которым надо победить. Просто победить!
    Ариен отступил в сторону, вурллок повторил его движение, но в другую. Ариен удобнее перехватил оружие руками. Пот заливал глаза, мешая держать противника в поле зрения. Каждый шаг, каждое движение отдавалось болью ранах. Ариену казалось, что прошла целая вечность, он начал уставать. Руки почти не слушались. Хотя он видел, что вурллок тоже очень устал. Его движения стали более хаотичными и неровными. Он все чаще промахивался и опускался уже не так грациозно, а резко и как-то неуклюже.
    Вурллок не делал лишних движений. Его бока судорожно вздымались. Песок арены окрасился алым, из многочисленных порезов на теле зверя сочилась кровь. Недостаточно, чтобы убить, но вполне достаточно, чтобы ослабить.
    Послышались ободряющие крики соплеменников, почувствовавших близкую развязку. Шум нарастал. Скоро вся Чаша превратилась в растревоженный улей. Ариен не спускал глаз с разъярённого шумом, загнанного в угол зверя, который припал к земле, готовясь к прыжку. В его глазах загорелся дикий огонёк, и Ариен понял, что этот прыжок, скорее всего, будет последним, он все решит. И не ошибся. Собрав последние силы, животное бросилось на него. Поняв задумку вурллока, Ариен встретил его на полпути и ударом ногами в голову сбил его в полете. С жалким скулением вурллок отлетел на несколько шагов.
    Ариен медленно подошёл к лежащему зверю. Поставил ногу на горло зверю. Ариена оглушил радостный рёв племени. Он победно обвёл взглядом склоны Чаши. Вот он его триумф. Все, с кем Ариен встречался взглядом, улыбались ему, подбадривая и поздравляя с неоспоримой победой. Вождь поощрительно ему кивнул и улыбнулся. Он поискал взглядом Тайру, но она увлечённо что-то обсуждала с Тарием, подвинувшись к нему значительно ближе, чем то позволяли все правила приличия. Взглядом нашёл мать. Её глаза искрились гордостью и радостью. Рядом с ней стояла Кирана – пришла все-таки, и та рыжекрылая девушка, что послала ему воздушный поцелуй. Она запрыгала и послала ему ещё один. А Кирана рядом с нею отвернулась.
    Со всех сторон раздавались крики:
    – Давай!
    – Добей его!
    – Раздави!
    – Убей его!
    – У-бей! У-бей! У-бей! – с каждым ударом сердца раздавалось в Чаше и отдавалось в его голове. Ариен посмотрел вниз на побеждённого зверя. Тот весь сжался в комок, растеряв свою внушительность. Всей своей позой, выражая обречённость. Ариен вгляделся в глаза животного. Они совсем изменились, цвет радужки потускнел, словно исчезла из них искра жизни.
    Ему было жаль убивать такое прекрасное животное, которое храбро сражалось за свою жизнь. Но он должен был это сделать. Должен его кровью подтвердить своё право быть взрослым и зрелым. Почему-то это показалось несправедливым. И вспомнились слова Кираны. Может действительно пришло время отказаться от некоторых традиций, которые тянут назад. В том, что он победил никто не усомнится. Но стоит ли орошать победу кровью? Ариен отступил, снимая ногу с животного, присел рядом, погладил мягкую шерсть. Замер и резко опустив нож, перерезал путы, стягивающие крылья. По Чаше разнёсся разочарованный вздох.
    – Лети. Ты свободен, – прошептал он, зная, что, возможно, провалил испытание, понимая, что вряд ли вообще пройдёт его когда-нибудь, потому, что никогда не сможет убить беззащитное животное ради развлечения толпы и собственного возвышения. С болью посмотрел на Тайру, которая с презрением отвернулась, перевёл взгляд на небо, которое стало для него недосягаемым. Дерзко вскинув голову, встретил молчание соплеменников. Тяжёлое и густое, давящее. Лица его знакомых, близких и друзей застыли в удивлении и неверии. Отбросив ритуальный нож, сопровождаемый молчаливым сочувствием, Ариен побрёл к выходу. Внезапно из нескольких десятков глоток вырвался крик ужаса. Ариен понял, что что-то не так и резко обернулся.
    И увидел громадную тень вурллока, стремительно падавшую на него. Среагировать он не успел. Вурллок тяжёлой тушей подмял его под себя.
    «Возможно, так будет даже лучше», – подумал Ариен, почти чувствуя, как клыки зверя смыкаются на его шее. Внезапно жёсткий язык лизнул его в щеку, потом другую, исслюнявил нос и глаза. Ариен оттолкнул морду вурллока и тот послушно уселся на хвост, не сводя с юноши преданного взгляда.
    
    Летуны повскакивали со своих мест, удивлённо перешёптываясь. Воины молниеносно оказались на арене, проскочив под сетью и направили на вурллока копья.
    – Стойте! – остановил их Ариен. Он поднялся, чувствуя, как ноют напряжённые мышцы. Прихрамывая, вурллок неудачно на него навалился, Ариен подошёл к зверю.
    – Он не причинит никому вреда, – сказал юноша.
    Воины отступили на шаг, но копья не опустили и продолжили следить за каждым движением зверя.
    – Я не знаю, как, но он мне покорился, – начал объяснять Ариен. Он и сам толком ничего не понял, но очень не хотел, чтобы этого вурллока забили. – Теперь он безопасен. Пока вы пробирались под сетью, он мог несколько раз меня убить и улететь. Но он остался. И не нападает. А ведь я его враг. Я только что чуть не убил его.
    Ариен переводил взгляд с одного воина на другого. Сверстники и друзья его отца не верили, а в глазах младших видел искорки понимания и даже зависти.
    Со своего места поднялся Тарим Су Дан. Задумчиво потёр подбородок и посмотрел сначала на Ариена, а потом на вурллока.
    – Откуда нам знать, что он подчиняется тебе?
    Ариен посмотрел в глаза вурллока. Они на удивление светились разумом и пониманием. Страх ушёл.
    – Я докажу! – Ариен подошёл к зверю. Погладил его мощную шею, тот прикрыл глаза от удовольствия. Провёл рукой по шерсти на спине, коснулся крыльев. Вурллок выжидающе повернул голову и выглядел вполне дружелюбным.
    – Лети! – сказал Ариен.
    Зверь взмахнул громадными крыльями, рывками поднялся в воздух и полетел прочь. Очень скоро он превратился в совсем маленькую точку и скрылся из вида.
    – Невероятно! – прошептал вождь. А потом добавил громче. – То, чему мы только что стали свидетелями небывалое событие. Прежде, чем принять решение, мне надобно посоветоваться со старейшинами.
    Самые старые и почитаемые члены племени поднялись и прошествовали на арену, где уселись просто на песок в тесный круг. Как Ариен не вслушивался, но понять, о чем они говорили не получалось.
    Старейшины отчаянно жестикулировали, некоторые хмурились, некоторые смеялись. Летуны племени долины не расходились, ожидая чем все завершится.
    Ариен чувствовал себя спокойно и не жалел о поступке. Даже если старейшины приняли решение его изгнать. Он всматривался в небо, где только что исчез вурллок и что-то подсказывало ему, что он обрёл верного друга на всю жизнь.
    Наконец, старейшины поднялись и разошлись на свои места.
    – Ариен Лу Валлэм, – позвал его вождь.
    Ариен встал, нервно отирая о тунику взмокшие ладони.
    – Ты проявил себя достойно. Уже одержав победу, ты смилостивился над невинным зверем. В тебе есть не только сила, но и милосердие.
    А потом зазвучали традиционные слова посвящения и сердце Ариена радостно забилось, а губы растянулись в улыбке.
    – Властью Духов, Волею Племени, Силою Рода предлагаю тебе Ариен Ли Валлэм служить на благо нашего народа, защищать его, не жалея себя. Принимаешь ли ты имя Лу.
    – Принимаю.
    – Будешь ли ты носить его с честью, защищая свой дом и племя своё, и землю свою и воду её и все что растёт на ней и живёт на ней?
    – Буду.
    – Властью Духов, Волею Племени, Силою Рода принимаю твой обет защищать свой дом и племя своё, и землю свою и воду её и все что растёт на ней и живёт на ней. Позволь мне вручить тебе этот символ мужественности Ариен Лу Валлэм.
    Ариен протянул руку и сжал упругий тонкий ремешок чёрного цвета. Когда он вплетал его в пояс, руки дрожали от волнения. Закончив, он гордо поднял глаза на соплеменников. Первыми, кого он увидел, были его мать и сестра. Она радостно запрыгала на месте, замахала крыльями и руками. Рыжекрылая победно улыбалась.
    – Молодец! – прочитал он по её губам.
    
    Внезапно словно взошло ещё одно солнце – в небе над ареной появился ярко-жёлтый овал света. Из него шагнули три фигуры в белых одеждах и с огромными белыми крыльями.
    – Дети Солнца! – пронеслись шепотки по Чаше собраний!
    Соплеменники Ариена опускались на колени, склоняясь перед божествами. А Ариен удивился тому, что оказывается и в древних легендах есть доля правды.
    Когда овал света погас, гости ничем не отличались от знакомых Ариену летунов, кроме что того, что у них были белые крылья, и ещё во взгляде было что-то такое возвышенное.
    – Приветствую вас, народ долины! – обратился к летунам один из гостей, высокий мужчина с каштановыми волосами. – Встаньте! Мы не боги и не ваши владыки. Мы такие же, как и вы – обычные летуны, только наша цивилизация намного старше вашей.
    – Радуйтесь! – сказал второй, оказавшийся высокой черноволосой молодой женщиной. – Сегодня свершилось посвящение вашего народа. – Этот мальчик, – черноволосая женщина повернулась к Ариену, – совершил то, чего мы от вас ждали тысячи лет – проявил милосердие.
    – А вы – приняли его выбор, – добавил третий, седой с лицом, исчерченным морщинами – Вы стали старше и мудрее. И уже готовы, чтобы подняться на ступень выше.
    – Ближайшие несколько лет мы проведём с вами, чтобы поделиться своими знаниями, – женщина улыбнулась Ариену.
    Летуны потрясённо молчали. Тарим Су Дан быстро пришёл в себя и ответил:
    – Рады приветствовать столь высоких гостей в нашей долине. Прошу присоединиться к нашим празднованиям на честь посвящения.
    Под взглядом вождя, летуны с первого ряда, быстро освободили места для гостей…
    
    Оставив шумные празднования позади, Ариен незамеченным выбрался из Чаши собраний. Почти незамеченным.
    – Уходишь? – послышался девичий смешок.
    Ариен обернулся. В тени стены Чаши собраний сидела рыжекрылая девушка. Увидев Ариена она подскочила. Такая тоненькая и хрупкая. Ариену она показалась смутно знакомой, он даже уверен был, что часто видел её среди других малышей, но никак не мог вспомнить.
    – Я Лиара, подружка твоей сестры, – напомнила она. Пальцы невольно вцепились в кончик толстой рыжей косы и затеребили его.
    Ариен вспомнил и изумился. Ещё недавно она была совсем мелкой.
    – Это я её привела. Кирана не хотела идти. А ты – молодец! Герой!
    На мгновение густые рыжие ресницы взлетают, приоткрыв карие глаза, и сразу же испуганно опускаются вниз.
    – Да где там! – возразил Ариен, но сразу же расправил плечи и поднял выше голову.
    – Пойдёшь к нему?
    – Ага – Ариен, хотел добавить, что полетит – ведь он этого так ждал.
    – Вот возьми, – Лиара протянула небольшой свёрток. – Там чистые тряпки и мази. Я подумала, – она смутилась, – что ты захочешь позаботиться о его ранах.
    Ариен взял свёрток, на мгновение прикоснувшись к тёплым рукам девушки. Она казалась такой солнечной, тёплой и живой, в отличии от холодной красоты Тайры, что Ариену совсем не захотелось оставлять её.
    – Может, пойдёшь со мной?
    – А можно? Я думала, ты полетишь? – ресницы снова вспорхнули, но не опустились.
    – Успею ещё, – сказал Ариен и протянул ей руку. – Пошли.

  Время приёма: 12:42 25.10.2016