22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор не проголосував вчасно.

Автор: Александра Дэйнэко Количество символов: 28595
Конкурс №39 (лето) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ab017 Умпы


    Я вновь летел на Херес. Мне надо было увидеть Михаила Виталина и его Терру. И даже не столько знаменитого колониста, сколько Терру.
    Нет, как же – восклицаете вы, Терра Виталина, жена Михила, погибла 15 лет назад! И похоронена на Хересе! Конечно. Погибла. Ведь Херес до сих пор – неисследованная, опасная планета. Лишь колония, постепенно расширяясь, делает территорию безопасней. И Терра, одна из первых колонистов, погибла, исследуя планету.
    Но я говорю об умпе Терре. Сейчас слово «умп» мало что вам говорит. Вы привыкли называть их просто «друг»… или окликать по именам, да? Умп – что-то вроде полузабытого прозвища… А ведь это едва ли не научное название нового вида живых существ. Впрочем, вы уже поняли, что я говорю про собак.
    Для меня слово «умп» символизирует мою жизнь.
    Мой «отец» вывел породу умпов. Тот самый Литов, который вошел в анналы истории как величайший ученый века. Разводили умпов на Земле и продавали вот на такие неисследованные планеты.
    Около десяти лет назад умные друзья человечества стали возвращать на Землю. Нет. Я не прав. Наши братья сами желают возвращаться на планету, некогда их создавшую.
    Чудо генной инженерии… мы уже и не помним деталей этой истории. Сильное выносливое животное с прочным кожным покровом, крепким и невероятно гибким костяком. Животное с мощными лапами и огромной пастью, полной крепких, как сталь, зубов. Способное выдерживать мороз до – 90, и жару до + 100 по Цельсию. Животное, способное дышать метаном и кислородом, задерживать дыхание до получаса, нечувствительное к биологическим ядам. Зверь с нюхом волка, слухом тигра и зрением орла. Похожее на смесь волка и сенбернара - да, первые, боевые разведчики-умпы выглядели так.
    Впрочем, вначале умпы были едва ли умнее сенбернаров или овчарок. Их пришлось поколениями приручать и изучать их нрав, выводить самых обучаемых и понятливых, исключать агрессию, немотивированную приказом хозяина. Впрочем, пятое поколение умпов было куда умнее простой овчарки, а уж кто скажет, что она глупа? Да, умп – попросту «умный пес».
    Умпы совершенно незаменимы среди опасных джунглей Хереса или ядовитых болот Ганиба, или подземных гротов Лидеи. Умпы за три года своего полноценного существования спасли сотни людей, помогли расширить колонии планет. Они умеют находить месторождения нефти, газа, угля. Они предупреждают людей о землетрясении, когда сейсмографы молчат.
    В общем, умпы были нужны и нужны сейчас, когда их уже не разводят. Они справляются с этим сами, и вполне успешно.
    Терра, пусть тогда ее так не звали, была щенком моего личного умпа Гира, честно скажу вам, лучшего друга за всю мою жизнь не было. Терра была 12 поколением умпов. Последней моделью, черт подери.
    Она стала первым поколением новых умпов, тех, которых перестали называть умпами, а стали – просто друзьями. Или собаками, чего уж там. Они сами так хотят. Тем более, что обычных собак практически не разводят – это не то чтоб унижало друзей, но считается неэтичным. Обычные псы остались лишь на земле, и то… кто назовет их обычными? Новые умпы находят с ними общий язык, тем самым отрицая то, что собаки стоят на низшей ступени эволюции.
    Гир погиб, вытаскивая меня из жерла вулкана на Лиде. Он сорвался вниз, когда я успел ухватиться за скалу. К сожалению, его мощная шкура не могла защитить умпа от раскаленной лавы.
    Да, вы знаете – новые умпы, простите, собаки – это люди в собачьей шкуре.
    А я? Что я. Я скорее был собакой в человечьей шкуре. Шутка. Таких как я лет 15 назад называли ньюмами – нью-мен – новый человек.
    Про нас вы тоже уже мало знаете – это дело прошлого. История, пусть и очень недавняя. Но, дети, знаете, у многих из вас родители – ньюмы… Чего уж там.
    Да, мы были идеальными работниками для покорения трех основных форпостов Земли – Ганиба, где добывается нефть и газ, Лидеи – она поставляет Земле металлы, и Хереса – единой планеты в нашем рукаве галактики, где могут жить люди.
    Теперь о Хересе. Это планета класса А – то есть пригодная для Земли, обладает кислородной атмосферой, зелеными лесами, обилием воды. На планете нет опасных вирусов и микробов – чудесные погодные условия и мягкий климат, приятное красноватое солнце и зелено-синие небеса.
    И сотни три опасных для людей видов растений, насекомых, птиц, зверей. Фауна планеты воплощала в себе пекло – зубатые, шипастые, крылатые звери, готовые разорвать, сожрать любого, кто сунется к ним. Сами они, впрочем, тоже совались.
    Теперь же я вернусь к Михаилу и Терре. Он с женой и еще 50 колонистов основали первую колонию.
    Военную базу. Резервацию для людей. Построили дома и переходы между ними, чтоб крылатые и быстрые чудища не напали на людей.
    Протянули слои проводки ЭР вокруг колонии – чтоб звери не проникли внутрь.
    В общем, чтоб проще понять, что такое Херес тех лет, представьте себе голого человека, попавшего в джунгли Амазонии, но еще хуже. В этом случае были вооруженные люди в джунглях Хереса.
    
    Меня, тридцатилетнего ньюма, лет 15 назад отправили в помощь на Херес, сопроводив тремя молодыми двухлетками-умпами 12 поколения, родственниками моего Гира. Запрос Хереса дорого стоил. Ведь совсем недавно, около двух месяцев назад, на планету уже отправили одного умпа.
    Собственно, речь как раз и идет о Терре, но позже, позже…
    Через два месяца пришел запрос – пришлите ньюма и трех умпов, планета непредсказуема, есть потери среди колонистов.
    Колонистов берегли невероятно, Хересу вняли.
    Вот я со своими красавцами и летел.
    Херес, казалось мне, прекрасен. Я и сейчас вижу зеленый шар в глубине космоса. Мой челнок покинул корабль рейса Земля-Херес-Лидея и нырнул вниз. Сорок минут спустя челнок опустился на космодром – бетонное поле сто на сто. Маленький серый пятачок среди бескрайних лесов Хереса.
    Помня предупреждение, я не слишком спешил вылазить. Но после синтевоздуха корабля и ароматов Ганиба, где я недавно походил ньюм-практику, я мечтал вдохнуть свежесть Хересского утра, воспеваемую в стихах.
    Огляделся, насколько мне позволил купол челнока. Бетонное поле окружали высокие столбы, на вершинах которых мерцали искры. Я ждал, когда они покажут себя в действии. Над космодромом мелькнула летучая тень. Неведомое животное опускалось, и моим глазам предстал знаменитый Хересский ужас – самая крупная птероптилия планеты. Этакая смесь гуся и птеродона – зубатая птицекрылая тварь с длинным чешуйчатым хвостом и узкой пастью.
    Прикинул его размеры. Ну, челнок не поднимет. А вот меня – запросто. Трех таких, как я.
    И вот когда я уже думал, выдержит ли металопластик кабины удар его мощного клюва, которым заканчивалась пасть, когда «ужас» конвульсивно дернулся и заметался в воздухе. Я слышал его приглушенные крики. Разрядные вспышки ЭР работали идеально.
    Мои умпы уважительно молчали позади моего кресла. Они внимательно следили за тварью, но в их глазах читался охотничий азарт – мол, справимся, если что.
    ЭР - основная защита землян на Хересе - электрические разрядники, которые создавали над охраняемой территорией поле, не пропускающее ни одно живое существо.
    Под охраной ЭР мне и трем моим лохматым подопечным предстояло жить не один месяц.
    Со стороны просеки ко мне приближался транспорт, бронированный кар на воздушной подушке мчал со скоростью скаковой лошади, узкий, как стрела, желтый, как лимон.
    Он лихо завернул метрах в пяти от катера и остановился без торможения.
    Открылся люк, и их него молодцевато выпрыгнул человек.
    Так я увидел Михаила Виталина впервые – на вид лет 40, седой, невероятно высокий.
    Он приглашающе махнул рукой, и я откинул крышку кабины
    - Ну что, ребята, пошли, - весело сообщил я своим умпам, и три смышленых молодых пса радостно выпрыгнули следом за мной. Мы вдохнули воздух, свежий и ароматный, полный лесных запахов.
    Я пожал руку Михаилу, он улыбнулся
    - Михаил Виталин.
    - Литов. Алексей. Ньюм. Прибыл на Херес для помощи исследовательской группы. Это Винт, Свем и Кара. Умпы, двухлетки, 12 поколение. Обученные по последней программе.
    Он кивнул. Чуть улыбнулся. Мой военный тон показался мне глупым и неуместным. Слышал я, что на Хересе вся эта военщина и казенщина, а так же бюрократия и прочее – лишние и даже опасны вещи. На планете, где только крепкая дружба и взаимопомощь помогут выжить, все это было лишним.
    Мы сели в его кар. У меня уши заложило от резких поворотов и виражей.
    Вскоре я понял – отчего. Дорогу не защищали ЭР. Это была простая просека в разноцветных джунглях. Во многих местах ее пересекали лианы (а ведь он проезжал тут минуту назад), а местами и паутина. Чтоб прорвать их, Виталин вынужден был делать сумасшедшие рывки.
    Виталин казался задумчивым. Я внимательно следил за ним, беззастенчиво рассматривал твердый профиль. На фотографии морщин у него было меньше, а волосы совершенно не казались седыми.
    
    ***
    Эта история грустная и невероятная.
    Произошла она за два месяца до моего прилета на Херес.
    В тот день на Херес прибыл долгожданный челнок с провизией, топливом, снаряжением и обещанным умпом.
    На каре Терра и двое друзей Михаила отправились за привезенным. Удачен был путь туда. Нормально перенесены подарки с Земли. Очарователен щенок умпа.
    А на обратном пути попали в редчайшую на Хересе и не предсказанную метеорологической службой энергетическую бурю. Кар потерял управление, перевернулся. Из строя вышло все. Люди натянули скафандры, легкие, планетарные – других на каре не могло и быть, взяли оружие, умпа. И пошли к лагерю.
    От космодрома до базы – двенадцать километров. Ничто для Земли, и все равно что 12 парсеков для 3 человек на Хересе, пусть и вооруженных, и одетых в скафандры.
    Через три часа Михаил уже собирал людей на поиски Терры и двух исследователей. Он подозревал, что буря, крылом коснувшаяся базы, могла задеть и кар. И значило это, что Терра сидит в лесу и ждет помощи.
    …Неизвестно, почему они покинули кар, почему не ждали помощи, как того велит техника безопасности. Но известно было одно – не отъехал кар Михаила от лагеря и ста метров, как на дорогу выскочило существо, не похожее ни на одного из животных планеты.
    Больше всего оно было похоже на щенка сенбернара. Щенок кружил вокруг остановившегося кара и отчаянно лаял. Его рискнули взять на борт. Вместе с ним проследовали до места падения кара.
    Никого из троих не нашли.
    Их след терялся в джунглях. Энергетические маячки мерцали аж до поляны – в тридцати метрах от аварийной посадки кара. И пропадали посреди поляны, покрытой невинными белыми цветочками… Поляну пересекала просека, протоптанная собачьими лапами – на мягкой земле отпечатывался пятипалый след.
    Михаил был в отчаянии, проклиная себя за то, что отпустил жену в джунгли… но кто думал, что опытная космоисследовательница сделает опрометчивый шаг, нарушив технику безопасности?
    А в лагере появился умп. Девочка.
    Как она смогла выжить в джунглях, поняли гораздо позже – когда увидели – умпа совершенно свободно чувствует себя во враждебных лесах Хереса. И местные животные и растения совершенно не обращают на нее внимания, если она первая не нападает на них.
    Михаил был безутешен. Но военная выучка исследователя космоса делала свое дело. Надо было продолжать работу. Надо было снабжать поселенцев пищей и исследовать планету для будущих жителей.
    Что с умпом, которого все звали Крошкой, что-то не так, поняли несколько дней спустя. Крошка ни на шаг не отходила от Михаила, пыталась залезть в его постель, подлазила под локоть, когда он ел. В общем, вела себя как всякий несознательный щенок. Михаилу стало казаться, что это не умп, а обычный пес – так смешно и глупо вела себя Крошка.
    Он понял, что это не так, когда в один прекрасный день отправился на разведку к «грядкам». «Грядки» представляли собой теплицы в трехстах метрах от защищенного лагеря. Дорога, проведенная к ним, была под защитой ЭРов, но как водится, в тот день они не сработали. В целом колонизаторы Хереса привыкли к неожиданностям. И, возможно, Михаил спокойно справился бы с напастью.
    В общем, он услышал позади возню. Оглянувшись, увидел, что за его спиной схватились две твари, видимо, только что охотившиеся за ним самим. Метровая змея, очень ядовитая, кусала и била шипастым хвостом небольшую тварь, похожую на крысу-переростка, покрытую жесткой щетиной. Крыса наконец перекусила змею пополам – а заняла вся сцена секунды три. В следующую секунду Михаил уже стрелял из пистолета в крысу, практически отбросив ее от себя в воздухе. Именно поэтому он не заметил вторую такую же крысу, прыгнувшую на него со спины. Острые зубы впились в лопатку, когти попытались прорвать металлопластик защитного костюма. Как назло сегодня он не надел шлем – недопустимая оплошность, даже учитывая близость «грядок». Зубы неприятно продавливали ткань костюма. Михаил, чертыхнувшись, перехватил тварь и попытался сорвать ее с себя. Ему это почти удалось, когда он заметил еще двоих.
     Ситуация выходила из-под контроля.
    Вмешалась Крошка.
    Легко и бесшумно ступая, умпа шла по дороге, неслышно порыкивая. В ее глазах не было и капли щенячьего азарта – только бесконечная решимость защитить человека.
    Крысы отреагировали на нее адекватно – они отвернулись от человека и бросились на агрессора.
    Михаил все еще пытался справиться с тяжелой ношей, чьи зубы чувствительно ощущались в спине. Неужели прокусила ткань?
    - Крошка, назад, - закричал он, прекрасно понимая, что с двумя крысами, каждая из которых была ростом в половину щенка, умпа справится вряд ли. Хотя. Хотя может и справиться. Но рисковать бесценным помощником, который еще не вошел в свой боевой возраст, не хотелось.
    Умпа выжидала. Крысы медленно приближались, заходя с двух сторон. Как она поступит? На кого бросится? Умпа выжидала. Она смотрела прямо перед собой, Михаилу казалось, что в его глаза.
    Не выдержала правая крыса. Прыжок.
    В этот момент Михаил наконец оторвал тварь от себя и свернул ей шею.
    Лопатка нестерпимо жгла. Жжение началось в тот момент, когда зубы зверя оторвались от спины, и к царапинам прикоснулся воздух. Плохо. Неужели прокусили? Судя по всему – да. Еще хуже было то, что у него начала кружиться голова. Он потянулся за рацией – придется вызывать подмогу. Безопасный и привычный поход к теплицам оказался непредсказуем и опасен.
    В это же время он следил за поединком умпы. И, сквозь пелену в глазах, увидел почти невероятное.
    Умпа увернулась от прыжка крысы. Нет, сама ее скорость не была невероятной. Но то, как она это сделала… Может, он бредит? Она пригнулась к земле и, перебирая лапами - шаг, второй, третий, полоборота – моментом выскользнула из-под траектории движения твари. В тот же момент она сама легко подпрыгнула, коротким движением лапы, выгнувшейся под невероятным углом, сшибла вторую крысу.
    Михаил начал оседать. Яд твари действовал слишком быстро.
    Он успел увидеть, как, двигаясь в невероятном для умпа боевом танце, Крошка играла с крысами, затягивая время. Миг спустя она придушила одну тварь и уставилась в глаза другой, замершей перед ней. Трупик крысы валялся у ее ног, и Михаил мог поклясться, что в глазах собаки неприкрытое торжество. Вторая крыса, взвизгнув, одним прыжком скрылась в кустах.
    
    - Я могу поклясться, - в третий раз произносил Михаил, набирая воздух для спора, - Ника, я просто могу поклясться, что собака двигалась, используя приемы космодзю! Я знаю, похоже на бред…
    - Именно, милый, именно на бред, - улыбнулась Ника, набирая в шприц прозрачную жидкость. – Ты поспишь еще чуть-чуть, капитан, и бред закончится, хорошо?
    Михаил уснул, тщетно пытаясь найти веские доказательства тому, что он видел. Космодзю – особая программа подготовки космонавтов, призванная наиболее точно двигаться в случае нападения противника. Кроме того, космодзю предполагала драку в невесомости, при пониженной гравитации и при гравитации повышенной, а так же в случаях частичной обездвиженности тела и при нападении негуманоидных существ. Космодзю обучали всех исследователей космоса, поскольку она помогала не только победить непонятного противника, но и уворачиваться от падающего метеорита и удерживаться на верхушке катящегося вниз обвала.
    Он мог поклясться, что Крошка двигалась именно в ритме космодзю… Он просто слышал голос тренера – наклонитесь, шаг, два, три, поворот влево. Или вправо, если я бью слева. Я бью слева…
    Его тренером последние несколько лет была Терра, заслуженный чемпион космодзю, хозяйка медали Больших Межпланетных Соревнований Космического Дзюдо. Первое место.
    
    Он проснулся от пристального взгляда.
    - Терра! – подкинулся Михаил.
    Но на краю кровати медсектора сидел его помощник Илья Миташ. А возле него внимательно смотрели на Михаила карие глаза его спасительницы умпы.
    Илья печально улыбнулся.
    - Ну как, жить будем?
    - Будем, - улыбнулся в ответ Михаил. – И не такое переживали.
    - Ага. Точно. Что ты там бредил про космодзю?
    - Да неважно. Показалось.
    - Ты уверен? – бровь Ильи иронично взлетела вверх.
    - А что? – насторожился Михаил.
    - Нууу… понимаешь, Миш. Ты так неудачно отправился в эти самые «грядки». Там же все заросло. Мы б конечно стали тебя искать. Минуту спустя после того, как ты бы не ответил на очередные позывные. Оно все быстро так зарастает. И ЭР не сработали… - Илья опустил глаза, перебирая пальцами край одеяла. Михаил никогда не видел его таким озадаченным и смущенным.
    - Она пыталась тебя тащить. А когда поняла, что ты слишком большой для нее…
    - Она вернулась и привела вас? – обрадовался Михаил.
    - Нет, - покачал головой Илья. – Когда мы ворвались на эту чертову просеку, она стояла возле груды придушенных тварей, похожих на крыс, и рычала на трех еще живых.
    - Чего? Она осталась и защищала меня? А как скоро вы пришли?
    - Через минуту.
    - Как? До позывных было еще 8 минут.
    - Да. Мы… ну…
    - Ну говори уже.
    - Михаил. Крошка включила рацию, набрала мой код и пролаяла в динамик «SOS». Три раза.
    Михаил взглянул на Крошку. Она неподвижным взглядом уставилась в его лицо, замерла. Полностью. Даже хвостом не махала.
    - Ну… - несмело улыбнулся Михаил, - Терра бы тобой гордилась, девочка моя. Умпы еще более умные существа, чем я думал. Ты меня понимаешь?
    Крошка кивнула.
    Михаил замер. Замер и Илья.
    - Ничего себе… Крошка, ты меня понимаешь?
    Кивок. Да. Понимаю.
    - А меня?
    Крошка оглянулась на Илью и снова серьезно кивнула.
    - Но как? Разве умпы знают человеческую речь на таком уровне? – Илья обращался к Михаилу, но увидел, как умпа качает головой из стороны в сторону.
    - Не знают?
    Нет.
    - А ты знаешь?
    Да.
    Озадаченные люди не знали, что спросить у существа, которое может ответить только да или нет.
    Наконец Михаил сказал.
    - Ты тогда, защищая меня от крыс, двигалась как двигаются в космодзю?
    Да.
    - Откуда ты знаешь космодзю?
    Внимательный серьезный взгляд.
    - Ну да… я неправильно задал вопрос. Тебя научили космодзю? Ужас… смешно… умпов не учат этому…
    Да. Да, научили.
    - Кто… прости, не тот вопрос. Как… о, черт. На земле?
    Нет.
    - Нет? Ну где тогда! Чему тебя могли научить на Земле. Ты же еще щенком к нам попала. Всего несколько дней как… Погоди, если не на Земле… Тебя Терра научила?
    - Михаил… - Илья наклонил голову, избегая взгляда, - я все понимаю, но может, не надо? Умпы умные собаки. Может, ее поколение просто очень хорошо понимает речь. Но она видела Терру всего несколько часов. А потом…
    - Черт! Точно! Она может сказать, что с Террой! Куда она делать! Погибла ли! И где! И как! – Михаил так разволновался, что приподнялся над кроватью, и тут же, обессиленный, упал.
    Вошла взволнованная Ника.
    - Ребятки, собачки, - сердито сказала она, - Я очень рада, что вы все такие дружные и радостные, но наш Миша должен поспать.
    - Ник, ты не понимаешь, - воскликнул Михаил, - Крошка очень умная собака! Она понимает человеческую речь!
    - Ну конечно, - серьезно кивнула она, - я уже слышала, что умпа включила рацию и позвала на помощь. Чего только в космосе не бывает. А тебе надо поспать, понимаешь, капитан? Потом поговоришь со своей Террой.
    Она осеклась.
    - Извини, капитан. – промямлила Ника, отчаянно краснея. – Я не хотела. Нет, правда… Крошка, почему ты так на меня смотришь? Ты действительно все понимаешь? Милая, собачка…
    Она бормотала что-то еще, выпроваживая Илью и Крошку из медсектора. В ее глазах блестели слезы, а Михаил, открыв рот и замерев, уставился в потолок, не в силах произнести ни слова.
    Так и заснул, получив укол поддерживающего раствора.
    
    Илья и Игорь, врач и космобиолог, сидели, уставившись на Крошку. Крошка в свою очередь смотрела на них своим немигающим серьезным взглядом.
    - Итак, - произнес Игорь, - ты, умпа, умный пес, значит, понимаешь нашу речь. Полностью, то есть, понимаешь.
    Да.
    - Тебя на Земле научили?
    Нет.
    - На Хересе?
    Да.
    - Кто? Тебя встретили трое наших людей?
    Да.
    - Терра. Рик. Джон. Они? Двое мужчин, одна женщина?
    Да.
    - Крошка, это важно. Они погибли, когда ехали сюда?
    Пауза. Медленный кивок. Переступила с лапы на лапу, отвела глаза.
    - Но почему? Что заставило их покинуть кар? Что заставило их выйти наружу? Черт, ты не можешь это рассказать… Если бы ты могла говорить…
    Крошка обвела взглядом гостиную. Остановилась на шкафу с книгами – небывалой роскоши. Несколько книг завезли первопоселенцы. Потом в традицию вошло привозить в подарок одну-две бумажные книги с каждым рейсом. Сейчас их насчитывалось около сотни. В основном – рассказы о Земле, классики 18-21 веков, фантастика и приключения. В компьютерах базы хранилась вся литература дома, но каждый считал нужным взять в руки старые томики, зачитанные до дыр.
    На них и смотрела Крошка.
    Она поднялась и подошла к полкам. Внимательно разглядывая корешки книг, она прошлась вдоль шкафа. Явно что-то искала. Наконец он ткнула носом в какую-то книгу. Илья встал.
    - Ты показываешь нам Кэрролла? Алиса в стране чудес? Почему?
    Собака кивнула.
    Он достал книгу, раскрыл.
    На первой странице была дарственная надпись.
    - «Терре от Миши… В день нашей встречи ты была похожа на Алису, заблудившуюся в стране чудес»… Чтоб это могло значить? Что ты хочешь нам сказать.
    - Терра заблудилась? Страна чудес… ты хочешь сказать, что Херес – страна чудес.
    Пауза. Крошка вздохнула и качнула головой так, как будто говорила – мол, и да, и нет, но где-то около.
    - Терра заблудилась. И погибла?
    Кивок «да» казался чуть раздраженным. Собака почти рычала.
    Илья задумчиво листал книгу старой любимой всеми сказки.
    - Они вышли из кара, потому что увидели какое-то чудо.
    Крошка даже залаяла, одновременно кивая.
    - Ага. Уже ближе. Что ж они увидели? Бармаглота, что ли?
    Нет.
    - Может, не такое злое чудо?
    Да.
    - Ох, ну я тебя не пойму. Ты бы написала, что ли. – он хлопнул себя по лбу. – Крошка, ты раз такая умная, то писать умеешь?
    Да. Да. Да.
    Он поднялся, достал из каких-то отсеков несколько открыток, привезенных с Земли – бумага на Хересе была роскошью. Достал маркер.
    - Ну и как это тебе дать. В зубы, что ли?
    Умпа вздохнула и подошла к персональному компьютеру Михаила, стоящему в углу, рядом с другими такими же. Тут ребята обычно отдыхали, играли в игры, писали стихи и романы, в общем, релаксировали как могли.
    
    - «Призраки». – рассказывал взволнованный Игорь проснувшемуся Михаилу. – Она печатала, понимаешь. Терра печатала.
    - Почему… почему Терра. – прошептал Михаил.
    - В общем, текст был такой. Мы даже распечатали. Смотри.
    Михаил читал, не веря своим глазам.
    - «Призраки н пляне. Пришли позвли. Мы вышли. Цвет беле. Призрки напли. рик бежал упал, джое защити мня, упл. Умп прыг повалила меня в цвты. Потом я бежла. Потом встретил вас. В не нашли. Не понли. Призрки вселилс. Умп вселилс. Люди погибли, умпа выжила. Люди НЕ ИСЧЕЗЛИ. Я ТЕРРА, Я ТЕРРА, Я ТЕРРА, Я ТЕРРА. Все хватит с вас потом допишу устала:)»
    - Черт, Миш, она даже смайл в конце поставила. И печатала в конце очень медленно, чтоб без ошибок. Чтоб мы не сомневались. Умпа, печатающая когтями на клавиатуре – это странно. Но не смешно. Не смешно, понимаешь? В духе Терры – смеяться, когда плакать надо.
    - Но как? – только и спросил Михаил.
    - Не знаю. Не знаю, Миша. Вся база на ушах. Все общаются с Террой. Она не хочет идти сюда, боится, что тебе больно будет.
    Михаил поднялся, и, пошатываясь – благо, строгая Ника разрешила, - пошел в гостиную. Главное – не заплакать. Терра никогда не прощала слабости. Она смайлик поставила, надо же.
    - Привет, милая, - сглотнув слезы, прошептал он, обнимая собаку, надеясь, что не сошел с ума. Косморазведчики отворачивались, прятали глаза, теребили воротники костюмов. А потом все вышли из гостиной.
    
    - И что теперь? – я разглядывал своих трех красавцев-умпов. Они внимательно глядели на меня. Умные глаза. Но не больше. Их разум позволял знать тысячи слов, различать оттенки интонаций, настроений. Но они не понимали человеческую речь так, как мог понять ее человек. И умп Терра.
    - А что теперь, - Михаил внимательно смотрел на меня. – Вот ты веришь в эту историю?
    - Ну, похожа на сказку, - улыбнулся я. – переселение душ, и никакой науки. Но с другой стороны я биоробот, создан искусственно, в пробирке, так сказать. Но вот считаю, что у меня есть душа. И ничего, живу. Так почему на незнакомой планете душе человека не вселиться в тело собаки?
    - Это еще не все. Это только начало, Алеша, только начало. Мы много думали, исследовали ту поляну. Исследовали умпа. Терру. Знаешь, странно оно все. Собака, которая помнит себя человеком, знает космодзю и умеет печатать. Собака, которая может управлять каром… Черт, меня основательно подкосило. Я не буду рассказывать обо всем, что я пережил, общаясь с людьми. Они боялись, что я мозгами поеду. А потом, Алеша, у нас полтергейст завелся.
    - Чего?
    - Помнишь, в той записке, я рассказывал, было про призраков. Так вот… двери, которые сами открываются и закрываются. Сигнализация реагирует – а нет никого. Полтергейст хороший оказался – пару раз отпугнул тварей, которые подорвали очередную ЭР, и ворвались на территорию базы. Мы сами видели – как в глаза твари одной из воздуха сноп света. А вторую просто в воздухе волна невидимая сшибла. А там и мы подоспели… А потом…
    - Что потом?
    - Потом Ника погибла, медсестричка наша. Заразилась какой-то дрянью, пытаясь вылечить пациента. В два дня сгорела. Анализ ничего не показал.
    - Сожалею, - я склонил голову. Гибель каждого колониста была трагедией и для планеты, и для Земли.
    - Мы ее похоронили. Первая могила на Хересе, надо же. Решили не везти тело на Землю. Ника очень любила Херес, мечтала остаться тут навсегда. Осталась вот.
    - А вакцина?
    - Что вакцина? Оно же непредсказуемо. Мы исследовали ее кровь. Оказалось, у нее какая-то врожденная патология была, которую пропустили на Земле. У нас ни у кого такой нет. Но я отвлекся от главного, Алеша. Прочитай. Это… это Терра напечатала. Она наловчилась уже печатать, почти без ошибок.
    В его голосе была затаенная гордость, но и горечь. Мне показалось, что в нем есть все-таки признаки безумия. Еще бы…
    Я взял листок в руки.
    «Призрак погибшего на Хересе мжет вселися в умпа. Мне так сказали призраки. Привезите умпов, и Ника, Рик и Джон наверно смогут снова стать живыми. Не людьми но живими. Прстите, вас решать. Мне не плохо. Я сильная быстрая могу помогать хересу выживать. Выполнять долг косморазведчика. Умпы долго живут у нас впереди будет долгая сильная жизнь полная испытаний а что еще надо разведчику исследователю. Привезите с земли умпов ваши друзья вернутся. Если хотите. Они хотят мы хотим чесно чесно. Могу еще смайлик поставить. Не сходит с ума это хорошо что мы есть. Миша люблю тебя очень я в зазеркале. Если ты вдруг умрешь прости черный юмор хочу видеть тебя умпом и много маленьких лохматых умпков. Ах да. ».
    Михаил не смотрел мне в глаза, когда я перечитывал этот ненаучный бред раз за разом. Нас учили сначала исследовать все в деталях, потом решать.
    - Можно увидеть… Терру?
    - Да, конечно, - произнес позади меня хриплый голос. Так говорит человек, который только что переболел тяжелейшей простудой.
    Собака, крупный, здоровый умп, самка, села передо мной и уставилась на меня своими смешливыми глазами.
    Так я впервые увидел Терру.
    - Учсь говои. – сказала она, - Гееики не риумали гоовых свясок.
    Учусь говорить, - понял я. Генетики не придумали голосовых связок.
     - Значит, это правда? – я во все глаза смотрел на умпу.
    - Аха, - улыбнулась она. – Тяэло поверить, верно?
    - Тяжеловато. Но я привыкну, - я протянул ей руку.
    Лапа, поданная мне в ответ, была тяжелой и когтистой.
    - Пасев не хваает.
    - Да, - согласился я тогда, - без пальцев наверное тяжело.
    
    Я пробыл на Хересе несколько месяцев. Помогал восстанавливать ЭРы. Помогал расчищать старые территории и исследовать новые.
    Херес мне нравился, он был серьезным испытанием. Слишком серьезным. И теперь я летел туда снова.
    
    Трое моих умпов, последнее поколение… что ж, стоит ли говорить вам теперь, они сменили имена. Ника… главное, не забыть, что эту умпу зовут Ника, а не Кара. Рик – вместо Винта, и Джон вместо Свема.
    И, конечно, Терра. Терра и Михаил. Михаил и Терра. Как они? Планета приближалась. Я нажал на рычаг выброса кара, в очередной раз посетовав на неудобство современной техники. Сорок минут спустя кар опустился под защиту ЭРов на знакомую, но куда лучше оборудованную теперь поляну приема. Терра шла мне навстречу, она улыбалась, и наверняка была рада меня видеть. Я улыбнулся ей в ответ и протянул лапу.
    - Здравствуй, давно не виделись.

  Время приёма: 21:19 30.06.2016