22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 35833
Конкурс №39 (лето) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ab008 Последний человек


    

    Человек выбежал на склон холма и замер, тяжело дыша. Он бросил взгляд направо, налево. Куда теперь?
    Вокруг, насколько достигал взгляд, простиралась равнина, поросшая невысокой травой. Кое-где встречались такие же пологие холмы, заросли кустарника и небольшие группы деревьев; всё это не могло послужить укрытием. Впереди темнел лес – далеко, почти на горизонте. Слишком далеко. Неподалёку блестела под яркими лучами полуденного солнца водная гладь – широкая река неспешно несла свои воды в сторону леса...
    Бесшумный сигнал тревоги ледяной волной прокатился по телу. Погоня приближалась.
    Может, со всех ног помчаться к реке? Нет, слишком рискованно. Придётся повторить старый трюк – и надеяться, что преследователи ещё не разгадали его хитрость.
    Оглянувшись повнимательнее, человек заметил на склоне холма небольшую ложбинку. Он улёгся в неё, постаравшись заполнить своим телом всё углубление, расслабил мышцы и включил маскировочное поле. Энергия в аккумуляторах порядком истощилась, но её должно хватить на такой маленький участок.
    А вот и охотники.
    Преследователи не скрывались – им это ни к чему. На нежно-голубом небосводе чётко выделялся корабль, идущий на малой высоте. Он был красив – сверкающий белый эллипсоид с плоским днищем и симметричными продольными выступами, под которыми скрывались мощные двигатели, – однако в этот момент человеку казалось, что во всей Галактике не найти предмета уродливее. Он в ярости сжал кулаки, но тут же глубоко вздохнул и снова постарался расслабиться. Приборы корабля могли оказаться достаточно чувствительными, чтобы зафиксировать повышенную энергетическую и ментальную активность.
    Враг всё ближе...
    Ожидание становилось нестерпимым. Древние инстинкты взывали: беги, сражайся, убивай! Но человек не дожил бы до этих дней, если бы не умел держать себя в руках, продумывать все свои действия. Сейчас преимущество не на его стороне. Могучей силе противника следует противопоставить ловкость и смекалку.
    Корабль двигался неторопливо, тщательно сканируя поверхность планеты. Впрочем, человеку удавалось ускользать от него довольно долго. Может, и в этот раз повезёт. Ему всего-то и нужно, чтобы этот летающий бак для отходов скрылся за горизонтом. Тогда можно направиться в противоположную сторону, а затем...
    Внезапно его внимание привлекли чёрные точки – слишком большие для птиц и тем более насекомых. Они летели в том же направлении, что и корабль, но гораздо ниже. Это...
    Роботы! Воздушные разведчики!
    Крошечные аппараты обладали высокой маневренностью и вовсю этим пользовались. Они прочёсывали местность, двигаясь зигзагами, выписывая петли и окружности. Роботы могли потратить время на пристальный осмотр подозрительных мест, ради которых корабль не стал бы задерживаться и менять курс.
    Отчаяние, охватившее человека, походило на огромную волну, грозящую разрушить старательно воздвигнутую стену самоконтроля. Похоже, на этот раз ему не вырваться... Но ещё сильнее, ещё сокрушительнее была другая мысль: ради чего, собственно, он сражается? Какая разница, кто эти таинственные враги и почему они за ним гонятся. Не всё ли равно, станет он их добычей, или же улизнёт в очередной раз, сохранив свободу. Зачем ему свобода? Что с ней делать? Его жизнь давно уже лишена смысла и цели. Он одинок; у него нет своего дома, друзей, родных и близких. И он не просто космический бродяга, скиталец, которых полно в этом секторе Галактики.
    Он – последний человек. Последний представитель своего народа, своего биологического вида. История славного племени хомо сапиенс, начавшаяся в незапамятные времена с изготовления каменных топоров и рисунков на стенах пещер, прошла через эпохи невиданного расцвета, период упадка, – и теперь близка к завершению. С его смертью человечество окончательно исчезнет из Вселенной. Какая же разница, случится это спустя десять лет, двадцать, или прямо сейчас. Может, лучше прекратить затянувшуюся игру, встать в полный рост и наконец покончить со всем этим...
    Но, как ни странно, именно эта мысль вызвала в нём решительный и яростный протест.
    Нет! Он не сдастся! Он будет бороться!
    Именно воспоминание о предках всколыхнуло что-то в глубине души, в самом средоточии его сущности. Человек вдруг ощутил глубинную, нерасторжимую связь с бесчисленными поколениями тех, кто отважно сражался, не опуская рук даже в самых безвыходных ситуациях. Нет, он не хуже их. И он это докажет.
    Затаив дыхание и не шевелясь, человек следил за происходящим с помощью чутких приборов, уже не раз спасавших ему жизнь. Корабль скоро скроется из виду. Роботы широкой цепью двигались через равнину. Вот-вот они минуют его укрытие, и тогда...
    Один из разведчиков, летевший совсем недалеко, вдруг начал суетиться, рыскать из стороны в сторону. Возможно, он уловил оставленный человеком запах. Два соседних робота замедлили движение, развернулись и направились к нему.
    Что делать? Человек мгновенно оценил обстановку и принял решение.
    Он неподвижно лежал, пока роботы продвигались всё ближе к его убежищу. Главная опасность – это корабль; надо, чтобы он отошёл как можно дальше...
    Как только один из роботов уверенно направился к ложбинке, человек вскочил на ноги и развернулся, молниеносно выхватив оружие. Ослепительный разряд ударил в летающую машину, разметав вокруг пылающие осколки. Ещё несколько выстрелов не попали в цель, но заставили роботов заметаться, сосредоточившись на самосохранении. Свободной рукой человек выхватил из кармана чёрный цилиндр и метнул в их сторону, после чего бросился к реке. За его спиной пространство замерцало, засветилось и будто пошло волнами – энергетический барьер раскинулся веером, преграждая роботам путь. Однако эффект долго не продлится, так что нужно добраться до воды, пока вся стая не бросилась в погоню.
    Он успел. Уверенными гребками человек продвигался всё дальше и дальше, к самому дну, навстречу мраку и колышущимся зарослям причудливых растений. Верхняя одежда исправно фильтровала воду, извлекая кислород для дыхания, а темнота не была преградой для его зрения, дополненного чувствительными приборами. Позади него роботы один за другим ныряли в реку, однако под водой они действовали не так эффективно. Чтобы снова ускользнуть, человеку пришлось задействовать много разных устройств, которые он изобрёл, купил или украл, странствуя по Галактике. Но в конце концов погоня осталась далеко позади, а он, следуя за течением, оказался среди высоких древних деревьев, способных скрыть его от пристальных взглядов с неба.
    Человек рискнул выйти на берег, только оказавшись в самой чаще густого леса. Уже смеркалось, а многочисленные ярусы ветвей, усеянных широкими листьями, останавливали и этот слабый свет, так что внизу царил полумрак. Но беглеца это устраивало.
    Он пошёл в сторону, выбрав направление наугад – без разницы, куда идти, лишь бы подальше отсюда. Даже с его опытом и вооружением поход вышел непростым, но он упрямо двигался вперёд, пока не решил, что на сегодня достаточно. Раскидистые кроны над головой оставались такими же густыми, и он рискнул развести костёр. Затем, перекусив и согревшись, он придвинулся поближе к огню и принялся смотреть на пляшущие языки пламени.
    Прямо как его предки, много тысячелетий назад...
    Давным-давно обитатели планеты Земля, движимые жаждой приключений и открытий, создали первые межзвёздные корабли и принялись исследовать космос, забираясь всё дальше и дальше. Они обнаружили, что Галактика заселена довольно плотно, однако в ней есть где развернуться молодой энергичной расе. Шло время, и разрозненные колонии объединились в союз, постепенно ставший могущественной федерацией, к которой охотно присоединялись более слабые народы. Росло влияние человечества, росла его слава. Земляне контролировали значительную часть Галактики, обеспечив множеству планет мир и процветание, и казалось, что так будет всегда.
    Но чем ярче становился внешний блеск, тем лучше просматривались признаки упадка. Центральные миры всё больше отгораживались от периферии, коррупция и жажда власти разрушали государственный аппарат. Прошли тысячи лет – и Земная Федерация, долго служившая символом демократии и прогресса, стала воплощением тирании. А хуже всего было то, что люди прямо противопоставлялись всем остальным народам; только потомки жителей Земли могли занимать руководящие посты. Молодые и гордые расы не стали с этим мириться. Чем сильнее правительство «закручивало гайки», тем мощнее становился протест. Одно поспешное, непродуманное решение следовало за другим, порождая всё большую агрессию, пока государство не погрузилось в окончательный, бесповоротный хаос. На каждую попытку ненавистных землян вернуть себе власть или просто спастись от уничтожения, восставшие отвечали сокрушительными ударами. И те из них, что пережили эпоху распада, смогли торжествовать полную победу.
    Человечество исчезло.
    Костёр догорал. Походив вокруг, человек набрал сухих веток, подбросил в огонь и снова уселся рядом, грея руки.
    Он ещё застал время, когда государство казалось несокрушимым, а его гибель – пустой фантазией. Но вскоре вихрь судьбоносных событий подхватил и понёс его, швыряя из стороны в сторону. Он непрерывно сражался – то отстаивая права угнетённых, выступавших против диктатуры, то пытаясь сохранить остатки государственной системы, островки цивилизации в бушующем море хаоса. Один за другим гибли его друзья и соратники, менялись и исчезали места, которые он мог и хотел назвать своим домом. И вот, на очередной планете, после очередной битвы, он вдруг осознал, что остался совершенно один.
    Он долго скитался среди звёзд, пытаясь отыскать хоть кого-то из сородичей – тщетно. Его современники уже не походили на легендарных землян прошлого, гордых и отважных. Они разучились бороться, но при этом боялись убегать, легко становясь добычей сильных и жестоких врагов. А он выжил, поскольку всегда был одиночкой, «антиобщественным элементом», умеющим постоять за себя. И наконец, отчаявшись и прекратив поиски, он снова ввязался в заварушку, потом в другую... Он был солдатом, телохранителем, вором, шпионом, наёмником, исследователем, контрабандистом. На разных мирах он познал невероятные муки и потрясающие наслаждения. Он легко сколачивал огромные капиталы и так же легко терял их. Ему открывались тайны давно исчезнувших цивилизаций и хитросплетения галактической политики. На одних планетах его считали благородным героем, на других – отъявленным преступником, а он не стремился стать ни тем, ни другим, просто пытаясь забыться в непрерывной череде приключений. Что ещё оставалось скитальцу, который лишился всего, даже смысла жизни? Он не мог возродить свою расу – тем более что этому воспротивились бы многие народы, ещё помнящие старые обиды. Даже месть за своих соотечественников не могла придать его существованию цель. Он признавал, что обвинения в адрес землян во многом были справедливы, и убивая тех, кто прославился в борьбе за свободу, он бы подтвердил всё плохое, что говорилось о его народе. Впрочем, пытаться отбелить репутацию людей тоже бесполезно. Ему остаётся забыть о своём происхождении и жить одним днём.
    Горькая усмешка тронула его губы. В своих странствиях он не раз встречал неудачников, которые говорили, что утратили всё – но у них оставались хотя бы имена. А он потерял даже это. Имя нужно для того, чтобы выделять определённое существо из массы его сородичей. Он уникален и неповторим, в Галактике больше нет подобных ему – зачем тогда носить имя?!
    И вот очередной крутой поворот судьбы забросил его на эту планету малонаселённого сектора, где пираты и контрабандисты встречаются куда чаще честных торговцев. Ещё несколько головокружительных виражей – и он остался без денег, транспорта, а также каких-либо перспектив. Планета оказалась почти необитаемой: из-за резких перепадов климата и удалённости от популярных галактических трасс желающих поселиться здесь нашлось немного. Это затруднит поиск работы. Вдобавок – за ним охотится какая-то летающая кастрюля, чтоб ей сгинуть в чёрной дыре. И чего она привязалась? Вроде бы в последнее время он никому особо не досадил...
    Пора спать – завтра предстоит долгий и трудный день. Но закрывать глаза не хотелось. Человек встал и прошёлся между деревьями, чувствуя смутную, неясную тревогу.
    Он тщательно изучил показания приборов. Ничего. По-видимому, это просто...
    Ударил гром, и небо раскололось. Человек вскинул голову – как раз чтобы увидеть пикирующий прямо на него корабль. Гравитационное поле разорвало непроницаемую с виду завесу листвы. Деревья вокруг гнулись и скрипели.
    Человек отчаянно бросился в сторону, в спасительную темноту, но всё пространство вокруг внезапно залил яркий свет. Что-то подхватило человека в прыжке, превращая движение в полёт. Он рванулся, пытаясь высвободиться, но могучая сила сжала его, сдавила, будто гигантский кулак... И сверху обрушилась тьма.
     
    Человек открыл глаза.
    Впрочем, не совсем так – он действительно сделал сознательное усилие, но скорее умственное, чем мышечное, поскольку не ощущал своего тела. Он не чувствовал глаз, языка, рук, ног – вообще ничего. И возвращение зрения ничего не дало – вокруг стояла темнота. Возможно, к нему вернулся и слух, но звуков не было. Одинокий разум, зависший в пустом пространстве...
    «Будьте вы прокляты! Я мыслю – значит, существую», – беззвучно выкрикнул человек, изо всех сил пытаясь сжать неосязаемые кулаки.
    Время шло, однако ничего не происходило. Усилия человека ни к чему не привели, но он не сдавался. Очевидно, похитители хотят сломить его волю, вызвать чувства смятения и панического страха. Он должен сопротивляться, иначе всё пропало.
    Внезапно его сознание захлестнул водопад ярких образов. Лица, пейзажи, события мелькали перед взглядом, вокруг и внутри человека. Это его прошлое, его воспоминания. Кто-то невидимый и неосязаемый шарил в его памяти, добираясь до самых потаённых закоулков.
    Постепенно пёстрая круговерть начала приобретать осмысленность. Люди, которых он любил – и потерял. Корабли, некогда прекрасные и стремительные, а теперь превращённые в космический мусор. Планеты, посещать которые стало опасно для жизни. Показывая всё это снова и снова, невидимая сила упорно пыталась погрузить его в беспросветное отчаяние.
    Человек засмеялся бы, имей он такую возможность. Они хотят смутить этими картинками его?! Он ведь уже видел, уже пережил всё это. И если не сдался тогда, выстоит и сейчас. Он продолжил попытки освободиться, вернуть себе контроль над телом. Воспоминания ранили его душу, но эта боль придавала силы.
    Сознание затуманилось, картины прошлого расплылись и поблёкли. Откуда-то снаружи в его тюрьму без стен проник голос – тихий, вкрадчивый, едва различимый, но действующий подобно кислоте, разъедающей броню его упорства. Голос шептал, что всё напрасно, всё тщетно. Сопротивляться бесполезно, да и незачем. Ради чего или кого он борется, куда собирается бежать? Он одинок и лишён всего. Лучше сдаться, подчиниться...
    «Нет, ни за что, – человек с яростью швырнул эту мысль в тёмную пустоту. – Я не сдамся! Вам меня не сломить!»
    Да, он действительно потерял всё. Но именно желание жить и бороться до последнего, даже в таких условиях, было его способом почтить память исчезнувшей расы. Повидав бессчётное множество иных миров и цивилизаций, он всё ещё помнил о своём происхождении – и гордился им. Как только человек это осознал, в его измученный разум потоком хлынули новые силы. Усилием воли он разогнал удушающую пелену.
    «Радуйтесь, что я всего один, – бросил он неизвестно кому. – А то мы бы вас в порошок стёрли».
    Ответом стал мощный удар, отбросивший разум человека в ещё более глубокую бездну, сжавший его в точку. Таинственная сила решила показать всё, на что она способна. Но даже эта крохотная искорка, в которую превратился человек, упрямо сопротивлялась давлению.
    Напряжение росло – и сила уступила. Она отхлынула, как океанский прилив, унося с собой давящую пустоту. Человек вновь начал ощущать своё тело. Он чувствовал себя беспомощным и нагим – мышцы бездействовали, вспомогательные устройства не работали, тело находилось неизвестно где, – но для начала и это неплохо.
    Он напряг все чувства, пытаясь узнать хоть что-нибудь. От зрения пока толку не было, зато слух принёс кое-что любопытное. Предельно сосредоточившись, человек сумел различить звучащие где-то в бесконечной дали голоса:
     
    ...проверьте блокировку на выходе, усильте амплитуду...
    ...да, конечно, – я немедленно...
    ...такая сопротивляемость... невероятно...
    ...никогда ещё не сталкивался, за всю мою...
     
    Человек довольно усмехнулся – или представил себе усмешку, поскольку до полного контроля над телом было ещё далеко. Но он двигался в верном направлении. Если попытаться направить все силы разума...
    «Он нас слышит! Смотрите!» – панический возглас заглушил все прочие разговоры. Затем всё стихло. Напряжённое ожидание длилось долго; человек уже приготовился к новому вторжению в его разум, но тут перед глазами стало светлеть. Постепенно вернулось ощущение тела, восстановились чувства.
    Человек обвёл взглядом открывшееся ему пространство. Он лежал на широком плоском возвышении внутри капсулы из прозрачного вещества, установленной посреди просторной комнаты. Вдоль её стен выстроились разнообразные устройства, по виду – медицинского назначения. За ними работали существа в строгих белых одеяниях. Они так походили на людей, что в первый момент человека пронзило ощущение узнавания, безумная надежда... но тут он присмотрелся к своим мучителям повнимательнее и всё понял.
    Это были криллы – гуманоидная раса из соседнего спирального рукава. Такая же старая, как и земляне – но, очевидно, гораздо более удачливая, поскольку благополучно существовала до сих пор. Криллы относились к людям настороженно, считая их опасными конкурентами, но не более того. Десятки тысяч лет обе расы то сотрудничали, то враждовали – в зависимости от ситуации. Что же им понадобилось от последнего землянина?
    – Я восхищён, – бесстрастно цедил слова высокий пожилой мужчина. – Пожалуй, даже поражён. Такая стойкость, такой высокий уровень адаптации...
    – Он просто дикарь, – пренебрежительно бросил крилл помоложе. – Вся его сила – в животных инстинктах.
    – Кажется, он приходит в себя, – заметила немолодая женщина, всматриваясь в экран.
    Несколько криллов, с любопытством глазевших на человека, тут же повернулись к своим приборам.
    – Позволю себе заметить, что он может оказаться гораздо опаснее, чем мы думали, – задумчиво произнёс ещё один молодой крилл. – Трудно даже представить, чего он мог нахвататься в своих странствиях.
    Сидевшая рядом девушка взглянула на пленника.
    – Да, он исследовал вдоль и поперёк всю Галактику. Как много он мог бы рассказать...
    Высокий крилл метнул в её сторону суровый взгляд.
    – Давайте обойдёмся без детского романтизма. Это известный преступник, разыскиваемый полицией многих планет.
    – То, чем занимаемся мы, тоже не очень-то законно... – начала девушка, но тут же осеклась и вернулась к работе. По-видимому, этот высокий тип представлял собой здешнее начальство.
    – Ускорьте процедуру активации, – распорядился он.
    Что бы это ни означало, человек вскоре почувствовал себя гораздо лучше.
    – Вы меня слышите? – поинтересовался высокий, подойдя к капсуле вплотную. Его голос оставался таким же бесстрастным и сухим.
    Человек неторопливо поднялся на ноги, размял затёкшие мышцы, прошёлся по капсуле и лишь после этого небрежно бросил через плечо:
    – Слышу, слышу.
    – Вы в состоянии говорить?
    – А что я, по-твоему, сейчас делаю?
    – На вашем месте, – холод, звучащий в голосе крилла, мог превратить солнечный протуберанец в сосульку, – я проявил бы большую учтивость и готовность к сотрудничеству.
    Повернувшись к нему, человек приветственно развёл руками:
    – Так за чем же дело стало? Иди-ка сюда. Побудешь немного на моём месте – а я, так уж и быть, на твоём.
    – Ваш юмор неуместен, и... – он замолчал, когда в открывшейся двери показался ещё один крилл. Подойдя к капсуле, он небрежно кивнул высокому и принялся изучать человека внимательным цепким взглядом. По-видимому, прибыло гораздо более важное начальство.
    – Позвольте представиться, – вежливо произнёс новоприбывший, – командор Поттул Этт-Сени. Рад приветствовать вас на моём корабле.
    Человек приподнял брови:
    – Я бы ответил, что восхищён вашим гостеприимством – если бы вы пригласили меня более вежливо.
    Поттул слегка усмехнулся.
    – Признаю: возможно, мы совершили ошибку. Нам следовало действовать иначе. Но раз уж вы здесь, давайте забудем старые обиды и начнём двигаться дальше.
    – Полностью с вами согласен. И если ваш корабль движется к какой-нибудь цивилизованной планете – высадите меня в ближайшем приличном космопорту. А я, так уж и быть, забуду про этот неприятный случай.
    Лицо командора посуровело:
    – Вы же понимаете, что мы не можем так поступить. Мы затратили много усилий, чтобы найти вас. Поиски начались задолго до того, как вы прибыли на эту планету. Так что давайте исходить из существующих реалий...
    – Давайте, – кивнул человек. – И реалии таковы: я у вас в руках, но что со мной делать дальше – вы не знаете. Заставить меня подчиниться силой вам не удалось. И не удастся. Вы это и сами понимаете, иначе снова попытались бы влезть ко мне в мозги, вместо того чтобы вести переговоры.
    – Мы можем перейти к более неприятным и... рискованным процедурам.
    – Раз не переходите – значит не можете. Или не хотите. Так что приберегите угрозы для своих подчинённых, на меня они не действуют.
    Некоторое время Поттул стоял неподвижно. Затем развёл руками:
    – Да, разумеется, – вы обладаете большой силой. За это мы вас и выбрали. И в самом деле, можно обойтись без угроз и решить проблему мирно. До того как земляне... э-э... потерпели поражение, наши расы нередко становились союзниками, вместе выступая против общих врагов. Ничто не препятствует вам поступить к нам на службу, хотя бы временно. Тем более что вы не раз были наёмником.
    Человек медленно покачал головой – он знал, что криллам понятны такие жесты.
    – Нет, не выйдет. Поищите кого-нибудь другого.
    – Но почему? – Поттул действительно выглядел удивлённым. – Вы и сами, наверное, догадались: мы работаем на правительство. Мы можем заплатить вам более чем щедро...
    – И при этом наверняка пошлёте меня в какую-то жуткую дыру, где шансов выжить – один к миллиону. Но дело даже не в этом. Просто я не хочу работать на вас. Вы охотились на меня, как на дикого зверя, затем похитили, увезли неизвестно куда и попытались промыть мозги, чтобы сделать покорным рабом. Мне это не нравится. Если вы хотели меня нанять, вам следовало вежливо, по всем правилам обратиться ко мне и предложить сделку. И никак иначе.
    – Но мы можем начать наши отношения, как говорится, с чистого листа...
    – Нет. Уже поздно, – человек расправил плечи и высоко поднял голову. – Я не доверяю вам, и не собираюсь прощать неуважение. Так что выбор у вас небольшой: вы можете убить меня, а можете высадить где-нибудь. Но работать на вас я не стану.
    Командор молчал, будто задумавшись о чём-то. Похоже, эти мысли не доставляли ему удовольствия. Человек невольно напряг мышцы, готовясь к схватке, хотя и понимал, что шансов у него нет.
    Наконец Поттул принял решение. Он сделал жест рукой – и передняя часть капсулы распалась на створки, разошедшиеся в стороны.
    – Я понимаю ваше недовольство. Но давайте обсудим ситуацию без эмоций, спокойно, по-деловому.
    Человек молча вышел наружу, осматриваясь по сторонам. С космического корабля бежать трудно, ещё труднее захватить его, но он готов был воспользоваться любой, самой незначительной возможностью.
    Поттул шагнул к нему, но тут откуда-то сбоку раздался резкий сигнал. На большом экране, занимавшем почти всю стену, возникло встревоженное лицо молодого офицера.
    – К нам приближается неизвестный корабль! Высока вероятность атаки.
    Передача из рубки сменилась схематическим изображением звездолёта средних размеров. Он был раза в два больше корабля криллов, но это ничего не говорило о его боевых качествах. Маленький корабль нередко получает преимущество за счёт высокой скорости и маневренности. С другой стороны, чем больше объём, тем мощнее оружие и энергетические установки. В общем, ситуация интересная. Единственное, о чём жалел человек – что не может наблюдать её со стороны.
    Рядом с изображением появились строки технических данных. Странно: похоже, это всего лишь грузовоз, наспех переоборудованный под военный корабль. На что же рассчитывает его команда? Криллы наверняка превосходят их по всем статьям.
    – Неизвестный противник посылает сигнал вызова! – доложил офицер.
    – Давайте, – кивнул Поттул.
    Появившееся на экране существо выглядело необычно – огромное насекомое, закованное в блестящий тёмно-зелёный панцирь. На вытянутой голове красовались два огромных перламутровых глаза, за ними изгибались вверх антенны, похожие на перья. Человек видел представителя этой расы впервые, но ему уже приходилось встречаться с разумными насекомыми. Они могли быть как верными друзьями, так и опасными врагами.
    Существо зашевелило жвалами и задёргало длинными суставчатыми конечностями. Киберпереводчик исправно преобразовал щёлканье и свист в слова популярного среди гуманоидов галактического мегаязыка
    – Криллы. Какая неожиданная радость.
    – Назовите себя, – холодно потребовал командор.
    – Я капитан Шешш-Ка-Чичч из расы миррви. Тебе знакомо это название, крилл?
    – Учитывая технические характеристики вашего корабля, – спокойно произнёс Поттул, – вопросы буду задавать я. Кто вы и что здесь делаете?
    Насекомое потёрло одну верхнюю конечность об другую, издав громкий частый треск. Человек решил, что оно смеётся.
    – Дерзкие криллы! Наглые криллы! Настал час расплаты.
    – Если вы... – начал Поттул, но Шешш-Ка-Чичч перебил его:
    – Много тысяч лет мы спокойно жили на своей мирной маленькой планете. Мы никому не причиняли зла и думали, что это лучшая защита. Но потом пришли вы, криллы. Вы поработили нас. Вы разорили наш мир, бездумно и жадно добывая полезные ископаемые. Вы лгали нам, говоря, что сотрудничество пойдёт на пользу нашей расе – вы отравили воздух и почву, изменили климат, сделав большую часть планеты непригодной для жизни. Многие из нас погибли, ещё больше миррви были вынуждены эмигрировать. Мы пытались бороться, однако что значили наши жалкие силы по сравнению с мощью империи криллов...
    Шешш-Ка-Чичч вскинул голову.
    – Но мы не сдались! Задействовав весь интеллект, весь опыт нашей расы, мы создали могучее оружие, предназначенное для истребления существ вашего вида. Мы наладили связь со многими другими народами, пострадавшими от вашей экспансии. И сейчас вы познаете силу нашего гнева. Наша месть неотвратима!
    Поттул смотрел на экран со сдержанным любопытством учёного, разглядевшего что-то необычное в микроскоп.
    – Если у вас есть какие-то претензии к нашим горнодобывающим компаниям, или кому-то ещё – обращайтесь в суд. Подобные вопросы надо решать по закону. А попытка атаковать наш корабль приведёт лишь к тому, что численность вашей расы заметно уменьшится. Вы этого хотите?
    «Лицо» насекомого, составленное из изогнутых пластин, оставалось неподвижным, но глаза буквально пылали.
    – Обращаться в суд, говорите?! Туда, где и судьи, и адвокаты – криллы? Мы давно убедились, что это бесполезно. А убедившись, мы подняли восстание! Пока вы блуждали здесь, далеко от своих владений, объединённый флот ваших злейших врагов нанёс неотвратимый удар. Скоро мы очистим от вас Вселенную. И хотя меня послали сюда с важной миссией, я позволю себе ненадолго отвлечься ради такого удовольствия. Я уже убил многих криллов. Пришла ваша очередь.
    Экран погас. Секунду спустя на нём вновь появилось изображение из рубки.
    – Передача окончена, – доложил офицер. – Противник занял дальнюю дистанцию и не проявляет активности.
    – Вы не заметили ничего необычного? – поинтересовался Поттул.
    – Пока что нет, но...
    Внезапно офицер согнулся пополам и его лицо исчезло с экрана. Поттул попытался что-то сказать – и не смог. Он рухнул на колени, затем растянулся на полу.
    Человек растерянно огляделся. Криллы валились навзничь один за другим, как нежные тепличные цветы под порывами холодного ветра. Похоже, капитан-миррви не преувеличивал – у него в самом деле имелось смертоносное оружие, источник особого излучения, легко пронзающего корабельную защиту. Никаких проблем с самочувствием человек не ощущал – значит, эта загадочная энергия действует только на криллов. И если их враги способны на такое... похоже, гордой и древней расе действительно пришёл конец.
    Совсем рядом бессильно упала девушка – та, которая недавно заступилась за него перед начальством. Её руки поднялись, будто отталкивая что-то, идущее от дальней стены – очевидно, именно в той стороне находился звездолёт миррви с его новым оружием. Движения быстро слабели, лицо покрывала мертвенная бледность...
    Не раздумывая, человек бросился вперёд, прикрывая девушку своим телом. Он понимал, что это просто нелепо, – да и зачем заботиться о тех, кто его похитил? – но просто стоять, наблюдая эту агонию, он не мог.
    В помещении воцарилась тишина. Судя по всему, никто из криллов не выжил. И если среди членов экипажа нет представителей других рас – человек остался один. Его шансы на спасение выросли, но ненамного.
    Повернувшись, он взглянул на девушку – и с удивлением обнаружил, что она жива. Человеческое тело не только оказалось нечувствительно к таинственным лучам, но и создавало непроницаемый для них барьер. И миррви, наверное, уже прекратили обстреливать ими корабль. В любом случае, медлить больше нельзя.
    Девушка лежала не шевелясь, закрыв глаза. Человек осторожно потряс её за плечи. Она очнулась и попыталась встать, но не смогла даже приподняться.
    – Измени мой статус, – произнёс человек, громко и тщательно выговаривая слова. – Скорее!
    Секунду ему казалось, что девушка не поняла или не хочет ему помочь. Но затем она, собрав все силы, сказала несколько слов в свой коммуникатор. Насколько человек мог понять, он уже не считался пленником.
    Он усадил девушку в ближайшее кресло и выскочил в коридор. Никто не пытался его задержать. Быстро осмотревшись, человек определил, где находится рубка, и бросился туда.
    Мощный удар сотряс корабль, буквально выбив палубу у него из-под ног. Чтобы закрепить успех, миррви открыли огонь из обычного оружия. Автоматические системы смогут некоторое время оказывать сопротивление, но устоять против разумных существ, хорошо знающих своё дело, им не удастся. Он тоже не сможет сражаться в одиночку, даже если компьютеры, управляющие вооружением, станут выполнять его команды. Но, может, получится ускользнуть...
    Человек вбежал в рубку и тут же бросился к месту пилота. Тот застыл в кресле, не подавая признаков жизни – как и все прочие криллы. К счастью, приборы управления отозвались на действия человека. Экраны исправно передавали информацию: корабль находится вблизи планеты, которую только что покинул; противник блокирует его, не давая набрать скорость для перехода в гиперпрыжок.
    Увидев, что миррви выполняют сложный манёвр, который должен закончиться прицельным залпом, человек немного выждал и в самый последний момент увёл корабль в сторону. Близкий взрыв качнул его, не причинив особого вреда. Человек резко изменил курс, сделал несколько бессмысленных виражей, изображая потерю управления, а затем на высокой скорости повёл корабль вниз, в атмосферу. Ещё один выстрел догнал его, превращая полёт в падение. Корабль вращался вокруг нескольких осей сразу, искусственная сила тяжести то исчезала, то появлялась вновь, из-за чего человеку приходилось держаться обеими руками, чтобы не летать по всей рубке. Он терпеливо ждал подходящего момента – и включил торможение у самой земли. Мелькнула мысль: не поздно ли? Но миррви должны увериться, что противник уничтожен.
    Когда с оглушающим грохотом и треском корабль врезался в землю, такая мысль возникла и у самого человека. Его швырнуло на потолок, вдруг ставший полом, вокруг всё гремело и рушилось, будто разлетаясь на мелкие куски. Но вот тряска прекратилась и наступила тишина.
    Человек поднялся на ноги и наконец-то перевёл дыхание.
    Уцелевшие приборы сообщили, что враг отсутствует в зоне видимости. Похоже, миррви удовлетворились результатом боя и отправились навстречу новым сражениям. Разбитый корабль находится в центре слабозаселённого, покрытого лесами континента. Ближайшие города – в тысячах километров отсюда. Возможность самостоятельно исправить повреждения отсутствует.
    – Бывало и похуже, – громко сказал человек. Затем вручную распахнул створки двери и начал пробираться между искривлёнными стенами.
     
    Он увидел девушку, когда та уже выходила наружу через пролом в корпусе. Человек направился следом, ничего не говоря. Когда девушка остановилась, он подошёл и встал рядом.
    Рассвет только начинался: между высокими деревьями, стеной окружавшими прогалину, ещё сгущались синеватые тени, но острые верхушки чётко выделялись на фоне светлеющего неба. Слышалось чириканье, писки, шорохи – местная живность, испуганная неожиданным шумом, возвращалась к привычным занятиям.
    Девушка не оборачивалась.
    – Лучше бы ты не спасал меня, – вдруг сказала она. – Я бы не успела ничего понять. А теперь... что мне делать? Всё кончено.
    – Но шанс ещё есть. Теперь известно, что от этого оружия имеется защита.
    – Возможно, этим свойством обладают только земляне – кроме тебя, их больше не осталось. И в любом случае, всё произошло слишком быстро, слишком неожиданно. На создание искусственной защиты нужно время, много времени – а таким оружием можно легко уничтожать население целых планет. С нами покончено.
    Человек коснулся её руки.
    – Послушай, уж я-то хорошо знаю, что ты чувствуешь. Трудно сосчитать, сколько раз я впадал в отчаяние. Но просто опустить руки и сдаться – это не выход.
    – Значит, ты сильнее меня, – девушка по-прежнему смотрела куда-то вдаль. – А я так не могу. Да и что мне остаётся? Сколько лет пройдёт, прежде чем удастся хотя бы покинуть эту планету? Но и потом – вряд ли мне удастся выжить.
    Кроме отчаяния и скорби, человек различил в её голосе ещё кое-что. Таящееся где-то глубоко внутри, на уровне древних инстинктов, смирение – спокойное и ясное осознание того, что время её расы подошло к концу. Что старое и дряхлое, повинуясь течению самой жизни, должно уступить дорогу молодому. Человек уловил это, поскольку и сам чувствовал то же самое.
    Но он-то пока жив. И она жива.
    – Ну, вообще-то, – раздумчиво произнёс человек, – эта посудина не так уж сильно пострадала, так что можно и здесь неплохо устроиться. Воздух, вода, местная пища – всё это подходит мне, а значит, и тебе. Я никогда не планировал осесть где-нибудь в подобном месте, но... прежде всего потому, что не с кем было.
    Девушка невесело рассмеялась.
    – Какая романтика – вдвоём, на далёкой планете, в хижине посреди леса... Может, начнём выдавать себя за аборигенов, чтобы песнями и плясками развлекать туристов?
    – Знаешь, – после паузы заговорил человек, – когда я сейчас шёл по кораблю, то заметил, что многое из вашего оборудования уцелело. В частности, устройства для генетических преобразований. Ты же из учёных, верно? Так вот: у криллов и людей схожая биология, даже на молекулярном уровне.
    – Ты хочешь сказать... ты... – прошептала девушка.
    Человек взял её за плечи и развернул к себе.
    – У нас могут быть дети. Много детей. Подумай об этом. Не стоит пытаться возродить старое – оно уже ушло, его не вернёшь. Но мы можем создать новую расу, которая возьмёт лучшее от обоих предшественников – от нас с тобой. Мне кажется, мы этого достойны. Здесь, в этих лесах, может скрываться целый народ... пока не настанет время заявить о себе. Кроме того, если наши дети унаследуют нечувствительность людей к излучению миррви...
    – Они смогут отомстить за нас! – воскликнула девушка, но человек покачал головой:
    – Нет, только не это. Подумай: ты же не хочешь породить армию убийц-фанатиков, которые объявят войну сотням цивилизаций, чтобы отплатить за старые обиды. За давно забытых предков – которые, откровенно говоря, сами навлекли на себя все бедствия.
    Девушка взглянула ему в глаза.
    – Кем же они станут? Чем займутся?
    – Они сами это решат. И, если мы постараемся как следует, они будут умнее и добрее своих предков. Они превзойдут их...
    Небо засияло, переливаясь многоцветьем, и двое, прервав разговор, дружно посмотрели вверх. Мужчина-землянин и женщина-крилл стояли рядом, держась за руки, и вместе любовались восходом.
    Над деревьями поднималось солнце – яркое и сверкающее, как будущее новой расы.

  Время приёма: 18:08 13.04.2016