22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Валентин Дрозд Количество символов: 40000
Конкурс №39 (лето) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

ab001 СКАЗАНИЕ О СЕРДЦЕБУТОННЫХ


    
    
     В не то царстве, не то государстве Украина жил-был Человек-Чудак. Звали человека Алексей Негода, и было ему без малого полста годов. В жрецах науки состоял он, был одинок довольно и кой-какие странности имел. Чудаком был основательным, серьёзным, потому как изобретал, изобретал – и света белого не видел. Сам себя герой наш называл «радянсько-українським вченим», который вышел из «того», а дерзает уже в «этом» времени. Будь к слову сказано, дипломы у него имелись высочайшей «советской» пробы: квантовая и ядерная физика, диссертация в области нейробионики. Карьерный рост в НИИ плавно перешел с советского во время наше, чтобы сойти на нет: к проблемам финансирования добавился конфликт идейный с ортодоксами науки. И вот, много-много всяких дел проделано, много знаний почерпано, а счастия не то чтоб сказочного, а мало- мальского житейского, земного-приземлённого не нажито и не изведано, – хоть  самому себе герой наш в том не признался бы.
    И ко всему вдобавок,  не так давно – провидению, видать, угодное – потрясение судьбы ужасное настигло Алексея: матушка и батюшка его почти одновременно покинули сей мир, совсем за сироту его оставив. И пусть в годах, но не готов был к испытанию такому наш герой, весь в мир науки погруженный; и откровенно, без обиняков говоря, совсем пропал бы, сломался бы или скатился б под уклон, если бы люди правильные, земные не поддержали, не укрепили духом, не помогли собраться заново «аутисту» от науки.
    Итак, к началу этой не то сказки, не то были-небылицы, не то фантазии мудрёной наш герой, ученый наш – чудак из чудаков – как завсегда обыкновенно работал не покладая рук в мастерской-лаборатории своей, в гаражном боксе 6х10 метров – изобретал сам от себя.
     
    * * *
         
    Боря Шац обладал эксклюзивным правом в любое время дня и ночи заявляться пред ясны очи своего друга закадычного и однокашника, а также подопечного – Лёхи-негодящего. Что он и сделал в это теплое поздневесеннее утро 14-го года, тихо без хлопот отворив калитку бокса собственным ключом: по давнему уговору, дабы не отвлечь и не «свалить» с высот науки хоть и «аутяру», но все же чувствительного, импульсивного дружбанà.
    - Бόня, это ваше к нашей подкатила?! – голос друга из-за стеллажей сразу рассказал, что настроение – о′кэй, и автор голоса не в «ауте».
    - Да, Лёха! Наше к вашему без кисточки, – пикировал  Борис на слове и на деле, пробираясь сквозь рабочий беспорядок в закуток, где минимум 12 часов в сутки обитал-дерзал изобретатель.
    - Шо ж так? Оскудела земля израильская, даже косточки не родят? – каламбурил Лёха, чего за ним давно не наблюдалось.
    «Оттаял малѐнько или придумал сегодня чего нового?» – прикидывал  Борис, стоя близко сбоку и глядя на профиль друга, потому что тот склонился на краю большого, почти гигантского стола, беспросветно заваленного компьютерной и прочей аппаратурой, – паял  чего-то там в свою «корону».
    - Оставим в покое Святую Землю. Ты, похоже, придумал новый атрибут в «Шапку Мономаха»?
    - Эх, Боря-Боря! Договорились же в просторечии называть изобретение века сие «короной мудреца», хоть и эти жалкие слова не столько суть отображают для невежд вроде тебя, сколько в сторону уводят. Где тут Шапка, и где тот Мономах? Корона – благородно, а мудрость – в естестве своем ценна. Хотя буддисты, читал где-то, медитируя, спасаются от мудрости земной, – Алексей  бубнил не прекращая работу, что было за обыкновение. – Сколько раз говорено: «Нейроквантовый психофизический резонатор»! Штука вай-вай какая полезная, особенно  для очень умных.  А всё почему? А все потому, что умные станут сильно-умными и даже очень-очень сильно-умными, – так что всякие там президенты, как сбежавшие, так и набежавшие, нам, сильно-умным, будут
    пόфиг…
    - Лёха, не паясничай! И политику…Ну её в дупу – достала выше некуда! Скажи лучше, когда на патент выйдем? Нельзя же вечно показатели наращивать да приращивать? Вон, седина обпалила уже кудри нежные, брàду млàдую, – Боря  Шац не пропускал случая воспользоваться моральным правом, правом друга не только близкого, но весьма и весьма деятельного, участвующего почти во всех аспектах жизни своего, он не сомневался, гениального подопечного, – поучать, если нужно, направлять и наставлять. Потому что гений наш, говоря откровенно, в вопросах житейских – как то дитя неразумное.
    - Ты панимàшь, друг Боня, или не панимàшь? На сегодня эффект подтвержден на трех субъектах, включая нас с тобой. Результат, с точки зрения науки, скорее случаен, чем экспериментально обоснован. Понятно, в пределах проверенных методик есть возможность замерять,  фиксировать определённые параметры, но практическое применение на человеке и для человека подтверждается статистикой, то есть опытными данными. И чем данных больше, «тим краще». И потом… «короне», и правда, ещё чегой-то не хватает. Я папа – я  чувствую своего ребенка.
    - «Слухай», папаша, тебе б еще мамашу, – ведьму матёрую – вот  бы дела пошли. Ведьма, да коронованная, – весь мир к ногам твоим. И статистика заодно.
    - Боря – гениально!  Как я сам не догадался? Мне «корону» надо на практикующей ведьме испытать. Кто они там: гадалки, маги, отвороты, привороты?.. Эмоций много, интеллекта – ноль. И за деньги на все готовы. Они же объявления дают.
    - Ну и убогое же у тебя представление об этом социальном контингенте, друг мой Лёха! Впрочем, если маэстро всерьез – считай, ведьма у тебя на службе. Твой дядя Боня и это для тебя сделает.
    - Какие шутки в серьёзном деле?! Всё серьёзно, всё сверхсерьёзно…
    - Óпа! Раз разговор такой пошел – моё время тута убыло, тама прибыло. Завтра на почте найдёшь контакты. А о серьёзном – не мне рассказывать! Знаешь ведь, сколько тому назад и каких людей я твоей работой и твоими проблемами напряг! Мучитель ты мой, изобретатель хрѐнов!.. Завтра найдёшь контакты на ведьму. А моя пока – туда пошла.
    Боря  Шац на том не стал дожидаться реакции друга, а без промедления направился к выходу. Подобные диалоги-разборки для старых друзей – обычное дело. Борис – человек, ясное дело, не из простых – любил гениального недоросля и, можно сказать, опекал его внешнюю, материальную сторону жизни, оберегая внутреннюю. Бескорыстно. Или – почти бескорыстно.
     
    Практикующий астролог, астропсихолог Янина Синявская и, если хотите, потомственная ведунья (мать и бабушка Янины целительствуют травами и энергией молитвы в небольшом местечке на Западной Украине) всю вторую половину делового дня пребывала, чтобы не сказать в тревожном,– скорее в озабоченном размышлении. А всё с того, что старый её друг, он же один из постоянных клиентов, с телефонного звонка не то просил, не то рекомендовал «оказать внимание и содействие как лучшему твоему клиенту» одному чудаковатому ученому-изобретателю в проверке и тестировании его изобретения. О самом изобретении, процедуре тестирования – всё туманно. Главное, что безопасно и хорошо оплачивается. Но не материальный интерес побудил астролога дать согласие на приём и назначить время. Ещё по ходу разговора со старым другом что-то будто щелкнуло, потом сыграло колокольчиком в её чуткой, восприимчивой натуре. Янина профессионально умела находить и считывать то, что в обиходе называют «знаками судьбы», – чем, собственно, и зарабатывала на жизнь. Для других это делать легче, для себя – почти всегда закрыто; но интуицию-то пока никто не отменял.
    Вот и сработало, наверное. Почувствовав свой Знак, ведунья невольно вверглась в новый виток размышлений о своей жизни и судьбе. Тем более что и гороскопчик её собственный 14-го года стучал-постукивал о необходимости радикальных изменений. А изменять, если честно себе сознаться, есть где и есть что. И дело даже не в том, что в свои «41» она не замужем и бездетна: подобное нередко в её профессии. К тому же давным-давно, после неудачного скороспелого замужества, она решила (или думала, что решила) этот вопрос для себя по методу правящей королевы Елизаветы Тюдор: «Я королева, а мой народ – и есть мой король!» С тех пор с королевством и короной у неё, пожалуй, не очень сладилось, а вот с бизнес-практикой, с возможностью реально помогать людям не сбиться со своей «тропы», жизненной стези стало получаться всё лучше, профессионально выверенней. На том и ладно.
    Только вот последние год-два самоназначенную королеву не покидало чувство, будто что-то не так в её королевстве: народ в беде, а монарх бездействует. Появилось навязчивое чувство, что она делает мало, а способна больше. И чувство это, понятное дело, особенно обострилось во времена буремных событий, – Революции Достоинства – которую она, сколько могла себе позволить, провела для людей на Майдане. Потом Крым, теперь АТО… А ты себя чувствуешь такой беспомощной «ведьмой», которая понимать-понимает, а так мало может!
    Теперь вот Знак: странный учёный, перспективное изобретение, эксперименты… К ней  подступилось! Нельзя уклоняться.
     
    Алексей налегке, но без опоздания, явился к офису испытуемой, поскольку свой «Джимни» с громоздким оборудованием оставил почти за квартал от него: вечная проблема парковки в больших деловых центрах. Звонок вежливости – и подтверждение на приём.
    Комната-офис на 2-м этаже с крохотушкой-приёмной, но удобным и респектабельным диванчиком для ожидающих. После короткого тук-тук переступил порог «обители ведьмы» с деловитой уверенностью «учёного зубра» и застыл на пороге безмолвным столбом, – и хорошо бы еще, если не с отвалившейся челюстью.
    Просторная комната в три окна, с непонятным образом фильтруемым освещением, оформлена в супрематическом стиле с ловким использованием зрительных иллюзий. Протяженные и контрастные плавно заоваленные и прямые линии декорированных потолка и стен в иллюзии перспективы, казалось, раздвигали пространство вплоть до его космических границ. Преобладали не особо яркие цвета белых, черных, синих, зелёных оттенков. Дизайн мебели вполне отвечал декору стен, подчеркивая иллюзию уносящей вдаль перспективы.
    Броский, но бесконфликтный контраст с интерьером воплощала хозяйка офиса, представшая в украинском этностиле с геометрическим шитьём: платье с вышитым поясом и рукавами дополнено герданом, обручем для волос и серёжками. Всё просто, со вкусом.
    Деловым центром офиса был стол и кресла хай-тек, удобно расположенные в доступной с трёх сторон зоне. На столе расположились ожидаемые и неожиданные предметы: комплект офисной оргтехники с канцелярией, а также две масляные лампадки кувшинообразной формы, расписанные космическими мотивами, и необработанные природные минералы, казалось, только вчера доставленные с горных выработок. Земля и космос. Горящие лампадки ненавязчиво наполняли воздух запахом не то лаванды, не то свежескошенного сена.
    - «Не соромтесь, проходьте»… Ой, извините, забыла: договорились же на русском общаться, – Янина  разыграла конфуз, чтобы дать возможность прийти в себя слишком уж очевидно растерявшемуся посетителю. – Осматривайтесь сколько необходимо и подсаживайтесь к столу, где вам удобно, Алексей Николаевич.  
    В ходе затянувшейся паузы цепкий взгляд опытного психолога-женщины отметил не слишком ухоженный костюм, манеры и физиогномику достаточно замкнутого, возможно, целеустремлённого, но простодушного человека. Причина его смущения была пока не понятна.
    - Простите, не ожидал подобный ресепшн у предсказательницы судеб. «Спілкуйтесь на зручній для вас мові, я зрозумію». После учёбы и проживания в Москве мне удобней на русском, – придя в себя, Алексей взялся навёрстывать упущенное.
    - Уж не знаю, зачесть в комплименты или списать на недопонимание между наукой и астрологией ваш титул «предсказательницы судеб». Сама о себе никогда так не думала, даже будучи молодой и наивной.
    - Простите, Янина Орестовна! Вы молодая и обаятельная женщина, не сомневайтесь, а я в своей научной аскезе, наверное, потерял способность различать нечто важное в  окружающем меня мире людей. Вот и друг мой, который помог организовать нашу деловую встречу, подобным образом меня осадил, – Алексей шестым чувством, всем своим естеством вдруг понял, что с этой женщиной, с этим человеком ему возможно и даже необходимо общаться в открытой, искренней манере – без забрала из фальшивых формальностей и условностей. – До этого дня был убеждён, что гадалки, астрологи, знахари, колдуны, ведьмы и ведьмаки – все одного поля ягоды, строящие своё благополучие на людских предрассудках, с коими наука борется и, как кажется, весьма успешно. Теперь вот, глядя на вас, уже не знаю, что думать. Вас никаким боком не вписать в предрассудки; в ведьмы, гадалки, колдуньи – тем более.
    После эмоциональной тирады «зубра науки» образовалась пауза, во время которой один осмысливал нечаянно «выплеснувшееся», другая – то же и ещё свой ответ.
    - Яна. Называйте меня просто – Яна. Знаете, Алексей Ни…
    - Просто – Алексей. Извините.
    - Я дипломированный социальный психолог. Работала как школьным психологом, так и на коммерческую компанию, где к моей профессии относились всерьёз. Но то всё в прошлом – давно. Теперь астрология… Наука открыла, а сейчас всеми признано, что планеты на своих орбитах вращаются, всё вычисляется и прогнозируется, – какая где будет. Так?
    - Допустим, – Алексей смотрел на эту неординарную женщину, поддаваясь её обаянию, и в то же время скептически предвосхищал, как она сейчас ловко, как сама думает, проведёт параллель между точной наукой и её астрологией.
    - В психологии есть свои законы, но они не так математичны, поддаются точным расчетам, как ваша физика, астрономия. Жизнь, судьба и деятельность людей строятся из неких принципов, – как простых, так и обозначенных скорей в философских, чем строго научных категориях. В математике, кажется, есть понятия: многофакторность и поливариантность. Можно сказать, что с подобным математическим инструментом нам, психологам, да и нашим клиентам, приходится иметь дело. Астрология, древнейшая из наук, – продукт многотысячелетних наблюдений не только за небом, но и за людьми сотен поколений мудрецов – не претендует на точность астрономии, потому что отражает в доступной как древнему, так и современному человеку форме взаимоотношение двух непостижимо сложных систем – Космоса и Человека. Итак, многофакторность и поливариантность – это то, с чем приходится иметь дело психологу и астрологу. А ещё – Богом данная свободная воля каждой личности. Мы, астропсихологи, – дорожные указатели. Дорог много, указателей – тоже. Некоторые указатели, возможно, грешат неточностью, но это иногда всё, что есть у людей, – особенно, когда в жизни и без того наметился хаос. У вас, Алексей, был в жизни хаос? Впрочем, можете не отвечать. Назовите лучше точную дату рождения, вплоть до часа, минут, если это возможно.
    Так неожиданно закончив астрологический «ликбез» и окинув своего собеседника очень женским и почему-то грустным взглядом, Янина развернула и запустила расположенный на столе ноутбук, явно готовясь работать с программой. Будто завороженный, Алексей без колебаний назвал ей дату и место рождения, а после небольшой паузы «выудил» также уточнение времени:
    - Приблизительно в шесть утра. Помню, мать говорила, что меня рассвет принёс на своих крыльях, а в это время года светает приблизительно в шесть.
    - Благодарю. Совсем не плохо для начала.
    Астролог сосредоточенно погрузилась в натальные карты, изредка работая мышкой и клавиатурой. Учёный, весь в размышлениях, с интересом изучал разложенные на столе минералы. Сквозь расписанные геометрическими узорами в прозрачных и полупрозрачных тонах витражи современных окон сочился свет делового дня в большом городе, создавая в кабинете астролога феерическую картину обустроенного неведомым разумом уголка беспредельного космоса. Алексей, не в силах противостоять искушению, всё чаще переводил взгляд на хозяйку этого космоса, которая сквозь компьютерное окно в виртуал уверенно и спокойно вела диалог со звёздами и планетами. Фея из сказки или великий мистификатор?
    - Вероятней всего, Алексей, прошлый год был для вас очень критичным. Расставание или утрата близких людей, частичная потеря чувства опоры. И ещё о прошлом: год 99-й, вероятно, также минул не без проблем. Конфликт с окружением, выбор собственного пути – как-то так, – астролог свободно откинулась на спинку кресла, равно свободно глядя на гостя. Странным образом в их тесном пространстве, будто, сгустилась тень.
    - Вы, Янина Орестовна, наводили обо мне справки!
    - Боже упаси, Алексей Николаевич! Более того, я понятия не имею о цели вашего научного интереса ко мне, смысле и назначении ваших изобретений, – говоря последнее, хозяйка офиса поднялась со своего места, давая понять, что не намерена задерживать гостя.
    Гость остался сидеть. Весь его вид, однако, говорил, что это не было вызовом или хамством.
    - Вы настолько проницательны, госпожа астролог, что понимаете, я надеюсь, что, так сказать, здесь, сейчас и всерьёз пошатнули мои мировоззренческие устои, – не пытаясь скрыть удрученность, Алексей, тем не менее, имел смелость смотреть прямо в глаза своей визави и некими неуловимыми интонациями старался показать трагикомичность сложившейся ситуации. – В прошлом году я потерял обоих родителей, а жизнь так сложилась, что эта потеря была для меня почти роковой. Пятнадцать лет назад ваш покорный слуга с конфликтом оставил работу в НИИ, чтобы сделаться с той поры одиночкой-учёным, – что  не так легко и не так популярно, как это иногда подают литераторы. Вы, Янина, настоящий маг в своём деле, и мне, заложнику научного мировоззрения, придётся с этим смириться. Тем более важно, чтобы вы согласились поработать со мной в плане науки. – На последней фразе – прямой взгляд в глаза уверенного в своей правде мужчины.     
    - Простите. Я сама виновата: вместо того, чтобы готовить  и проводить ваши эксперименты, как и было назначено, увлеклась и невольно втянула вас в собственный астрологический опыт. Угадала и случайно затронула значимые и чувствительные периоды вашей жизни. Простите.
    - Оставьте, я сам напросился. Эдакий «динозавр» из небытия свалился в ваш уютненький космос, – да меня не только причесать малѐнько, меня поостригать, а то и ампутировать кое-что просто руки чешутся, – Алексей добился улыбки, на чём и сам успокоился.
    - Так чем же астролог может помочь светилу науки? Теперь ваша очередь экспериментировать. Только где приборы: эти… лазеры, зонды, осцилографы, – вам лучше знать?
    - Оборудование осталось в машине в соседнем квартале: у вас тут «мёртвая зона» парковки. Перечисленного вами там нет, а вот электроники и увесистых материалов достаточно. Знаете, «стриженый динозавр» мыслить начинает по-новому. Если госпожа астролог великодушно согласна участвовать в экспериментах, то мы их обстоятельней подготовим и приступим не здесь, а в проверенном месте, в удобном помещении – в турагенстве моего друга, – Алексею было ещё много сказать в животрепещущей теме, но он прочитал вопрос на лице своей обаятельной собеседницы и умолк в ожидании её слова.
    - И всё же, что учёный муж собирается делать с женщиной-астропсихологом в «проверенном месте»? В чём суть ваших исследований? – я ведь не в курсе! Объясните для « чайника»!
    - Яна, извините, если снова обижу вас встречным вопросом, но вы уже поняли, что ваш покорный слуга – до тупости прямой человек. Рискну и спрошу. Вам не объяснили ни целей, ни сути экспериментов какого-то полунормального одиночки-учёного, а вы согласились и вот уже сколько времени тратите на приём. Почему, – из-за денег только? – весь вид Алексея говорил, что он готов как на заслуженную пощечину, так и на очередное приглашение к выходу. Однако Яна ответила совершенно спокойно:
    - Вообще не из-за денег. Тарас, мой старый друг и клиент, сказал, что некий странноватый, но талантливый учёный имеет необходимость провести ряд опытов с подобной мне социальной категорией, то есть с человеком нетрадиционной профессии и призвания. Эксперименты вроде бы связаны с совершенствованием способностей человека в мышлении и развитии его личных качеств, талантов. О деньгах была речь, но меня заинтересовали не деньги, а возможность посильно участвовать в повышении престижа украинской науки. Я, как вы, надеюсь, заметили, питаю слабость к нашему – национальному.
    - Спасибо! – Алексей  очевидно «светился» пониманием и благодарностью. – Полагаю, мой друг Борис через своего партнёра Тараса донёс до вас нашу совместную заинтересованность. Всё верно. Теперь по сути.
    «В среде передовых научных разработок существует жёсткая честная и не честная конкуренция, поэтому специфические детали какого-либо изобретения не принято чрезмерно афишировать до получения окончательных результатов. В моём случае речь идёт как об изобретении, так и о новом явлении, которое при правильной постановке опыта возможно экспериментально подтвердить. Этим направлением занимаюсь давно, ещё с диссертации, но на реальные результаты вышел после увольнения из НИИ, – так сказать, в своём одиночном плавании. Слежу за чужими и позволил себе несколько осторожных собственных публикаций. Надеюсь на понимание с вашей стороны, Яна, в вопросе конфиденциальности той информации, с которой в популярной форме вас сейчас познакомлю.
    Речь идёт о способности природных кристаллов накапливать и хранить информацию на квантовом уровне, что отчасти уже известно науке; а также о возможности прямого обмена кристалла и мозга человека информацией и энергией в резонансном режиме, на что есть теоретические и практические подтверждения у меня, но нет пока в официальных научных источниках.
    Знаете, когда с древнейших времён правители венчали голову короной, а корона состояла из золотого обруча-контура, «антенн» и «мостов», ювелирно отделанных драгоценными природными минералами, это имело не только культовое значение, а также способно было повысить интеллектуальный потенциал правителя, особенно во время принятия им важнейших для его народа решений. Только работал сей «агрегат» при соблюдении  определённых подходов и правил, о чём древние, думаю, знали, а поздние эпохи подрастеряли. В своём поиске я учусь не только добиваться положительного эффекта, но и выводить его на более высокий и, главное, контролируемый уровень.
    Собственно испытания, эксперименты – это пребывание со специальной короной с датчиками и проводами на голове, фиксация как объективных, так и субъективных данных в режиме научного протокола, в том числе с аудио- и видеорегистрацией. Опасности нет, потому что речь идёт об обмене энергоинформацией на принципах подобия биофизических параметров энергий обмена. Кристалл отвечает, «отзванивает» на мозговые биополя, причём с соблюдением принципа индивидуальности, то есть самонастраивается на субъект испытаний. А субъект, в свою очередь, получает энергетическую поддержку извне, совместимую с его биополем. Согласны на коронацию?» – так неожиданно учёный муж закончил свой семинар.
    Янина будто встряхнулась от глубокой задумчивости. Стала отвечать медленно и не слишком уверенно:
    - За моим согласием дело не станет. Всё это так необычно и совсем неожиданно. Я училась психологом, и лекции по биофизике мозга, предусмотренные в моей специальности, слушала с большим интересом. Понимаете, ещё тогда мне казалось, что строго научный подход в этой области знаний – как лучше выразиться – слишком уж механичен. Не знаю. Но чувствую, что не смотря на проделанную вами огромную по своей значимости работу, идейно мы остаёмся там же, где были «20», «30», а, возможно, и «50» лет назад. Хотелось бы убедиться в обратном.
    - Чтоб убедиться в чём-либо, надо искать и работать. Мы работаем, госпожа чародейка?
    - Безусловно. Только чародействовать от науки, это ваша роль, а моя – быть подопытным кроликом. Я согласна.
    - Ваша роль – королевская, – и вы это скоро увидите. Яна, какие из минералов на этом столе чаще других бывают в ваших руках, какие вам больше нравятся?
    - Сросток кристаллов чёрного турмалина справа от вас. Турмалин – мой камень по гороскопу.
    - Прекрасно. На все сто подходит. Королева готова часть этого сростка пожертвовать для науки? Кристаллы подшлифуются и срастутся с короной.
    - Что делать – наука требует жертв.
    - Благодарю. С такого старта эксперименты «обречены» на успех. Теперь вот ещё что… – Алексей достал небольшую рулетку и на себе показал способ снятия необходимых мерок на голове. Когда Яна измеряла, распустив свои волосы, учёный снимал на цифровик, – для дела, как он пояснил.
    Следующую встречу спланировали через неделю в турагенстве с условием уточнения времени в телефонном режиме.    
     
    Для Бориса – рутинное дело в начале его делового дня, после того как устроился в кресле и запустил ноутбук, проверить «свежую» почту на предмет её актуальности. Этим утром среди прочей «входящей» он сразу выделил и прочитал послание следующего содержания:
    «Дорогой дядя Боня!
    В Главном деле всей нашей жизни (надеюсь, что «нашей», а не только моей!) наметился революционный прорыв. В целях развития стратегической инициативы на материальные нужды революции требуется 10г (десять граммов) золота банковской пробы. Прошу обеспечить в кратчайшие сроки. Помни о Главном!
    Всегда твой, Лёха Кулибин.»     
    Боря Шац, прочитав этот бред, весьма некультурно, беззлобно, но в голос выругался; после порылся в карманах, достал ключ от сейфа, повозился, открыл и принялся лёгонько его потрошить.
     
    Как только «дядя Боня» переступил за калитку мастерской-бокса, так сразу и неожиданно попал в до того нетипичную атмосферу украинского сольного романса; на мгновение замер, после двинул плечом и сурово направился в закуток к подопечному. Алексея застал в размышлениях сидящим у включённого монитора. На заставке – знакомая женщина, астролог с распущенными волосами и измерительной лентой на лбу. Де-ла!
    - Стратег революции проникает взором своим в неоглядную даль? – Борис колол от души, решив в этот раз не спускать на чувствительность оппонента. – Украинская музыкальная лирика у нас для поднятия «революційного духу»? Подопытный астролог с лентами и волосами прошла по конкурсу в качестве символа революции? Или Лёха банально втюрился, занимается черт знает чем, морочит серьёзным людям голову и бездельничает? Что у нас происходит?!
    - Боря, не делай мне волны в тазике. Всё тип-топ. Будет тебе научная революция. Золото принёс? – Алексей говорил отстранённо, явно медитируя в музыке и ментале.
    - Лёха, сколько тебя учить: где золото, там нет места юмору! Золото любит серьёзных и дельных. А ты сейчас где?
    - Напряженно работаю, – вздохнув, Алексей клавишей остановил музыкальное сопровождение и повернулся лицом к разбуянившемуся другу. – Многоуважаемый мой… Нет. Дорогой мой компаньон. Научное изыскание – процесс творческий – не ограничивается формулами, приборами, экспериментами и паянием проводов. Иногда возникает потребность черпать вдохновение. Там – в высших мирах… Вот и «корону» я наконец-то закончу. Две перемычки на контур вместо шести антенн. И турмалин. Для перемычек нужны золотые «дорожки». Всего парочка экспериментов – и подаём на патент. Дядя Боня доволен?
    - Борис Семёнович довольны будут тогда, когда серьёзный научный доктор закончит своё серьёзное научное изыскание, поставит твёрдую точку и с очень серьёзными помощниками приступит к оформлению заявок в Украине, Евросоюзе и международную. Получи своё золото, Дон Жуан перезрелый.    
    - Фу, как вы вульгарны сегодня, Борис Семёнович! Как вашей супруге в Анталии отдыхается? А ваша Либочка уже закончила магистратурный год в Тель-Авивском университете?
    - Всё, Лёха, достаточно! Борис Семёнович весь истёк – дядя Боня остался. Говори, рыбий пόтрох, чего ещё надо?
    - Вот и ладненько. Через недельку – отзвонюсь накануне – в «Алых парусах» дальнюю комнатёнку оборудую для научных сеансов. За Янину Орестовну – спасибо огромное. С ведьмами у меня вконец всё запуталось, а вот феи – точно бывают.
    - Дерзай, Лёха! Фея, так фея. Был у неё на приёме давно тому назад. Дело знает, а так… аутистка вроде тебя, пожалуй. Бывай.
     
    Небольшая комната с отдельным входом, квадратным окном, оснащённым горизонтальными жалюзями, минимальным количеством мебели (диванчик, столик, два кресла) была изрядно заставлена техникой с проводами и без последних. Вокруг стола с креслами – три видеорегистратора на штативах для компактной съёмки в разных ракурсах. На низком столике – монитор с клавиатурой, пара единиц электронной техники с проводами и устройство странного вида: металлический каркас в форме довольно глубокого головного убора со сложной системой напаек, вставок, USB-переходниками. Ко всему добавляются канальный кондиционер и потолочные светильники – аксессуары помещения для комфортной работы в любое время суток.
    Большой плоский монитор в рабочем режиме старательно оборачивает на экране полную картинку мозга человека в оттенках от тёмно-серого до голубого на светлом фоне с буквенно-цифровой индикацией на полях.
    Мужчина и женщина собраны и немногословны, что только подчёркивает деловую атмосферу предстоящего научного таинства.
    - Присаживайтесь в максимально удобной и расслабленной позе, – Алексей жестом обозначил подходящее кресло.
    Янина устроилась в кресле, продолжая осматривать всё помещение, а Алексей уверенно и последовательно занялся подготовкой комплекса оборудования и аппаратуры. На последнем этапе он подключил ряд проводов к эксклюзивному головному убору и предложил участнице эксперимента примерить его:
    - Надевайте на максимальную глубину посадки и не стесняйтесь жаловаться на неудобства: восседать понадобится порядком.
       Получив от Яны кивок, что всё, мол, нормально, продолжил свой инструктаж:
    - Я запускаю датчики и микроэлектронный коммутатор. Ничего не произойдёт. Вы просто сидите, думаете о чём угодно и внимательно слушаете себя. Слушаете себя – очень важно! Если есть что сказать – обязательно говорите негромко, но чётко. Я слушаю, наблюдаю за вами и за показателями.
    Первые минуты эксперимента истекли бессобытийно. В какой-то момент учёный заметил, что его испытуемая будто уходит в себя, расслабляется.
    - Яна, что вы чувствуете? – в его голосе лёгкая встревоженность.
    - Я думаю о жизни вообще… о судьбе… обо всех… о стране… Вы просили… Очень легко всё представляется… Плывёшь, будто в мыслях и образах… – Яна говорила заторможено, отстранённо, словно вещала.
    Алексей, заметно обеспокоенный, сперва прикипел к монитору, поглядывая на подопытную, затем поиграл клавиатурой и перекинулся на один из электронных приборов, чтобы в итоге вернуться к Янине. Присев у её кресла, взял за руки, заглядывая в глаза. Руки отпустил, поводил своей пястью у её невидящего взора. На мгновение задумался, затем отважился потрепать по щекам. После быстро и решительно снял с её головы нейроквантовый резонатор. Теперь предстояло принять единственно правильное решение – вывести Яну из состояния полного и глубокого транса.
    Вдруг по наитию, в энергичном порыве «перезарядил» всю систему, побегав от прибора к прибору, уселся в свободное кресло и покрыл свою голову решеткой из камней и металлов. В порыве отчаяния Алексей весь целиком и без раздумий отдался потоку из несвойственных ему ранее мыслей и чувств: «Господи, если ты существуешь, убереги эту прекрасную женщину – фею, волшебницу! Меня призови, накажи недостойного, упрямого идолопоклонника от науки…»
    Алексей взмолился неистово, неумело подбирая слова, не стесняясь чувств, рискованных выражений – с полным набором того, о чём раньше никогда не помышлял. С головой погруженный в этот бурлящий поток раскрепощенных эмоций, в почти бессознательном состоянии, он опомнился в тот момент, когда увидел себя парящим на высоте: внизу была комната с её обстановкой, приборы, оборудование и – о диво! – двое в креслах у низкого столика.
    Было необычно легко, светло без теней в сочетании с неописуемым чувством наполненности и доброжелательности пространства. Его бурный поток из мыслей и чувств будто вырвался на простор и разлился в широкую и спокойную реку среди бескрайних цветущих равнин. И воды этой реки, воды желания, принесли его к ней – к его фее из сказки. Сначала почувствовал, а потом и увидел желанную в светлом узнаваемом образе: в тех же одеждах, но проникнутых внутренним светом, который сочился сквозь её складки и формы, как солнце сквозь лучший и неземной готический витраж из тысячи стёкол. Весь облик Янины был сказочно светел, чёткие контуры тела мягко искрились. Выделялись глаза, как два неземных лучистых алмаза, сияние нефизической белизны и спектральности над головой и неописуемый по красоте, гамме цветов и геометрической выраженности бутон сказочного цветка в области сердца. Словно вихрем из лёгкого ветра их закружило и по дуге притянуло друг к другу. Единые в своих чувствах, без тени страха, сомнения, и как само собой разумеющееся, – они взяли друг друга за руки. Всеобъёмным сознанием и взглядом охватывая всё происходящее, Алексей одномоментно видел преображенную Яну, себя в подобном ей облике, их особенное единство и парение в свободном полёте без чувства полёта, как бывает только в лучшем из снов – бледном отражении настоящего действа.
    Много потом, когда всё закончилось, никто из них уже не мог сказать, сколько времени продолжалось их витание в самой ткани преображенных пространств, – времени не было – но оба осознали одновременно, что движутся без кружения плавно, будто бы к горизонту, подобному зареву восходящего солнца. Стремительно разрастаясь, зарево странным образом преобращалось не в солнце, а в неописуемой формы пространственную кривую, состоящую из играющих бликами взаимосплетающихся струй света, свитых в единый масштабный поток, неземной геометрией заполняющий все стороны трёхмерного мира, – и много больше этого мира. Когда светоструйной рекой наполнился весь необъятный объём, когда двое сплоченных осознали себя центром этого действа, – от многомерного светомножества, будто росы с листа, стали скатываться-сбегать светокапельки-искорки чистого смысла. Эти крохотки чистой идеи благодарно впитывались их раскрепощенным сознанием, редуцируясь в такие обусловленные, безальтернативные инструменты человеческой мысли, как фразы, слова:
    «Подобием ко мне допущены. Не к сроку. Ты! – плеснуло бликом на Янину. – С Магом три вопроса. Ты! – плеснуло бликом на Алексея. – С Физиком три вопроса. После – в Мир ваш. Проникнуться и деять!»
    Без всякого промедления их, рукосцеплённых, спиральным лифтом завѝхрило вниз от рекоструйного зарева к бескрайней полупустынной равнине – первой тверди в их феерическом странствии. Бестеневый свет сгустился, спектрально сместился в невообразимое многообразие бирюзовых оттенков. Лёгкое притяжение мягко переместило их на поверхность слегка вогнутой равнины с редкими островками-оазисами бирюзовой травянистой растительности. Кроме них, две фигуры в туниках светло-пурпурного и космического цветов бесшумным эскалатором, словно листья на спокойной воде, переместились в центр вогнутого пространства. Женщина-Маг и Физик-мужчина с осиянными ликами, лучистыми взорами без слов узнаны и отмечены лёгкими поклонами головы.
    - Готовы ответить на вопросы братьев-землян, – приветствие-приглашение от обеих чистым звуком вошло в их сознание.
    - Мы благодарны вам и Мирам, принявшим нас такими. Как Миры ваши соотносятся с нашим? – таинственным образом вопрос и приветствие слились воедино от обоих землян.
    - Ваш физик материю наших Миров поместил бы на субквантовый уровень, если бы обладал понятиями такого рода материальности. Пространственно и токовременно наши миры от вашего смещены в проекциях всемерности, – таков ответ Физика.
    - Наши миры для вас – гόрние. Только маги высоких вибраций у вас, умеющие поднимать их выше и выше, проникают сюда, – таков ответ Мага.
    - Наша страна, Украина, в беде от агрессии большого северного соседа. Почему? – крик души от Янины.
    Женщина-Маг взглядом дала понять, что приняла этот вопрос. Далее неописуемым жестом левой руки и разворотом всего тела в пурпурной тунике на значительной части бескрайнего поля открыла картину выпуклой карты нескольких стран с узнаваемыми границами. Над рельефной поверхностью самой большой в нашем мире страны – гигантская спрутообразная серая масса с мясистой тушей и разномерными щупальцами. Это чудовище придавило и заплело почти всю ту державу, а его отдельные щупальца протянулись в соседние страны. География понятна и узнаваема.
    - Что есть этот монстр в мирах иных, вам пока не понять. У вас его следует знать под именем собственным – «Шовинизм Великодержавный». Сущность эта магична у вас и реальна у нас. Её могущество не стоит недооценивать. Но она не бессмертна, а потому не будем падать ниц перед её возможностями, – таков ответ Мага.  
    - Камень преткновения нашей современной физики – принцип неопределённости. Там ли его место среди постулатов науки? – вопрос Алексея.
    - У нас не существует такого понятия. Есть другое: больше Сознания – меньше Хаоса, меньше Сознания – больше места для Хаоса. В базисных категориях вашей науки смещены векторы причины и следствий, – таков ответ Физика.
    - Кто способен помочь нашей Родине в противостоянии внешним и внутренним вызовам? – вопрос от Янины.
    - Вы способны. Даже здесь и сейчас вы не знаете границ возможного для себя. Созидание же наше идёт беспрерывно по шкале вашего времени, – с этих слов Маг в пурпурных одеждах взмахом книзу обеих рук разверзла пространство у ног беседующих.
    Все четверо оказались на верхнем краю амфитеатра в форме перевёрнутой пирамиды Гизы: её четыре грани уступами сбегали к вершине внизу, а сторона квадратного основания покоилась у их ног. На площадках уступов и вне их в средней трети необычного амфитеатра левитировали, стояли, неспешно перемещались люди, одежды которых искусно, разнообразно и стильно были украшены в таких близких их сердцу национальных мотивах. Очевидно, что все эти люди мирно общались, обсуждали – решали наболевшее, важное.
    - Эманатор Украинского народа с осени прошлого года и до недавнего времени был сфокусирован  в место, называемое у вас «Майдан Незалежності». Теперь другое, но дух созидающий не спит и не отступит, – таков ответ Мага.
    - Кто эти люди в национальных одеждах? – вырвалось у Алексея, но он ощутил пожатие ладони Янины, поймал её взгляд – и всё сразу понял. Тут же задал другой, последний, наперёд заготовленный и такой важный для себя лично вопрос:
    - Каким действием, чьей волей, какой силой мы отчасти там, а главным здесь, с вами? Мой нейроквантовый резонатор запускает эти процессы?
    - Вы здесь. Там – ваша физика. Своим изобретением вы прозорливо отчасти, а отчасти ведомо обнаружили путь приближения к энерговибрационному порогу параллельных миров. Существуют верхний и нижний пороги у вашего метода. Сейчас вы  над верхним. Сами, однако, вы переместиться сюда не сумели бы. Открывают не всем, не всегда. Только вы, только двое, только здесь, только сейчас, – и ваше окно вот-вот будет закрыто. Пропуска – в вашей груди.
    Важное о судьбе пси-резонатора. Воля ваша: не советуем вам освещать, патентовать, регистрировать, использовать резонатор в последней его модификации. Кроме очень больших неприятностей там и здесь, ничего не добьётесь. Вам ли не знать, коллега, что требуется убрать, что информационно закрыть, а что можно оставить – на то вы и гений. Желаю успехов.
    Слово от меня лично, не по уставу. Там, у вас, я был учёным, – имя моё вам известно. Из этого вовсе не следует, что все учёные с именем окажутся здесь. Надеюсь, я правильно понят.
    Госпожа Чародейка поможет вам благополучно вернуться в родные пенаты, – на этом слове лёгким поклоном головы Физик простился с рукосцеплёнными, а полуоборотом в сторону Мага передал свои полномочия.
    Осиянноликая Женщина-Маг таким же поклоном, смиренномудрой улыбкой и доброжелательным взглядом попрощалась с гостями и без каких-либо слов сдирижировала свой ритуал, после чего двоих вознесённых всё тем же спиральным лифтом повело-закрутило вниз, вниз и вниз.
    Блаженное чувство лёгкости по мере схождения их уменьшалось, возвращались привычные восприятия. Лишь сознание, будто ось инверсии, ярко и незабывно отражало весь нисходящий полёт по спирали до момента «вхождения в тело», – привычная тяжесть, тактильность, фоновые шумы, цвет и свет, запахи и много, много другого – будничного, земного.
    Когда Алексей, после полного осознания и ощущения себя таким как всегда, снял с головы продукт научных трудов, то не увидел рядом Янину. Сперва похолодел, будто брошенный в прорубь, затем инстинктивно оглянулся назад и, узрев совершенно земную картину, подсобрался, въехал мозгами, – короче, заземлился вконец.
    На диванчике у стены развалился Борис с лицом бледно-серого цвета, глазами навыкате, но, типа, в сознании. Возле Бориса хлопотала Янина, приводя его в чувство, – как лёгкими поглаживаниями руки, так и не менее ласковыми нашептываниями. Было заметно, что Борису это, в общем-то, нравится. Спустя ещё несколько времени, он нашел достаточно сил, чтобы заговорить:
    - Ребята, что вы со мной делаете?! Врагу не желаю подобное видеть! – Борис вздохнул глубоко, сокрушенно. Приподнялся, устроился на диване естественным образом. Ещё один вдох. А на выдохе – с  чувством:
    - Контактёры долбанные!!!
     
    * * *
         
    Прошло два года.
    Алексей и Янина оформили свои отношения в РАГСе. Церковь также не обошли стороной, только Алексею дорога туда далась с помощью верной руки его феи. В конце-то концов, сколько учёных светил, имена на устах, были верующими, – и того не скрывали. Вот как бывает…
    Боря Шац свой украинский бизнес вместе с бизнес-недвижимостью (туроператор и три турагенства) передал на попечительство новобрачных, а сам взял на себя хлопоты по регистрации, апробации и внедрению научных разработок своего дружбанà и партнёра, – в чём весьма преуспел. Четыре зарубежных фирмы, зарегистрированных на его и его друга имя – Германия, Великобритания, Израиль, США – уже имеют лицензионные и партнёрские договора с известными производителями и торговыми марками, готовящими к выпуску новые гаджеты. Сам Борис Семёнович из заграниц показывается нечасто, а вот Алексею пока удаётся отделываться тройкой-четвёркой двухнедельных командировок в год. Все другие заграничные хлопоты изобретателя, хвала создателю, сводятся к общению с Его Высочеством, Великим и Непревзойдённым Инетом.
    Стоит отдельно сказать, что после творческого и критичного осмысления своих многолетних научных трудов, учёному-гению пришлось понизить рейтинг открытого им научного направления, а также изобретения, так как полученное им устройство и результаты экспериментов позволяют внедрить лишь новые гаджеты, пусть и лучшие, но одни из многих в своей «нише». Гаджеты облегчают процесс релаксации и, пожалуй, в некоторой степени гармонизируют умственные возможности нашего брата – человека. Всё просто. А «корона мудреца»? Так то в сказках бывает…
    Совсем другого рода активность развернули оба наших героя на родном украинском поприще. В знаменательном для них 14-м году Алексей, не без помощи Бориса и Яны, организовал волонтёрскую мастерскую по ремонту, обслуживанию, а впоследствии и изготовлению передовой и не очень мото-, авиа- и оптикоэлектроники военно-прикладного назначения. Дело сразу пошло, однако… Чиновники ВПК и силовых ведомств, исключительно с позиций государственных интересов, принялись плотно опекать эту деятельность. Что делать – у них полномочия. Пришлось «войти в рамки».
    К началу 15-го воплотилась первая большая мечта Яны: на базе ликвидированного турагенства открылся волонтёрский центр юридической и психологической поддержки, реабилитации воинов АТО. Подключились неравнодушные медики и юристы. Со временем расширили материальную базу, однако… Ведомственные чиновники стали заглядывать – направлять, поправлять. Такая у них обязанность. Политики следом проложили свою тропку. И то ладно: с чиновниками стало проще.
    В конце 15-го, когда пошли первые средства от Лёшиных изобретений, исполнилась вторая большая мечта Янины Синявской: под эгидой Центра социальных служб для семьи, детей и молодёжи сумели организовать детский дом семейного типа, где будут содержаться, воспитываться и обучаться дети, вывезенные из зоны АТО или из сиротских приютов. Ведомство строго следит за соблюдением прав детей, – кому как не им.
    Как видим, не скучают наши мечтатели. Турфирмы работают с прибылью: клиенты покупают путёвки, ездят, отдыхают,  набираются впечатлений, – только Яне и Лёше пока не до круизов. На том и расстанемся с ними.
     
         * * *
         
     Вот такой у нашей сказки сюжет.
    «А счастье? – возмутится Читатель. – В сказке и счастье должно быть сказочное! А здесь оно странное какое-то!» Так то в простой. А у нас сказка – научная. У нас счастье своё поле силовое делает, как магнит двухполюсный. И притянуть кого-никого может, – кто из железа сделан.   
    «Так было или не было? – спросит вконец раззадоренный Читатель. – И могло ли всё быть таким образом?»
    Да кто ж его знает-то?! «Квантова невизначеність, дідько б її вхопив!»  
    

  Время приёма: 13:39 11.04.2016