22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Чукча-Социолог Количество символов: 43754
Конкурс №38 (зима) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

aa009 Две капли воды


    Утро изменений не принесло. Марина, забравшаяся на крышу домика – или что это такое? – не увидела ничего нового. Всё так же расстилался вокруг почти сплошной зелёный ковёр, практически скрывающий поверхность воды. Ариэль заросла зеленью куда больше, чем Калипсо - и это её ещё периодически вырубают. Ничего удивительного, конечно: тут теплее, продуктивность экосистемы выше. Да и углекислого газа из глубин бездонного океана поступает больше – недра этого мира активнее, чем на соседней планете, где они почти мертвы...
    Вик проверил акустику. Ничего нового прослушивание океана не дало. То есть, конечно, слушать его интересно, там всегда что-то происходит, но звуков техногенного происхождения не зарегистрировано. Он выглянул из дверного проёма...
    Снежок, опустив лохматую голову на лапы, спокойно дремал. Конечно, в здешнем океане не так уж много того, что способно заставить напрячься четырёхметрового гиганта - дальнего потомка земных белых медведей, но на потенциальную угрозу людям он тоже привык реагировать. Судя по всему, её пока не ожидалось.
    Сайнаара же, как обычно, нервно расхаживала вдоль края их приюта – небольшого, но прочного "плота" где-то тридцать на тридцать метров. В центре - "дом" с плоской крышей, всё как у людей. Вот только построили его не люди. Уж за это можно ручаться.
    
    - Ну, что на завтрак? – Марина, спустившаяся с крыши, мило улыбнулась Сайнааре. Вик достаточно изучил Марину, чтобы истолковать это как мягкий упрёк в безделье. Сайнаара фыркнула:
    - То же самое, что и вчера. Бутерброды с рыбой и забортная вода. Кофе не дам – мало осталось.
    Вик легкомысленно улыбнулся, пожал плечами и как можно жизнерадостнее сказал:
    - Да ладно. Всё равно надолго не хватит. В крайнем случае, можно сделать ещё. Тут те же самые разновидности кувшинок прижились, что и у вас…
    Разумеется, кофе на Ариэль было взять неоткуда. Хотя бы потому, что тут и суши-то нет, так что кофейным деревьям просто негде было бы расти. А до кулинарных синтезаторов в системе Нерея ещё не додумались… Повезло ещё, что хотя бы кувшинки, из прожаренных семян которых калипсяне изготавливают свой околокофейный напиток, адаптировались к условиям местных пресноводных океанов. Изменившимися корневищами они цепляются за сросшуюся массу других растений… Собственно, хлеба тут тоже нет: так местные именуют лепёшки из крахмалистой муки, которую делают из тех же кувшинок.
    Сайнаара хмыкнула:
    - Я не полезу туда, - она кивнула в сторону забортного ковра зелени, - только для того, чтобы обобрать кувшинки. Да тут сейчас и не сезон, похоже…
    
    Они зашли в помещение. Да, неведомый строитель потрудился на совесть. Домик состоял из чего-то вроде плотных соломенных циновок. Примерно так же выглядела и лежанка – большая, в половину комнаты.
    Стол для того, чтобы доставать до него с пола, высоковат. Есть пара чего-то вроде табуреток - кубов из того же растительного волокна, но если сесть на них, стол, наоборот, оказывается слишком низким... В общем, полное впечатление, что строители видели человеческое жильё, но – издалека. Или знают о нём только в пересказе - не слишком хорошем. Окно - без стекла - оказалось одно, над столом. К нему прилагалась ставня-заслонка, сейчас стоящая вдоль стены. Крыша – те же "циновки" на пластиковых балках.
    
    Расселись возле стола: высокорослый Вик - на лежанке, дамы - на табуретках. Сайнаара, утолив первый голод, стала рассказывать о планах на день… Она всегда была такой деловой. Никогда не отчаивалась, хотя по ней, в отличие от Марины, было видно, чего ей это стоит. Эмоциональная, да… Живая. Именно это, наверное, Вика в ней и привлекло. Ему нравились именно такие - живые женщины, а не твердокаменно-невозмутимые, как Марина, которые и вселенскую катастрофу будут встречать с тихой понимающей улыбкой...
    Вик кинул сравнивающий взгляд на обеих своих соратниц по несчастью. Они выглядели довольно характерной для Калипсо парочкой. Сайнаара имела классическую «азиатскую» внешность. Ну, насколько у Вика сложилось представление о древних обитательницах земной Азии: смуглая, черноволосая, характерный разрез глаз... И неудивительно: на Калипсо, планету довольно холодную, изначально отправили выходцев из холодных регионов Земли. Кажется, Сайна происходила от потомков чукчей и якутов. По крайней мере, генотип давал высокую вероятность этого, а имя на каком-то древнем северном языке означало «умная». Да уж - более чем!
    Марина же имела внешность чисто «европейскую»: светлые волосы, серые глаза… Да, они мало похожи. И телосложение – тоже разное. На всех планетах с повышенной гравитацией люди становятся ниже ростом. В некоторых случаях появляется стройный тонкокостный тип: идёт экономия массы. Наращивать мышцы в условиях более высокого притяжения бесполезно – вес более крупных мускулов растёт быстрее, чем их сила. В других же – более низкорослый: вот он может похвастаться относительной мускулистостью. Сайнаара относилась к первому: стройная и довольно высокая - всего на голову ниже Вика. Марина – ко второму: по плечо соплеменнице, но шире в плечах, коренастее - и куда фигуристее, чего уж тут... Забавно они всё-таки смотрятся рядом!
    Снежок хозяйкой считал именно Сайнаару. Не то, чтобы он не слушался остальных: по интеллекту и уровню социальности Снежок сильно превосходил земных предков, в межчеловеческих отношениях он разбирался хорошо. Но всё равно: для него связь с хозяйкой значила явно куда больше, чем... хм... служебные обязанности.
    Поначалу, обнимая Сайнаару, Вик никак не мог отделаться от образа гигантского зверя, ожидающего, когда же его почешут за ухом, как каждый раз перед сном... Ни разу он не заснул до того, как выбравшяся из постели Сайна подойдёт к нему и погладит. Да нет, не то, чтобы это Вика как-то напрягало...
    
    Марина что-то спросила. Вик, замешкавшись, кивнул... Вроде как "впопад": та повернулась к Сайнааре.
    Да - кажется, он отвлёкся. А в системе Нерея, как и везде, личные вопросы не должны мешать делу! Впрочем... Наверное, и тут бывает по-разному. Вообще-то проверять, что за "плот" такой обнаружил дрон, отправиться должны были только они с Сайнаарой. Да и то - он больше уже напросился. Сайна решила ещё и выгулять Снежка: ему на базе всё же тесновато. А Марина уже так - следом увязалась. Вот её взгляды Вик на себе ловил последнее время - ну, с момента высадки на Ариэль - довольно часто... Да и раньше - ещё в полёте. Вик перевёл взгляд на подругу... Ну, что же тут поделаешь?..
    Что интересно, Сайнаара вполне могла ведь не взять Марину с собой. Не может же быть, чтобы она ничего не замечала? Но... Об особенностях сексуальной морали местных жителей Вик не имел ещё достаточно чёткого представления. Впрочем, судя по всему, Сайна считала, что он всё делает правильно.
    Как бы то ни было, Марина в результате оказалась вместе с ними. На планете их сейчас, таким образом, не двое, как могло бы получиться, а трое.
    Ну - не считая Снежка. А считать его очень даже стоит! За себя Вик не боялся почему-то. За Марину... Ну... Всё-таки она ему не настолько своя. А вот Сайнаара... Но со Снежком - есть ли тут вообще хоть что-то, способное ей угрожать?
    
    ***
    ...Их основная база – будущий плавучий космодром – находилась в районе экватора, медленно дрейфуя в водах Экваториального течения Ариэль. Несмотря на впечатляющие размеры, собрана была она, в основном, из надувных полимерных баков. Ничего другого в экстренном порядке с Калипсо привезти не удалось, а создавать на месте производство нормальной термостойкой пенопластмассы в нужных количествах – дело долгое. По ближайшей акватории раскиданы ещё несколько баз поменьше, плюс пара десятков автоматических станций наблюдения по всей планете. Совсем мало, да: люди вернулись на Ариэль совсем недавно.
    Глиссер на воздушной подушке – замечательная штука. Зелёные заросли ему не помеха. Скорость позволяла добраться до цели безо всяких затруднений за пару часов. Они отправились осмотреть находку, обнаруженную накануне одним из дронов. Объект, ранее определённый как небольшой голиафский «город», оказался в реальности чем-то очень странным. Вовсе не массой сцепленных плотиков с полузатопленными двухэтажными "хатками" (один подводный этаж, один надводный), а чем-то более интересным. Не то особо крупным "дворцом" гигантских лягушек, не то - небольшим человеческим жилищем. По крайней мере, так это выглядело в «глазах» дрона. Первое предположение звучало, вроде бы, более здраво. Но проблема в том, что смотрелся объект в точности как плот с домиком посередине. Сделанном именно для людей - голиафы намного меньше, а других сходных видов на планете не было совершенно точно...
    
    ***
    Вик отрешился от воспоминаний. Завтрак закончился, пора уже...
    - Ну так что? Возобновляем мозговой штурм?
    Марина рассмеялась, а Сайнаара шутливо закатила глаза:
    - Попытка сто двадцатая…
    Вообще-то именно Сайна командовала в их рейде к плоту, так что как раз она тут сейчас условная начальница. Но, похоже, сейчас не прочь отдать инициативу кому-то ещё...
    Вик кивнул:
    - Что мы имеем? Кроме лягух, которые хотят с нами подружиться, и потому строят нам жильё, но при этом – предположительно, не факт, что это они – наносят ущерб нашей технике?
    Вик поймал себя на том, что говорит «наш» совершенно спокойно. Надо же… Вообще-то он, как представитель Пангалактики, совсем не обязан принимать дела местных жителей близко к сердцу. Он тут вообще оказался отчасти случайно: их корабль вышел из строя в районе местной "проксимы" - ближайшей к Нерею звезды. Можно было ожидать помощь там - так и поступили все остальные. Но вот он решил попытаться с помощью локального телепорта до соседней звезды допрыгнуть. То, что тут есть цивилизация, хоть и не особо продвинутая, он был в курсе - калипсяне уже восстановили связь с Пангалактикой. Но до официальных визитов дело ещё не дошло.
    У обеих сторон были основания не торопиться. У Центра - много такого рода проблем, ситуация с системой Нерея отнюдь не самая острая, калипсяне живут в целом благополучно. Калипсо же стремилась, прежде, чем восстановит связь с Пангалактикой, вернуть космический статус - чтобы получить бесспорные полные права на систему Нерея. Потому и отправку экспедиции к Ариэль так форсировали. Потому и Вика без проблем взяли, хотя среди местных желающих было очень много: в качестве потенциального свидетеля, что калипсяне начали осваивать и вторую планету тоже!
    ...Сайнаара заметила:
    - Ну, кроме голиафов, тут есть и другие странные виды: гагары и саламандры. Как я понимаю, занимаются они примерно тем же самым. Создают какие-то явно ненужные им самим артефакты, которые потом обычно тонут. Но в отношении них подозрения ещё менее понятны: саламандр, похоже, поверхность воды вообще не очень интересует, гагар же довольно мало.
    Вик кивнул:
    - Но, похоже, эти три вида составляют единое целое. По крайней мере, довольно часто помогают друг другу. Клейкий состав, используемый голиафами, им гагары поставляют, - это он запомнил из отчёта первой экспедиции, которая обошлась без посадки, но запустила в атмосферу довольно много следящих беспилотников.
    Вообще-то местные "гагары" - вовсе не потомки земных гагар. Это видоизменённые поганки - единственные земные птицы, способные гнездиться на открытой воде. У них и пальцы без перепонок, просто с чем-то вроде лопастей. Но, в конце концов - какая разница? Где теперь та Земля-то?
    
    
    ***
    Глиссер заехал на плот – и остановился. Тот просел под тяжестью кораблика несильно, запас плавучести оказался хорош. Голиафов в поле зрения не видно...
    Первым на плот шагнул Снежок. В глиссере сразу стало куда свободнее - тело пушистого гиганта занимало три четверти объёма судёнышка. Вик облегчённо вздохнул. Нет-нет, пахло от их питомца вовсе не плохо, и вентиляция тут хорошая, но... Один только жар гигантского тела делал путешествие... не настолько комфортным, каким оно могло бы быть в компании Сайнаары.
    Медведь принюхался, потом осторожно, со свойственной ему хищной грацией подошёл к "дому", заглянул... Через минуту его хозяйка кивнула:
    - Никого. Тут были голиафы, но ушли довольно давно.
    Она шагнула на грубую пластиковую твердь, сделала несколько шагов…
    - Всё нормально, – Сайна склонилась и поковыряла длинным ногтем с чёрным лаком поверхность плота. – У нас такое не используется давно, плавучесть не та, - пояснила она для Вика. – Но общая идея та же.
    Марина и Вик последовали за ней. Обошли плот по периметру. Он возвышался над водой почти на метр.
    Вик с сомнением посмотрел в заросли зелени:
    - А в сильные шторма его не будет захлёстывать?
    Марина пожала плечами:
    – Вряд ли. В экваториальной зоне климат очень стабилен, погода меняется редко. На Калипсо то же самое.
    Ну да - Марина как раз из Кон-Тики, крупнейшего из экваториальных плавучих городов Калипсо. Та продолжила:
    - Зачем только они построили его?
    - Кто, голиафы? – уточнил Вик.
    - Наверняка, - ответила на его вопрос подошедшая Сайнаара. – Чувствуется их стиль…
    Дом оказался, несомненно, созданным для людей – или существ, очень на них похожих. Вот только работа - явно нечеловеческая. Нет, люди, конечно, могли бы сплести солому настолько плотно. Вот только стебли эти для человеческих рук уж слишком тонкие. Для такой грубой работы, как возведение стен, это просто ненужно. Строители - явно существа с маленькими ручками и пальчиками. Ну да – вроде голиафов, крупнейшие из которых редко превосходили ростом полметра.
    
    - Но зачем им всё это? – в десятый раз задал Вик сакраментальный вопрос, когда они, всё зафиксировав, присели отдохнуть в тени домика.
    Сайнаара фыркнула и ответила:
    - Для того же, для чего и всё остальное. Странности в их поведении это уже не добавляет.
    Марина вздохнула:
    - Ну, не скажи. Всё-таки для нас они пока что ничего не делали. Это явно с их стороны попытка познакомиться.
    Сайнаара скептически хмыкнула:
    - С чьей – с их? Лягушечек?
    Да уж, над этой задачей уже несколько лет билась вся наука Калипсо: лягушки-голиафы никак не могли быть разумными. Возможностей их мозга для этого явно не хватало. Но осмысленная деятельность-то - налицо! Или… не очень осмысленная. В любом случае, никаких рациональных с точки зрения животных причин делать то, что делают голиафы, придумать не удавалось. Зачем они плетут свои гигантские сети? Зачем периодически уничтожают заросли? Зачем им вообще жить в этих забавных плавучих городах, ведь похожие на них местные виды ведут образ жизни обычных земноводных?..
    Вик пожал плечами:
    - Пангалактике известны случаи развития высокого уровня интеллекта и у некрупных живых существ, в том числе ведущих полуводный образ жизни…
    Сайнаара посмотрела на него почти с жалостью:
    - Дорогой пришелец, Ариэль и Калипсо были заселены земными формами жизни. Земными. Всего несколько веков назад. Ты о чём? Если на Ариэль успели возникнуть настолько новые формы живого, то почему их нет на Калипсо?
    Вик почесал в затылке и сымпровизировал:
    - Ну, последние годы существования земной колонии на Ариэль нам неизвестны. До столкновения планеты с ядром кометы местные жители могли целенаправленно начать создавать нечто новое…
    Сайнаара скептически скривила губы. Марина тоже смотрела на него с мягкой иронией. Вопрос «зачем?» не был озвучен, но повис в воздухе.
    Да уж, вопрос непраздный. Когда земляне пришли в систему Нерея, их возможности в области биотеха были ещё не особенно велики, так что на обе местные "сверхземли" с их бездонными пресноводными океанами просто пытались внедрить все земные виды, способные жить в пресной воде. На более прохладной Калипсо, с её мощными полярными льдами, выжили некоторые виды ластоногих, тюлени и пингвины. На Ариэль закрепились тропические и прочие теплолюбивые организмы, по пресноводных дельфинов и акул включительно.
    Часть поселенцев, в основном европейского и полинезийского происхождения, оправилась на Ариэль, где ничего, напоминающего сушу, не было вовсе, если не считать мгновенно покрывшего поверхность океана зелёного ковра водяного гиацинта. Другие, выходцы из регионов с суровым климатом, поселились на полярных льдах Калипсо. К сожалению, столкновение с ядром кометы уничтожило колонию на Ариэль. Основная часть населения успела перебраться на Калипсо – связь с Землёй уже была потеряна, но часть привезённой техники всё ещё работала, в том числе межпланетные корабли. Но многие, понадеявшись пережить катастрофу, отказались покинуть новый дом…
    Однако очень трудно понять, как на тогдашнем уровне науки и, главное, зачем последним древним ариэльцам было создавать столь странных существ? Лягушки-голиафы Земли тут ведь, кстати, не прижились, этот вид был выведен из каких-то менее крупных разновидностей уже здесь…
    Марина прервала молчание:
    - Посейдонису не было смысла создавать нечто подобное. А после гибели Посейдониса не было возможности направить эволюцию. Да, мутагенная активность по ряду причин после катастрофы тут ускорилась, но не до такой же степени!
    Вик устало потёр глаза:
    - Вот зачем им было называть свою колонию Новой Атлантидой? Не знали, что ли, чем прежняя кончила?
    Марина ничего не ответила. Сайнаара, бросив короткий взгляд на неё, возразила:
    - Если бы один из фрагментов ядра не угодил бы прямо в Посейдонис, у местных вполне были шансы выжить. Волны цунами в море не опасны. Выброс газов из глубин - хуже, но в изолированных помещениях столицы и он тоже не страшен.
    Марина добавила:
    - Шансов было бы больше, если бы они рассеялись по всей акватории планеты. Но маленькие поселения бессильны перед изменением состава атмосферы. Так что руководство решило рискнуть и собрать всех в Посейдонисе, в надежде на то, что вероятность его гибели – всего от пяти до одиннадцати процентов… Не повезло.
    Марина отвернулась и стала смотреть в море.
    Вик прикусил губу: предки Марины тоже относились к числу ариэльских беженцев – когда-то давным-давно. Несмотря на все прошедшие века, некоторые потомки беженцев помнят о своём ариэльском происхождении.
    Сайнаара продолжила:
    - Да и причём тут название? У нас первое поселение «Китеж» называлось, а вся колония - Беловодье. Тоже не сказать, что особо оптимистично!
    Она встала – волосы хлестнули Вика по лицу, заставив сердце привычно ёкнуть…
    
    
    ***
    Марина задумчиво протянула:
    - Ну, что касается затопления, тот тут, скорее, саламандры должны быть на подозрении. Они самые крупные, и могут находиться под водой неограниченно долго. Вопрос только, как они это провернули…
    Вик представил себе ариэльских саламандр – огромные косматые силуэты за бортом в первую ночь после их прибытия на Ариэль его не особо впечатлили, но вызвали немалый ажиотаж среди калипсян: у них популярен русалочий фольклор в разных вариантах, что логично. А саламандры, с очень разветвлёнными «веточками» жабр по обе стороны головы, чем-то этих мифологических персонажей напоминали.
    
    
    
    
    ***
    …И вот тут-то они и приняли сигнал бедствия: глиссер "заверещал благим матом", личные каналы связи, вмонтированные в воротники комбезов, тоже сработали одновременно...
    ...Спустя три часа, наполненных паникой, лихорадочной активностью и надеждой, когда они опять сидели на том же месте и почти в тех же позах, Сайнаара нарушила тишину, спросив непонятно у кого:
    - Ну, и кому пришло в голову назвать космодром Новым Посейдонисом? Учитывая, что произошло с предыдущими двумя?
    
    …Они не успели. Все восемь несущих баллонов космодрома были пробиты одновременно, причём сразу во многих местах. Акустика показывала полный хаос - какие-то огромные рыбообразные силуэты, тени, и - самое главное - помехи: будто идущий со многих сторон всечастотный шум целенаправленно "глушил" их гидролокаторы. В таких условиях приборы не то, что двадцатиметровых рыбин - подводный крейсер вполне могли показать... Закончилось всё быстро. Повреждённые во многих местах баллоны починить в их условиях было невозможно. Погружение началось практически сразу. Одновременно пришло сообщение об атаке на шесть наблюдательных станций - то есть на все объекты, на которых находились люди.
    
    
    ***
    Вик устало прикрыл глаза:
    - Возможно. Но мотив опять-таки не ясен. Если они хотели уничтожить космодром, то зачем строили наш плот?
    Сайнаара кивнула:
    - Для саламандр, голиафов и гагар – это бессмысленные действия. Но они могут действовать в интересах кого-то другого. Допустим, у них есть некие "дрессировщики", которые живут где-то в глубине. Им понадобилось изучить нашу технику - и они затопили её. С помощью своих домашних зверушек, среди которых могут быть твари и покрупнее саламандр.
    Здраво. Всё, однако, упирается в вопрос…
    - И кто же эти неведомые Дрессировщики? – резонно спросил Вик.
    Сайнаара сверкнула глазами:
    - Ну ты же сам объявил мозговой штурм. Высказываем идеи, критика потом!
    Марина включила голографический интерфейс планшета:
    - Давайте ещё раз пробежимся по списку видов, интродуцированных на Ариэль первопоселенцами. Начиная с самых интеллектуальных.
    - Давай, - скептически ответила Сайнаара и сразу же начала:
    - Речные дельфины. Амазонские инии, китайские речные, гангские, ла-платские. Все завезены. На момент прекращения контакта с Посейдонисом о вымирании какого-либо из видов не сообщалось.
    Вик кивнул:
    - Кто из них обнаружен?
    Сайнаара ответила:
    - Инии, гангские и китайские. По интеллекту не превосходят гигантских нерп Калипсо, зрение же все, кроме иний, практически утратили.
    Вик вздохнул… Это он помнил и сам.
    Марина добавила:
    - Инии довольно сильно изменились. Тело увеличилось, стали неуклюжими какими-то... Впрочем, возможно, нам попалась недавно рожавшая самка: из сосков сочилось молоко. Выпустили её обратно с маячком, который она в итоге потеряла… С мозгами – примерно так же, как было.
    Н-да, похоже, на земных морских дельфинов, давно уже создавших с помощью людей свою цивилизацию – вернее, влившихся в общеземную (и пангалактическую) – местные их дальние родственники походили слабо. Вик продолжил:
    - Остальные млекопитающие?
    Марина ответила:
    - Не прижились. Нерпам нужен хотя бы лёд.
    Да, вот на Калипсо тюлени сыграли большую роль – не только в качестве основного объекта охоты ледовиков в период максимальной деградации местной цивилизации, но и как прирученное сельскохозяйственное животное, дающее и мясо, и молоко, и – самое главное – жир. Именно тюлений жир стал базовым ресурсом, с которого началось возрождение науки и техники на Калипсо. Его переработкой получали и топливо, и пластмассы, ставшие основным конструктивным материалом в тот критический период… Кстати…
    У Вика появилась какая-то мысль, но ему не дали её додумать...
    Снежок коротко заревел, подав сигнал тревоги. Они выскочили на "двор"... К плеску волн добавился какой-то посторонний звук. Хруст? Скрежет? Или... пение?..
    
    
    ***
    Приказ об эвакуации пришёл тогда, когда они не успели проделать ещё и половины пути назад. Увы: альтернативы немедленному старту не осталось, даже "снегурочка" бы не помогла. Да, не слишком в других отношениях развитая цивилизация системы Нерея освоила производство довольно эффективных криогенераторов. Что, если подумать, как раз вполне логично. Но в сложившейся ситуации - когда у них дрейфующий космодром с пришвартованным кораблём, умеющим только взлетать и приводняться - "снегурочка" вморозила бы в искусственный айсберг не только тонущий космодром, но и прицепленный к нему космолёт. Что, естественно, помешало бы ему в будущем взлететь. А когда-то они ведь захотели бы вернуться на Калипсо, не так ли?
    Из-за этого Марина с Сайнаарой даже поссорились. Как понял Вик, ледовики - соплеменники его подруги - ещё при обсуждении проекта экспедиции предлагали снабдить космолёт не только поплавками, но и лыжным шасси. А то и обойтись просто лыжным: можно было ведь сначала наморозить льдину подходящего размера, а уж потом на неё садиться. Но плотовики, обитатели пластмассовых свободноплавающих городов, из которых происходила и Марина, выступили против - из соображений экономии и сохранения экосистемы Ариэль, не знавшей льда.
    Что характерно, когда Сайнаара кричала в ответ на холодные язвительные реплики Марины, Снежок сохранял полнейшее спокойствие, притворяясь пуховой периной. Вот же хитрюга! А вот когда Вик прижимал подругу к стене ангара глиссеров - за полчаса до того, как они отправились осматривать "плот" - ворчал и пофыркивал снаружи в такт их движениям...
    
    Выбора не оставалось: космолёту следовало немедленно стартовать. Они добраться до него уже не успевали. Или улетать немедленно, или рисковать потерей и космолёта… А там – сто человек… Это больше, чем три человека и медведь. Но на старт они пошли только тогда, когда все трое отставших - Вик, Сайнаара и Марина - согласились остаться и дождаться отдельной экспедиции за ними. Дня через три... если всё пройдёт нормально. Разумеется, они согласились: кто бы в такой ситуации сказал "нет, ждите нас"?
     Ну, а раз всё равно придётся ждать не меньше трёх дней... Зачем плескаться в открытом море? Почему хотя бы к "плоту" не вернуться?
    
    И вот теперь они сидели на том же месте, что и три часа назад...
    - Хочу есть, - сказала Сайнаара.
    Снежок сорвался с места мгновенно. В один прыжок оказался у края - и через секунду ушёл в воду почти без брызг.
    Через минуту на "палубе" забилась первая рыбина. Кажется, что-то вроде форели. Через полчаса рыбная "горка" стала весьма впечатляющей. А ещё через полчаса...
    Плот закачался под мощным ударом. Сайна вскочила на ноги, метнулась в глиссер за оружием, но всё уже закончилось: Снежок выбрался из воды, а у его ног вяло билась перекушенная почти пополам...
    - Большая серая, - прокомментировала Марина. - Дальний потомок акулы-быка. Вот уж не знаю, зачем предки занесли сюда эту прелесть… Эта – всего метра три, не из самых крупных...
    Сайнаара уже подбежала к отряхивающемуся Снежку, достав что-то из аптечки. Тот, жалуясь, подставил ей пораненное левое плечо. Так - будто слегка расцарапанное...
    
    
    ***
    Они появились через полчаса. Первые голиафы вылезли из окружающих плавучих зарослей и то прыжками, то смешным шагом в развалочку, с одного листа кувшинки на другой, от одного стебля гигантского гиацинта к другому, оккупировали всё окружающее пространство.
    - Похоже, "уборка урожая", - Сайнаара вышла из глиссера. Даже их хлипкая бортовая "снегурочка" могла наморозить вокруг плота ледяное поле радиусом в сотню метров - и толщиной метра два. Но, похоже, опасности не ожидалось, так что можно было уже оставить боевой пост. Снежок, поначалу нервно следивший за равнодушно обтекавшими плот земноводными, успокоился и теперь просто сидел, лениво оглядывая окрестности. Впрочем, ему сразу по прилёту было строго-настрого велено не трогать ни голиафов, ни саламандр - а с гагарами они тут ещё не встречались.
    Через час всё море, все окрестные заросли были покрыты сплошной массой голиафов. В лапках одних гигантских лягушек виднелось что-то вроде серпов - костяных, судя по всему. Другие уже тащили куда-то срезанные стебли. Третьи, чуть подальше, достав откуда-то нечто вроде сетей, упаковывали "снопы", оставляя их плавать на поверхности... Да, с такого близкого расстояния процесс "уборки" ещё расмотреть не удавалось.
    Марина крикнула с крыши:
    - Они везде в поле зрения!
    Вик задумался:
    - Интересно, а как они умудряются ходить? Мышечная система лягушек совсем не приспособлена к этому.
    Сайнаара замерла:
    - Ты прав! Дать им такую способность наверняка было не так-то легко... А это-то зачем понадобилось Дрессировщикам?
    Марина слезла на палубу и сообщила:
    - Похоже, они прикрепляют к снопам груз. Под каждым из них, вероятно, болтается что-то тяжёлое, причём на довольно длинном тросе. Интересно, откуда они берут грузила?
    
    С зарослями вокруг плота голиафы разделались к вечеру. Теперь повсюду, куда хватало глаз, простиралась чистая вода с торчащими там и сям "снопами" - бесформенными комками зелени.
    Они стояли и смотрели, как последние голиафы удаляются куда-то в сторону заходящего Нерея. Снежок давно потерял интерес к происходящему и сейчас дремал, положив голову на лапы. Н-да…
    – Дальнейшее могу предсказать заранее, - сказала Сайнаара.
    Вик кивнул:
    - Они это всё утопят. Думаю, в течение пары часов должны...
    ...Один из снопов вдруг завертелся - и довольно быстро погрузился под воду. Ещё несколько нырнули сразу за ним...
    
    Марина села за расшифровку данных:
    - Ну да, саламандры. Судя по всему, они вытянулидлиннющие тросы откуда-то из глубины, привязали к грузам, которыми заякорены снопы - что-то утянуло их вниз. Детали неясны, но основная идея понятна.
    - Зачем? – безнадёжно спросил Вик.
    Марина почесала висок:
    - Кормят кого-нибудь там?
    Вик нахмурился:
    - Не исключено, но травоядные могут жить только вблизи поверхности, в глубинах нет достаточного количества света. Наверное, адаптировать животное поверхности к жизни в глубине возможно, если обеспечить ему кормёжку, но это подразумевает довольно сложные действия. Разум, в конечном счёте. Но тпочему бы не предположить тогда, что там расположены промышленные предприятия, а голиафы с саламандрами просто готовят сырьё для них...
    Марина кивнула:
    - Да, наверное... Если переписать, что именно и в каких количествах затапливается, можно примерно прикинуть и то, что они там производят...
    Вик кивнул:
    - Снопы, мешки с птичьим помётом, сплетённые сети... Ну... наверное можно подумать над этим...
    На дворе раздался характерный звук: похоже, Снежок зевнул. Он всегда так делал, когда получал ежевечернее почёсывание за ухом от хозяйки. Сайнаара вошла в домик, кинула на них двоих какой-то "острый" взгляд - и легла на кровать. Задумчиво произнесла:
    - А вот сети-то – я понимаю, зачем они их топят. Им там самое место…
    Хороша же в этой позе! Вик попытался вновь настроиться на деловой лад:
    - Эээ…
    Марина заинтересованно ответила:
    - Нерестилище? Но опорные буи должны быть на поверхности! А тут – ничего нет!
    Сайнаара, похоже, ждала этого возражения:
    - Значит, они опираются не на поверхность, а на первый пиноклин. Тут перепад плотности выше. Планета всё ещё геологически активна, вода в нижних слоях заметно солонее, чем на Калипсо…
    Вик, наконец, понял, о чём они. Важнейшим ресурсом для жителей планеты-океана была соль. Из неё – соли, содержащейся в телах животных – можно выделить если не всё, то очень многое из того, что так необходимо цивилизации - начиная с железа. Не так уж мало его, кстати: до процента зольной массы в некоторых случаях… Так вот на Калипсо самым простым способом добычи животной биомассы, которая в смысле полезных ресурсов гораздо "питательнее" растительной, оказалось создание искусственных нерестилищ для рыб. Лучше всего – глубоководных, обитающих в чуть более солёных водах… Путём селекции им удалось вывести весьма высокопродуктивные породы.
    - Значит, Дрессировщики обитают там – в глубине? – спросил Вик.
    Марина пожала плечами:
    - Да не обязательно. Им, возможно, и правда удобнее на пиноклин опираться. Тем более, что и длину опорных тросов можно меньше сделать.
    Ну да: пиноклин – граница плотности в океане. Иногда, за счёт явной разницы в химическом составе или температуре воды, она располагается слоями, перемешивание между которыми идёт медленно. Свойства воды при этом могут быть заметно различаться. Ещё бы: хотя Калипсо и Ариэль, состоящие из воды примерно наполовину, покрыты слоем аш-два-о почти в пять тысяч километров, жидкая вода составляет из них всего сто километров. Глубже она сжимается до состояния "горячего льда", который тяжелее воды. И эти сто километров тоже далеко не одинаковы, причём на Ариэль – особенно серьёзный перепад по свойствам между слоями… Ну, вот Дрессировщики и «подвешивают» сети-нерестилища не к буйкам на поверхности, а к чему-то, «зацепленному» за пиноклин, эту самую границу плотности…
    Отлично, кое-что проясняется!
    - Значит, они могут кормить зеленью какие-то акклиматизированные в глубине высокопродуктивные виды. Живут они там, где соли в воде больше, мечут икру тоже на глубине...
    Марина хмыкнула:
    - Вполне вероятно. Но это нам не помогает ответить на вопрос, кто такие Дрессировщики…
    Сказала она это почему-то вполголоса.
    Вик обернулся... Да - Сайнаара спала. Вздохнул:
    - Ладно, сейчас посмотрим ещё раз. Проветрюсь только… - он вышел на «бережок» плота.
     Марина последовала за ним минут через десять… Темнота почти сгустилась. В небе светилась ярчайшая звезда ариэльского неба, в её свете их силуэты отбрасывали тени. Калипсо внимательно смотрела на свою планету-сестру…
    - Почему планеты назвали именно так? – спросил он у Марины.
    Та, похоже, в темноте улыбнулась:
    - Нерей, Калипсо и Ариэль – все имеют отношение к водной стихии…
    Вик напряг память - когда-то древнейшая земная мифология его интересовала:
    - Нерей – да, Калипсо, кажется, тоже, но Ариэль – это же что-то из области духов воздуха? Или ангелов?
    Марина усмехнулась:
    - Это русалка. Из какого-то древнего эпоса.
    Вик стал что-то смутно припоминать:
    - Это уже не Античность. Это начало космической эры…
    Марина хмыкнула:
    - Я в таких тонкостях не разбираюсь…
    Вик вдруг почувсвтвовал неловкость. И, чтобы скрыть её, сказал:
    - А может, дело и не в этом вовсе. А просто кто-нибудь из основателей колоний были выходцами с соответствующих планет. В Солнечной системе Калипсо – спутник Сатурна, Ариэль – спутник Урана…
    Повисла тишина. Они стояли рядом, глядя на спокойное море под сияющей Калипсо. Марина вдруг взяла Вика за руку. Ладонь её оказалась неожиданно горячей...
    А в домике спала Сайнаара. А в десятке метров - её домашняя зверушка в тонну весом... Кажется, сексуальная мораль тут слегка отличается от таковой в его родном мире... Насколько?
    
    Волна плеснула чуть громче обычного. Вик среагировал сразу: пространство на сотню метров впереди осветилось лучами встроенного в его комбез фонаря.
    Над поверхностью моря возник плавник. Острый. Хищный. Высотой, наверное, в метр.
    - Большая серая, - довольно спокойно произнесла Марина. – Метра три, не очень крупная. Не больше той.
    Акула приблизилась к плоту, но через пару минут - ладонь Марины всё это время жгла ему руку - вдруг отошла и пропала в темноте.
    - Странно. Они довольно любопытны... Что могло отпугнуть её?- теперь в голосе Марины появилось лёгкое беспокойство.
    - Пойдём в дом, - Вик осторожно высвободил свои пальцы из Марининых.
    
    
    Сайнаара спала. Во сне она обычно часто ворочалась. Сейчас же - вообще распласталась так, что, не потревожив её, им обоим лечь было бы негде. Ну, почему бы пока делом не заняться?
    ...Через полтора часа блужданий по дебрям отчётов первооснователей, Марина наткнулась на то, что могло оказаться полезным: список неидентифицированных земных видов, занесённых в биосферу Ариэль.
    - Сарган. Туцукси. Пайче. Это что вообще? – Вик озадаченно посмотрел на Марину.
    Та мило улыбнулась:
    - Ты уверен, что это я должна расписываться за выходцев из Пангалактики, а не ты? Ну, похоже, ошибки, нетрадиционные названия и тому подобное. Возможно, неправильно прочитанные на другом языке термины, население тогда было довольно разнородным… Кто их теперь поймёт?
    Вик устал за день, но лучше уж поработать, чем... решать, кто где сегодня будет спать. Он задумался:
    - Кстати, а почему те же акулы не пытаются закусить голиафами? Да и саламандрами?
    Марина пожала плечами:
    - Значит, есть причины… Видимо, Дрессировщики приучили, что связываться с их подзащитными - себе дороже.
    Ритм дыхания Сайнаары изменился - она проснулась. Потянулась - и спросила:
    - Ну, как успехи?
    С какой-то... ленцой. Будто что-то имея в виду. Или ему это уже кажется?
    Марина посвятила подругу в суть событий. Сайнаара вежливо кивала, но Вик понимал, что думает она о чём-то своём. Наконец, когда Марина прервалась, та сказала:
    - Ну, давайте реконструируем внешность, кого мы вообще ищем. Зачем Дрессировщикам в принципе нужны голиафы и прочие?
    Вик ответил:
    - Очевидно, для того, чтобы делать работу, которую те сами выполнить неспособны.
    Сайнаара кивнула:
    - Значит, это существа, во-первых, чисто водные, во-вторых – не имеющие манипуляторов типа рук. Поэтому они вынуждены пользоваться «руками» земноводных и птиц.
    Вик кинул:
    - Нечто рыбообразное. Подошли бы дельфины, возможно – очень продвинутые ластоногие. Да, уже кое-что…
    Марина включилась в игру:
    - Почему они не сосредоточились на одном виде помощников? Зачем им три?
    Вик ответил:
    - Разная специализация? Хм, нет: и саламандры, и голиафы – почти водные виды…
    Сайнаара продолжила:
    - Проще всего выдрессировать птиц. Гагары – почти идеальны: живут на воздухе, умны, могут производить сложные манипуляции… Им понадобился именно водный вид? Но тогда зачем лягушки? На воздухе их работу могли бы и гагары выполнить, в воде – саламандры..
    Марина ответила:
    - Саламандры – самые тупые. Их дотянуть до состояния, в котором возможна серьёзная дрессировка, сложнее всего. Но Дрессировщики это сделали. Зачем?
    Вик нахмурился:
    - Ты имеешь в виду, что тут была некая не чисто рациональная причина?
    Сайнаара подхватила:
    - Они могли содержать саламандр – там, в глубине – ещё и как домашних животных. Просто потому, что… Ну да – они внешне похожи на саламандр. Сами Дрессировщики…
    Вик рассмеялся:
    - Опять-таки – нечто китоообразное. Но – не речной дельфин… А кстати… - он вспомнил мысль, от которой его днём отвлекло появление голиафов. – А не может пойманная иния с сочащимся молоком быть попросту… дойным животным? Как на древней Земле – коровы и козы, а на Калипсо – молочные нерпы?
    Девушки ничего не ответили. И вот тут – озарение охватило Вика по-настоящему:
    - Кстати… Жабры у наших саламандр явно сильно гипертрофированы. Если не у всех, то у многих. Зачем? Это же неудобно!
    Марина замерла на месте – и после секундного озвучила очевидное:
    - Они могут дышать не только для себя. Перегонять кислород из воды в лёгкие и…
    - Помогать дышать кому-то из морских млекопитающих?! – воскликнула Сайнаара.
    
    …Удар по плоту оказался чувствителен. Снежок мгновенно проснулся, взревел и подскочил к воде. Они выбежали на палубу и стали вглядываться в полумрак, рассеиваемый их фонарями и светом занимающейся зари…
    - Серая? – спросил Вик.
    - Что-то не видно ничего… - ответила с сомнением Марина. – Это может быть…
    Новый удар оказался ещё сильнее. Они отпрянули от края плота, и вовремя – из воды вырвался гибкий силуэт. Зубы лязгнули в полуметре от лица Вика.
    …- Снарк!
    Хищник упал обратно в воду, мелькнул длинный, совсем не рыбий хвост. Снежок, не издавая ни звука, замер напротив того места, где исчез опаснейший из известных обитателей Ариэль. Теперь понятно, что отпугнуло акулу!
    Сайнаара нервно хихикнула:
    - Это мутант земного сома. Известны случаи нападения на добычу, укрывающуюся на скоплениях зелени. Так что он может попробовать и на плот выскочить... Я читала про них. Сомы ж вообще донный образ жизни вели… Как они вообще тут умудрились выжить?
    Снарк вышел на поверхность снова – метрах в двадцати от плота. Видимо, Снежок слегка напрягал его. Но и медведь, что интересно, не пытался нырнуть, чтобы разобраться с противником в воде - хотя позавчерашняя серая акула ничуть его не напугала...
    - Примеривается? – спросила Сайнаара. И тут…
    Тридцатиметровая громада плота ощутимо дрогнула. Мигом позже воды расступились, и из глубины вырвалась голова чудовища, в сравнении с которым даже кошмарный снарк казался червём. Пасть с полуметровыми зубами клацнула – и от хищника осталась половина, хвоста – как не бывало! Изувеченный обрубок упал в воду, по поверхности разошлось кольцо крови. Море взбурлило ещё раз – и над водой возник хвост монстра – обычный, рыбий… Через полминуты чудовище ушло в глубину.
    …В этот момент Вик осознал себя обнимающим Сайнаару левой рукой. А правой - Марину.
    - Мегаосётр, - срывающимся голосом пробормотала та. Сайнаара, истерически хохотнув, ответила:
    - Да, у нас пытались вывести нечто подобное – ради икры. А тут их и правда вывели... Двадцатиметровых монстров - из земных полуторатонных малышей…
    Вик едва узнал свой голос:
    - Исходный вид – белуга, белый осётр?
    Марина, устраиваясь поудобнее в его объятьях, ответила:
    - Ну, это же была крупнейшая пресноводная рыба Земли. Остальных дотягивать до такого размера пришлось бы дольше…
    А вот Сайнаара высвободилась – и как-то очень уж резко. И указала рукой на что-то вдали…
    Да, над водой появился плавник. Но не очень большой – не акулий. Это…
    - Дельфин, - констатировал Вик. – И не речной: у них спинного плавника почти нет. А этот – на афалину похож…
    Млекопитающее как раз выпрыгнуло из воды, позволяя рассмотреть себя поближе. Дельфин ушёл в глубину, но через полминуты снова появился – всего в нескольких метрах от плота.
    - Проверяет, всё ли в порядке, - хмыкнула Сайнаара.
    - Угу. Рядом – его "руки" и "лёгкие"… Ну, вернее - как раз жабры..
    Но Вик уже увидел и сам: дельфина сопровождали как минимум две саламандры – их характерные лохматые силуэты он уже научился распознавать легко.
    
    ***
    …- Тукуши, - сказал Вик, наконец. - Туцукси, ха!..
    Впрочем, латиницей их название действительно писалось как tucuxi. Неточность была понятна.
    - Пресноводные, но при том – не речные дельфины. А мы считали, что это синонимы... Так называемый «белый дельфин», пресноводная разновидность розового дельфина Костеро. В отличие от иний и прочих, и со зрением, и с мозгами у них всё в порядке. Не афалины, но вполне на уровне.
    Марина кивнула:
    - Очевидно, предки пытались их цивилизовать, вероятно – генетически улучшить, именно в связи с необходимостью совместно поднимать цивилизацию после катастрофы. Посейдонис погиб… Но тукуши справились и сами.
    Все замолчали. Сайнаара вздохнула:
    - И что теперь? Надеюсь, это мы не в зоопарке тут теперь живём?
    Вик вздохнул:
    - Ну, за нашу безопасность, думаю, можно не опасаться. Уж наши руки-то куда более тонкий инструмент, чем конечности голиафов. Нас они вполне могут оставить, так сказать, на развод… - он улыбнулся Сайнааре. Несмотря на пережитое напряжение, ему почему-то стало весело.
    Та фыркнула:
    - Ну уж плодиться я пока не собираюсь. Не здесь, по крайней мере!
    Марина тихо рассмеялась:
    - Да ладно вам… Вы не видите, что ли, что они не только себя скопировали в саламандрах. Не поняли разве, почему голиафы не только скачут, но и на двух ногах ходят, хотя этого нелегко было добиться? И зачем их в плавучих городках жить заставили…
    Сайнаара воскликнула:
    - Так это… такие игрушечные люди?!.
    Маринка улыбнулась:
    - Ну, более точного подобия у них не получилось… Предки когда-то создали их цивилизацию. Скорее всего, мы для них сейчас – как вернувшиеся древние боги… Они не были уверены, но сейчас, изучив полученную нашу технику... Они, поди, ещё и космодром постараются вернуть. Поднять его из глубины на поверхность им наверняка по силам.
    Сайнаара нахмурилась:
    - Ну и когда ждать официальную делегацию? Нашим бы с орбиты неплохо бы поторопиться...
    
    Ответ с орбиты не заставил себя долго ждать. Это была просто... картинка.
    Марина усмехнулась:
    - Они довольно предсказуемы...
    Да, всплытие космодрома выглядело почти столь же эффектно, как и затопление. Но, к сожалению, раньше, чем через пару-тройку дней, совершить посадку космолёт не сумеет. Так что представителями человечества предложено пока утвердить их троих. Как раз по одному человеку от Калипсо, от потомков беженцев с Ариэль - и от Пангалактики.
    
    Сайнаара, сидя на кровати, устало потёрла глаза, потянулась, хрустнув пальцами - и подытожила:
    - Это всё, вероятно, следует рассматривать как предложение мира. Думаю, они будут ждать нас именно там.
    Вик, на этот раз севший на "табуретку", и потому уже уставший наклоняться к слишком низкому столу, тоже пересел на кровать - похоже, этот длинный день наконец-то заканчивается. И возразил:
    - Может быть, как раз сюда пожалуют?
    Сайнаара задумалась...
    - Ладно. Подождём. Ещё сутки. Не прибудут сюда - отправимся к всплывшему Посейдонису. А пока...
    Она улыбнулась Вику - и, обхватив его за шею, повисла на нём, повалив на кровать. Он не сразу заметил, что его обнимает ещё пара рук...
    - Не помешаю? - услышал он шёпот Марины слева.
    Справа ей ответил лишь тихий смех Сайнаары...

  Время приёма: 16:55 24.01.2016