22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Тень Тени Количество символов: 20164
Конкурс №38 (зима) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

aa017 Инструмент


    — Как думаешь, умирать очень больно? — девушка прижалась к плечу мужчины.
    — Мари! Не болтай глупостей, — тот придал голосу грубоватый оттенок. — Мы договаривались, помнишь? Все будет хорошо! Нас обязательно спасут!
    — Жан, ты сам уже потерял надежду, — тоскливо произнесла девушка. — Мне надоело постоянное вранье! Давай смотреть правде в глаза: больше месяца ми не протянем. Дальше сокращать пайки невозможно. Валентин так ослаб, что перестал выходить из собственной каюты. У Роберта тихое помешательство, от иллюминатора не оторвать, все родственники мерещатся. Тед и Оливер скоро друг друга перегрызут… Капитан вечно хмурый, даже спит с бластером в руке. Только ты один хорохоришься.
    — Веришь или нет, но мы выберемся отсюда, — мужчина понимал, что сейчас в его словах не должно бить и тени сомнения. — Ты еще родишь мне парочку детей. Или, нет! Троих. Двух мальчиков и девочку. Такую же красивую, как и ты.
    — Хочу попросить… — девушка на миг запнулась, собираясь с мыслями, прикусила нижнюю губу. Жан пристально посмотрел на Марию. Она стала такой тонкой и хрупкой, что напоминала приму-балерину. Исхудавшее бледное лицо со впалыми щеками казалось неестественно удлиненным.
    — Говори, я все сделаю, — пообещал Жан, чувствуя, как тугой горький комок подкатывается к горлу. Он стиснул зубы и заставил себя успокоится титаническим усилием воли: истерика в их обстоятельствах — непростительная роскошь.
    — Мне не страшна смерть, — продолжила девушка. — Ми все тут давно свыклись с этой мыслю. Но, агония… Ты поможешь, когда придет мой час?
    Жан не выдержал и отвел взгляд. С кряхтением поднялся с кровати. Предательски кружилась голова. Пошатываясь, неуверенной походкой он добрался до стенного шкафа. Долго копался где-то на верхней полке, прежде чем нашарить заветный пакет.
    — Вот, возьми, — пара галет легли на ладонь девушки. — Тебе надо подкрепиться.
    У Марии сверкнули глаза, она вопросительно уставилась на мужчину.
    — Сэкономил когда-то давно, еще в начале, — улыбнулся Жан. — Ешь.
    Она протянула ему галету.
    — Нет, — решительно отмахнулся мужчина. — Не хочу. Тебе нужнее.
    — Тогда и я не буду! — поджала губы Мария.
    — Вот упертая, — добродушно пробурчал Жан. — В старину таких позволялось стегать прутиком для научения. Чтобы мужу не перечила.
    — А мы в церкви не венчались, — съязвила строптивица. — Так и умрем в грехе. Даже исповедоваться некому…
    Они перебрались в кресла и молча сосали галеты, растягивая удовольствие. В иллюминаторе царила все та же густая сочная белизна. Нескончаемый девственно-чистый холст, на котором не сыскать чумазого пятнышка. Мечта эстета-авангардиста.
    — Знаешь, — сказала девушка, — я больше никогда не одену белое. Даже снег мне теперь противен, хоть в детстве его обожала.
    — Смотри… — вдруг прошептал Жан, не веря своим глазам. — Корабль.
    — Что? — обеспокоенно спросила Мария. — Ты как себя чувствуешь?
    — Вон, там! Слева! — мужчина указал направление пальцем.
    Казалось, невидимая рука художника линия за линией, штрих за штрихом прорисовывала продолговатый силуэт космического крейсера. С каждым мгновением он ставал четче, реальнее, обретал объем и цвет. Постепенное возникновение из ничего завораживало, наполняло ощущением чуда.
    — Мы спасены! Я же говорил! — завопил Жан и бросился обнимать любимую.
    
    ***
    
    — «Нью Нью-Йорк таймс». Ник Пирс, — громко представился молодой человек, в ушах, в носу и бровях которого холодно поблескивали алмазные серьги. — У меня вопрос к капитану «Голиафа» Раскину Адамсу. Э-э-э… Как вам удалось сохранять дисциплину и моральный дух экипажа? Э-э-э… Многие присутствующие на этой пресс-конференции, окажись они на вашем месте — успели бы сойти с ума, наложить на себя руки или поубивать друг-дружку так и не дождавшись помощи.
    Залом прокатился стеснительный смешок, словно рассыпались монеты.
    — Спасибо за вопрос, — лысый коротышка, сидевший в центре длинного стола, окинул взглядом размещенных по соседству членов команды и с натугой улыбнулся. — Благодаря высокому профессиональному и моральному уровню, мы не утратили человеческий облик. Маленький, затерянный в пучине пятого измерения коллектив, стал настоящим братством, где царила дружба, взаимовыручка и согласие!
    Присутствующие дружно зааплодировали. Капитан промокнул салфеткой пот.
    — «Модная феминистка», Джулия Бенкурио, — элегантные очки в золотой оправе, снова вошедшие в тренд, придавали синеволосой красавице ореол интеллектуальности. — Мы не первый год пользуемся пятым измерением для почти мгновенной переброски судов на космические расстояния. Это измерение еще называют антипространством из-за отсутствия этого самого пространства. Почему тогда поиск корабля, у которого отказали изодвигатели, длился так долго?
    — Хороший вопрос, — кивнул Адамс. — Может, ты ответишь, Жан?
    По тому, как высокий, короткостриженый мужчина поправлял галстук было видно, что носить его он не привык.
    — Я — старший помощник капитана Жан Ренье. Огромный рудовоз типа «Голиафа» или маленький челнок — в пятом измерении не совсем материальное тело. Как фотон, проявляющий одновременно качества и частицы, и волны — любой корабль в антипространстве осязаем для находящихся внутри людей и недоступен восприятию иных судов. Поэтому кораблей-фантомов в пятом измерении может находиться несчетное множество. Также нельзя заранее спрогнозировать «волновые» параметры корабля: при каждом новом броске в антипространство они меняются произвольным образом.
    — Значит ли это, что поиск потерпевшего аварию обречен?
     — Почти… — старпом запнулся, покосившись на сидевшую рядом девушку. — Чтобы найти другое судно надо преобразовав свою волну с помощью изодвигателей так, чтобы ее энергетические параметры были схожими с искомой в пределах коридора Блерда-Кохуана. Только не идентичными, ибо тогда произойдет накладывание реальностей и катастрофа… Проблема поиска пропавших в том, что для перебора всех фантомных вариантов не хватит вечности.
    — «Новости космоса». Ван Чжунь, — поклонился худенький журналист. — Ходят слухи, что спасательная команда на «Альваресе» не смогла добиться результатов в поиске «Голиафа», пока к ним не присоединилась загадочная персона. Некий человек, который умеет чувствовать параметры нужной «волны». Ваше мнение, капитан?
    — Ходят слухи, что самый могучий и неуязвимый боевой звездолет Предтеч — «Ангел Справедливости» — дрейфует в антипространстве уже миллион лет, — в тон спрашивающему ответил Раскин Адамс. Его поддержал дружный хохот. — Давайте больше не будем обсуждать непроверенную информацию? Договорились?
    
    ***
    
    Возле стойки посадочного терминала толпилось два десятка человек. Габаритная женщина позднего бальзаковского возраста успокаивала хныкающего мальчишку лет семи-восьми:
    — Дэн, уймись! На нас люди смотрят!
    — Но, бабуля! Ты же обещала! — ревел внучек все громче, рассчитывая вызвать сочувствие в окружающих и таким образом склонить бабушку к приобретению вожделенной игрушки. — Обеща-а-ала!
    — Дома у тебя полным-полно таких роботов, — зашипела на него толстуха. —Зачем тебе еще? Не устраивай хоть здесь сольных концертов!
    — Марк Болчек? — на плече сутулого молодого человека легла тяжелая рука. Марк медленно обернулся. Атлетического телосложения мужчина в дорогом черном костюме смотрел вопросительно.
    «Заканчивается посадка на рейс номер 1212-46 Новый Эдем — Сириус 8» — вспыхнула огромная надпись над терминалом.
    — Да… А что вам, собственно, от меня нужно?
    — Попрошу пройти со мной, — осклабился верзила, показывая ровные белые зубы, которыми наверняка позавидовали бы и акулы. — Андрей Колков. Служба безопасности Земной Федерации.
    В подтверждении своих слов агент раскрыл ладонь. Через мгновение на ней проступила эмблема СБЗФ: белый голубь, обнимающий крыльями галактику.
    — Это — арест? — упавшим голосом поинтересовался Марк.
    — Нет, — скривился, словно от незрелого лимона Колков. — Нам нужна ваша помощь в решении одной крайне важной проблемы.
    — А если я не соглашусь? Работа на органы безопасности претит мои принципам…
    — Тогда мы вас арестуем, — нагловато пообещал агент СБЗФ.
    Болчек опешил. Ему не оставляли даже иллюзии выбора.
    Внезапно зычно громыхнуло, покачнулся пол, вокруг брызнуло камнями и пылью. На противоположной от терминала стене возникло внушительного размера отверстие. Через него в зал протиснулся боевой робот с полным комплектом вооружения на борту. Стволы его лучеметов хищно поводили туда-сюда в поисках жертвы.
    Люди кричали, попадали ниц, прикрывая руками голову. Марк остолбенел, но Андрей силой повалил подопечного на пол и прикрыл собою. В руках агента оказался армейский бластер типа «Гарпия». Где-то снова прогрохотало. Сирены взвыли так противно, что казалось это сработала не система оповещения о чрезвычайном происшествии, а зазвучали иерихонские трубы, предвещающие конец света.
    Робот, тяжело шагая, опасно кренясь и переваливаясь через кучи камней, направился в направлении, где лежал Болчек и Колков. Агент СБЗФ открыл по противнику прицельный огонь. Алые вспышки плясали на бугристой бронированной груди монстра, не причиняя существенного вреда. Демон, объятый адским пламенем, дышащий серой, с копытами и рогами выглядел бы сейчас менее грозно, чем это многотонное исчадье военно-технического прогресса.
    Робот схватил манипулятором сотрудника органов безопасности и зашвырнул куда-то далеко. Это выглядело так, словно провинившегося кота сцапали за шкирку и выбросили вон. Молодой человек даже испытал мимолетное сочувствие к агенту. Внезапно сирены смолкли. Стало слышно мерзкое жужжание сервомоторов стального чудища, которое теперь тянуло манипуляторы к Марку. Прежде чем потерять сознание, Болчек еще услышал звонкий восхищений возглас избалованного мальчишки:
    — Вот это робот! Такого хочу!
    
    ***
    
    Его привело в сознание стойкое ощущение, что он находиться в пятом измерении. Когда Марк впервые совершал межзвездный перелет — в антипространстве у него появились неестественные подозрения, что он бывал в этой непорочной чистоте раньше много раз. Он чувствовал перемены ее настроение, как опытный дрессировщик чует тигра. Иногда веселая или печальная, упрямая или ласковая — эта странная невещественная белизна казалась Болчеку непостижимой для человека личностью.
    Сейчас антипространство было настороженно-возбужденным, что передалось Марку. Он открыл глаза: небольшая каюта, аскетическое убранство, одинокий стул возле кровати, привычное «ничто» за иллюминатором. Зачем он понадобился террористам?
    В коридоре послышались шаги. Болчек вскочил и поднял над головой стул. Люк отворился: в проеме показалась голова с копной курчавых черных волос.
    — А я всегда считал, что ты и мушки обидеть не сможешь, — удивленно промолвил вошедший парень. Он был в скафандре космодесантника, без знаков отличий. У пояса висел штурмовой бластер, а на плече громоздился деструктор.
    — Юлик? — выдохнул Марк, медленно опуская стул. — Это ты?
    — Стыдись! Позор! Друга детства не узнал!
    — Где ми? — хрипел в могучих радушных объятиях старого приятеля Болчек. — Почему ты здесь? Что происходит?
    Юлий отстранился. Его лицо осветила загадочная улыбка.
    — Это… ты подстроил? — внезапная догадка на миг лишила Марка дара речи.
    Старый товарищ самодовольно кивнул.
    — Там же люди погибли… Много…
    — Без жертв мир не спасти, — угрюмо произнес курчавый парень, отводя взгляд. — Прости, что так вышло: это вынужденные меры. В противном случае ты оказался бы в острых голубиных коготках. И тогда мы обречены.
    — О чем ты? — у Марка внезапно подкосились ноги, он опустился на кровать. Его друг придвинул стул, уселся рядом.
    — Когда-то давно, будучи наивными пацанами, мы мечтали о том, как изменим мир. Сделаем его лучше, чище, добрее. Выполем, словно вредные сорняки все зло, ложь, обман, несправедливость… — вспоминал Юлий, воодушевляясь с каждым словом. — Я делал, что мог. Хотя, понимал: этого слишком мало. Даже успешный теракт возле здания правительства Земной Федерации ничего не изменил. Ну, избрали новых уродов на место убитых министров. Покудахтали на конференциях о необходимых реформах. Система то не изменилась… Но, теперь все будет по-нашему!
    — Я не умею и не хочу убивать, — сильно побледнел Болчек.
    — Тебе и не придется, — усмехнулся Юлий. — Я следил за твоими подвигами. Большинство спасенных из пятого измерения — твоя заслуга. Только, зачем мелочиться? Не расходуй силы понапрасну. Надо спасать мир целиком!
    — Зачем я тебе? — тихо спросил Марк.
    — Только ты можешь разыскать в фантомной бесконечности антипространства «Ангел Справедливости». С помощью этого абсолютного оружия, мы схватим за горло зажравшихся олигархов и их межзвездные корпорации, — в голосе Юлия звенела искренняя убежденность. — Ампутируем в чиновничества гнойную гангрену коррупции. Построим новый прекрасный и светлый дом для всего человечества…
    — «Ангел Справедливости» — выдумка. Красивый поэтический миф, — сказал Марк устало. — Я не смогу найти того, чего не существует.
    — Ошибаешься. Он так же реален, как и мы с тобой. Его недавно видели!
    
    ***
    
    Они прошли в конец коридора жилой палубы. Юлий провел ладоней по сканеру отпечатков и открыл люк. Посреди каюты на полу храпел пожилой бородатый мужчина. До размещенной у стены койки он, видимо, добраться не успел. Рядом валялась пустая бутылка. Судя по этикетке — старомодный напиток с высоким содержанием алкоголя. Еще две бутылки и стакан аккуратно стояли под иллюминатором.
    — Надрался уже! А еще археолог! — зло процедил сквозь зубы Юлий.
    — Это — твой свидетель? — весело улыбнулся Марк.
    Хозяин корабля поспешил к стенному шкафу, отыскал аптечку. Припоминая всех чертовых родственников по материнской линии, зарядил пневмошприц сразу несколькими ампулами и всадил эту гремучую смесь в плече спящего.
    Тот застонал от боли, пошевелился. Медленно разлепил закисшие веки. Мутный взгляд не предвещал приятной беседы:
    — Чего вам?
    — Давид, расскажи ему все, — Юлий кивнул на друга детства.
    — Кто это? — вяло поинтересовался старик.
    — Мой друг, без которого мы ничего не найдем.
     Давид с явным разочарованием осмотрел Марка. Вероятно, старик ожидал увидеть супермена-громовержца, а не худосочного сутулого парня. Пьяница подтянул под себя ноги, кое-как уселся. Растер ладонями лицо.
    — У нас мало времени, — поторопил его Юлий, приседая на корточки рядом.
    — Он прекрасен… Похож на бутон розы в ожерелье острых ядовитых шипов, — мрачно проговорил старик. — Я видел его мельком, пару секунд, пока мы не переместились в обычное пространство. Это было три дня назад.
    — Уверенны, что это именно «Ангел Справедливости»? — уточнил Марк.
    — Молодой человек, я участвовал в раскопках на многих когда-то населенных планетах по всей Галактике и знаю больше толстозадых академиков.
    — Его действительно создали Предтечи? — недоверчиво прищурился Болчек.
    — Ты, вообще, имеешь представление о такой науке, как история? — внезапно вспылил пожилой алкоголик. — Юлий, кого ты мне привел? Неужели, умнее не нашлось?
    — Я слышал, что в Галактике когда-то были войны, — сказал в свою защиту Марк. — Но, подробностей никто не знает. Все давным-давно уничтожено.
    — Слышал он… — презрительно передразнил Давид. — Еще в докосмическую эпоху люди удивлялись: почему это к ним пришельцы с других планет не являются? Ведь должны же быть во Вселенной более старые и развитые цивилизации. И только когда мы вышли на звездные просторы — поняли, что некому было прилетать. Раскопки, сбор информации по крохам позволил в общих чертах восстановить картину прошлого.
    Старик помолчал, глубокомысленно скребя седую бороду.
    — Галактика была поделена меж двумя враждующими конклавами: Империей Единства и Альянсом Многообразия. Империя побеждала. Ее несметные флоты срывали, как кожуру с апельсинов, материки с планет противника. Но, перед самой гибелью Альянс создал абсолютное оружие — «Ангела Справедливости». Возмездие настигло Империю. Неуязвимый корабль превращал вражеские планеты в пыль и даже тушил звезды… А потом он внезапно пропал. Несколько уцелевших колоний некогда развитых цивилизаций скатились в каменный век и погибли, оставив нам свои хроники. В том числе и рисунки.
    — Надеюсь, теперь убедился, что тебе есть, что искать? — спросил Юрий у друга.
    — Да, — ответил Марк. — Но, я это делать не буду.
    
    ***
    
    Марк и Юлий сидели в удобных креслах пилотов командного отсека. Другие члены экипажа заняли свои места по соседству.
    — Почему упрямишься? Что тебя не устраивает? — в голосе хозяина корабля сквозила боль. — Я твой друг и хочу знать! Доверься мне!
    Болчек молчал, его взгляд был погружен в белесую даль.
    — Тебя интересует должность или денежное обеспечение в новом мире? Можешь не беспокоиться. Все будет по высшему разряду! За такой подвиг тебе памятники еще при жизни поставят. Лично распоряжусь.
    Марк оставался безучастным.
    — На том корабле, что летел Давид, было много пассажиров, видевших «Ангела». Власти уже все знают. Поэтому они хотели тебя сцапать, но я успел первым. Иначе офицеры СБЗФ сейчас душу из тебя вынимали бы…
    — Спасибо, — холодно поблагодарил Болчек.
    — Если корабль Предтеч не найдешь ты — его рано или поздно найдут они. Привлекут на поиски все свободные судна. Возьмут не качеством, так количеством. Представляешь, какая «демократия» начнется, если они станут его обладателями? Абсолютное оружие — абсолютная власть. Прошлая жизнь с ее неурядицами и бедами — покажется гражданам сладким благоухающим раем.
    — А когда «Ангел» попадет к вам — разве не потекут широкие кровавые реки во имя торжества нового порядка? — нехотя нарушил молчанку Марк.
    — Да, вероятно, некоторые жертвы будут, — кивнул Юлий. — Пока они не поймут всю безнадежность сопротивления. Не делай из этого трагедии. И сейчас, в мирное время, из-за недоедания и недолечения — умирает уйма народу. Иначе на ком бы жирные мрази деньги делали? Ты этих жертв не видишь?
    — Где гарантия, что ваша власть не пойдет по стопам старой?
    — Ты, мой лучший друг детства, не веришь в искренность моих намерений? — голос Юлия дрожал от негодования и обиды. — Считаешь, я предам идеалы добра и свободы ради корыстных личных целей?
    — Я тебе верю, — поспешил успокоить товарища Болчек. — Но, на твое место могут прийти другие. Ты тоже должен понимать возможные последствия необратимых действий. «Ангел», справедливости ради, стер в мельчайшую пыль кучу планет с миллиардами разумных существ. Нельзя повторять ошибки прошлого.
    — Мы не собираемся начинать геноцид галактического масштаба, — возмутился Юлий. — Только, припугнем оппонентов, если будет надо… Так, что ты решил?
    — Я не буду открывать ящик Пандоры.
    Хозяин корабля разочарованно откинулся в кресле, вяло подал знак рукой. За спиной послышались шаги. Висок Марка стало холодить дуло приставленного оружия.
    — Извини, интересы человечества превыше всего, — хрипло объяснил друг детства. — Без твоей помощи обойтись мы не сможем. Будь благоразумен. Все сделаешь правильно — останешься целым и невредимым. Обещаю.
    Болчек закрыл глаза. Ему снова не оставляли выбора. Подставить голову под плазмовый заряд — вот его будущее. Но, перед этим, он попрощается со своим удивительным партнером, помогавшим спасать потерпевшие бедствие корабли.
    Марк осознал странное ощущение. Пятое измерение беззвучно звало к себе.
    Внезапно откуда-то изнутри пришло понимание — все так и должно быть!
    Для людей антипространство — лишь инструмент для быстрых путешествий по Галактике, но и человек может служить для него инструментом, чтобы вытягивать из этого дивного существа стальные занозы своих кораблей. И, теперь, настала очередь самой большой и мучительной — корабля возмездия Предтеч. Но и допустить возможности нового Армагеддона тоже нельзя.
    Марк поднял отяжелевшие веки. Пальцы сами легли на сенсорную панель и стали медленно вводить нужные параметры. Юлий испытывающе смотрел на друга. Сейчас должно решиться все. Болчек знал, что второго шанса не будет. Благодарно улыбнувшись белой бесконечности в обзорных экранах, он нажал пуск.
    Корабль задрожал, словно в лихорадке. Вокруг заскрипело, застонало. Словно по мановению волшебной палочки появились странные черные конструкции-переборки, от соприкосновения с которыми корежилось все вокруг. Лопнули пол и потолок, деформировались стены. Человеческие крики тонули в адском скрежете металла. Два корабля прорастая друг в друга взаимно разрушались.
    А Марк чувствовал, что возвращается в родной уютный дом, где его давно ждут.

  Время приёма: 16:53 24.01.2016