22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Олег Лунин Количество символов: 22552
Конкурс № 36 (лето) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

y019 Бред и сказание Фатимы


    Надо же, всего 150 лет[1] понадобилось, чтобы окончательно разрушить этот мир. Землю наводнила чёрная желчь. Застлала глаза праведникам и подпитала грешников. Они повергли мир во тьму. Заставили его умирать. Оставили после себя лишь горящие памятники.
    
    - Блез, ты уснул?
    Молодой инженер дремал у своего пульта. Он слегка присвистывал и капал на пол слюной.
    - Блез, как меня слышно? У нас проблемы.
    Над динамиком на пульте мелькал огонёк. Инженер не спешил просыпаться. Голос звучал примерно на громкости клубного танцпола. При этом звук отскакивал от стен, будто в консервной банке. Блез воспринимал призывы проснуться как некий трек, исполняемый в его сне небесными диджеями.
    - Блез, если ты сейчас же не проснёшься, я включу сирену.
    Последнее слово заставило инженера продрать глаза. Блез навалился на пульт и чуть не разбил головой один из мониторов.
    - Я на месте. Извиняшки, я задремал.
    - Это и так видно на камере наблюдения. Мы с ребятами в Центре Управления уже третий день делаем ставки на то, какие сны тебе снятся. Что тебя сегодня не отпускало? Опять голые бабы?
    - Да я… я не помню. - Одну руку Блез держал на пульте, а второй наощупь заправлял кофейный автомат.
    - Бедняжечка. - Передразнил молодого инженера голос из динамика.
    Блез боялся слова “сигнал” не просто так. Коллеги из Центра Управления чуть не уведомили людей повыше. Тогда бы проект Блеза накрылся медным тазом.
    - Пока ты дрых, с твоего генератора сыпались совсем дикие показания. Какое-то постороннее излучение.
    - Фатимочка! - Воскликнул Блез. Он тут же вывел на монитор изображение со всех камер вокруг генератора. - Внешне всё нормально.
    - Если цифры на датчиках кривые, то нет. Не нормально.
    - Я сейчас пойду посмотрю.
    - Конечно, пойдёшь. Блез, - Голос из динамиков сделал паузу, а затем продолжил. - Ты достал. Мы скоро не будем дожидаться приказов сверху, а сами придём и поставим на твоём уровне обычный генератор ядерного распада.
    - Не надо мне ваших фишечек[3].
    - Мы никого не будем спрашивать, Блез. “Фишечки” сбоят не чаще двух раз в году. Твоё чудо доставляет проблемы уже вторую неделю.
    - Так ведь калибровочка… я же предупреждал, расчетики показывал… - Блез говорил как церковный мытарь. В перерывах между фразами он глотал тёплый кофе с привкусом пластмассы и кусал губы.
    - Результаты, Блез. Скажи спасибо, что на твоём уровне пока проблем не было.
    - И не будет. Не должно быть. - Блез выкинул картонный стаканчик в мусорную трубу и надел перчатки.
    - Твоё “должно” здесь никому не нужно. Парень, или ты доводишь до ума этот чёртов генератор, или мы разбираем его до винтика.
    
    Похоже, Отец наш действительно решил отвернуться от этого мира. Он не позволяет мне вернуться. Не желает никого видеть. Наверняка льёт слёзы на грешную землю. В кромешной темени капли стучат по испепелённой почве. Правда, я могу это лишь представить. Отец наш окутал меня чёрной вуалью. Мои глаза и уши закрыты, и я оплакиваю смерть этого мира вместе с Ним.
    
    Блез вошёл в технический отдел своего уровня. Воздушный фильтр, очиститель воды, микроклиматический контроллер и ещё ряд машин для поддержки жизни. Все они управляются компьютерами в техническом отделе, а само оборудование распределено по узловым точкам жилого отдела. Блез провёл диагностику - все системы в норме. Все, кроме одной.
    Для работы систем жизнеобеспечения, да и для потребностей жителей уровня необходима энергия. На момент постройки жилоскрёба[2] в технические отделы закладывали достаточно пространства, чтобы размещать там громоздкие генераторы ядерного распада. В итоге получалось столько места, что хватило бы на Апостольский дворец с площадью святого Петра и свободного хода миллиона паломников. И почти всё это место занимали энергоблоки. Генераторы ядерного распада - последнее достижение науки в сфере энергетики. Вероятность аварийных ситуаций снижена до одного фемтопроцента.
    Месяц назад Блез отправил в Центр Управления чертежи нового генератора. Основной блок занимал бы не больше места, чем двухметровый гроб. На следующий день Блезу прислали в ответ глупую рожицу. Тогда молодой инженер взял прототип генератора и свои выкладки и пришёл в Центр лично.
    - Блез, это бред. - Сказал руководитель техподдержки, когда инженер предложил продемонстрировать работу генератора.
    - Неверие - обратная сторона веры. Вы верите, что у меня ничего не получится. - Блез переключил обеспечение Центра с генератора ядерного распада на свой прототип. Ни одно устройство не отключилось. - Теперь вы верите в то, что это всё галюники. Что я на самом деле не отключал основной генератор. Можете подойти и убедиться. Тогда вы поверите и моим чертежам, и моим выкладкам.
    - Пусть так. - Сказал руководитель. Все в Центре успели убедиться, что Блез не мухлевал. - Но ты утверждаешь, что эта штука работает на вере? Как можно полагаться на такую эфемерную концепцию?
    - Человек всегда во что-то верит. Достаточно лишь собрать частичку энергии биохимической реакции, ответственной за веру. Часть - не всю. Люди не лишатся веры и умения верить. - Объяснил Блез. - И, пожалуйста, это не “штука”. Я называю её Фатимой[4].
    После этого инженер заменил основной генератор своего уровня на новый. В техническом отделе стало просторно - хоть картинную галерею размещай. Правда, заменить старые генераторы так и не удалось. По настоятельным советам Центра Блез не трогал резервные энергоблоки.
    Молодой инженер любил гулять по техническому отделу. Он засовывал руки глубоко в карманы штанов и насвистывал приходящие в голову случайные звуки. “Вот и ваш пастушок пришёл” - бормотал он перед мониторами. Иногда инженер приносил в технический отдел раскладушку и засыпал под гул машин. Кстати, благодаря одному из своих снов он и придумал Фатиму.
    
    В тот день, когда Центр вынес “последнее предупреждение”, Блез летелполупустым отделом. Он добежал до Фатимы и прислонил к ней руку. “Стоит всё-таки выпросить в Центре какой-нибудь карчик. Или велосипедик склепать.” - прошептал Блез. Инженер пощупал металлический саркофаг - температура в норме. Проверил герметичность трубок выпуска химического агента - порядок. Конвертер биоэнергии тоже работал исправно. Датчики, между тем, показывали те самые дикие цифры, о которых говорили с утра в Центре. Блез вздохнул и переключил один из резервных генераторов в режим основного питания.
    
    Похоже, кто-то всё-таки остался жив. Наверняка какая-нибудь истерзанная душа, лишённая последних крох человечности. Я слышу глухие шаги и удары по металлу. Грешник стучит по своему щиту, которым он закрылся от Отца нашего. Было бы разумно поставить на стезю праведности хотя бы одну, последнюю, заблудшую овцу.
    Меня не покидает ощущение, что я сама ослепла. Возможно, Отец разгневался, что я не явилась в этот грешный мир ранее. Быть может, он посчитал, что я должна остаться с людьми навсегда.
    Ещё голос! Дитя! Оно одно на всём белом свете взывает ко мне. Печаль, должно быть, совсем затуманила мой взор. Правда, я не могу явиться ей. Хочу, но не могу. Нужно обратиться к Отцу нашему.
    
    Джа стояла на коленях на заднем дворе родительского домика. Нашёптывая молитву, она оглядывалась по сторонам. Боялась, что её заметят.
    - Джа, ты посмотри, что у меня есть. – Пропищал чей-то голос.
    Девочка не отрывалась от своего занятия. На задний двор выбежал мальчишка. Он тяжело дышал и смотрел куда-то за угол дома. Затем он повернулся к девочке.
    - Джа, ты слышишь меня? Помоги, я сам не справлюсь.
    - Бог поможет. – Сказала малышка.
    - Не дури, он не станет опускать свои руки с неба, чтобы затянуть сюда того барашка.
    - Какого ещё ба... – Джа вскочила и подбежала к мальчику. Тот держал в руках оборванный кожаный поводок. Девочка закатила глаза и запричитала. - Фро, не укради! Фро, тебе простят всё, пойди да скажи, что украл его. Что похитил барашка. Скажи папе, что порвал поводок.
    - Да ты шутишь. – Мальчик присвистнул. – Я ни у кого ничего не крал. Пойди, посмотри – это старый барашек. Его собирались заколоть. Пастух сказал, что мне уже можно это делать.
    Фро достал из-за пазухи длинный нож. Мальчик повертел его перед глазами, рассматривая, как отражаются блики на лезвии.
    - Папа бы не разрешил. – Джа надула щёки.
    - Я его и не спрашивал. – Сказал мальчик. – Но когда у меня получится, все признают меня взрослым. Может я даже стану пастухом. Нам пора самим ухаживать за матушкой.
    - Да. – Джа опустила голову и заплакала. Фро стоял совсем близко, и слёзы капали на лезвие ножа. – Наш новый папа – злой человек.
    - Отчим. – Поправил мальчик. – Не "папа", а "отчим".
    - Но Фро, ты же понимаешь, что должен обратиться к папе.
    - Папы давно нет с нами.
    - Обратиться на небеса, как ты не понимаешь! – Девочка ревела всё сильнее и тёрла лицо руками.
    - Успокойся. Ты не убивалась так даже на папиных похоронах.
    - Да, потому что он навсегда остался со мной. И с тобой тоже. А ты не хочешь с ним разговаривать. – Лицо Джа приняло цвет креплёного вина.
    - Хорошо. Я поговорю с ним. Ты успокоишься и поможешь мне?
    Девочка кивнула. Фро бросил нож и опустился на колени. Затем он уставился на свою сестру. Джа тоже опустилась на колени и сложила ладони. Девочка зашептала молитву. Фро повторял за ней.
    
    Блез осмотрел каждый квадратный сантиметр Фатимы, но не нашёл ни одной проблемы. Тогда инженер ещё раз откалибровал датчики. Показания не изменились. Блез внимательно всматривался в каждую цифру. Он выпил ещё три стакана кофе.
    - Блез, что там с твоей машиной? – Центр вышел на связь по микрокоммуникатору. Инженер в это время в двадцатый раз считывал показания датчиков.
    - Видимых причин нет. Надо лезть внутрь.
    - Ошибся в своих вычислениях? – Голос из Центра звучал так, будто на провал Блеза поставили большие деньги.
    - Ошибок быть не могло. – Молодой инженер не изменился в лице. Он игнорировал насмешки людей из Центра. Блез быстро кусал губы, бегая взглядом по поверхности Фатимы. – Я могу чем-то помочь?
    - Конечно. Помоги себе. – Реакция Блеза явно разочаровала человека из Центра.
    Инженер выключил микрокоммуникатор и побежал к своему пульту. Он вернулся со стаканом кофе и ящиком инструментов.
    - Наверное, опять кривенько изоляцию наложил. – Бормотал Блез, выключая генератор. Фатима не слушалась. Генератор, как и раньше, пребывал в режиме ожидания.
    Инженер подождал десять минут. Ничего не изменилось, Фатима и дальше продолжала работать. Через пятнадцать минут он снова запустил отключение генератора – безуспешно. Никаких ошибок, никаких сбоев – он просто не реагировал на команды.
    - Интересненько... – Блез полез в отладку системы управления генератором.
    
    Жилой отдел на уровне Блеза делали под природу горных районов севера Пиренейского полуострова. Молекулярный принтер воссоздал форму гор, минеральный состав и химический состав почвы. Здесь высадили сочную траву, такую густую, что на ней можно было варить суп. Флористы посеяли на склонах эдельвейсы и рододендроны. Фаунисты склонировали коров, овец и птиц. Наконец, архитекторы воспроизвели оригинальное поселение. Небо проработали до деталей, даже добавили оптический эффект глубины. Как результат, местные через пару недель не могли отличить свою родную деревню от репродукции на уровне.
    - Стань за угол и следи, чтобы никто не шёл. – Сказал Фро, оседлав барана.
    - Нас всё равно обнаружат. Когда начнёшь, мы... не спрячем ничего.
    - Сами можем спрятаться. – Фро посмотрел на лицо своей сестры. Девочка вновь надула щёки. Тогда мальчик добавил. – Помолись за меня.
    Джа кивнула и тотчас же просветлела. Она опустилась на колени. Одним глазом девочка поглядывала за угол, а второй закрыла.
    Баран не волновался. Фро засунул ему в рот пучок травы и надавил на зад, чтобы животное село.
    - Он уходит, ни о чём не жалея. – Сказала Джа, не вставая с колен.
    - О чём может жалеть глупый барашек? – Засмеялся Фро.
    - Все мы грешные. Помнишь бурые пятна на земле соседского дома? Там было много мучений. Они зарезали курицу. Она была напугана, в смятении. Ей отрезали голову, а тело вырвалось и побежало по двору.
    - Фии... – Фро поморщился. – Ты подглядывала за ними?
    - Нет. Просто я знаю. Я много знаю. – Джа снова перешла на шёпот и продолжила молиться.
    Баран запрокинул голову. Он словно знал о своей смерти, хотел в последний раз увидеть солнце. Пусть это и был лишь яркий светильник, размещённый над жилым отделом.
    Фро ухватился за рог барана и полоснул ножом по горлу. Животное дёрнулось и рухнуло на землю. Траву забрызгало кровью.
    - Стойте! Что вы делаете?! – Воскликнул голос позади мальчика. Фро повернулся, не выпуская из рук бараний рог. На детей смотрела призрачная фигура. Её словно облили желтком.
    - Я знаю, вы эта... как её... голая... голая... грамма. Голая грамма. – Сказала Джа, подойдя к фигуре. – Вы мистер Блез, да?
    - Мне не ведомо, о ком вы говорите. – Сказала фигура. Она с каждой секундой выглядела всё отчётливее. Это был мужчина в официальной одежде – пиджак, брюки и туфли. Он носил солнцезащитные очки и микрофон-наушник. На голове – зачёсанная жидкими волосами лысина. – И я совсем не гол. Мальчик, отпусти агнца.
    - Кого? Его? – Фро отпустил бараний рог и спрыгнул на землю. - Я сделал всё правильно. Сейчас позову пастуха, и мы вместе его разделаем. Я буду настоящим мужчиной.
    Мальчик сиял. Он вытер лезвие ножа о штаны и стал пускать себе в глаза солнечных зайчиков.
    - Он хотел умереть. – Кивнула Джа. – Это не агнец Божий.
    - Это нечестивый символ.
    - Это тварь Божья. – Возразила Джа. – Была такой только что. Потом умерла.
    - Но разве вы не собирались взять её череп и...
    - Зачем? – Перебил фигуру Фро. – Я уже сказал, что мне нужно.
    - И ты не врёшь. – Фигура на секунду задумалась. – Меня зовут Майк.
    - Ты привидение, Майк? – Спросил Фро.
    - Нет, не говори так. – Джа крикнула на брата и покраснела. Она повернулась к фигуре. – Майк, а как же твои крылья? Твой пламенный меч?
    - Верно, дитя моё, я ангел. – Майк поклонился. – Мне приходится принимать тот вид, который будет понятен и привычен всем. Сейчас каждое дитя знает, что летать можно и без крыльев, и что лазерный пистолет разит вернее меча.
    - Почему ты пришёл? Мы в опасности? – Спросила девочка.
    - Я думал, что вы двое в опасности. – Майк почесал затылок. – Но есть проблема и посерьёзней.
    - Никто не верит. Не молится.
    - Господь всех простит. – Улыбнулся Майк. – А ты показала, что можешь вернуть людям веру.
    - Это не она, это мама. – Вмешался Фро. – Мама её учила. Пока я пытался стать настоящим мужчиной.
    - Перестань! – Джа ещё сильнее покраснела и надула щёки.
    - Дети мои, не пререкайтесь. Мне нужна ваша помощь. Вы должны объяснить старосте вашей деревни, что у меня срочное дело к инженеру Блезу.
    
    Фатима не выключалась. Блез отладил все управляющие программы и не нашёл ни единой ошибки. Программа выключения выполнялась, но ничего не происходило.
    - Нельзя разбирать саркофаг, пока поддерживается хотя бы минимальный уровень конденсации биоэнергетических компонент. Нельзя... – Блез бормотал себе под нос. Он отключил управляющий генератором компьютер от сети, а затем включил его обратно. Блез наблюдал за работой системы и одновременно изучал свои выкладки.
    - Это крайний случай. Ошибки быть не могло. Хотя стоит всё-таки ещё раз посмотреть на коэффициенты в уравнении связывания биохимической энергии.
    
    - Детка, ты бредишь. – Староста улыбнулся и протянул Джа леденец. – Возьми, скушай, тебе полегчает.
    - Вы должны его выслушать и вызвать мистера Блеза. Поверить, выслушать и вызвать. – Джа топнула ножкой.
    - Успокойся, успокойся. – Староста порылся в ящике своего стола и достал оттуда капсулу. – Вот, выпей, всё хорошо будет.
    - Послушайте её. – Вступился за сестру Фро.
    - Ей тяжело, мой мальчик. Всем нам тяжело было переезжать в жилоскрёб из родной деревни. – Староста повернулся к девочке и погладил её по голове. – А у тебя ведь ещё и отец скончался. Джа, нам теперь намного легче. У тебя есть новый папа. Мы никогда не будем голодать. Нашу деревню никто не тронет и не разрушит.
    - Люди построили... – начала было Джа, но староста перебил её:
    - Вавилонские башни? Знаешь, детка, во всём мире не зря отказались от религии. Убрались подальше от храмов, от книг со злобными пророчествами. Всем стало лучше жить.
    - Вы не понимаете. Никакие не башни. Бог... он всегда с нами, тут. – Девочка приложила руку к груди. – Люди злились, потому что по-разному его называли. Потом все от него отвернулись.
    - Джа, во всём мире дети научились уважать старших. А ещё принято никому не навязывать своё мнение.
    - Ангел Майк сказал, что у нас проблема. Серьёзная проблема.
    - Если он ангел, то сам сможет её решить. Детка, у меня дела, извини.
    Староста уселся в кресло и повернулся спиной к детям.
    - Вы ведь сами верите. И молитесь. – Сказала Джа. – Поздно ночью под свет лампы. Складываете ладони и молчите. Не знаете, что сказать.
    - А ещё крестик. Я вытащил из вашего стола. – Фро виновато смотрел в пол.
    - Пусть так. Но я не могу навязывать своё мнение другим. Свою веру. Не могу.
    - Может, им и не нужно ничего навязывать. – Предположила Джа.
    
    - Ну вот, пожалуйста. – Блез кусал губы и смотрел на свои выкладки. – Здесь я отбросил побочные факторы. Но это ведь ничего не объясняет. Почему управляющий компьютер глючит?
    Блез встал, сложил руки на груди и заговорил громко. Он как проповедник, читал и вслушивался в эхо от своего голоса.
    - Предположим, побочные факторы действительно нужно было учитывать. Остальные выкладочки правильные. Только это. Получается, что побочные факторы как-то повлияли на программу управления? Или на подключение компьютера к генератору? Тогда физическое воздействие. Насекомые? Мошки, комарики, таракашки... Нет, тут всё стерильно. Песок, примеси? Излучение? Нет, всплыло бы в уравнениях.
    - Мне кажется, мы сможем вам помочь. – Сказал староста, войдя в технический отдел.
    - Сюда нельзя. Извините, двери забыл закрыть. Думаю, не мешайте. – Сказал Блез. Он не поворачивал голову и смотрел на саркофаг.
    - У вас проблемы. С Фатимой. – Пропищала Джа. Она вбежала в зал вместе с другими детьми и жителями деревни.
    - Так и есть. Программка управления не срабатывает, а на датчиках левые циферки. – Пробормотал Блез. – Ничего, я запустил резервный генератор, мы поставим обратно старый, а я сяду за выкладки.
    - Вы тоже верите. По-другому бы не додумались до такой машины. – Сказала Джа.
    - Верю. В расчетики я тоже верил. Как-то не сложилось. – Блез повернул голову и сказал старосте. – Идите. Мне по голове настучат за то, что я вас впустил.
    - Главное – кого ты впустил в своё сердце. – Перед саркофагом появился Майк, окутанный всё тем же сияющим жёлтым ореолом.
    - Что это? Вид работника ЦРУ и фразы как в дешёвом кино? – Возмутился староста. – Это и есть твой ангел?
    - Да, аз есмь. – Сказал Майк. – Вид и фразы какие есть. Вы же привыкли называть обсуждение фундаментальных истин "пафосом". Здесь решаются действительно серьёзные вещи. – Майк повернулся к Блезу. – Знаете, что сделали ваши "побочные факторы"?
    Инженер не ответил и обошёл вокруг Майка. Он рассматривал фигуру ангела.
    - Программу испортил я. – Продолжил Майк. – Создал помехи на самом низком уровне.
    - Конечно, и потом на датчиках всякая фигня... – Блез широко раскрыл глаза. – Но где источник помех?
    - Я не смогу объяснить это понятным тебе языком, сын мой. Скажем так, ты не учёл всех свойств веры. Ты расписал химию, но пренебрёг метафизикой.
    - Бред. Метафизику уже давно разобрали по винтикам. Современная физика отлично поясняет все явления.
    - Ты не додумался, что помехи вообще были. Но ты и не мог додуматься до этого, мысля терминами теоретической физики. А дело всё в том, что, концентрируя веру, ты осуществил её материализацию. И потому сейчас в твоём сверхпрочном защитном саркофаге застряла Святая Дева!
    Селяне обступили саркофаг. Джа и Фро опустились на колени. Дети шептали молитву.
    - Она в печали. – Сказала девочка.
    - Мне посчастливилось материализоваться вне генератора. – Сказал Майк. – А теперь давай покончим с этим.
    Ангел исчез. Блез пожал плечами и запустил программу отключения генератора. На этот раз Фатима послушалась своего создателя. Инженер достал нужные инструменты и распечатал саркофаг.
    
    Я и правда ослепла. Люди бросили слово, бросили символы и убежали в свои грешные грёзы. Я не видела, не хотела видеть их лица.
    Теперь всё встало на свои места.
    
    Селяне опустились на колени перед образом Пресвятой Богородицы. Даже Блез отвесил ей поклон. Она, как и Майк, явилась ярко-жёлтой призрачной фигурой. Дева Мария носила балахом с капюшоном и короткими рукавами. Её лицо нельзя было назвать ни красивым, ни уродливым, но достаточно было лишь встретиться с ней взглядом, чтобы полюбить. Так нежно мать смотрит на спящего ребёнка. Таким взглядом прощаются с миром старики, окружённые любовью своих детей.
    - Я была слепа, дети мои. – Сказала Мария. – Я не могу вас более предостерегать, потому что вы видите больше моего. Бог не покинет вас – и вы не покидайте его. Более мне нечего сказать.
    - А где же Майк? – Спросил Фро, подняв взгляд на Деву Марию.
    - Майк вернулся на небеса.
    - И это всё? Ради этого надо было народ собирать? – Воскликнул староста.
    - Вообще-то, я серьёзно накосячил с генератором. – Сказал Блез.
    - Мы пришли, чтобы не забыть! – Взвизгнула Джа.
    - В устах младенца вы слышите истину. – Мария кивнула. – Я могла вести вас, когда вам это было нужно. Но теперь люди сами ведут себя в будущее. Вам не нужна моя помощь. Я могу лишь предупредить про те муки, которые ожидают грешников, но вы и так об этом знаете[5].
    С этими словами Дева Мария исчезла.
    
    - Добрый. Да, доктор Блез у аппарата. Выступить с докладом на вашей конференции? Запросто. Сразу предупреждаю - демонстрировать или продавать прототип своего генератора я не собираюсь. И вам того же. До свидания.
    Блез купил себе новый галстук и рубашку в клетку. Он защитил диссертацию и докторскую заочно, ответив на все вопросы комиссии в лице работников Центра Управления. Теперь уже бывший инженер уничтожил все данные о прототипе Фатимы, и сам прототип.
    Его ассистент, Фро, занимался изучением метафизики веры, и готовил расчёты для более масштабного применения генератора своего учителя без всяких побочных факторов.
    Когда Блез исправил технические ошибки в реализации Фатимы, он заменил все генераторы на своём уровне. Оставшееся место заняла художница Джа. На её выставку собирались люди со всего жилоскрёба. Говорят, что улыбку Девы Марии она изобразила куда более мастерски и загадочно, чем да Винчи - улыбку Моны Лизы.
    
    [1] Речь идёт о 150 годах после предсказания в Фатиме. В 1917 году в местечке Фатима в Португалии Дева Мария являлась трём детям. Одна из них, Лусия Сантуш, стала монахиней и пересказала всё произошедшее духовенству.
    [2] Англ. Nuclear fission - ядерный распад.
    [3] Англ. Habscraper, Habitation Skyscraper - небоскрёб с системой жизнеобеспечения. Предназначен для проживания нескольких миллионов людей в искусственно воссозданной среде обитания.
    [4] Англ. Faith Transformation Machine, FaTMa – "машина для преобразования веры".
    [5] Первое, что показала Дева Мария детям в Фатиме - видения ада.

  Время приёма: 02:44 30.06.2015