22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Саламандра Количество символов: 31702
Конкурс № 36 (лето) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

y011 Озарение


    

    Том Келлоу исправно нёс вахту.
    Он сидел в кресле второго пилота и задумчиво разглядывал ряды кнопок и тумблеров на панели управления. По корабельному времени перевалило за полночь, весь экипаж спал, а корабль продолжал разрезать черноту, стремясь вперёд и вперёд, чтобы в конце концов доставить своих пассажиров и груз к какой-нибудь далёкой планете.
    Покрутив регулятор, Том сделал освещение в рубке чуть ярче и задумался: а какой окажется планета, к которой они везут груз – огромный ящик, плотно сколоченный и маркированный МСЛ-28? Откинувшись на спинку кресла, он начал представлять, что может ждать их по прибытию. Необитаемая планета с несколькими базами? Планета-вечный-праздник, где процветает индустрия развлечений, и каждый день пестрит карнавалами и гуляниями? Тёплая аграрная планетка с мягким климатом? Вариантов множество, кто знает, какой из них верный. Хотя… Келлоу потянулся к одной из панелей и,  просмотрев введённые в автопилот координаты, начал по ним поиск. Зачем гадать, если можно посмотреть? Он знал название места, куда они летели, что-то далёкое и незнакомое, но никак не мог вспомнить его, вот сейчас бортовой компьютер всё покажет.
    «Ошибка. Информация не найдена».
    Том удивлённо вскинул брови и ещё раз ввёл координаты. «Ошибка. Информация не найдена».  Скука сразу же была позабыта, как и желание фантазировать о будущем.
    Ещё несколько запросов не дали никакого результата.
    В коридоре послышались шаги, и Келлоу отпрянул от монитора. Бессонница обычно мучила только одного человека на корабле.
    – Капитан, сэр, – Том вытянулся во весь рост, когда приземистая фигура Гарри Дрейка показалась в дверном проёме.
    – Сиди-сиди, – махнул рукой капитан, – мне не спится. Составлю тебе компанию.
    Под его глазами залегли тёмные тени, Дрейк выглядел усталым, но тон его был вполне дружелюбным.
    – Ну, как твоя вахта?
    – Никаких происшествий, сэр. Корабль следует назначенному курсу. Будем на месте через восемь часов.
    Выдав это на одном дыхании, Том помрачнел. Всего через восемь часов.
    – С тобой всё в порядке?
    Пристальный взгляд Дрейка скользнул по Келлоу, переместился правее и остановился на экране монитора, где так и висело уведомление о том, что информация не найдена.
    Том кивнул, хмуря брови.
    – Да, капитан, всё в порядке. Я, – он проследил за взглядом Дрейка, – я хотел посмотреть на пункт нашего назначения, но, видимо, база данных устарела или какие-то проблемы с бортовым компьютером, потому что уже в который раз я не могу ничего найти.
    – Что значит, не можешь найти?
    Капитан подошёл ближе, и Келлоу затараторил:
    – Я выполнял поиск по координатам, но вот, посмотрите, – его пальцы быстро пробежали по панели, вводя уже выученную наизусть комбинацию цифр, – компьютер выдаёт только это.
    Уведомление об ошибке мигнуло и снова появилось.
    – Странно. А поиск по названию не пробовал?
    – Нет, – Том смущённо качнул головой, – к моему стыду название планеты совсем вылетело у меня из головы.
    – Тогда давай попробуем, – вздохнул Дрейк. Его коротенькие пальцы резво потянулись к панели и замерли над ней. Капитан нахмурился. Он смотрел на свои руки и хмурился всё сильнее, будто что-то не давало ему совершить задуманное, а затем резко отошёл назад. – Ты говоришь, что не помнишь название? Как ты сказал?
    – Из головы вылетело, сэр, – повторил Келлоу, непонимающе поджимая губы.
    Несколько мгновений капитан молчал, а затем распорядился:
    – Посмотри в бортовом журнале. Доложишь по внутренней связи.
    И с этими словами Дрейк вышел из рубки.
     
    Гарри Дрейк всегда отличался хладнокровием и способностью не терять головы в любой ситуации. Ему было чуждо понятие «спешка» и «на скорую руку», он не спешил как в принятии решений, так и в том, что касалось каких-либо заключений и выводов. Хотя то, что бортовой компьютер отказывался выдавать информацию по месту прибытия, ему не понравилось. Ещё больше капитана насторожило только то, что как не пытался он не мог выудить из памяти название планеты или хотя бы системы, к которой они стремительно приближались.
    Вернувшись в каюту, он нацепил на ухо гарнитуру и принялся просматривать свои личные записи.
    – Келлоу, что у тебя?
    – Сэр. В бортовой журнал внесены только координаты и информация о грузе, больше ничего.  Распоряжения?
    – Пока никаких. Отбой.                                                                            
    Дрейк упрямо и методично проверял все свои записи, и когда дошёл до сделанных ещё до начала полёта, тихо чертыхнулся. Ни одного упоминания о планете. Что за чертовщина такая?
    Взлохматив волосы на затылке, он принял решение:
    – Келлоу?
    – Да, сэр?
    – Буди всех. Собираемся в кают-компании.
     
    Разбуженный после четырёх часов сна, Джейми Моррис мечтал только об одном – снова оказаться в тёплой постели. За столом рядом с ним сидел механик Туро, ещё более сонный и помятый, чем сам Моррис. Хотя, что касается Туро он всегда выглядел довольно помято.
    На стуле напротив развалился доктор Глот, аккуратно помешивающий чай в маленькой тёмно-синей чашечке. В его огромных и неуклюжих на вид руках посуда выглядела игрушечной. Тем не менее ложечка бесшумно выписывала круги, ни разу не задев чашку.
    Когда вошёл капитан, все молча поднялись с мест.
    Моррис знал только то, что произошло что-то из ряда вон выходящее, но не настолько серьёзное, чтобы их будил сигнал тревоги, а не вкрадчивый голос Келлоу.
    Кроме как о причине внезапного подъема спросонья говорить было не о чём, и к этому моменту присутствующие  члены экипажа и словом между собой не перекинулись.
    Дрейк занял место во главе стола. Все сели. Глот с негромким звяканьем отложил ложку на блюдце, и капитан заговорил:
    – Все знают, что мы почти на месте и скоро доставим груз.
    – Часов через семь, если не ошибаюсь, – зевнул Туро, глядя на наручные часы.
    – Через семь часов десять минут, – кивнул Дрейк. – Все уже решили, как проведете время на планете? Мы задержимся там на день-другой.
    Немая пауза сменилась почти синхронными вздохами облегчения. Механик подпёр голову рукой, лениво улыбаясь, а Джейми хмыкнул, пожимая плечами:
    – Кэп, вы ради этого нас подняли? Нет, это хороший вопрос, но я, например, ещё не придумал, что буду делать.
    – А я зависну в какой-нибудь забегаловке, хочу отвлечься от всего, – рассеянно подал голос Туро.
    В глубине души Моррис знал, что ради такой ерунды никто не стал бы поднимать весь экипаж, но как бы ему хотелось, чтобы капитан сейчас рассмеялся и признался, что просто пошутил.
    Внезапно его внимание привлёк доктор. Тот дольше всех летал с Дрейком, и кто знает, что такого он видел сейчас в глазах капитана, но Глот внимательно смотрел на него с какой-то мрачной отрешённостью, и Джейми чётко осознал: шансы на то, что это действительно просто шутка, равны даже чему-то более ничтожному, чем миллион нулей.
    – А ты уже выбрал эту свою забегаловку? – спросил Дрейк, складывая руки на столе в замок.
    Механик качнул головой и плавно убрал руку на стол, чувствуя изменившееся настроение разговора:
    – Нет, незачем выбирать заранее. Я уверен, там будет большой выбор.
    – Какой же выбор забегаловок на аграрной планете? – хмыкнул капитан без намёка на веселье. – Боюсь, выбора вообще может не быть.
    В этот момент в кают-компанию проскользнул Келлоу и, чуть слышно пробормотав «Капитан, сэр», занял последний свободный стул рядом с доктором.
    Туро перевёл взгляд с Келлоу на Дрейка. Моррис отчётливо видел его растерянность, когда тот осторожно спросил:
    – Разве мы летим на аграрную планету?
    – Вот так-так, а ну-ка, Моррис, просвети товарища, на какую планету мы летим.
    Джейми замер под взглядом капитана. Просьба-приказ показалась ему крайне странной, но он потёр шею и пожал плечами.
    – Слушаюсь, кэп. Планета уж точно не аграрная, насколько я помню. Это планета… – Моррис напрягся и открыл рот готовясь произнести всем знакомое название, но понял, что не знает его. Несколько мгновений он шарил глазами по столу, пытаясь найти ответ, но потерпел сокрушительное поражение. – Хм, – протянул он недовольно, – хм, название вылетело из головы, простите, кэп. Могу назвать координаты.
    В этот момент он заметил, как Келлоу вздрогнул и в защитном жесте скрестил руки на груди, с обречённым видом поджимая губы, будто слова Морриса были самым ужасным, что он мог услышать. Впрочем, Том часто впадал в крайности. Чего только стоила эта его тяга к болезненному соблюдению субординации. Наверняка это внеплановое собрание посреди корабельной ночи кажется ему началом конца света. Это заставило Джейми усмехнуться.
    – Боюсь, забавного в твоей забывчивости мало, Моррис, – осадил его Дрейк. – Глот?
    До этого доктор бесшумно пил чай, и когда он отставил чашку, она оказалась пуста.
    – Только со мной не пытайся шутить, как с этой зеленью, – ухмыльнулся он. – Я тоже не назову тебе название планеты. Всё, что я помню, это координаты. На остальных воспоминаниях белое пятно.
    – Хорошо, хоть не «из головы вылетело». – Дрейк развёл руками: – Что ж, я нас поздравляю, друзья. Кажется, никто на этом корабле не знает, куда мы летим. Вернее, уже не летим. Келлоу?
    – Капитан, сэр. Корабль дрейфует, как вы и распорядились.
    – Что значит «дрейфует»? У нас же груз и сроки, – Моррис непонимающе вскинул брови.
    Но, кажется, он был единственным, кого это заботило.
    Туро вскочил с места, словно щуплая пружинка, и встал позади своего стула, сжимая облупленную спинку пальцами:
    – Кэп, это как? Как это никто не знает? Ну, допустим… Допустим название просто незапоминающееся, такое бывает. Как у людей лица есть такие, что посмотрел на кого-то и через пять минут ты не узнаёшь его. Но записи должны были остаться. У нас отличная система безопасности, есть, конечно, шанс, что кто-то её обошёл, но он очень невелик.
    – У меня нет ответов, ребята, но дело обстоит так. Всё, что у нас есть сейчас, это координаты места назначения, – Дрейк загнул палец, – огромный ящик в грузовом отсеке, – ещё один, – и массовая амнезия, - капитан загнул третий палец. – Бортовой компьютер молчит, журнал пуст, мои личные записи тоже. Спасибо Келлоу, что он вообще заметил это упущение. Без необходимой информации мы летим в никуда. Предложения?
    Новость была настолько неожиданной, что не все сразу нашлись с ответом. Первым заговорил доктор:
    – Логично было бы выйти на связь с заказчиком перевозки и уточнить информацию у него.
    – Я попытался, – кивнул капитан, – пока никто не отвечает. Но мы продолжим попытки.
    – Это всё похоже на заговор, капитан, сэр. Например, груз настолько важный и место его доставки настолько секретно, что нам каким-то образом стёрли память. Понятно, что без всех данных мы не согласились бы работать, поэтому нам их дали, а потом ненужное стёрли, оставив только координаты, без которых мы не сможем доставить груз.
    Джейми фыркнул:
    – Ну вот ещё! Слишком много возни. В таком случае, я на месте заказчика дал бы нам всю необходимую информацию, а по прибытию перебил всех. А что, если связаться с заказчиком не получится?
    – Если не получится, то остаётся два варианта, – Туро снова отодвинул свой стул и сел, наклоняясь над столом. – Либо мы летим назад, либо надеемся на удачу и продолжаем следовать заданному курсу.
    – И не будем забывать, что если мы вернёмся, то денег не увидим, потому что все сроки доставки будут нарушены, – добавил Моррис.
    На удивление Глот его поддержал:
    – Он прав: мы итак на мели. В медотсеке уже давно исчерпались кое-какие запасы, пора бы их обновить. К тому же возвращение – это ещё полтора месяца в космосе. С другой стороны, если продолжим двигаться в направлении этих мистических координат, есть шанс, что всё обойдётся. Но я бы не стал слишком на это надеяться.
    – Есть и третий вариант.
    Все взгляды обратились к Келлоу.
    – Найти ближайшую планету или станцию и отправиться туда, чтобы подождать ответа от заказчика. Нам должны ответить рано или поздно. Возможно, скоро всё прояснится, и мы доставим груз вовремя.
    Дрейк потёр подбородок и кивнул:
    – Голосуем.
    – Ждём.
    – Подождём.
    – Ждём.
    – Согласен. Ждём.
    – Единогласно, – подытожил капитан.
    Моррису исход голосования очень понравился. Скоро можно будет ступить на землю, ну или хотя бы выбраться ненадолго из корабля, а главное, если всё обойдётся, скоро им заплатят.
     
    Все зашумели, поднимаясь с мест, но было в этом шуме что-то лишнее, что-то такое, что настойчиво привлекало внимание механика. Он зажмурился и прислушался.
    – Эй, Туро, – окликнул его низкий голос Глота, – с тобой всё в порядке?
    Механик мотнул головой и открыл глаза. Быть этого не может.
    Привлечённые окликом доктора, все смотрели на Туро, остановившись на полпути к выходу из кают-компании. В этой напряжённой тишине он отчётливо слышал, как работают двигатели.
    – Келлоу, ты сказал, что корабль лёг в дрейф?
    Том вытянулся по струнке, готовясь держать словесную оборону:
    – Так точно.  Корабль дрейфует.
    – Нет, – покачал головой Туро, – нет, двигатели работают, я слышу.
    Он торопливо обошёл стол и поспешил в рубку управления.
    Вначале бортовой компьютер не выдаёт информации о планете, теперь двигатели запускаются сами по себе. Механик не был суеверным, но по опыту знал, что когда сдаёт что-то одно, за одним следует другое.
    Он остановился у приборной панели. Как он и ожидал, приборы показывали, что оба двигателя работают на полную мощность, с каждой минутой сокращая расстояние до призрачной планеты с координатами вместо названия.
    Вошедший в рубку капитан даже не стал ничего спрашивать. Вслед за его тяжёлым вздохом послышалось крепкое ругательство подоспевшего Морриса.
    – В чём может быть причина? – мрачно спросил Дрейк, и Туро пожал плечами, пробегая пальцами по панели и просматривая недавние команды кораблю:
    – Келлоу действительно отключал двигатели, мы дрейфовали пять с половиной минут, а затем автоматика снова всё запустила и вернула корабль на прежний курс. Но я не вижу ни следа изменения настроек и того, что кто-то задавал подобную команду перезапуска. Возможно, это программный сбой, других причин не вижу. Или же в экипаже есть гений, который смог сделать своё вмешательство в систему незаметным для обнаружения.
    – Вмешательство снаружи?
    – Очень маловероятно, но исключать полностью тоже нельзя.
    Моррис подошёл к монитору и тихо пробормотал:
    – Чертовщина какая-то…
    – Не упоминай, – так же негромко отозвался Туро, просто чтобы не молчать. Он спиной чувствовал, как в рубке нарастает напряжение. Мысль о том, что среди слаженной команды может быть предатель, казалась на первый взгляд абсурдной, а на второй – вполне возможной.
    – Ладно, – капитан откашлялся и чётко проговорил, не позволяя сомневаться, что отдаёт единственно верный приказ: – Келлоу, ложи корабль в дрейф. Затем найди ближайшую планету и задавай курс на неё. Предпочтение отдавай обитаемым, но негусто заселённым.
    – Есть.
    Механик отошёл, освобождая место второму пилоту. Келлоу сосредоточенно набрал команду заглушить двигатели, но ничего не изменилось. Туро всё так же слышал знакомый мерный гул. Показатели приборов не изменились. Келлоу болезненно выпрямился в кресле, снова повторяя команду. Но корабль не отвечал.
    – Если проблема в бортовом компьютере, ты можешь починить его?
    Туро посмотрел на Дрейка, ожидающего ответа, и нахмурился:
    – Нет, чтобы осмотреть аппаратную часть, придётся его отключить. Я очень не рекомендую делать это в полёте. Отключатся все приборы, и если в это время случится что-то требующее вмешательства, мы ничего не сможем сделать. А сканирование системы займёт около часа, но мне кажется, что это пустая трата времени. Если кто-то влез в наш компьютер, то он прекрасно умеет заметать следы, и мы ничего не найдём.
    – Аварийное отключение всех систем, кроме жизнеобеспечения? – неуверенно предложил Келлоу. – Свяжемся с ближайшей базой и попросим прислать кого-то за нами.
    – Кэп, позволь? – Глот, до этого только молча слушавший, поймал взгляд капитана и тот кивнул. – Келлоу, попробуй связаться с заказчиком ещё раз.
    Попытка не дала результата, и тогда доктор предложил:
    – А теперь найди ближайшую базу и пошли им сигнал SOS.
    – Компьютер не отвечает на…
    – Он не отвечает при попытке вмешательства. Пробуй задать поиск.
    Келлоу засопел и развернул поиск. Через несколько мгновений на мониторе отобразились данные о базе на планете-карлике неподалёку. На этом система перестала сотрудничать: любые попытки связи оставались без ответа.
    Это было то, чего ожидал механик – вторая неполадка. Дело было не в том, что заказчик не отвечал на сообщения, а в том, что это сообщения просто не доходили до него.
    – Значит, проблемы две: нет связи, и компьютер не слышит команд. Нам не дают выбора. Мы летим к месту назначения, – Туро посмотрел на часы, – и у нас чуть больше шести часов.
     
    Оставаться в рубке было бессмысленно: автопилот упрямо вёл корабль к неизвестной планете, и любые попытки повлиять на этот процесс или остановить его ни к чему не приводили. Экипаж вернулся в кают-компанию. Всё, что было в их силах, это строить догадки и пытаться найти ответ до того, как точка невозврата будет пройдена. Этот момент должен был наступить, как только корабль войдёт в гипер-тоннель В-460. Следующая остановка после него – пункт назначения.
    До входа в тоннель оставалось полтора часа.
    – Как ни крути, а мы не сможем никуда сбежать с корабля или с кораблём, – твёрдо сказал Дрейк, пресекая отчаянные попытки Келлоу подбросить ещё одну идею чудесного спасения. – Всё упирается в связь. Используем аварийное отключение – и будем болтаться в космосе, пока по счастливому случаю нас не найдут. В теории, нас вообще могут не найти или найти слишком поздно. Спасательные капсулы ждёт та же участь. Хотим мы или нет, нам придётся идти до конца.
    – И что же, нам просто сидеть и ждать? – подавленно пробормотал Моррис.
    – Я отпускаю всех, кто захочет попытать счастья в капсуле, – капитан обвёл всех присутствующих тяжёлым взглядом. – Требовать от вас просто сидеть и ждать, как правильно заметил Моррис, я не могу. Никто не примет это за трусость, никто никого не осудит за желание жить и, возможно, вам повезёт спастись. Не думаю, что сейчас время геройствовать. Время принять для себя решение. Я искренне пожелаю удачи всем, кто захочет покинуть корабль. Вы можете заявить о своём желании сейчас или в любой момент до того, как мы подойдём к тоннелю. Думайте. Я желаю вам не ошибиться.
    Доктор смотрел на Дрейка и видел, как тяжело даются ему эти слова и насколько капитан измотан мыслями. Никто не упоминал о том, что заказчика на перевозку этого груза нашёл именно он. Впрочем, все наверняка помнили очень мало, как и сам Глот. Ровно столько, чтобы быть уверенным в существовании этого самого заказчика, кем бы он ни был, и в том, что привёл его Гарри Дрейк. Если на борту и был предатель, то доктор поставил бы на капитана в последнюю очередь. Не потому, что они были старыми знакомыми и хорошо ладили, не потому, что летали вместе больше десяти лет, а из-за того, что подделать чувство вины в глазах довольно непросто. По этому Глот ставил Дрейка в конец списка подозреваемых, но не исключал из него: вина может быть разной и её причина тоже.
    Если кого-то и заинтересовала возможность убраться с корабля, то никто не подал виду. Доктору подумалось, что если кто и захочет бежать, так это Келлоу или Моррис. Первый довольно труслив для возможной смерти, опасности не его стихия, а второй слишком себя любит, чтобы продолжать строить из себя героя, когда дело пахнет жареным и его драгоценная шкура может пострадать. А капсула предоставляла иллюзорный шанс на спасение.
    – И что теперь? – спросил механик. – Если мы ничего не можем сделать, выходит, остаётся только подготовиться к тому, что может нас ждать.
    Дрейк кивнул. Кажется, то, что никто не бросился наутёк сразу, придало ему сил.
    – Это верно. Поэтому расходимся по каютам. Через полчаса я хочу знать, сколько и какого оружия есть на борту. Возможно, это и не понадобиться, но страховка не помешает. Выполнять.
    Кают-компания быстро пустела. Только капитан остался сидеть на своём место во главе стола, и Глот подошёл к нему, прежде чем уйти:
    – Ставлю на то, что скоро к тебе прибежит Моррис проситься в капсулу. Ты правильно сделал, что дал каждому шанс попросить тебя об этом без свидетелей и занял чем-то команду.
    – Это всё, что я могу для них сделать, – подавлено отозвался Дрейк. – Мне кажется, что все наши метания бесполезны. Если кто-то хочет, чтобы мы оказались в определённом месте  определённое время, то так и случится. Тебе знакомо такое ощущение неизбежности?
    – Нет, – признался доктор, – я не силён в предчувствиях. Но твоим доверяю. В любом случае, – добавил он, неуклюже разведя руками, – я не жалуюсь на жизнь, которую прожил. Если это очередное приключение – я благодарен, без них скучно. Если это приключение последнее – то всё лучше, чем умирать от бездействия на больничной койке.
    Он похлопал Дрейка по плечу и неспеша побрёл в каюту. Арсенал у него, конечно небольшой, но составить список нужно.
     
    Когда в каюту Дрейка постучали, он был к этому готов. Но он не ожидал, что увидит Тома Келлоу, и почувствовал горькое разочарование. Пусть второй пилот и не был образчиком смелости или мужественности истинного космического волка, но при всей своей неуверенности и не всегда уместной дотошности Том был толковым и внимательным, а толстошкурость со временем могла бы и появиться.
    – Капитан, сэр.
    – Слушаю, Келлоу.
    – Сэр, я уже закончил ревизию оружия, которое находится в моём распоряжении, и меня посетила мысль.
    – Вот как, – Дрейк сдвинул бластеры, лежащие на койке, и сел, указывая Келлоу на табуретку, – ты быстро справился. Выкладывай, что у тебя.
    Передёрнув плечами, пилот сел.
    – Дело вот в чём, сэр, я подумал о грузе.
    – О грузе? – удивлённо переспросил капитан.
    – Так точно, сэр. Что бы не ждало нас в конце, то есть по прилёту к координатам, маловероятным кажется удачный исход предприятия. Я понимаю, это противоречит всем правилам и одному из главных пунктов договора между экипажем и заказчиком перевозки… сам не верю, что предлагаю подобное, это низко и недостойно, и…
    Дрейк почувствовал такой прилив благодарности, что даже не попытался остановить сбивчивый поток объяснений и попросить Келлоу перейти к сути. Кто бы мог подумать, этот парень вовсе не собирается бежать, вместо этого он продолжает искать решение. Он не трясётся от страха, как от него можно было бы ожидать, он не теряет головы. В этот момент капитан дал себе слово, что если каким-то образом они выберутся из этой передряги, то место его заместителя перейдёт от Морриса к Келлоу. Опыт это, конечно, важно, но умение мыслить в нестандартных ситуациях и не терять хладнокровие важнее.
    Думать о том, что парень, который так старается оказаться полезным, потенциальный предатель, не хотелось.
    – …поэтому я предлагаю открыть ящик. Не отрицаю, он может сыграть существенную роль, возможно, если мы потом отдадим его, нас отпустят. Или убьют, если он будет вскрытым. Но его содержимое может дать какие-то ответы…
    – Я понял, – прервал пилота Дрейк. – А о ящике-то мы и забыли, надо же. Спасибо, Келлоу. Я тебя услышал. Иди в кают-компанию, уже скоро там все соберутся.
     
    Когда каждый отчитался в том, какое оружие у него имеется, Моррис присвистнул. Несмотря на то, что экипаж занимался перевозками грузов, а не разбойным грабежом торговых суден, арсенал у всех, кроме Келлоу, оказался вполне приличный. Тактика защиты корабля от незваных гостей была уже отработанной, но теперь в неё пришлось внести некоторые коррективы.
    Как только все вопросы были согласованы, Дрейк многозначительно обвёл присутствующих взглядом:
    – Что ж, с этим разобрались. Теперь ещё кое-что. Груз. Наши сведенья о нём ограничены тем, что это деревянный ящик с неизвестной маркировкой. Кто знает, возможно, его содержимое подскажет нам, чего ждать. Я хочу услышать ваше мнение о предложении открыть этот ящик.
    Глот задумчиво прищурился, Туро потёр подбородок.
    Джейми искренне возмутило такое промедление. Какие сомнения и раздумья вообще могли быть?
    – Кэп, вы серьёзно? – воскликнул он. – Да это же наша последняя возможность решить всё мирным путём! Есть вероятность, что если мы доставим груз в целости, нас не тронут. В конце концов, мы ведь ничего не знаем, нам всем, предположительно, стёрли память, зачем же убивать? Да, шанс небольшой, но и им не стоит брезговать, – Моррис поймал взгляд Келлоу: – Ну, ты-то почему молчишь? Вскрывать груз против твоих любимых правил!
    – Это Келлоу предложил открыть ящик. Он своё мнение высказал, – невозмутимо произнёс капитан. – Твоё мнение мы теперь тоже знаем.
    Джейми хмыкнул, недоверчиво глядя на второго пилота:
    – Вот как? Надо же, какой наш Том внимательный. Вначале заметил нашу коллективную амнезию, теперь вот подал блестящую идею с грузом, о которой никто другой не подумал. Не слишком ли много он думает?
    – Сейчас тебя спрашивают не о личном отношении к другому члену команды, – одёрнул его доктор. – Теоретически, ты тоже можешь быть предателем, как Том или любой из нас, если тебя этот вопрос волнует. Я согласен открыть ящик. Это уже не играет никакой роли.
    На несколько мгновений в кают-компании стало тихо, а затем подал голос Туро.
    – Нетронутый ящик может спасти нас, но шанс и правда слишком невелик. Я предпочитаю использовать любое средство, которое могло бы нам помочь сейчас. Нужно вскрыть его, – он неловко дёрнул головой, будто сомневаясь в правильности своего решения.
    – Тогда берите инструменты, – скомандовал Дрейк, – время пока ещё на нашей стороне. Вскрываем ящик.
     
    В грузовом отсеке было прохладно. Ящик представлял собой куб и доходил механику до середины груди, когда тот обходил его, решая, с какой стороны лучше открыть. Крышки не наблюдалось, словно куб сколачивали, не думая о том, что когда-нибудь его содержимое понадобиться достать. Специальных инструментов для вскрытия у Туро ожидаемо не было, но он прихватил кое-что, что вполне могло сгодиться для такого задания.
    Помогать ему вызвался доктор, Моррис нервно прохаживался вдоль стены, а Келлоу замер у плеча стоящего напротив ящика капитана.
    – Делаем ставки, джентльмены, – усмехнулся Глот и похлопал по ящику. – Как думаете, что…
    Договорить он не успел. От лёгкого хлопка по деревянной стенке ящик отъехал в сторону так легко, будто совсем ничего не весил.
    – Это что ещё такое, – пробормотал Туро и толкнул куб ладонью. Тот послушно сдвинулся. – Давай попробуем поднять его, – предложил он, и доктор кивнул.
    Просунуть пальцы под ребро, стоящее на полу, не представлялось возможным. Механик подумал о том, чтобы помочь приподнять его каким-то инструментом, но груз казался таким лёгким, что можно было и по-другому. Широко разведя руки, он обхватил шершавые стенки ящика.
    – На счёт «три», – раздался голос Глота. – Раз. Два. Три.
    Туро сам не верил в то, как легко им удалось оторвать ящик от земли.
    – Вот это да, – удивлённо протянул Моррис, подходя ближе, – он пустой, что ли?
    Шаги Дрейка эхом отразились от стен. Он приблизился и заглянул на дно ящика.
    – Не думаю. Поднимите немного выше. Вот так. Здесь крышка, но я не вижу, чтобы она была чем-то закреплена.
    – Капитан, сэр, может, перевернём ящик и тогда попробуем открыть его? Вдруг мы просто перевернули его неправильно при погрузке?
    – Нет, Келлоу. Ящик стоит правильно, маркировка не перевёрнута. Мы не знаем, что там, и можем повредить груз, – возразил Дрейк.
    По этой же причине ломать дно ящика было нельзя, и Туро, не имея возможности самому всё осмотреть, спросил:
    – Кэп, там есть какой-то выступ, за который можно потянуть?
    – Есть.
    – Попробуйте просто потянуть это дно вниз.  
    – Моррис, – скомандовал Дрейк, – иди сюда, поможешь мне.
    До этого момента Моррис не сказал ни слова, хотя всем своим видом не давал забыть, что идея вскрытия груза ему совсем не по душе. Тем не менее он встал по правую руку от Туро и взялся за дно, не сдержавшись от тихого:
    – Ящик не хочет быть открытым, лучше бы уважили его волю и оставили его в покое.
    – Не жаловаться, Моррис. На счёт «три». Один. Два. Три!
    Механик видел, как легко крышка опустилась вниз, а за ней опустился на колени капитан, заглядывая в ящик.
    – Ну что там? – спросил Глот.
    Дрейк помолчал немного, а потом поднялся с колен и отряхнул штаны:
    – Там пусто.
     
    Время тянулось медленно. Никто так и не изъявил желания бежать с потенциально тонущего корабля, поэтому в тоннель экипаж вошёл в полном составе. Капитан объявил свободное время и все разбрелись кто куда.
    Том Келлоу не мог долго усидеть на месте. Спать, как Глот, он в такое время не мог, поэтому успел позавтракать, убраться в каюте и немного почитать. Но когда до выхода из тоннеля остался час, тревожное предчувствие полностью завладело им, и он не мог сосредоточиться ни на чём другом, кроме составления прогнозов того, что ждёт их по истечению этого времени. Келлоу не спеша ходил по коридорам, желая убедиться, что всё на своих местах. Это успокаивало. Несколько раз он заглядывал в грузовой отсек, обходил ящик кругом и снова уходил. Но когда он вошёл туда в очередной раз, то увидел кое-что необыкновенное. Недолго думая, Том включил внутреннюю связь:
    – Капитан, сэр. Ящик. Он светится.
     
    Когда ящик снова открыли, в нём обнаружился светящийся жёлто-оранжевым шар. Он неподвижно висел в воздухе, ничем не пах и не издавал никаких звуков. Но стоило протянуть к нему руку, как в ладони сразу чувствовалось слабое тепло. Жёлто-оранжевый шар грел. Откуда и как он появился было непонятно, как и то, что это такое.
    – Похоже на источник энергии, – поделился догадкой Туро, – но только я никогда таких не видел и уж тем более не слышал, чтобы такие вещи возникали из неоткуда.
    Келлоу неуверенно переступил с ноги на ногу:
    – А что если мы спровоцировали его появление тем, что открыли ящик? Произошла какая-то реакция, например, и появилось вот это.
    – Как вариант. Кто-то останется здесь и будет наблюдать за ним.
    – Я могу, капитан, сэр, – Келлоу живо выступил вперёд. – Я свободен. И мне… интересно.
    – Пусть будет так. Обо всех изменениях докладывать незамедлительно.
    – Есть, сэр, капитан.
     
    На корабле отказала система климат-контроля, потому что за какие-то пятнадцать минут стало тепло, как летом. Время от времени Келлоу докладывал о том, что ничего не изменилось, а Дрейк коротко благодарил его и продолжал следить за тем, как сменяются цифры часов на мониторе бортового компьютера.
    До выхода из тоннеля оставалось десять минут. Пора было готовиться к возможному «тёплому» приёму. Но не успел капитан включить внутреннюю связь, как в ухе раздался удивлённый голос второго пилота:
    – Капитан, сэр… Здесь… Я не знаю, что делать.
    Дрейк вскочил на ноги.
    – Что ты видишь? Что происходит?
    – Этот шар, сэр. Он растёт и становится совсем оранжевым.
    В голосе Келлоу были смешаны страх и восхищение, пугающая смесь, и капитан невольно поёжился.
    – Келлоу, Том, уходи оттуда!
    – Я… Я…
    – Я сказал уходи!
    Но пилот будто бы и не слышал:
    – Сэр, знаете, на что это похоже?
    – Том Келлоу, уходи!
    – На искру, сэр, огромную искру.
    Связь оборвалась. Капитан упрямо звал, но ему отвечала лишь тишина. По всем каналам. Он выбежал в коридор и резко остановился, неверяще щуря глаза. Ему навстречу двигался свет, он исходил из каждой щели. Мягкий и оранжевый, свет тянулся к нему, и Дрейк ощутил тепло, на удивление нежное, даже слабое. То самое тепло, которое он чувствовал, когда поднёс ладонь к светящемуся шару. Если это и была искра, как считал Келлоу, то она не опаляла, она словно бы медленно увеличивалась из маленького зёрнышка, чтобы затем вспыхнуть.
    В рубке замерли часы. Бортовой компьютер сообщил о выходе из тоннеля.
    В это мгновение капитан Гарри Дрейк знал, что выполнил свою миссию. Он доставил искру туда, где её ждали. Он закрыл глаза и его обнял тёплый ласковый свет.
     
    Человек моргнул и открыл глаза. Казалось, это заняло целую вечность. На мгновение он задержал дыхание. Где-то среди темноты его хаотичных размышлений на миг ослепительным светом ясности вспыхнула искра. После долгих раздумий из неоткуда зародилась мысль.
    Ответ найден.

  

  Время приёма: 13:27 25.06.2015