17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 49 (весна 19) Первый тур

Автор: Сильно_Грамотный Количество символов: 17754
Конкурс № 35 (весна) Первый тур
рассказ открыт для комментариев

x027 Прыжок выше головы


    

    – Получилось! Получилось!
    Всегдашняя сдержанность Рихарда не устояла перед напором эмоций.
    Игорю тоже хотелось кричать, петь и плясать от радости. Тем не менее он заставил себя внимательно изучить показания приборов. Это лишь первый опыт. Мало ли что могло случиться.
    Но датчики, все скопом, подтверждали то, что он видел своими глазами. Свежепомытая чашка из-под кофе – на белых боках ещё блестели капли воды – только что стояла на пусковой платформе. Теперь она красовалась в центре небольшого стола, на расстоянии семи метров от аппарата. Капельки всё так же поблёскивали в ярком свете. Даже не шелохнувшись, чашка исчезла в одном месте, чтобы тут же материализоваться в другом.
    Форма: без изменений. Структурная целостность в норме. Химический состав соответствует исходному.
    – Мы сделали это! – Жан-Жак хлопнул Игоря по плечу и неуклюже сделал несколько танцевальных движений перед установкой, воплотившей годы упорного труда.
    – Давайте теперь обратно, – предложил Рихард.
    В самом деле – установка могла работать в обе стороны. Теоретически...
    Минуты, ушедшие на настройку оборудования, казались днями. Но вот, наконец, чашка тем же путём вернулась на платформу. Не изменившись.
    – Можем теперь организовать службу скорой доставки горячего кофе, – предложил Джеффри. Шутка была так себе, но все дружно засмеялись. Накопившимся чувствам требовался выход.
    – Кому кофе, а нам – шампанского, – звучно произнёс Чеслав, руководитель группы учёных.
    В ожидании шампанского эксперимент повторили многократно. Чашки, тарелки, мобильники, пачка печенья и горшок с кактусом пропутешествовали по лаборатории, исчезая и появляясь в соответствии с настройками. Установка работала отлично.
    Игорь вышел в коридор, отдохнуть и собраться с мыслями. От внезапно открывшихся перспектив кружилась голова.
    Телепортация – грандиозное достижение. Эпохальное. Если расчёты не ошибаются – а до сих пор они оказывались верны – радиус действия установки уже сейчас может исчисляться световыми минутами. Даже представить трудно, как теперь будут выглядеть межпланетные сообщения, да и само человечество...
    – Добрый вечер. У вас здесь всё в порядке?
    Игорь обернулся, заранее зная, кого увидит. Так и есть. Бледная физиономия Густава Байера, начальника службы безопасности, выглядела ещё более унылой и озабоченной, чем обычно. Позади маячил серьёзный молодой человек в форме охранника.
    – Всё просто прекрасно. Радуемся удачному завершению эксперимента.
    – Поздравляю, – голос сделался ещё мрачнее. – Скажите, вы случайно не замечали, чтобы кто-то... э-э-э... проявлял подозрительный интерес к вашей работе?
    – Нет. Не замечал.
    – А ваши коллеги?
    – Лучше сами у них спросите... а в чём, собственно, дело? О каком интересе идёт речь?
    Байер помолчал, сверля Игоря взглядом.
    – У меня есть основания полагать, что здесь имеет место утечка информации. Похоже, у нас завёлся шпион. До сих пор он вёл себя крайне осторожно, но раз вы говорите, что работа закончена, причём успешно... самое время проявить активность. Ему нужны окончательные, конкретные результаты.
    Игорь не знал, что ответить, поэтому молча кивнул.
    – Итак, вы утверждаете, что ничего подозрительного не было?
    Что это ещё за допрос? Надо же – не успел обрадоваться, как тут же кто-то стремится испортить настроение.
    – Я понятия не имею, о чём вы. Всё идёт как обычно.
    – И все ведут себя, как обычно?
    Ничего себе вопросы. На что это он намекает?
    – Надеюсь, вы не подозреваете кого-то из нас?
    – Ну что вы, что вы, – судя по интонации, Байер подозревал всех и каждого, а Игоря – в особенности. – Просто дайте мне знать, если что-нибудь заметите. Хорошо?
    – Разумеется, но...
    Кивнув на прощание, Байер направился дальше по коридору. Молодой человек последовал за шефом как привязанный, не забыв пристально осмотреть Игоря с ног до головы. Достойная смена растёт.
    Вот пусть он и ловит шпионов. А остальные будут заниматься своим делом.
    Конечно, Байера можно понять. Руководить охраной Всемирного Центра Передовых Исследований, где собраны лучшие учёные Земли, – тяжёлая работа и огромная ответственность. И всё-таки Игорю казалось, что главный безопасник слишком уж увлекается. Все эти намёки... Предполагать, что шпионом может оказаться кто-то из его товарищей – нет, это уже чересчур.
    Игорь заглянул в лабораторию.
    Несколько человек во главе с Чеславом сооружали на пусковой платформе сложную конструкцию, основу которой составляли графин с водой, линейка и пара ботинок. Жан-Жак бегал по комнате с пластиковым пакетом и что-то ловил, в то время как Рихард пересказывал ему содержание древнего фильма ужасов «Муха», сопровождая слова экспрессивными жестами. Для серьёзных, авторитетных учёных, без пяти минут Нобелевских лауреатов, такое поведение выглядело более чем странным, но даже Байер вряд ли счёл бы его подозрительным.
    Выбросив разговор из головы, Игорь зашёл в комнату и закрыл за собой дверь.
     
    Холодный чистый воздух наполнял лёгкие, прочищая их от ароматов растворимого кофе, горелой проводки и сигаретного дыма.
    От частых порывов ледяного ветра перехватывало дыхание. Но и без этого от окружающей Игоря красоты могло захватить дух.
    Величественные горные вершины, покрытые снегом и льдом, отчётливо вырисовывались на фоне лазурного неба. Завораживающая панорама уходила вдаль, куда только достигал взгляд.
    Стоя здесь, на высокогорном плато, Игорь чувствовал себя победителем. Он не поднимался сюда шаг за шагом по неверной тропе, ежеминутно рискуя сверзиться в пропасть или исчезнуть под лавиной. Все эти ловушки, тщательно расставленные горой для путешественников, оказались бессильны против него. Он просто шагнул сюда – и так же легко вернётся обратно.
    В последний раз осмотревшись вокруг, Игорь подошёл к нарисованному на земле неровному кругу. Он начертил его носком ботинка, как только оказался на плато. Зайдя в центр круга, Игорь взглянул на часы. Ещё немного...
    ...и вокруг него возникли привычные стены лаборатории.
    – Ну, как тебе Гималаи? – усмехнулся Джеффри, поднимая взгляд от контрольной панели. – Я бывал там, ещё студентом. Красиво, да?
    – Просто нет слов, – Игорь начал снимать пальто.
    – Давай-ка сюда, – Жан-Жак протянул руку. – Я давно мечтал побывать в Скалистых горах.
    – А я – в Австралии, – мечтательно произнёс Стивен. – Понырять на Большом Барьерном Рифе.
    – Ну, сейчас моя очередь. А потом...
    Засидевшись в лаборатории до поздней ночи, они снова собрались в ней рано утром и продолжили эксперименты. Практика исправно подтверждала теорию: телепортатор оказался не только эффективным, но и безопасным устройством. Как и полагается истинным труженикам науки, сначала они испытывали новый метод на себе. И пусть рабочий процесс всё больше напоминал развлечение – в конце концов, они это заслужили.
    – Да, понырять бы...
    – Так в чём проблема? – Рихард оглянулся по сторонам. – Где-то здесь были эти... ну... скафандры для чрезвычайных ситуаций. В них и под воду можно.
    – А действительно... – Стивен отошёл в дальний угол и начал по очереди открывать встроенные шкафы. Хранившееся там оборудование применялось так редко, что на них давно перестали обращать внимание.
    – Я тоже не против побывать в Гималаях, – Рихард тоже направился к шкафам. – Но мне бы повыше, на самую макушку. А там мало кислорода.
    – Тогда уж давайте сразу в космос.
    – И туда успеем. У нас ещё всё впереди...
    Дверца не поддавалась. Рихард дёрнул сильнее.
    Что-то большое и тяжёлое вывалилось из шкафа – он едва успел отскочить, сдавленно вскрикнув. Все обернулись на звук.
    На полу неподвижно лежал Густав Байер, уставившись незрячими глазами в потолок. Его лицо выглядело ещё более бледным, чем раньше – но при этом непривычно спокойным.
     
    – И что же нам теперь делать? – в третий раз повторил Жан-Жак.
    Чеслав присел на край стола. Он держался уверенно и невозмутимо, показывая пример сотрудникам. Только пальцы, комкавшие пачку из-под сигарет, выдавали глубокое потрясение.
    – Скоро прибудет охрана. Затем полиция. От нас здесь больше ничего не зависит. Впрочем, – он обвёл коллег внимательным взглядом, – если кто-нибудь знает что-то...
    Все начали смущённо переглядываться и пожимать плечами.
    – Но не могут же они...
    – Боюсь, что да, – Чеслав тяжело вздохнул. – Пока дело не прояснится, мы – главные подозреваемые. У кого-нибудь есть убедительное алиби?
    Никто не отозвался. Насколько знал Игорь, вчера все просто отправились спать, чтобы затем с новыми силами приняться за работу. По крайней мере, сам он поступил именно так. Видеокамер охраны в коридорах не было – на требования Байера установить их руководство Центра неизменно отвечало, что здесь не тюрьма, и сотрудники не должны ощущать себя скованно из-за постоянного наблюдения. Строгий пропускной режим на входе – уже достаточное неудобство. Получается, любой мог незаметно вернуться сюда, чтобы...
    – Я вот чего подумал, – выступил вперёд Амир. – Если бы это сделал кто-то из нас, он мог бы тут же исчезнуть, телепортировавшись куда угодно.
    – Не мог, – Чеслав покачал головой. – Мы, как всегда, обесточили установку перед уходом, а для подачи энергии требуется личный запрос заведующего лабораторией. Это Байер ввёл такую систему, безопасности ради. Так что... мы всё-таки под подозрением.
    Действительно... если не считать самого заведующего, то есть Чеслава. Впрочем, отказ воспользоваться удобным путём для бегства – ещё не доказательство невиновности.
    Кстати, а что здесь понадобилось Байеру среди ночи? Как начальник охраны, он имел право заходить в любые помещения, и всё же... Что он мог здесь искать? Вчерашний разговор теперь казался особо примечательным. Выходит, Байер и в самом деле подозревал кого-то из их коллектива. Может, своими расспросами – довольно нелепыми, если вдуматься – он просто провоцировал Игоря. А когда провокация не сработала, придумал что-то другое.
    Но что, собственно, здесь произошло? Прежде чем Чеслав распорядился отойти от тела и ничего не трогать, Рихард обнаружил большую рану на голове. Наверное, Байер увлёкся, что-то рассматривая, и в этот момент ему нанесли удар сзади. Орудие убийства поблизости не нашлось. Что бы это могло быть?
    Игорь огляделся по сторонам. Вроде ничего такого...
    Он вздрогнул от неожиданности, когда распахнулась дверь. Молодой охранник, которого Игорь видел вчера рядом с Байером, замер на пороге, осматривая комнату. Затем направился к учёным, сбившимся в кучку возле установки.
    – Заместитель начальника службы безопасности Гюнтер. Вы сообщили...
    – Да. Я Чеслав Нагельски, руководитель проекта. Вот, здесь.
    Гюнтер подошёл к телу начальника и некоторое время стоял не двигаясь. Все молчали.
    – Мы ничего не трогали, – Чеслав деликатно остановился в нескольких шагах. – Ну, почти. Мы обнаружили его случайно.
    – Понятно, – Гюнтер помолчал, внимательно глядя то на одного учёного, то на другого. – Кто-нибудь может сообщить что-то по этому поводу? Какие-нибудь догадки, наблюдения?
    Никто не отозвался.
    – Я тут говорил с коллегами... – Чеслав развёл руками. – Вчера и сегодня всё шло, как обычно... в смысле, ничего подозрительного здесь не происходило. Мы понятия не имеем, кто мог это сделать и почему.
    – Ясно, – Гюнтер сделал паузу. – Что ж, вам придётся дать полиции подробные объяснения. Она скоро прибудет. А сейчас, пожалуйста, покиньте лабораторию. Мне нужно тщательно осмотреть место преступления.
    – Да-да, разумеется...
    Все заторопились к выходу, но Игорь остался на месте. Смутная, тревожная мысль не давала ему покоя.
    А что, если...
    Но ведь...
    Но в любом случае...
    Игорь решился.
    Он шагнул к установке, протянул руку...
    – Стойте! Что вы делаете?!
    – Хочу заблокировать пульт управления, – Игорь спокойно выдержал сердитый взгляд Гюнтера. – Это новейшее, экспериментальное оборудование. Вдруг какой-нибудь неосторожный полицейский нажмёт локтём кнопку и всё тут взорвёт? Мы здесь, как-никак, не детскими игрушками занимаемся.
    Игорь повернулся к телепортатору.
    БАХ!
    Снова обернувшись – уже гораздо медленнее, – Игорь увидел в руке Гюнтера пистолет, нацеленный прямо ему в лицо. Охранник слегка присел, широко расставив ноги. Как в тире.
    – Отойди отсюда. Быстро!
    Игорь оценил свои шансы. Собственно, оценивать было нечего. Со своего места Гюнтер легко мог застрелить его, не рискуя попасть в установку. Пришлось подчиниться.
    – Остальные, все, тоже сюда, – Гюнтер повёл стволом пистолета. – К нему.
    Выйти из лаборатории не успел никто. Вскоре все стояли у стены. Подойдя к телепортатору, Гюнтер заметно расслабился, но оружие не опустил.
    – Так значит, это вы...– протянул Чеслав.
    – Именно, – бодро откликнулся охранник. – Не ожидали, правда?
    – Ну почему же, – не смог удержаться Игорь. – Я вот догадался. Всего минуту назад, но тем не менее...
    – Правда? И каким же образом?
    – Байера ударили сзади. Но он ведь не доверял учёным. Он явно считал, что шпиона следует искать среди нас. И никогда бы не позволил кому-то из персонала лаборатории стоять у него за спиной, занимаясь ночью поиском улик. А вот вы – другое дело. Он привык, что вы постоянно держитесь позади.
    – Логично, – кивнул Гюнтер. – Вот что значит «интеллектуальная элита».
    Он небрежно облокотился на установку.
    – Но и я, господа, тоже не дурак. Я установил здесь камеры, с помощью которых следил за каждым вашим шагом, каждым словом. Но Байер начал что-то подозревать. И вот, этой ночью, он таки обнаружил одну из камер – у Густава был нюх на такие вещи. Прямо как у свиньи на трюфели. Так что пришлось треснуть его фонариком по балде. Сам виноват.
    – Но почему вы не сбежали сразу? – полюбопытствовал Чеслав. – У вас было достаточно информации о нашем открытии, чтобы продать её за большие деньги. И включить питание установки вы наверняка могли.
    – Да мне просто времени не хватило, чтобы добежать до поста охраны, подать сюда энергию и вернуться обратно. Это случилось утром – я же знал, что вы явитесь в лабораторию как можно раньше, вот и не хотел рисковать. А зачем? Я мог прийти сюда в любое время, «случайно» найти Байера, выгнать вас и телепортироваться куда угодно. Собственно, я уже собирался это сделать, когда вы сами нашли тело, чем облегчили мне задачу. И если бы не кое-кто...
    Игорь почувствовал себя очень неуютно.
    – Ну ладно, я не злопамятный. Тем более что в итоге я победил. Сейчас я отправляюсь прямиком в Селенатаун, господа, чтобы устроить там небольшой, но очень прибыльный аукцион. Вот так-то!
    Понятно, почему он так радуется... Игорь сжал кулаки. Правительства всех государств Солнечной системы договорились считать этот город на Луне нейтральной территорией. Жители разных планет назначали там встречи, чтобы в покое и безопасности заниматься дипломатией или бизнесом. Оказавшись в Селенатауне, Гюнтер легко найдёт покупателей на свой товар. И какой-нибудь мелкий диктатор, правящий колонией на астероиде, сможет заполучить устройство, позволяющее быстро и незаметно доставить водородную бомбу в центр крупного города...
    Стоя вполоборота к учёным, Гюнтер вводил координаты точки финиша. Похоже, он действительно знал, как это делается.
    Может, рискнуть... Игорь попытался припомнить, какие устройства находятся поблизости. Кажется, где-то рядом висит огнетушитель...
    Шагнув вправо, Игорь внезапно почувствовал, как его запястье сжали тонкие, но сильные пальцы. Он повернул голову. Чеслав подмигнул ему, сохраняя каменное выражение лица.
    Что бы это значило? В любом случае, шансов на успех немного. Но...
    – Ну вот и всё, – широко улыбаясь, Гюнтер встал на пусковую платформу. – Счастливо оставаться. Надеюсь, вы не будете скучать без меня. Луна, встречай гостя!
    Платформа опустела.
    – Нет, мы не можем так это оставить! – Жан-Жак выбежал вперёд. – Отправьте меня туда, скорее! А ещё кого-нибудь – в Службу Внешней Разведки, прямо в их штаб-квартиру. И ещё...
    – Погодите, не торопитесь.
    Чеслав внимательно изучил данные на контрольной панели. Неожиданно его губы растянулись в улыбке.
    – И в самом деле – Селенатаун. Вот только вряд ли там обрадуются его прибытию...
    – Что вы имеете в виду? – Игорь подошёл ближе.
    Тонкий палец нарисовал в воздухе круг. Затем ещё один.
    – Мы привыкли воспринимать Землю как неподвижную поверхность. Да и любую другую планету – тоже, когда мы ходим по ней. Так нам проще. Зачем задумываться о том, с какой скоростью планеты мчатся в пространстве, если мы не ощущаем это движение?
    – Вы хотите сказать...
    – Именно. Мы не думали о подобных вещах, путешествуя по Земле и не особо удаляясь от экватора, но наш самоуверенный приятель захотел допрыгнуть до Луны. Предмет, находящийся на поверхности Земли, движется со скоростью примерно четыреста шестьдесят пять метров в секунду, ну а Луна вращается вокруг Земли со скоростью около километра в секунду – уже одно это может причинить серьёзные неудобства... мягко говоря. Даже при том, что направление обращения Луны вокруг Земли совпадает с направлением вращения Земли вокруг своей оси – разница существенная. Кроме того, надо ведь учитывать и векторы...
    На небольшом экране появилось схематическое изображение Земли и лунной орбиты. Чеслав довольно кивнул.
    – Учитывая, что сейчас у нас день... похоже, жителям Селенатауна придётся срочно ремонтировать большую дыру в куполе. А наш беглец помчится обратно к планете, которую хотел покинуть. Хотя нет, далеко он не улетит – скорость не та. Вторая космическая у Луны... ну да ладно. Главное вы поняли.
    Игорь вспомнил радость, охватившую их, когда установка заработала, успешные первые опыты. Каким простым всё казалось ещё недавно!
    Вот и ещё одно изобретение заставило людей изменить привычный образ мышления, по-новому взглянуть на мир. А сколько их ещё будет...
    – Так значит, я не смогу полетать на орбите? – разочарованно спрашивал Джеффри.
    – К сожалению, нет, – Амир покачал головой. – Телепортировавшись с планеты в открытый космос, человек избавится от оков тяготения, но сохранит инерцию. Криволинейное движение сменится прямолинейным. Проще говоря, он полетит в определённом направлении, как камень, выпущенный из пращи. Так что кружить вокруг Земли не выйдет.
    – А если у меня будет реактивный двигатель? Здесь есть что-нибудь в этом роде?
    Игорь огляделся по сторонам. Кажется, им всё-таки пригодится огнетушитель.

  Время приёма: 18:44 07.04.2015