22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Фрей Количество символов: 35118
30. Барьер. Космос и пастораль. Финал
рассказ открыт для комментариев

t011 Зелёная, лягушки, и космический корабль


    

    - Эй, ты!
    Облачка. Такие красивые.
    - Зеле-е-еная-а-а!
    Раньше я видела их только в кино и 3D-проекциях.
    - Эй! Ну я же к тебе обращаюсь!
    Хотя зелени в моем городе тоже не было. Зато там росло нечто местное. И этому местному не требовалась влага.
    - Ну, зеленая! Не молчи!
    Сердито вздохнув, я все-таки посмотрела вниз.
    - Ну чего тебе? – спросила я.
    - Зеленая, а почему ты такая?
    - Это генетический эксперимент! – умным тоном заявила я, вцепилась руками в ветку и свесилась вниз. – Я же тебя не спрашиваю, почему ты желто-розовый верно?
    Мальчик, стоящий под деревом, хихикнул.
    - Так это же нормально. Все люди такие. А ты - зеленая!.. Я Дениска. А тебя как зовут?
    - Улка! И еще я не только зеленая, но и о-о-очень гибкая! Смотри!
    Нельзя упустить возможности похвастаться! Я точно знаю, что я тут одна такая. Зеленая, да еще и с гнущимся куда угодно телом. Нужно воспользоваться шансом и прославить себя, как великую гимнастку!
    Я, балансируя прямо на ветке, выгнулась животом вверх, изобразив мостик, и хитро глянула вниз. Дениска стоял с открытым ртом, но тут же опомнился, закрыл его, и присвистнул.
    - Здорово! Я так не умею. А спускайся сюда?
    - Сейчас. Только распутаюсь.
    Еще секунда, и я спрыгнула на землю. Мальчишка тут же подбежал ко мне. Он был веснушчатый, рыжий и ниже меня на голову. Кажется, его больше не смущала моя внешность.
    - Это вы вчера прилетели на Гелиосе-ноль-семь? – быстро поинтересовался он, видимо боясь, что я снова начну играть в молчанку. Но теперь, раз уж он отвлек меня от моих страданий, можно было и поболтать.
    - Да. Но лучше бы мы не прилетали. За два дня я обошла всю округу и не нашла ничего интересного, кроме озера, в котором живут лягушки.
    - Ты их видела?!
    От радости Дениска аж подпрыгнул.
    - Это я их вывел, - по-доброму хвастливо заявил он. – Они тебе понравились? Хочешь, подарю одну?
    - Дари, - покорилась я. – Фиолетовую! Она самая красивая.
    - Лучше розовую, я ввел в них особенный код, и теперь они светятся в темноте! – радостно затараторил Дениска. – Пойдем, покажу?
    Он схватил меня за руку и потащил за собой. Честно говоря, меня это очень обрадовало. Когда я жила на прошлой планете, меня и сестру там никто не любил. Правда, там было много детей, и все могли найти себе столько друзей, сколько угодно. А здесь я пока только Дениску и встретила.
    - А тут много ребят? – тут же начала забрасывать его вопросами я. – И что у вас тут интересного?  А кто тут у вас водится?
    - А какой именно ты эксперимент? Вы сюда надолго? У тебя есть братья или сестры? – не оставался он в долгу. – Ребят почти нет, только намного старше нас. Но они уже скучные. Я пытался показать им своих лягушек, но они сказали, что не видели ничего глупее. Ха! То, что они старше, еще не означает, что я глупый.
    - Конечно, не глупый! - тут же возмутилась я. – Я бы никогда не смогла вывести разноцветных лягушек. И вообще, с генетикой у меня плохо. Да и со многим плохо. Например, с математикой. Я ничегошеньки не понимаю в геометрии, а когда мы проходили многочлены по алгебре, пришлось все списывать у сестры.
    - У тебя есть сестра? – обрадовался Дениска. Видимо, он не ожидал, что редкий рейс Гелиоса-07 преподнесет ему такой щедрый подарок в виде новых друзей.
    Но тут мы выбежали к озеру, поэтому я не ответила. Честно говоря, за весь день, который я просидела на верхушке дерева, я жутко устала и запарилась. Поэтому первым же делом я стянула с себя шорты с майкой, и плюхнулась в воду.
    Немного помедлив, Дениска решил последовать за мной. Он очень медленно и аккуратно снял курточку, сложил ее, и принялся расшнуровывать ботинки.
    Воцарилась тишина. Я рассекала водную гладь, и думала о том, какая я невежливая. Дениска так приветливо встретил меня на этой тупой планете (ну, если забыть его «эй, зеленая», но с другой стороны я ведь и правда зеленая), но говорить про сестру, а значит и про «генетический эксперимент», мне не очень хотелось. И я совсем не знала, как это объяснить.
    - Эй, - решилась я, наконец, банально сменить тему. – Давай наперегонки до другого конца озера?
    - Нет! – испуганно замахал руками Дениска, как раз по колено вошедший в воду. – Нельзя. Там живет Тетушка Рыба, а она не любит, когда вокруг мутят воду.
    Несколько секунд я глубокомысленно молчала, под водой пуская носом пузыри, и наблюдая, как они лопаются.
    - Ее тоже вывел ты?
    - Нет, ну что ты!
    Дениска бодро подплыл ко мне. На воде он держался просто превосходно. Ну ничего, я быстро наверстаю. Не люблю быть в чем-то хуже других.
    - Сказать по правде, я не знаю, откуда она сюда иммигрировала, - шепотом сказал он, приблизив губы к моему уху. – Но жутко вредная рыбина. Впервые такую вижу.
    - Если честно, - тоже шепотом ответила я, - лично я впервые слышу о вредной рыбе, не говоря уже о том, чтобы ее видеть. Давай сплаваем посмотреть? Она же нас не укусит?
    Лицо Дениски стало мрачным.
    - Не укусит. Но если поймает, то прочитает нотацию. У нее же тут целый дом. – Он задумался. – К тому же, она живет под водой. Ты умеешь дышать под водой?
    - Нет, - смутилась я. – Но когда научусь, мы к ней сплаваем, ладно? А пока покажи мне своих лягушек. Я вчера наблюдала за ними издалека, но не смогла к ним близко приблизиться. Они так красиво поют! Никогда подобного не слышала.
    - Это верно, - Дениска перевернулся на спину, и поплыл к берегу. Его рыжие волосы от воды и солнца почему-то казались красными. – Я заменил им базовую комплектацию с Бетховена на классический лягушачий квак.  В Сети с трудом раскопал. Собственно, ребята с колонии именно поэтому надо мной и смеялись. Они сказали, что я порчу произведение искусства, меняя его на какую-то дребедень.
    Я пыталась его догнать, но почему-то даже на спине он плыл гораздо быстрее меня.
    - А меня ты научишь? Я бы тоже хотела выводить лягушек.
    - Конечно, Улка! - обрадовался Дениска. – Папа обещал подарить мне на восьмилетие  новые клетки с ДНК, так что я попрошу его взять побольше. Только я думал перейти на котят. Конечно, в больших городах их каких только не достать, но у нас ни одного нету. И почему эти взрослые такие скучные? Еле разрешили мне выводить лягушек и жаб!
    Он доплыл до берега, и ждал меня, ковыряясь ногой в песке. Рядом с ним, в зарослях осоки, задиристо квакали лягушки.
    - В городе взрослые не такие скучные. Скорее наоборот, - возразила я. – Но моя мама, конечно, может получить первое место в скучности. Отказаться от стольких интересных вещей и перелететь жить в эту сельскую глушь! То есть, у нее были причины перелететь, но не сюда же!
    - Ты меня понимаешь! – радостно воскликнул Дениска. – Когда я вырасту, то перелечу на другую планету, и никогда больше сюда не вернусь. Я хочу выводить новые породы животных. Слышал, что как раз недавно появился закон, разрешающий выводить диких травоядных зверей. Я уже придумал такую зебру! Но я тебе не расскажу. Вот выведу, тогда и увидишь. Это будет такая крутая зебра, что все зоо-планеты Вселенной захотят себе целый табун!
    - Ух ты! Только не забудь мне ее показать.
    Я наконец добралась до берега, натянула майку на голову, чтобы не получить солнечный удар, и наклонилась над осокой. Лягушачье пение тут же смолкло.
    - Они тебя испугались, - деловито сказал Дениска. – Но это ничего. Я сейчас их подзову.
    Он покопался в кармане курточки, лежащей в песке и извлек планшетку. Я с интересом на нее посмотрела. Планшетка была старенькая, я таких даже не видела.
    - У меня планшетка гораздо круче, - тут же сообщила я. – Завтра принесу. Думаю, на ней будет гораздо удобнее выводить генетический код.
    - Вот здорово! – обрадовался Дениска, не забывая отдавать планшетке голосовые команды, и изредка касаясь ее пальцем. – Моя проверяет код на ошибки очень долго, и иногда сбивается в середине. Но папа не хочет покупать новую. Говорит, что не затем перелетел жить в такое не изуродованное человеком место, чтобы тут же накупить всякой технологичной бурды.
    Тут Дениска оторвался от планшетки, которая начала издавать еле слышную мелодию, явно привлекательную для лягушек. Они бесстрашно повыскакивали из зарослей и начали толпиться около Денискиных ног.
    - Такие ми-и-илые, - протянула я, присаживаясь на колени. – Если я поглажу их, они не убегут?
    - Нет. Они получили сигнал, что здесь безопасно, и теперь не считают тебя врагом, - Дениска явно наслаждался вниманием лягушек к себе, и вниманием меня к лягушкам. – Между прочим, я думал, что девчонкам не нравятся лягушки.
    - Только трусливым девчонкам не нравятся лягушки, - возмущенно возразила я. – А смелее меня может быть только Алика!
    - Алика? – Дениска оторвался от поглаживания лягушек и посмотрел на меня.
    Я смутилась.
    - Алика - моя сестра. Старшая.
    Не стала говорить, что старше меня она всего на три дня. Хватит уже того, что я зеленая.
    На мое счастье, Дениска не стал про нее расспрашивать. Благодарная за его молчание, я стала совершенно искренне нахваливать разноцветных лягушек и вслух размышлять над тем, что было бы здорово сделать их не такими бугристыми. И так, за разговором, быстро пролетел день.
     

    ***

     
    Когда я пришла домой, мама сидела на полу и извлекала из чемодана мои вещи. Кажется, она пыталась их складывать, но, судя по тому, что большая часть лежала в мятом состоянии, настроение ей этого не позволяло.
    Увидев меня, она чуть наклонила голову, явно вытирая слезы, а потом сердито бросила в меня одну из моих панамок.
    - Улка! Куда ты ушла? Представь, что я подумала, когда увидела, что тебя нет в кровати!
    - Что я ушла гулять, - ответила я, и нацепила панамку на голову.
    - Улка! – негодующе воскликнула мама, но, кажется, на большее ей не хватило сил. Она снова опустила голову и вяло стала перебирать в руках мое платье.
    Меня кольнуло раскаяние.
    - Извини, пожалуйста. Шмуркнула бы мне на браслетку.
    - Я шмуркала, - мама тряхнула головой, словно приходя в себя. Глаза у нее были припухшие. – Но кое-кто забыл браслетку дома.
    - Упс, - я широко улыбнулась, и приподняла ногу, чтобы почесать пятку. – А я с мальчиком познакомилась. Его Дениска зовут.
    - Замечательно, - буркнула мама, и резкими движениями начала складывать вещи.
    - Он лягушек выводит. Розовых и фиолетовых. И еще хочет белых, в ромбик, и чтобы они здоровались. Но с ромбиками пока проблемы возникли…. Я завтра принесу ему свою планшетку, и мы вместе будем их решать.
    Кажется, мама меня не замечала. Сложив платье, она долго его разглаживала, и даже не сразу вспомнила, что я рядом.
    - Возьми. Только не испорть.
    Ее голос был совсем бесцветным. И я прекрасно знала, почему. Из-за Алики, по которой она скучала не меньше меня.
    Много лет назад, когда меня еще не было на свете, мама была многообещающим ученым. В составе крупной исследовательской группы она попала на планету Корро, которая раньше была закрыта для людей, и населяли ее человекоподобные зеленые существа. Они называли себя керрусы, и жили в обществе, которому долгое время не нравилось впускать в свою жизнь инопланетную экзотику.
    Но в тот год, после перестановки правительства, керрусы решили изменить эту политику, и пригласили к себе гостей с Земли. Именно поэтому моя мама и прилетела туда.
    В общем, там она влюбилась. В одного из керрусов, разумеется. Это был мой папа, хотя тогда он являлся обычным ученым, очень амбициозным и исследующим неоднозначные проекты. Поняв, что мама испытывает к нему чувства, он предложил ей невероятный эксперимент – вывести в инкубаторе потомков от человека и керруса.
    Это было незаконно на Земле и ее колониях, но у керрусов разрешалось вполне. Таким образом, мои мама и папа стали работать вместе. Они создали тридцать генетических пробников, и потерпели полное фиаско. Но тридцать первый и тридцать второй – то есть, я и моя сестра – оказались не только удачными, но и превосходили обе расы. Ненамного, конечно, ведь в наши способности не входило ничего особенного. Но мы вобрали в себя лучшее от землян и керрусов, при этом были разумны и не выглядели как страшные мутанты. Эксперимент вышел успешным.
    Однако когда мои родители попытались опубликовать свои исследования, народ керрусов взбунтовался, потому что мама с папой задели их религиозные чувства. Их выслали с Корро, и они долгое время скитались с нами по разным планетам.
    Земляне встретили их гораздо более приветливо, хотя в обычном обществе подобные эксперименты все равно осуждали. В итоге мы обосновались на Рейвосе, планете, которая находилась в свободной и от землян, и от керрусов части космоса.
    Но все равно всю свою жизнь я слышала за спиной обидные слова. К примеру, что мы с сестрой бездушные выродки с противоестественной гибкостью. В общем, жилось нам худо. И поэтому мы были близки друг другу, как никто.
    Еще и папа нас не любил. Керрусы очень безлики в родительском вопросе. Как только ребенок отрывается от груди, его отдают в специальную общину, где он растет под присмотром специально обученных нянек и других детей. Поэтому для папы было дико воспитывать нас самостоятельно. Он интересовался мной и Аликой только тогда, когда в нас обнаруживался очередной талант. Тогда он прямо-таки оживал, и с утроенным любопытством начинал нас изучать.
    В этом году папе пришло неожиданное сообщение с родины. Из-за того, что керрусы открыли свои границы для землян, и оказались очень похожими на нас внешне, союзы между землянами и керрусами увеличивались с каждым годом. Но детей они иметь не могли. Поэтому «противоестественные» папины исследования внезапно оказались очень важны. Но все данные, которые у него когда-то были, оказались уничтожены возмущенными керрусами. В той самой лаборатории, где когда-то работали мама с папой.
    К тому же была еще одна проблема, которая огорчала папу сильнее всего. В отличие от тридцати неудачных пробников, тщательно выверенных и высчитанных, нас с сестрой вывели случайно, когда отец с мамой решили пойти ва-банк и применить ходы, которые уж точно не должны были получиться.
    Но мы получились.
    Я и Алика.
    Так что для того, чтобы дать двум расам возможность иметь совместных детей, пусть и помещая их генетическую информацию в инкубатор, нужны были именно мы, два удавшихся эксперимента.
    Конечно, с нами не должны были поступать плохо. Всего лишь брать образцы тканей и крови, а так же более пристально следить за нашей жизнью, чтобы узнать, насколько мы подвержены болезням, и нет ли у нас каких-то физиологических проблем.
    Но мама взбунтовалась. В очень резких словах она высказала отцу все, что думает о нем, его отношении к собственным детям, и идее проводить над нами эксперименты.
    И в итоге все бы наверное закончилось хорошо. Но папа подал на развод, и суд, которому явно было на все плевать, разделил детей между ним и мамой. И мама, взяв меня, улетела в это сельское местечко на отшибе колонизованного космоса. Страдать.
    Примерно минуту я наблюдала, как мама, двигаясь вяло и сонно,  складывает вещи, а потом вздохнула, и ушла к себе к комнату.
    Я тоже страдала.
     

    ***
     

    На следующее утро я проснулась рано-рано, схватила планшетку, нацепила мятый сарафан и со всех ног помчалась к месту встречи.  Меня раздирала печаль по Алике, и нужно было немедленно ее чем-нибудь затопить. Пусть даже это и будут разноцветные лягушки.
    Пока бежала, не переставая думала о том, как я ненавижу отца! Даже немного поплакала, потому что он поступил как последний негодяй. И, видимо, отобрал у Алики планшетку – я никак не могла с ней связаться.
    Дениска, к моему удивлению, был уже на месте. А я-то собиралась долго плавать, ожидая его, и может быть даже посмотреть на Тетушку Рыбу.
    - Я тебя заждался! - весело воскликнул он, и мне сразу как-то полегчало. Когда ты долго находишься в атмосфере унылых и злых взрослых, просто необходимо такое не наигранное добродушие.
    - Ты просто ультра-жаворонок, - проворчала я, хотя злость на отца уже почти утихла. – Держи.
    Я протянула ему планшетку, и он цепко ее схватил.
    - Спасибо, - от души поблагодарил мальчик, жадно всматриваясь в экран. – Такая мощная! Если мы не будем пытаться вывести код с нуля, а просто внесем поправки в мой, то белых лягушат можно будет увидеть уже завтра!
    - Здорово, - вяло поддержала его радость я. – Только не забудь потом научить меня основам. У нас в школе не было практической ботаники, поэтому я в этом деле полный профан.
    Мой новый друг, с трудом оторвав восхищенный взгляд от устройства, перевел его на меня. И тут же как-то стушевался.
    - Что с тобой? – мягко и серьезно спросил он. – Ты не заболела?
    В моем животе и правда бурлил комок нервов и расстройства, вот только к болезням это вряд ли можно было отнести.
    - Не совсем, - вяло сказала я. – Мне просто… очень грустно.
    - Вот как.
    Дениска опустил планшетку, явно поникнув. Почему-то его очень расстроило мое состояние.
    - Может, мне нужно вести себя как-то иначе? – обеспокоенно спросил он.
    - Чего? – я была так поглощена своими мыслями, что не сразу поняла, о чем он. – Да нет. Не в тебе дело. Просто у нас свои проблемы.
    Я тоскливо огляделась вокруг. Вроде бы такой красивый пейзаж, спокойное чистое озеро и невероятно голубое небо. Но на сердце все равно плохо.
    - У твоей сестры? – спросил Дениска.
    Вздрогнув, я покосилась на него.
    - Как ты угадал?
    - Ну, ты вчера о ней упоминала. И твой голос прозвучал очень грустно. Что с ней случилось?
    - Ничего. Просто родители развелись, и она осталась с папой. А я с мамой. Теперь папа и Алика на Рейвосе, а я с мамой тут. И я даже не могу связаться со своей сестренкой. Наверное, потому что папа отобрал у нее планшетку.
    Не знаю, почему я решила ему это рассказать. Я никогда раньше не делилась ни с кем своими проблемами. Но он как-то по-доброму спросил. Никто, кроме Алики и мамы ко мне так не обращался.
    - Разве твой папа такой жестокий? – удивленно и словно бы разочарованно спросил Дениска.
    - Ну, он не жестокий. Просто он увлеченный ученый и равнодушный отец. Все, что ему нужно от Алики – это ее генетические данные.
    И тут я взяла и выложила ему все про эксперимент, который папа с мамой над нами провели. Опомнилась я только под конец, когда жгучие слезы уже текли у меня по щекам.
    - Ой, - я спешно отвернулась, высморкалась и вытерла нос. Было стыдно. Впервые в жизни я так разоткровенничалась. Чувствовала себя так, словно сделала что-то глупое.
    Когда я обернулась на своего собеседника, он сидел, угрюмо поджав колени к подбородку, и что-то чертил палочкой на песке. Рядом лежала забытая планшетка. Я почувствовала себя еще и свиньей, перекладывающей свои проблемы на чужие плечи.
    - Извини. Я не должна была этого говорить. Давай лучше вернемся к лягушкам.
    - Лягушкам? – голос Дениски был такой тусклый, что я аж вздрогнула. – Здесь не до лягушек.
    - Почему ты так расстроился? – не понимая, спросила я. – Ты ведь не знал ни меня, ни Алику, ни тем более моего отца.
    - Верно. Совсем не знал, - как-то горько сказал Дениска. И повернулся ко мне. – Скажи, Улка, а ты не хотела бы снова увидеть свою сестру?
    - Хотела бы, неужели не ясно? – буркнула я, и обняла руками плечи. – Только чего толку? Нам всего семь лет, никто нас не будет слушать.
    - Не нужно никого слушать. Справимся сами.
    Он поднялся и отряхнул штаны от песка. Потом взял в руки планшетку.
    - Она мне пригодится.
    - Для чего? – я смотрела на него снизу вверх.
    - Буду строить космический корабль.
    У меня отвисла челюсть.
    - Чего-о-о?
    - Все нормально, - Дениска вдруг словно бы ожил и хлопнул меня рукой по плечу. Выглядел он почти довольно. – Синтезирую нужные материалы на папиной машине, а там и собрать будет недолго. Я быстро справлюсь.
    Я взирала на него со всем скепсисом, на который была способна. Наверное, мне стоило обидеться на эти глупости, или разозлиться, но Дениска был так доброжелательно настроен, что я просто не могла ему нагрубить.
    - Ты мне не веришь, - чуть расстроенным и каким-то взрослым голосом сказал мне мой друг. – Но, послушай, даю тебе слово – скоро ты увидишь свою сестру. Если бы я знал раньше, то начал бы работу еще вчера. Я построю корабль, настрою автопилот, и ты отправишься за своей сестрой. А потом… Потом ты похитишь ее и мы ее здесь спрячем. Никто не найдет. Вот.
    Я растрогалась.
    - Послушай, я не могу поверить, что семилетний мальчик способен построить корабль, но…
    - Я способен, - уверенным тоном сказал Дениска. – Я пойду, начну работу.
    И он быстрым шагом направился в сторону леска, за которым была наша деревня, но на полпути остановился и вернулся.
    - Вот, - доставая из кармана какую-то таблетку, сказал он. – Это чтобы дышать под водой. Сегодня Тетушка Рыба будет добрая, и встретит тебя.
    - Ты же сказал, что она ворчливая, - удивилась я, принимая таблетку. Она была немного липкая от жары.
    - Сегодня она будет добрая, - кажется, Дениска уже полностью ушел в себя.
    Не попрощавшись, он снова устремился к деревне. Мне оставалось лишь стоять и провожать его удивленным взглядом.
    Честно говоря, я ему совсем не поверила. И его поведение было таким странным! Это очень смущало меня, и теперь я боялась, что мой новый друг слегка не в себе.
    Но, с другой стороны, он был первым человеком, не входящим в мою семью, и при этом относящимся ко мне по-дружески.
    Так что в этот момент я была такая счастливая, что даже десять фиолетовых и розовых лягушек, обвязанных праздничной ленточкой, не смогли бы поднять мое настроение сильнее.
     

    ***

     
    Ночью меня разбудил стук. Сперва я сонно ворочалась, пытаясь прийти в себя, а потом резко очнулась и очень испугалась. Подавив естественное желание позвать маму, я встала с кровати и босиком дошлепала до двери.
    За дверью стоял Дениска. Пока я стояла, в изумлении распахнув рот, он сунул мне в руки планшетку и сказал:
    - Пошли.
    - К-куда?! Что ты тут делаешь?
    - Хочешь увидеть сестру? – строго спросил Дениска.
    - Хочу, - пискнула я, и побежала обуваться.
    На самом деле, несмотря на мое хорошее отношение к Дениске, я жутко испугалась. Вот сейчас мы спустимся, подумала я, позову маму, и пускай она все уладит. А на улицу за ним точно не пойду. И как он вообще к нам вошел?!
    Когда мы спустились в гостиную, Дениска тут же направился к креслу, встал около него и жестом предложил мне сесть. Я огляделась в поисках мамы, но она, видимо, спала. Едва удерживаясь оттого, чтобы не позвать ее, я села на кресло, и вопросительно посмотрела на мальчика.
    Он стоял передо мной и смущенно мялся.
    - Послушай, Улка, - сказал он. – Я сейчас тебе кое-что скажу, и ты мне наверное не поверишь. Но это правда.
    - Ну, давай, - встревоженно кивнула я.
    - Я не человек.
    Я криво улыбнулась. Кажется, пора звать маму…
    - Я – искусственный интеллект, разработанный твоим отцом. Мы с тобой находимся внутри твоего сознания.
    - Что? – ошеломленно спросила я.
    - На самом деле от твоего отца улетела не ты, а Алика. Ты осталась у него. Чтобы скорее приступить к исследованиям, он поместил тебя в анабиозную камеру и искусственно ввел в состояние комы. Чтобы ты полноценно проводила время, он связал тебя со мной, и внес наши разумы в смоделированный мир. А еще немного подкорректировал твою память. То есть, всего вокруг на самом деле не существует…
    - Мама! – закричала я, вскакивая с кресла и кидаясь к лестнице.
    Не тут-то было! Лестница завертелась перед моими глазами и распалась на кучу маленьких кусочков. Я пронзительно завизжала и шарахнулась назад. Оступилась и полетела на пол.
    - Улка, - грустно сказал Дениска, тут же оказавшийся рядом. Он наклонился и протянул мне руку. – Я не желаю тебе зла.
    - Пусти! – закричала я, дергаясь, и случайно попала по нему пяткой. – Где моя мама?!
    - Я же сказал, - мягко ответил Дениска, - она не тут. Она в безопасности, с твоей сестрой. И если ты меня послушаешь, то скоро тоже будешь с ними.
    - Нет! Пусти!
    - Улка! Ну что мне сделать, чтобы ты мне поверила?!
    - Мама!
    - Я не хотел так поступать, - неожиданно отовсюду зазвучал Денискин голос. – Сейчас я тебя отключу. Но ты не бойся. Все хорошо.
    Что же делать?! Точно! Планшетка! Можно ей его ударить!
    Я быстро огляделась и увидела ее совсем рядом. Протянув руку, я схватила ее за кончик, и тут…
    Все померкло.
     
    - Улка, ты меня слышишь? – раздался мягкий голос.
    - М-м-м-м, - подтвердила я, и разлепила глаза.
    Я лежала в какой-то капсуле, опутанная ремнями и проводами. Вокруг пищали компьютеры. На одном из столиков стоял микроскоп. Рядом с ним высились колбочки с химическими реагентами.
    Папина лаборатория. Не совсем такая, как я привыкла ее видеть. Намного больше. Но мебель и предметы явно те же.
    Было еще кое-что. Рядом с капсулой, смущенно потупив взгляд, стоял Дениска. Он больше не был из плоти и крови – его изображение явно выводилось голографически. По изображению бегала красная сетка, и иногда проглядывала стена.
    Это не оставляло никаких сомнений – все, что он мне сказал, правда.
    - Улка! – увидев, что я очнулась, обрадовался Дениска.
    Здесь его голос звучал похоже на папин. Неудивительно. Спорю на что угодно, что этим мой отец хотел лишний раз подчеркнуть, что это его личный искусственный интеллект, а не купленный на распродаже.
    - Чего тебе? – поникшим голосом спросила я.
    - Ты нормально себя чувствуешь? – встревоженно спросил он.
    - Я чувствую себя так, словно рядом стоит предатель, - сердито сказала я, и отвернулась.
    - Я же ничего не знал! – тоненько воскликнул Дениска. – Твой папа сказал мне, что ты болеешь. Что тебе одиноко в больнице, и поэтому он забрал тебя сюда, чтобы лечить самостоятельно. И предложил мне развлекать тебя. Только так, чтобы ты считала, что все происходит на самом деле, и не боялась, что вокруг искусственный мир.
    Не сразу поняла, что по лицу текут слезы. Если бы за свою жизнь я не привыкла к неожиданным пакостям, непременно бы разрыдалась.
    - Я не враг тебе, Улка, - повторил Дениска. – Ты мне веришь?
    - Верю, - тихо сказала я. – Что теперь будет?
    - Только хорошее! – тут же ожил Дениска.
    С этими его словами застежки ремней, что обхватывали меня, щелкнули. Ремни быстро втянулись в капсулу. Я, с большим трудом шевеля конечностями, встала.
    - Я вколол тебе транквилизаторы, - предупредил Дениска. – После них ты будешь долго спать, но сейчас они тебе необходимы.
    - Ничего страшного. Так что дальше?
    Я вопросительно, но все еще сердито, посмотрела на него. Конечно, он не виноват в том, что случилось, но на душе все равно было плохо. Теперь я понимала, как чувствовала себя Алика, когда мама забрала меня, а не ее. Ой. То есть, как бы она себя чувствовала бы, если мой сон был реальностью.
    - Слушай мой план, - быстро заговорил Дениска. – Сейчас мы находимся на космической станции, временно отданной твоему отцу. Здесь есть запасной челнок, в чьем качестве я не сомневаюсь. Я провожу тебя до него, и ты полетишь к маме. Маршрут я точно выяснил, и «рейс» в расписание космопорта той планеты, где сейчас твои родные, внес.
    - А что потом? – вяло спросила я. – По закону одна из дочерей отдана папе. Он очень настаивал на этом во время суда. И никто не поверил маме, когда она сказала, что он хочет меня исследовать.
    - Все будет в порядке! – заверил меня Дениска. – Теперь, когда есть доказательства, что он именно так и поступает, никто тебя ему не отдаст.
    - Но ведь его могут арестовать! – запротестовала я, обуваясь в тапочки, что стояли рядом с капсулой. – Послушай. Я очень хочу к маме. Но не хочу, чтобы папе было плохо. Не нужно никуда отправлять данные. Просто припугни его этим, или придумай что-нибудь еще.
    - Я именно так и собирался приступить! А теперь, идем быстрее. Твой отец сейчас спит, но боюсь, что он может…
    И тут дверь, к которой шагала я, и летел голографический Дениска, запищала. Я с ужасом отшатнулась от нее, чувствуя, как внутри все холодеет.
    Папа.
    Я как знала, что все будет именно так!
    Он стоял за дверью, прислонившись к стене. Кажется, он слушал наш разговор с самого начала.
    Я испугалась. Не то чтобы я его боялась раньше, но сейчас – боялась точно. Мне меньше всего хотелось обратно в капсулу, а потом прозябать в придуманном и ненастоящем мире, пусть и наполненном разноцветными лягушками и прочими радостями жизни.
    - Здравствуй, Улка, - хрипловато поприветствовал меня папа. – И ты, Дэн, тоже здравствуй.
    Мы с Дениской синхронно попятились. Кажется, мой друг тоже знал, что бывает, когда папа сердится. Нет, папа не орет и не дерется, но его приглушенный и медленный голос гораздо хуже и того, и другого.
    - Зачем же ты так, Улка? Ты же понимаешь, что ты очень важна для этого проекта? – обратился ко мне отец. Он медленно наступал на нас, и почему-то это выглядело очень драматично. – Это ведь займет тебя ненадолго. Всего на несколько месяцев.
    - Эти несколько месяцев я провела бы в той дурацкой капсуле! – вскричала я. – По-твоему, это нормально, относится так к своему ребенку?!
    - Ребенок ли ты мне? – задумчиво проговорил папа. – Или просто существо, воссозданное моими руками и с помощью моих клеток?
    Я задохнулась от негодования. Зато в разговор вступил Дениска.
    - Ты поступаешь неправильно, отец! – мои уши слегка резануло его обращение, но я тут же поняла, что для ИИ его создатель, пожалуй, тоже является отцом. – Нельзя отнимать у нее жизнь ради науки!
    - Я не отнимаю ничьей жизни, - отец дошел до своего стола и выдвинул из-под него стул. – Всего лишь заимствую несколько месяцев. И не ради науки, а ради людей. Иногда ведь нужно жертвовать чем-то малым, чтобы получить нечто большее. И на создание тебя, Улка, я потратил годы своей жизни. Почему бы тебе мне их частично не вернуть? Не хочешь в капсулу – пожалуйста. Но тогда копирование твоего генетического кода затянется на пару лет. Ведь в таком случае тебе нужно будет есть, спать, и отвлекаться на различные развлечения. А пока ты лежишь в капсуле, код копируется непрерывно…
    Он присел на стул и внимательно посмотрел на меня. Наверное, я должна была что-то ответить. О том, что я прониклась его стремлениями, о том, что готова пожертвовать собой.
    Но я не прониклась. И не готова. Мне всего семь лет, и меньше всего на свете я хочу провести ближайшее время в искусственном мире.
    - Если бы ты была человеком, - продолжал папа, - то копирование кода заняло бы немного времени. Но в тебе клетки керруса, а наш генетический код в тысячи раз сложнее…
    Тут он вздрогнул. И вяло, не торопясь, опустил голову на стол.
    - Папочка! – вскрикнула я, кидаясь к нему, но меня одернул Денискин голос.
    - Стой! Не подходи!
    Я остановилась и обернулась на него. Он стоял, прикрыв глаза, и неслышно шевелил губами.
    - Ты что-то сделал? – испуганно спросила я его.
    - Слегка ударил его током, - открывая глаза, ответил Дениска. – Болезненно, но для здоровья не опасно. Придет в себя через примерно десять минут.
    - Что?! – возмутилась было я, но тут же прикусила язык. Для возмущений не было времени.
    - Возьми свою планшетку и бежим, - скомандовал Дениска.
    Я огляделась, и увидела на одном из столиков свой девайс. Взяла его в руки. Планшетка была горячей – с ней явно недавно работали.
    - Вперед, - подозвал меня Дениска.
    И мы побежали.
    Коридор был длинный, но не бесконечный. Дениска на ходу мне все объяснял:
    - В челноке автопилот. Тебе ничего не нужно будет делать. Правда, там слегка тесновато, но это, я думаю, пустяки.
    - Все хорошо, - заверила его я.
    Но, несмотря ни на что, мне было жалко папу. Надеюсь, с ним и правда все в порядке.
    Коридор наконец кончился, и мы выбежали во взлетный отсек. В нем стояли три челнока, аккуратные и новенькие. Внутренне я порадовалась, что не оставлю папу без транспорта.
    - Залезай, - скомандовал Дениска и грустно на меня посмотрел.
    Мне тоже стало грустно. Я наконец обрела друга, а потом оказалось, что он ненастоящий и немножечко мне врет. Правда, первое было не важно, а второе уже было в прошлом, но расставаться с Дениской все равно не хотелось.
    - Жаль, что я не могу пожать тебе руку, - прижимая к груди планшетку, сказала я.
    - Угу, - Дениска кивнул и потупился.
    - А Тетушку Рыбу ты сам придумал?
    - Да, - Дениска чуть приподнял голову. – Я думал, тебе понравится за ней наблюдать. Но планы пришлось нарушить, и я так и не показал тебе все, что о ней сочинил.
    Он вдруг хитро прищурился.
    - Когда будешь лететь, то загляни в планшетку. Там подарок.
    - Слушай, - медлила я, хотя знала, что время торопит. – А ты никак не можешь отправиться со мной?
    - Нет, - он снова поник. – Все мои сервера находятся здесь. Я, к сожалению, не полностью автономен. Но ты была хорошим другом, Улка. Жаль, что недолго.
    - Очень жаль, - пылко сказала я, и второй раз пожалела о том, что не могу пожать Дениске руку.
    - Пока, Улка, - грустно сказал мне ИИ, и шлюз челнока открылся.
    - Стой. Погоди. Скажи, а тут есть камеры наблюдения? – я огляделась.
    - Есть одна. Вон там.
    Дениска указал в угол справа от меня. Я решительно направилась туда. Мне нужно было кое-что сказать папе.
    - Папа, - сказала я камере, и на секунду замолчала, подбирая слова. – Я думаю, что ты прав. И что для блага многих можно пожертвовать малым. Ты потратил много времени на то, чтобы создать меня и Алику. И, хоть ты меня не любишь, я все равно тебе благодарна. Поэтому, когда я вырасту, то я вернусь к тебе и мы продолжим твой эксперимент. Но не сейчас. Пока что я еще не готова. Удачи тебе, папа. Надеюсь, уже полученная информация поможет тебе в твоем деле.
    Я обернулась на своего друга:
    - Закончила. Вот теперь точно пока.
    Вздыхая и постоянно оглядываясь на Дениску, я поднялась внутрь челнока. Там и правда было бы тесно кому-нибудь постарше, но точно не мне.
    Когда шлюз закрылся, я приникла к иллюминатору. Дениска замахал мне рукой, и я тоже подняла свою. Невыносимо жалко было с ним расставаться.
    Когда челнок отлетел от станции достаточно далеко, я отвернулась от иллюминатора и вытерла подступившие к глазам слезы. Плакать было незачем. Я лечу к маме и сестре.
    Вспомнила Денискины слова о подарке внутри планшетки, и с любопытством ее включила. На рабочем столе лежал новый файл. Не раздумывая, я его тут же открыла. И когда открыла, то сразу же улыбнулась.
    Внутри лежал  код. Тот самый, лягушачий.
    На сердце сразу стало легче. Я устроилась поуютнее и с любопытством стала его изучать.
    Все было почти хорошо.
     
    Эпилог.
    Я, мама и Алика стояли рядом и смотрели в небо. Вдалеке уже виднелась точка дисколёта, стремительно приближающаяся к нам.
    - Ты точно хочешь его видеть? – поинтересовалась мама, наверное, десятый раз за день. Уж она-то точно не хотела снова встречаться с отцом.
    - Скорее не его! – отозвалась я, жадно всматриваясь вверх.
    С тех пор как я совершила путешествие от папы к маме, прошло уже целых пять лет. Многое изменилось, и, особенно, я сама. Не изменилось, пожалуй, одно – то, что я жаждала новой встречи со своим первым другом. И теперь мое желание должно было исполниться.
    Дисколёт бесшумно приземлился рядом с нами, и я тут же шагнула вперед. За эти годы я долго переписывалась с Дениской, вот только увидеться нам ни разу не довелось.
    Дверь дисколёта распахнулась, и первым оттуда вышел папа, почти не постаревший за эти годы – все такой же зеленый и лишь слегка полысевший. Мама и сестра взглянули на него с явной неприязнью, а вот я кивнула ему вполне доброжелательно.
    Недавно я окончила университет, и в скором времени присоединюсь к нему в его лаборатории. Там мы вместе займемся тем самым экспериментом, из-за которого я появилась. И, возможно, через десять лет в мире будет намного больше таких, как я и моя сестра.
    Следом за папой из дисколёта вылез мальчик, который уж точно остался таким же, как и пять лет назад. Теперь он был ниже меня не на одну, а на две головы.
    - Привет, Дениска! - воскликнула я.
    - Здравствуй, Улка, - весело ответил мне он, и дружелюбно подмигнул. По нему все также бегали красные полоски, но их было уже гораздо меньше. За последнее время системы ИИ значительно усовершенствовались, так что Дениска теперь мог перемещаться даже на очень далекие расстояния от своего железа.
    - Привез?
    - Угу. Можешь посмотреть, - и Дениска махнул рукой за плечо.
    Я тут же подбежала к дисколету и с интересом заглянула внутрь.
    Там, на кожаном сидении, стояла коробка. И внутри нее громко квакала красивая белая лягушка.
    С зелеными ромбиками.
    
    
    
    

  Время приёма: 11:57 12.10.2013