19:23 29.08.2019
Отпечатан тираж 39-ого выпуска.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Или на reglav @ rbg-azimut.com
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс фентезі Первый тур

Автор: Алекс Сергеев Количество символов: 39754
03 Человек-07 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

3009 Меркурий-13


    Единственное чувство, общее для всех людей, - страх смерти. Видимо, неслучайно самоубийство осуждается как акт безнравственный.
    
     Рюноскэ Акутагава
    
     1
    
     Тонкие женские пальчики прижимали к ладони закупоренный сосуд. Юми энергично встряхивала его, вспенивая мутно-белёсую жидкость. Делала она это машинально. Мысли её давно абстрагировались от работы и за доли секунд проделали расстояние в сотни килопарсек.
    
     Она вновь оказалась в своём родном городе Киото.
     Но столь любимые с детства исполинские небоскрёбы, воздушные парки и наземные памятки многотысячелетней культуры не наполняли её сердце той же радостью как когда-то. Автофлаер с каждым проделанным километром приближал неизбежное. Рядом сидел Борис и возбуждённо глядел в окно. Где только он не побывал за свои три с лишним десятка лет – в Японии не был ни разу. Но даже невозмутимая беззаботность любимого не могла лишить Юми тягучих переживаний.
     Припарковав автофлаер на стоянке трёхсотого этажа, Юми и Борис направились к входу в жилую секцию.
     Дверь беззвучно разъехалась. В коридоре стоял отец Юми. Изрезанное морщинами лицо выражало что-то среднее между строгой радостью и презрением.
     - Проходите, - холодно бросил он даже не обняв дочь, с которой в живую не виделся около пяти лет.
     Юми наполняло отчаяние. Её и без того бледное лицо стало белее февральского снега. Взглянув на него, даже неисправимый оптимист Борис заволновался.
     В гостиной ждала мать – пожилая женщина в кимоно. Улыбка тут же исчезла с округлого лица, стоило ей взглянуть на избранника дочери.
     - Прошу к столу, – выдавила она из себя на ломанном русском.
     Все уселись на циновку. На низком столе стояло четыре пиалы наполненные супом с лапшой, рядом лежали палочки хаси, крохотные стаканчики и сложенные в несколько раз белые полотенца, а в центре фигуристыми узорами блестел кувшин с саке.
     Борис впервые оказался за одним столом с японской семьёй, ревностно чтившей традиции своей страны. Юми неоднократно рассказывала ему о строгих нравах отца и непоколебимых устоях матери. Но разве можно что-то воспринимать всерьёз, когда оно в сотнях килопарсек от тебя? Встреча с родителями возлюбленной представлялась ему очень смутно и, конечно же, гладкой как китайский шёлк. Разве кто-то может устоять перед шармом и обаянием молодого доктора микробиологических наук? Видимо, не всё так просто… Нужно было во что бы то ни стало понравиться им. А для этого: хотя бы не опозориться за трапезой. Лишь бы не перепутать наставлений Юми…
     Родители молча глядели на Бориса. Юми взяла салфетку и принялась вытирать лицо и руки. Борис последовал её примеру. То же сделали и родители.
     - Итадаки масу! – почти вежливо сказал отец. Мать и Юми с улыбкой повторили.
     - Итаки мау! – попытался повторить Борис и тут же смутился, ощутив на себе недобрый взгляд матери.
     Мать разлила саке по стаканчикам. То ли от волнения, то ли по привычке выработанной годами, Борис выпил залпом. Слабенький градус и тёплая…
     Юми подняла пиалу с супом на уровень груди и сделала глоток. Возлюбленный повторил её движение. Он был довольно таки голоден с дороги, поэтому сделал ещё один, а затем принялся вылавливать палочками хаси плавающую лапшу. В секунды опустошив содержимое, Борис положил пиалу на стол и похвалил кушанье, щедро размахивая палочками то в сторону матери, то в сторону отца. От столь откровенного акта невежества отец покраснел, а мать со звоном битого фарфора уронила пиалу…
     «Родители никогда не позволят мне выйти за него замуж…» - с нестерпимой тоской подумала Юми.
    
     - Реагент, - постучался в оболочку размышлений Карл. – Подай мне реагент.
     - Что? – переспросила Юми, не успевшая прийти в себя.
     - Колбочку, что у тебя в руках, не будешь столь любезна?
     - Ах да, колбочку…
     - Ты хорошо смешала?
     - Как видишь…
    
     2
    
     Зал отдыха представлял собой обширное помещение с несколькими диванами, столами и стульями. Голографический симулятор настроения по пожеланию отдыхающих разукрашивал стены любыми красками и пейзажами, заливал пол проекциями предметов и ландшафта. Конечно, до идеальной имитации – как до созвездия Большой Медведицы, но и этого вполне хватало для отвлечения от суровых рабочих будней на космической исследовательской станции «Молот».
     Особой популярностью зал отдыха пользовался у неразлучного квартета: Ларисы, Карла, Теда и Семёна. По отдельности они бывали там редко. Парами – чаще. Но больше всего они любили запираться вчетвером. Включали симулятор Древнеримской империи, выбирали локацию где-то в летней резиденции Юлия Цезаря или Марка Аврелия и предавались наслаждениям той забытой эпохи меча и философии…
    
     Сентябрьское солнце раскалённым диском утопало в горизонте, разливая ярко-оранжевое масло света на бескрайние поля виноградной лозы и оливковых деревьев. Кусты разноцветных роз оплетали столбы террасы, наполняя её сладким, пьянящим ароматом. За столом возлежали одетые в тоги Карл, Тед и Семён. По пояс голая огненно-рыжеволосая рабыня Лариса подливала вино в их бокалы из узкогорлого кувшина.
     - Или это синтезатор вина барахлит, или это мне уже пить хватит, - заговорил Карл. –Как сок! – в подтверждение, он залпом опустошил бокал и не поморщился.
     - Да это ж Лорка градус понизила, - погладил ножку проходящей мимо рабыни Семён. – По глазам вижу…
     - Нечего вам напиваться, как в прошлый раз, – улыбнулась пойманная на горячем Лариса. – Вы мне трезвыми больше нравитесь…
     - Тебя, рабыня, никто не спрашивал! Не выходи из своей роли! – Рявкнул Карл. – Лучше налей мне. Вот так. А теперь иди сюда, дочь неверных империи варваров! – он схватил её за руку и потянул к себе…
     - Ну вот, опять он первый… – вздохнул Тед.
     - Это надолго. Давай хоть вина себе нормального возьмём, - Семён встал и направился к синтезатору напитков, скрытому голограммой расписного фонтана.
     Тед поднялся вслед за ним. Несмотря на установленный порядок вещей, он не мог избавиться от чувств ревности, захлёстывающих его в подобные моменты. Видимо, к Ларисе он питал что-то большее, нежели сексуальное влечение…
     - Давай побудем здесь, - обратился он к Семёну, наполнявшему кувшин синтезированным вином.
     - Ревнуешь?
     - Да нет, с чего ты взял? – смутился Тед.
     - Ревнуешь… – вздохнул собеседник. – Тут ведь по-другому нельзя… смирись…
     - Чего тогда Борису и Юми можно?
     - Э-э, брат, - похлопал по плечу Теда Семён, – у них же любовь. Им можно.
     - А может, к Лариске у меня тоже любовь! – неожиданно вспылил Тед. – Чего мне так же как и им нельзя?!
     - Да успокойся ты! На, лучше, винца выпей.
     - Но несправедливо ведь… - с меньшим запалом сообщил Тед и сделал несколько жадных глотков прямо из кувшина.
     - Ты и вправду не понимаешь, или только претворяешься?
     - Да всё я прекрасно понимаю. Борис любит Юми. Юми Любит Бориса. Я люблю Лору. Лора меня не любит…
     - Ни черта ты не понимаешь… - улыбнулся Семён. – Мы все любим Ларису. А она – любит нас всех… Разве так сложно к этому привыкнуть?
     - Вроде бы и привык, но что-то иногда мешает…
     - А ты не обращай внимание. Хочешь, свою очередь уступлю? Вон, освободилась уже…
     - Не откажусь… - чувство ревности бесследно растворилось в сладком предвкушении предстоящего…
    
     3
    
     Лариса раскладывала на стол металлическую посуду. Сегодня её очередь готовить, а это значит, что весь экипаж космической станции голодным не останется!
     Ещё до вступления в Национальный университет микробиологии и генетики, она отличалась незаурядными кулинарными способностями. Тяга к освоению и усовершенствованию новых рецептов была у неё в крови. Мать очень хотела отдать дочь в Институт кулинарии, на что отец, капитан космических войск, выступил с категорическим протестом. В его воображении рисовалась армада военных космических крейсеров Земного альянса с Ларисой за штурвалом одного из них…
     Каждый родитель навязывал чаду свои представления о безоблачном будущем, что просто не могло не войти в противоречие с упрямым характером Ларисы. В конечном итоге, получив аттестат о среднем образовании, она, без ведома родителей, успешно сдала экзамены в Институт микробиологии. Но не успели отец с матерью как следует отругать непослушную дочь, как пришло письмо с приглашением Ларисы, в связи с чрезвычайно высокими показателями развития левого полушария мозга, на обучение в Национальный университет микробиологии и генетики, который располагался на Земле – столице человеческих планет. Для марсианской провинциалки такая возможность предоставляется раз в жизни…
     Что было дальше – не трудно догадаться. Учёба. Диплом. Аспирантура. Защита диссертации. В конечном итоге – её пригласили на работу в качестве главного лаборанта Научно-исследовательской космической станции «Молот». Под руководством доктора микробиологических наук Бориса Сергеевича Камнева (в коллективе именуемого просто Борисом).
     Не смотря на скупость ассортимента полуфабрикатов, Лариса умудрялась с каждым новым дежурством по кухне поражать своих коллег очередными кулинарными шедеврами. Сегодня это была лапша, залитая густым соусом, печёный заяц, нафаршированный яблочным пюре и гусиная печень. Каким образом ей удавалось добиваться таких невероятных результатов от простенького, ничем не выдающегося синтезатора пищи для всех оставалось загадкой. Особенно для Юми, каждую кулинарную победу Ларисы воспринимавшую как своё личное поражение…
     Пища была настолько вкусной, что за время обеда никто не проронил и слова. И только под конец трапезы Борис заговорил:
     - Мне сегодня прямое письмо от Куана Хезнако пришло.
     - Куана Хезнако, генерального директора сети Научно-исследовательских станций Галактики Треугольника? – не поверил Семён.
     - От него, родимого… - продолжил Борис, указав пальцем в потолок. – Как он сам соблаговолил изволить выразиться: «Вам, как лучшему учёному коллективу наших станций, оказана огромная честь первыми приступить к исследованию мутационных свойств нового образца вируса «Меркурий-13».»
     - С каких это пор мы лучший учёный коллектив? – задал вполне естественный вопрос Карл.
     - А почему бы и нет? – встрял в разговор Тед. – Да результатами наших исследований не одна галактика во всю пользуется!
     - А на счету в Межгалактическом банке – ноли одни, без палочек… - вздохнул Семён.
     - Куда же ты палочки деваешь? – ехидничал Карл. – Нам не так уж мало платят. За прошлый квартал даже премию на коллектив выделили. А ты, Тед, от скромности точно уж не умрёшь! Это наша работа. Ты почему-то забываешь о результатах других станций. Коллеги с «Дождя» недавно вакцину от звёздной лихорадки разработали. 99,9 процентов испытуемых излечилось. А про коллектив «Мира» ты, видимо, даже и не вспоминал. Подумаешь, разработали двухчасовую методику излечения рака мозга!
     - Наши достижения из виду упускать тоже не надо… - вмешалась Лариса. – Регенеративный порошок чего только стоит…
     - Да! – завёлся Тед. – Разве ты, Карл, забыл как тебе оторванную подопытным медведем руку восстановили? Ты бы от потери крови умер, а наши разработки мало того, что жизнь тебе спасли, так ещё и конечность целой и невредимой вернули!
     Карл машинально посмотрел на выращенную регенеративным порошком руку:
     - Я совсем не отрицаю наших заслуг, - с меньшим запалом сказал он. – Я имею ввиду лишь то, что среди других исследовательских коллективов микробиологических наук есть совсем не худшие нас.
     - Вам-то легко говорить, - опомнился Семён. – Вам не надо семерых детей содержать…
     - О чём это ты? – удивился Карл.
     - Ты спросил куда я палочки от ноликов деваю… - невозмутимо ответил Семён.
     - Так у тебя семеро детей? – поразилась Лариса. – И жена, наверняка. И не одна, наверное…
     - Не одна – три. Только я с каждой в разводе, - поделился данными о личной жизни Семён. – Работа не позволяет постоянства. Прилетел на полгодика со станции, детей настругал и улетел. Прилетел ещё раз – она уже с другим… И так три раза подряд…
     - А ты ещё одну заведи, для чётности… - пошутил Тед.
     - Э не-е-е! – отмахнулся Семён. – Хватит и трёх.
     - А я считаю, что ты просто ещё не встретил ту единственную, которая будет тебя любить и дожидаться. И ни разу не изменит! – решила поделиться своим взглядом на вопрос Юми. – Поверь, Семён-сан, такие девушки существуют. Они только разбросаны по разным галактикам и очень трудно их найти. Но если очень сильно захотеть…
     - Можно в космос полететь! – перебила её Лариса. – Не забивай человеку мозги чепухой. Ему и так хорошо, - она погладила его по щеке. – Где же это видано, чтобы такие девушки ещё существовали?
     - Ну, я одна из них! - гордо парировала Юми и сжала ладонь Бориса.
     - Я вам не мешаю? – очнулся Борис. – Мы тут о деле, вообще-то, говорили…
     - Ах да, Борис Сергеевич, вы уж извините, - оправдывался Карл, - тематику щепетильную задели, а потом оно, как снежный ком…
     - Вы позволите продолжить? – со строгим видом спросил начальник.
     - Да, конечно, безусловно, - разрешил Карл. Из всей команды только он не боялся Бориса и говорил иногда такие вещи, которые не стоит говорить своему руководителю.
     - Так вот, меня самого насторожило, что Хезнако назвал нас лучшим коллективом, но количество нолей в сумме гонорара за произведённый комплекс стандартных исследований даёт более чем плодородную почву для размышлений…
     - А это… каково, так сказать, количество, если не секрет, конечно… - замялся Семён.
     - Двенадцать миллионов кредитов, - расплылся в довольной улыбке Борис. – на каждого – по два…
     Придя в себя после шока, Карл выдавил:
     - Я не ослышался?
     - Нет, - с ещё большим радушием и самодовольством ответил начальник. – Через неделю прибудет корабль с продовольствием. На его борту будут образцы вируса. Поскольку заказ срочный – за неделю мы должны успеть законсервировать наши исследования. Задачка трудоёмкая, но за такие деньги… Кто-нибудь против?
     - Можно уже начинать? – заволновалась Юми.
     - Безусловно! – голос Бориса показался присутствующим твёрже алмаза.
     Все как один встали из-за стола. Им предстояла тяжёлая неделька…
    
     4
    
     В подготовительной лаборатории кипела работа. Юми заполняла картридж биоконтейнера суспензией из биологического раствора и вируса «Меркурий-13». Работа очень щепетильная и требует точности и предельно возможной концентрации. Образцы стоят бешенных денег – если прольёшь, платить придётся свои кровные… Стоит отметить, что подобная работа очень опасна и без защитного биохимического костюма не выполняется, что сковывает движения.
     Заправив биоконтейнер, Юми запрограммировала его на среднюю скорость генерации биологического материала, не забыв учесть результаты комплексного микроскопического анализа, проведённого Семёном. Он установил, что данный вирус относится к немногочисленному роду вирусов – мимивирусов, выдающийся своим наибольшим диаметром капсида среди всех известных науке вирусов, имеющий более объёмный (более 2 миллионов пар нуклеотидов) и сложноструктурированный геном. Капсид вируса покрыт дополнительной липидной оболочкой, что служит хорошей защитой и помогает переносить очень суровые по космическим меркам условия.
     Издавая тихий гул, биоконтейнер размножал вирионы «Меркурия-13» и соединял их с нейтральными синтетическими клетками. Конечным результатом его работы была мутно-красная жидкость тут же разливавшаяся в разнокалиберные шприцы.
     Первые рабочие образцы вируса были получены, и Юми вызвала Теда по внутренней связи. Тед появился буквально через минуту, взял поднос с заполненными шприцами и удалился не проронив и слова.
     Отдыхать ещё рано. За этот день Юми предстояло ещё несколько десятков раз заполнить картридж…
    
     Зверинец. Вдоль стен тянулись многочисленные ряды плексигласовых клеток. Крысы, собаки, коты, птицы, свиньи, ящерицы, кролики, змеи и прочая живность – обитатели этих клеток.
     Лариса села за терминал. Протиснула руку в отверстие управления механического хвата. Вывела на монитор крысиный сектор. В помещении было так тихо, что она отчётливо слышала мягкий топот кнопок клавиатуры. Плексиглас клеток содержал в себе шумоизолирующее вещество.
     Механический хват мягкой клешнёй ловил забившееся в углу животное и отправлял в усыпляющую камеру. Только зверёк оказывался в камере – выпускался снотворный газ. Крыса тут же засыпала мертвецким сном.
     Лариса повторила операцию пять раз. Вызвала Теда по внутренней связи. Он пришёл с пятиминутным запозданием. Проверил биологические показатели подопытных животных. Одна крыса не прошла анализ – у неё было выявлено сердечно-сосудистое заболевание. Ненужное животное направили в камеру умерщвления и заменили его новым, прошедшим анализ.
     Сложив спящих крыс в переносную клетку, Тед отправился с ней в экспериментальную лабораторию.
    
     Борис ввёл иглу в мохнатую лапку животного. Поршень медленно выдавливал мутно-красную жидкость из шприца. Инъекция завершена. Ещё одна подопытная крыса инфицирована вирусом «Меркурий-13». Десятая и последняя на сегодня…
    
     5
    
     Дневник записей наблюдений за инфицированными животными вирусом «Меркурий-13»
    
     Д.м.н., профессор Камнев Б.С.
    
     3,06,98
     Благодаря слаженности и высокому профессионализму команды инфицировано первые десять подопытных крыс. Высокие показатели продуктивности, учитывая необычность вирусных тел по сравнению со всеми известными аналогами мимивирусов. Назначил Карла главным наблюдателем за подопытными животными. Не смотря на вспыльчивый характер, специалист он более чем хороший.
    
     4,06,98
     Инфицировано пять ужей и три кролика.
     Карл прибыл с первым отчётом. Результаты плачевные. Из десяти крыс выжила лишь одна. Остальные погибли в течение шести часов с момента инфицирования. Смерть сопровождалась повышенными конвульсиями мышечных тканей и пеновыделением из ротовой полости. У меня есть подозрения, что была превышена дозировка вируса. Что же касается выжившей крысы, подопытного образца №6: состояние её критическое. Мышечные ткани конвульсируют. Зрачки не реагируют на свет.
     На заметку: понизить в два раза дозировку для крыс.
    
     5,06,98
    
     С учётом понижения дозировки, было инфицировано пять кроликов и пять крыс.
     Заражённые вчера животные за ночь погибли. У некоторых наблюдаются внешние морфологические изменения. Так, у одного кролика наблюдается выпадение шерсти в области задних лап и нижней части спины. У всех змей произошло смещение предчелюстных костей, что видно даже невооружённым глазом. Распорядился Теду провести вскрытие для выяснения новых аномалий. Семёну – провести химический и микроскопический анализ клеток.
     Удивительно, но подопытный образец №6 ещё жив. Немного реагирует на свет. Тело не перестаёт содрогаться в конвульсиях.
    
     6,06,98
    
     Произведено инфицирование двух свиней, двух собак и четырёх ужей.
     Вчерашние крысы погибли. Зато все пять кроликов остались в живых. За ночь у каждого из них выпало большое количество шерсти.
     Вскрытие подтвердило мои подозрения. У каждого инфицированного животного наблюдается аномальное расширение внутренних органов.
     Химический и микроскопический анализ выявили у каждого образца уплотнение костной ткани, нарушение оболочек клеток и мутации аминокислотных комплексов.
     Подопытный образец №6 начал мутировать. Зрачки и белки глаз приняли ярко-красный цвет, шерсть потвердела. В области позвонков наблюдается образование роговистых наростов. Состояние животного по-прежнему критическое. Конвульсии прекратились, но оно остаётся на своём месте и не принимает пищу. На данном этапе исследований – это пока что наибольшие достижения. Посмотрим что будет дальше. Через три дня необходимо предоставить первичные результаты исследований непосредственно господину Куану Хезнако. Это усиливает напряжение в коллективе. Сегодня вечером случайно услышал как Семён беседовал с Ларисой по поводу неудовлетворительных результатов испытаний. Виду не подал, что заметил. Прошёл дальше. Он наверное забыл, что в микробиологии даже неудовлетворительный результат – уже хорошо…
    
     7,06,98
    
     Моим решением временно прекращено инфицирование животных. Пока есть материал для работы.
     Кролики полностью полысели. Как и у крысы, белки и зрачки глаз приняли ярко-красный цвет. Наблюдается уплотнение кожного покрова. Анализ ткани выявил неизвестное науке нарушение митоза клеток.
     Обе заражённые собаки выжили. Симптоматика действия вируса схожая с кроликами – выпадает шерсть.
     Обе свиньи так же выжили. Пока что не наблюдается наружных морфологических изменений.
     Четыре ужа, увы, погибли. Можно предположить, что на чешуйчатых вирус оказывает смертоносное воздействие.
     Проходя мимо клетки с одним из полысевших кроликов, испытал временный, неоправданный приступ страха. Животное мордой уткнулось в плексигласовую стенку и устремило на меня свои красные глаза. Вряд ли моя закалённая психика могла пошатнуться от вида мутировавшего млекопитающего. Пока никому не говорил. Этот факт следует изучить.
     Крыса жива, но не поднимается с места. Шерсть её превратилась в колючую щетину, как у ежа, а из спины торчат длинные роговые наросты. Неприятное зрелище, хочу заметить.
    
     8,06,98
    
     Собаки полысели, уплотнился кожный покров, покраснели глаза. Гиперактивны. Кружат по своим клеткам и лают, словно хотят поиграть. Особую радость проявляют, когда рядом Тед. Он говорит, что слышит, как они просятся на волю. Он всегда любил собак и не удивлюсь, что придуманными небылицами он просто хочет им помочь. Но полностью отвергать возможность проявившихся у собак в результате заражения вирусом «Меркурий-13» экстрасенсорных способностей нельзя. Нужно провести анализ мозговой деятельности собак. Так, на всякий сулчай.
     К сожалению, свиньи скончались ночью в жутких конвульсиях и пеновыделении из ротовой полости. Видимо, их организм не воспринял вирус. Есть подозрение, что при отторжении, вирус оказывает разрушительное воздействие. Это объясняет смерть подопытных животных. Их иммунитет заблокировал путь к изменению аминокислотных комплексов, в результате чего вирус их попросту уничтожил. Складывается впечатление, что «Меркурий-13» - микроскопическая форма жизни, способная принимать свои собственные решения. Нужно проработать эту теорию.
     Крыса всё так же не сходит с места. Но еда в её клетке исчезла. Видимо она ночью съела. Следовательно, при необходимости передвигаться она способна.
     Я беседовал с Юми, когда все пять кроликов-мутантов одновременно уткнулись мордами в стенку и уставились на нас. Ниоткуда взявшиеся страх и отчаяние, которые я испытал в ту минуту нельзя передать словами. Скажу только, что мне хотелось просто покончить с собой, лишь бы прекратить нахлынувшие переживания. Юми пожаловалась, что испытала то же самое. Видимо, кролики способны каким-то образом воздействовать на подсознание.
     На заметку: предупредить экипаж держаться подальше от клеток с кроликами.
    
     9,06,98
    
     Проведенные анализы мозговой деятельности собак и кроликов подтвердили подозрения о возникновении экстрасенсорных способностей.
     Тед утверждает, что собаки признали его своим лидером и ждут, когда он прекратит эти негуманные опыты и выпустит их на свободу. Они обещают вести себя послушно и служить нам верой и правдой. Я ему до конца не верю, ведь ко всем собакам он относится с такой любовью, которую не всегда может подарить человеку…
     Крыса по-прежнему не движется с места. Применённые к ней внешние раздражители не произвели никакого эффекта. Она даже не пошевелилась и закрыла глаза.
     От кроликов держался на расстоянии. Все эксперименты проводил Семён. Он говорит, что рядом с ними страха не испытывает. Видимо, его мозг менее податлив к волновому воздействию.
     Сегодня предоставил господину Хезнако отчёт о проделанных исследованиях. О выявлении экстрасенсорных способностей пока не упоминал – хочу провести ещё ряд тестов.
    
     10,06,98
    
     Это невероятно, но подопытный образец №6 ночью прогрыз прочнейшую стенку плексигласа и сбежал. Жутко осознавать, что колючий красноглазый крысёныш-уродец бродит где-то рядом по палубе твоей станции…
     В целях безопасности приказал каждому члену экипажа вооружиться сонарными шоккерами и, по возможности, не ходить поодиночке.
     Тед говорит, что собаки видели как крыса сбежала. Они обещают, что в считанные часы смогут изловить и нейтрализовать её. Ещё они говорят, что это нужно сделать обязательно, так как всё время чувствовали в ней затаившееся зло и ненависть. Если этого не совершить – можно дождаться серьёзной беды. На вопрос, а что же они думают по поводу кроликов, наводящих на людей приступы паники, собаки через Теда ответили, что кролики добрые и вреда никому причинить не хотят. Просто им самим очень страшно сидеть взаперти прозрачной клетки. И этот страх распространяется на приблизившихся к ним людей. Они этого не хотят, но так уж получается…
     Быть может, некоторые слова Теда и не лишены смысла… Всё же, собак пока выпустить не рискну.
     Все озадачены, если не сказать – напуганы побегом крысы мутанта. Я не исключение…
    
     11,06,98
    
     Чёртова тварь! Когда я оглушил её сонарным шоккером – было уже поздно. Она вгрызлась в шею Семёна. Звуковая волна оглушила и Семёна, но выбора другого не было. Приказав остальным оказать раненному медицинскую помощь, я аккуратно вытянул зубы бессознательной подлой гадины из его шеи и направился в зверинец. Кинул тварь в камеру умерщвления. Больше она никого не укусит!
    
     6
    
     Мутация развилась быстро. Заражённый через слюну крысы Семён уже вряд ли мог называться человеком. Полысевший, набравший мышечную массу, согнувшийся и передвигающийся подобно примату... Затвердевшая кожа, ороговевшие пластины торчащие из позвоночника, красные как кровь глаза…
     Сразу же после укуса, Семёна поместили в лазарет. Когда его тело начало мутировать, в целях безопасности экипажа было предложено деактивировать внутреннюю панель управления входной дверью и стенами. Еду подавали через узкую щёлочку в двери, предназначенную на случай карантина.
     Лазарет стал тюрьмой. Но разве был другой выход? Разум Семёна слишком часто стал поддаваться моментальным приступам ярости и агрессии. Он крошил столы, койки, бил кулаками о стены. Спустя время он озадаченно глядел на нанесённые собой разрушения и вслух ругал себя вполне членораздельными словами и даже предложениями.
     Озадаченный случившимся Борис не нашёл другого выбора, кроме как обратиться за помощью к господину Куану Хезнако. Тот с пониманием отнёсся к проблеме и пообещал тут же направить на станцию корабль с помощью. Спасатели прибудут ровно через одиннадцать дней. Он приказал не предпринимать ни каких действий и дожидаться корабля. Борис ослушался этого приказания и до прибытия помощи направил все силы оставшейся в здравом уме (насколько это было возможно в той ситуации) команды на создание вакцины против вируса «Меркурий-13».
     Хуже всех трагедию с Семёном восприняла Лариса. Несколько дней подряд она непрерывно рыдала, а потом заперлась в зале отдыха и больше не выходила оттуда. Все попытки установить с ней связь закончились неудачно. Внутренний канал она отключила, а внешний игнорировала. Иногда, члены экипажа, в очередной раз вызывавшие её по внешней связи, слышали гудки, характерные ситуации, когда связь занята другим разговором. С кем могла говорить Лариса – для всех оставалось загадкой. Скорее всего, это были её родители. Ведь нужно же кому-то излить душу? Радовало хоть то, что в комнате присутствовал генератор пищи. По-крайней мере, с голоду она не умрёт…
     В результате проверки вакцины погибли все кролики-мутанты, но позитивного результата получить не удалось. Вводить пробный образец в собак не допустил Тед. Да в этом и не было необходимости. От вируса «Меркурий-13» нельзя было излечиться. Кому как не Борису об этом знать? В результате воздействия на клетки живого организма, вирус производил денатурацию белка, изменял его, подстраивал под себя, стирал всё, что могло хоть как-то походить на прошлую структуру. Такой процесс необратим. Попытка вернуть прошлый состав ДНК обязательно закончится биологической смертью подопытного, в чём он пятикратно удостоверился на один за одним погибавших кроликах…
     Семён был обречён. Человеком ему уже не стать…
    
     До прибытия спасателей оставался один день.
     За столом сидели Борис, Карл и Тед. Юми раскладывала тарелки. У всех – озадаченные, печальные лица. «Ну что, заработал каждый по паре лимонов?!» – выражал их взгляд…
     Юми заговорила. Ей впервые за всё это нелёгкое время захотелось завести разговор о чём-то другом. Хотелось оторвать себя от случившейся проблемы, взять с собой присутствующих здесь друзей и унестись в безоблачный мир, где всё прекрасно, где нет проблем, где нет ни мутаций, ни страхов, ни тяжёлой глыбы причастности, с каждым днём всё сильнее сгибающей твою спину…
     - Это, конечно, звучит смешно и странно, но в детстве мама заставляла меня читать книги.
     - Книги? Громоздкие средневековые носители информации? Они ещё в начале двадцать третьего века отжили себя, если не ошибаюсь… – поделился знаниями Карл.
     - Да, это действительно звучит смешно и странно, – оживился Борис. – Ты никогда мне не рассказывала.
     - И что же? Каковы эти книги? – интересовался Тед.
     - Они действительно громоздкие, – начала Юми. – Очень неудобные по сравнению с голографическими проекторами. Вначале, от непривычки, ими сложно пользоваться. Нужно постоянно входить с её страницами в физический контакт чтобы перейти к следующему блоку информации. Но всё же, что-то было особенное в этих неуклюжих носителях информации. Я всегда задавалась вопросом что именно? Дух давно прошедшей эпохи? Обширность информации при её скупом потоке? Не знаю даже…
     Прошло довольно много времени с тех пор, когда я в последний раз читала книгу. В университете на это просто не хватало времени, а здесь, на станции, об этом и речи быть не может. Но последнее что прочитала, до сих пор вертится у меня в голове. Помню, это был рассказ японского писателя начала двадцатого века. Его звали Рюноскэ… – Юми ненадолго задумалась, вспоминая фамилию писателя. – Акутагава, если не ошибаюсь. Да! Не могу ошибаться. Мама часто вспоминала о нём, советуя прочитать что-то из его творчества…
     - Мне не понять, как это писатель мог излагать свои творения одними лишь словами. Это ведь неправильно, – возмутился Тед. – Как же его можно понять? Ни голографического проецирования, ни звуковых эффектов…
     - Я тоже не могла понять, пока не прочитала, – ответила Юми. – Это так вначале кажется. Но все образы возникают у тебя в голове. Звучит, конечно, неправдоподобно, но это так.
     - Невероятно! – подхватил Борис. – Надо будет где-нибудь книжку раздобыть, проверить.
     - И что там? Я про рассказ, - вмешался Карл.
     - Это был рассказ про белого пса. Я не помню имён героев, а выдумывать свои не хочу. Поэтому обойдусь и без них. У пса был друг – другой пёс. И как-то раз другой пёс попал в беду. Живодёр забирал его в свой фургончик или что там у него было, а белый пёс не смог что-либо сделать. Вернее, он хотел залаять, но, ощутив на себе злобный взгляд живодёра, испугался и убежал. Белый пёс прибежал в свой двор и начал рассказывать хозяевам, - мальчику и девочке - что с ним произошло. Но они не узнали его. Мальчик прогнал пса палкой.
     Оцепеневший от недоумения возле отразившей его лужи, белый пёс осознал, что стал чёрным. Ни единого белого пятнышка – лишь смолянисто-чёрный цвет шерсти. Он со всех сил попытался убежать. Но разве можно убежать от самого себя?
     А что потом? Об этом можно было узнать из газет. Тогда газеты были сделаны, как и книги, из бумаги. Газеты писали про удивительно храброго чёрного пса, спасшего из пожара ребёнка, утащившего растерявшегося мальчика из под шпал поезда, защитившего персидскую кошку от змеи, победившего в тяжёлой схватке волка, угрожавшего людям и так далее…
     Белый пёс стыдился своего чёрного цвета. Каждый раз, когда он видел своё отражение, то вспоминал трусость, из-за которой он не спас своего друга от живодёра. Поэтому-то пёс и стал искать смерти – помогая другим. Но смерть преследует лишь трусов. Храбрые ей неинтересны…
     С каждым новым днём, тоска по хозяевам росла, поглощая его как океан тонущий корабль.
     Однажды, он всё-таки решился вернуться домой. Белый пёс понимал, что в этот раз мальчик может убить его палкой или камнем. Но лучше смерть, чем невыносимая тяжесть разлуки с хозяевами.
     Вместо того чтобы прогнать – мальчик и девочка приласкали его. Ведь шерсть белого пса вновь стала белой…
     Юми закончила. Лица её собеседников были мрачнее и задумчивей прежнего. Все молчали. На глаза Теда наворачивались скупые, неумело скрываемые слёзы.
     - Вот мы и почернели, когда Семёна крыса заразила… – с трудом выдавил из себя Борис. – А как обратно побелеть-то? Знает кто?..
    
     7
    
     Спасательный корабль состыковался с научно-исследовательской космической станцией «Молот» ровно в указанный господином Хезнако день. Экипаж станции толпился у входа, дожидаясь своих героев. За эти дни можно было впервые увидеть улыбки, украсившие их лица.
     Вот тут-то всё самое плохое и началось.
     Разъехалась дверь и на борт станции ступил военный ботинок, затем ещё один и ещё…
     Люди в бардовых военных скафандрах направили плазменные винтовки на учёных. Приказали лечь на пол и сомкнуть пальцы на затылке.
     Отличавшийся вспыльчивостью Карл замахал руками и потребовал объяснений. Без каких-либо предупреждений, один из солдат надавил гашетку. Зеленоватый всплеск плазмы растёкся по телу учёного, спалив его живьём. Комната наполнилась едким запахом жареной плоти и палёной одежды.
     Пленённый экипаж в лице Бориса, Юми и Теда заперли в столовой, предварительно вынеся из неё всю посуду. Но заточение продлилось недолго. Не прошло и часа, как их отвели в основную лабораторию и намертво приковали к столам кожаными захватами.
     - Ну что ж, вам выпала высокая честь совершить такую жертву во имя науки!
     Голос звучал до боли знакомо. Борис поднял веки. Лариса!
     - Лариса, это ты? Глаза меня не обманывают?!
     - Как же! Тебя, Боря, глаза никогда не обманывают…
     - Ты! – со всей захлестнувшей ненавистью крикнул Тед! – Ты! Ты! Ты-ы-ы!
     - Я, голубчик, кто же ещё? – ликовала Лариса.
     - Лариса, как ты могла? – не верила Юми.
     - А ты, подстилка шефа, молчи вообще. Залепить ей рот. Да, и любовничку тоже!
     Солдат с особой жестокостью залепил рты кляпами Юми и Теду.
     - Подлая тварь! – свирепел Борис. – Как же ты могла так нас предать?! Столько лет ты была с нами! Ай-я-яй! Какая гадость! Какая дрянь! Подлая гадина!!!
     - Залепи и ему рот! – приказала Лариса. – Зря ты тогда меня отверг… очень зря… – её глаза засверкали недобрым светом. – Тебе больше узкоглазые пигалицы по душе! Ладно, что было – то было… – смягчилась она. – Друзья, я не со зла. Вы не поймите неправильно, – добродушно заговорила Лариса, словно сидела с ними у распаленного камина. – Я к вам всей душой, но двенадцать миллионов… Разве тут нужно что-то ещё говорить? Да и зачем? Скоро вы себя будете смутно помнить, и, возможно даже, хорошо ко мне относиться…
     - Жаль, что Карла убили, – вздохнула предательница. – Из него бы хороший подопытный экземпляр вышел. С его-то темпераментом…
     - Скажите, – глаза Ларисы вновь засверкали, – зачем тратить бесценные образцы столь мощного мутагенного вируса на животных? Господин Хезнако лично просил меня проверить его на вас, – она посмотрела в полные ненависти глаза Бориса. - Ты хоть можешь себе представить, что «Меркурий-13» может сделать с тобой? Если какая-то дворняга получает экстрасенсорные способности, а крыса превращается в идеального убийцу! Стоит только чётко выдрессировать! Подумай, каким оружием будет обладать глубокоуважаемый Куан Хезнако! С его бесконечными денежными ресурсами и столь мощным военным преимуществом он сможет диктовать любой звёздной системе свои правила! А я буду ему в этом всячески помогать, получая скромную плату десятками и даже сотнями миллионов в месяц…
     Кстати, сам господин Хезнако сейчас на состыкованном к нашей базе корабле. На борт «Молота» глубокоуважаемый господин ступить не пожелал. Зачем рисковать? Он очень внимательно следит за всем, что сейчас происходит на нашей палубе. Вы ведь не питаете себя ложными надеждами, что в стены не вмонтированы голодатчики наблюдения? Такие есть на каждой научно-исследовательской базе…
     - Хватит трепаться! – донёсся откуда-то из стены хриплый голос. - Проводи инфицирование!
     - Слушаюсь, господин Хезнако, - преданно отозвалась Лариса, взяла с подноса один из трёх шприцов и вколола ярко-красный раствор в плечо Бориса. С Юми и Тедом она проделала то же самое.
    
     Не прошло и пяти часов, как Тед умер от неприятия организмом вируса…
    
     Борис был заточён в столовой. Его глаза покраснели, выпали все волосы, кожа покрылась чешуёй, из пальцев выросли острые когти. Частые приступы ярости наплывали на его сознание и он трощил всё вокруг. Ломал стол, крошил стулья, бил кулаком по стенам, полу и потолку. Ясность рассудка очень редко посещало его. Когда это происходило, он вспоминал всё: предательство, эксперименты над людьми, вирус… Его начинала захлёстывать злость и желание разорвать когтями глотку Ларисы. И тогда ярость вновь наплывала на его сознание, и ясный рассудок опять покидал его.
     Ненависть Бориса к Ларисе не знала пределов. Иногда ему казалось, что видит себя её глазами, проводит над собой анализы, исследования, систематизирует данные, дразнит двух исхудавших собак-мутантов кусками мяса…
     Однажды, в промежуток времени когда ясность рассудка вновь появилась, Борис понял, что эти образы ему видятся не случайно. Благодаря действию вируса, он получил мощнейшие экстрасенсорные способности. Он мог посещать сознание других людей и находиться в нём как молчаливый наблюдатель. Если бы получилось ворваться в это сознание и хоть ненадолго заполучить над ним контроль…
     Очистив (на сколько это было возможно) разум от мрачных мыслей о Ларисе, Борис начал учиться управлять своими приобретёнными способностями. Приступы ярости уменьшились, но до конца их преодолеть не удалось. Оказалось, что ими, в большинстве случаев, можно управлять. Стоит только не думать о плохом, не расстраиваться и не впадать в отчаяние.
     Первые попытки целенаправленных экстрасенсорных сеансов были похожи на первые шаги ребёнка – такие же неумелые и робкие. Голоса в голове смешивались в единый гул. Иногда можно было различить некоторые фразы, иногда – целые предложения. Рычащий голос всё повторял: «Смерть за смерть вожака! Смерть за смерть вожака!..» Испуганный, полный обречённости голос Юми вопрошал: «Что? Что со мной? Борис не будет любить… я – уродка…» Низкий голос Семёна всё твердил: «Крыса, крыса, крыса…» Надменный голос Ларисы подсчитывал разные цифры и подставлял в нужные формулы. Хриплый голос Хезнако представлял, как правительства сотен планет падут к его ногам с мольбами прекратить вторжение армии сверхлюдей, способных парализовывать врагов на расстоянии и не имеющих себе равных в ближнем бою… Ещё какие-то голоса, скорее всего военных, обсуждали свои дела, зарплату, вспоминали прошлые сражения, шутили…
     Со временем, Борис научился поддерживать обоюдную телепатическую связь с Юми и Семёном. После недолгих расспросов и проклятий в адрес Ларисы (которые заканчивались приступами необузданной ярости), он поделился с ними своими соображениями о сложившейся ситуации. Хезнако нужно остановить. Это вполне возможно сделать руками Ларисы. Телепатических способностей Борису хватает чтобы войти в её сознание, но взять над ним контроль не удаётся. Самый большой его успех – она легонько дёрнула рукой. Этого откровенно мало. Поэтому-то нужна помощь Юми и Семёна. Им необходимо научиться совладать со своими способностями и направить их в нужное русло. Если все одновременно войдут в сознание Ларисы, то шансы на успех возрастут…
    
     Эпилог
    
     С момента инфицирования учёных прошло чуть больше месяца.
     Куан Хезнако оставался на состыкованном к станции корабле. Он тщательно следил за испытаниями, предвкушая умопомрачительные результаты, которые, а он в этом не сомневался ни на миг, принесут ему такую власть, масштабы которой трудно будет измерить тысячами килопарсек.
     Лариса проводила анализ только что полученных данных и вдруг ощутила сильнейшую, пульсирующую боль в затылке. Она видела, как её пальцы набрали на клавиатуре главного терминала код самоуничтожения станции. Высветился обратный минутный отчёт до взрыва. Как бы она ни пыталась – помешать самой себе не удалось. Разум её всё понимал, но контроль над телом она потеряла. Затем её пальцы вызвали окно управления клетками подопытных животных и ввели команду «открыть все».
     Последнее что помнила Лариса – это как собачья челюсть сомкнулась на её горле…
    
     Ослепительная вспышка растеклась по мрачной космической темноте, облаками смертоносной плазмы поглощая не успевший войти в гиперпространство корабль Куана Хезнако.
     Холодная тишина вакуума. И лишь уносящиеся прочь расплавленные осколки остались молчаливыми свидетелями…

  Время приёма: 12:13 12.07.2007