22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Энтони Талтер Количество символов: 24407
29. Женщина на корабле. Водный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

s031 Особый подход


    

    – Будешь сэндвич? – с набитым ртом поинтересовался Джей.
    – Нет, – отрицательно качнул головой Леон. – И прочую дрянь, которой ты портишь желудок, тоже не хочу. Единственное моё желание – вернуться в космопорт, взять что-нибудь потяжелее и раскурочить это корыто в хлам!
    Напарники сидели в крохотной рубке, походившей сейчас на ремонтную мастерскую и общественную свалку одновременно. Половина панелей была снята, а пол едва проглядывал из-за внушительного слоя упаковок из-под еды вперемешку с содержимым разобранных устройств. Леон как раз пытался раскрутить очередной блок, вынутый откуда-то из недр панели управления, и никаких позывов к еде не испытывал.
    Джей же напротив, уютно устроился в штурманском кресле и с удовольствием принялся за сэндвич. Леон чертыхнулся и отшвырнул злополучную деталь.
    – Мы можем здесь ковыряться хоть до скончания века, но я уверен, что система в порядке!
    – Почему же мы тогда не на Леруа? – с интересом спросил Джей. – Хотя, может ты и прав. Пока не протестируем центральный процессор напрямую, все наши попытки выяснить, что случилось – гадание на кофейной гуще. Кстати, кофе-то у нас закончился, и сэндвичей катастрофически мало осталось.
    – Господи, – простонал Леон, закрыв лицо руками. – Через два дня нас размолотит астероидное облако, а ты думаешь только о еде! За что мне это всё…
    – Не волнуйся, – миролюбиво улыбнулся Джей. – Обещаю, что к завтрашнему дню я доберусь до процессора, даже если мне придется работать без перерыва на обед!
    – Я тебе лично медаль вручу за проявленный героизм, – буркнул Леон.
    – Знаешь, это ведь не так просто. Пока три технических уровня преодолел, думал с ума сойду. Авторемонт не работает, даже банальную плазменную горелку не включишь. Приходится по старинке, слава Богу, я набор инструментов с собой всегда вожу. Вроде как талисман, а сейчас пригодился…
    Джей кивнул на чемоданчик, который принёс с собой в рубку и продолжил есть.
    – Добраться до процессора одно дело, – Леон зашарил глазами по загаженному полу в поисках выброшенного блока. – Нам ещё нужно будет выяснить…
    Его прервала молчавшая до сих пор система жизнеобеспечения, выдавшая затейливую трель. Мелодия, насколько мог вспомнить мужчина, оповещала о включении санитарной чистки. И действительно, через несколько секунд, из крохотного служебного шлюза выполз малютка-уборщик, о существовании которого приятели уже порядком подзабыли. Робот обвел рубку фасеточными окулярами, схватил чемоданчик с инструментами и был таков.
    Шлюз с издевательским чмоканьем закрылся, но оба еще несколько секунд ошеломлённо смотрели на него, не веря своим глазам. Из отвисшей челюсти Джея медленно выпал кусок недожёванного сэндвича.
    – Куда…? – только и смог выдавить он.
    Ответить на этот вопрос Леону было нечего. Он медленно откинулся в кресле и обречённо прошептал:
    – Господи, а как всё хорошо начиналось…
    


    

    ***
    

    Две недели назад
    

    Космопорт возбуждённо бурлил, изредка исторгая из себя выбившиеся из графика грузовозы. Суперкарго работал уже двадцать часов и держался исключительно на стимуляторах, что крайне негативно сказывалось на его настроении.
    – Какого чёрта у вас тут творится? – недоуменно спросил Леон, едва разминувшись с прущим на него погрузчиком.
    – Соседняя звезда немного взорвалась, – язвительно процедил работник космопорта, не поднимая глаз от планшета. – Ничего, скоро уже всё восстановят, а пока забирай птичку и проваливай.
    «Птичкой» оказалось широкое судно, с трудом разместившееся в посадочной зоне. Леон с одобрением отметил плавность изгибов корпуса и дополнительные турбины на основных крыльях – корабль обещал хорошую манёвренность.
    – А что за модель?
    – Вот тут самое интересное, – зачастил суперкарго, косясь на часы. – Судно экспериментальное, но для твоего маршрута – в самый раз. Летишь на Леруа и там заполняешь стандартную форму, как корабль показал себя во время пути. Гонорар, соответственно, тройной.
    Предложение было более чем заманчивое, но, с другой стороны, становиться добровольным испытателем незнакомой техники довольно рискованно, особенно на таком сложном маршруте.
    – И кто же так щедро платит?
    – Леруанцы, – пожал плечами суперкарго. – Видимо, надоело им перебиваться редкими поставками, вот и прислали нам целую пачку своих… разработок. Большинство из них сейчас в утиле, но несколько оказались весьма неплохи.
    Леон покачал головой и углубился в характеристики нового корабля.
    – Так ты берёшься?
    – Мне кажется, у корабля тоннаж больше заявленных восьми сотен, – пилот скептически поглядел на «разработку». – И вообще…
    – Слушай, – перебил его суперкарго. – Этот груз должен быть на Леруа уже вчера, понимаешь?  Или ты сейчас садишься в посудину и выходишь на маршрут, или я отдаю заказ Бжежинскому и Касаеву, они как раз сейчас на ожидании. Судно прошло первичную обкатку, все системы там работают, и если тебе просто страшно…
    – Беру, – Леон приложил ладонь к планшетке, подтверждая согласие дактилоскопической подписью. – Надеюсь, обратно меня порожняком не отправят…
    Но суперкарго уже бежал к следующему грузовозу, на ходу вчитываясь в полётный план.
     – Чистый дурдом, – незаметно подошедший Джей уплетал здоровенный гамбургер. – И на этом корабле нам лететь? Красивый…
    – Доедай скорей, у нас всего полчаса на предполётную подготовку.
    – Торопливость ещё никого до добра не доводила! – наставительно покачал пальцем напарник, не двигаясь с места.
    Леон чертыхнулся и полез внутрь проверять груз.
    


    

    ***
    

    – Это не тот корабль, – вынес вердикт Джей, привычно плюхнувшись в кресло. – Часть характеристик не совпадает.
    – Дьявол их всех побери, – прошипел Леон и переключился на автопилот. – Как можно было перепутать грузовоз?!
    – Сам вспомни, что там творилось, – Джей вынул из нагрудного кармана батончик и принялся его разворачивать. – Ошиблись в бортовом номере, полагаю. Это не штатная модель – серийные номера  отсутствуют, так что нам просто попался другой испытуемый.
    – Или кандидат в утиль, – скривился пилот.
    – Может быть, но вряд ли.
    – Тройной гонорар… Если мы повернём, денег нам не видать.
    – Вообще-то, за полчаса проверить все характеристики было невозможно, нам едва времени на груз хватило…
    – Мы приняли корабль, – отрезал Леон. – Теперь вся ответственность за него лежит на нас.
    – И что нам делать?
    – Лететь дальше, – пожал плечами пилот. – Из этой глухомани мы на связь не выйдем, пока не достигнем колонии, а там легче будет сдать груз, чем выяснять, кто именно облажался при погрузке. Думаю, руководство космопорта предложит замять дело и не предавать инцидент огласке.
    – Это если мы долетим.
    – Другого варианта нет, Джей, посмотри на нас! Оба давно уже разменяли четвёртый десяток, а что за душой? Работаем от маршрута к маршруту, рискуем своей жизнью за копейки, а у самих даже нет собственного корабля!
    – Ну, его и не купишь даже за тройной гонорар…
    – По крайней мере, можно будет взять необременительный кредит, а если правильно разыграть карты с космопортом, и в долги лезть не придётся. Отдадут нам какое-нибудь корыто вроде этого, а мы его сами подшаманим, чтоб летать было не страшно.
    – Резон есть, – кивнул Джей. – Лишь бы добраться без приключений.
    – Мы с тобой на Космофлоте и не с такими посудинами справлялись. Неужели на этот раз спасуем?
    – Планы на будущее отвлекают от мысли, что его может и не быть.
     Механик тяжело вздохнул, выбросил упаковку на пол и ушёл тестировать системы. Маленький робот-уборщик тут же выскочил из технического шлюза, подхватил её и юркнул обратно. На кораблях премиум-класса обёртка просто распылилась бы на атомы, но до таких технологий леруанцам было ещё очень далеко.
    «Слава Богу, хоть автопилот догадались воткнуть», – покачал головой Леон и снова взялся за штурвал.
    


    

    ***
    

    «Приключения» начались ровно через неделю. Леон направлялся в каюту, чтобы отдохнуть перед тяжёлым отрезком пути, и застал Джея за странным занятием. Механик методично раскидывал по полу мелкий мусор и выглядел слегка озадаченным.
    –  Проблемы? – сразу насторожился пилот.
    – Уборщик перестал работать.
    – И всё?
    – Система жизнеобеспечения в порядке, думаю это простая поломка. Сейчас вскрою технический отсек и посмотрю в чём там дело.
    – Я думаю, лучше туда не лезть, – предложил Леон. – Ничего страшного не случилось, а леруанские учёные будут недовольны, что мы копались внутри судна. Запишем инцидент в отчёт, и пусть в следующий раз раскошелятся на нормальную систему утилизации.
    – Ладно, надеюсь, это самое неприятное, что случится с нами на маршруте.
    Но уже на следующий день, по корабельному времени, сломался пищеблок. Механик возился с ним несколько часов, но так и не смог разобраться, почему он перестал синтезировать еду.
    – Я не собираюсь весь оставшийся путь питаться сухпайком! – заявил Джей, и Леон впервые за много лет уловил в голосе напарника раздражение. – Если дело не в железе, то это скорей всего сбой в системе жизнеобеспечения.
    – Сейчас вызову сюда программиста и он всё поправит, – саркастически предложил пилот. – Мы на полпути и поворачивать глупо.
    – А если следующим навернётся климат-контроль?
    – Наденем скафандры.
    Механик фыркнул и, шурша неубранными обёртками, направился в служебный отсек за инструментами. Он копался внутри корабля весь оставшийся день, но ничего, кроме отключения душевой кабины, не добился. Взбешенный Леон, который как раз хотел искупаться, перед тем как лечь отдыхать, выволок Джея за шиворот и запретил приближаться к техотсеку ближе, чем на шесть футов.
    Через пару десятков часов корабль приблизился к самому сложному участку маршрута, из-за которого к Леруа и не любили летать большинство экипажей. Этот сектор космоса изобиловал мигрирующими скоплениями астероидов, пробираться сквозь которые было, словно играть в русскую рулетку.
    Леон оценивал очередной вариант, предложенный бортовым компьютером, и всё больше мрачнел. Ни один из них категорически не подходил, будь даже у пилота новейший штурмовик вместо обычного грузовоза.
    – Только не говори, что забарахлил навигатор, – Джей, против обыкновения, ничего не жевал и был предельно сосредоточен.
    – Хорошо, не буду, но нам придется лететь исключительно на ручном управлении.
    – Ох, как всё плохо…
    – Напомни мне, если долетим живыми, оторвать этому суперкарго голову.
    – Боюсь, ты и без меня не забудешь, – поёжился механик.
    Перед ними расстилалась мешанина космических скитальцев, размером от банальной гальки до малых планетоидов, во много раз превышающих размеры грузовоза.
    Леон ещё раз проверил противометеоритную защиту и осторожно повёл корабль вдоль астероидного скопления. К сожалению, облетать препятствие  из-за его размера было бессмысленно, но и ломиться в самую гущу пилот не собирался. Час спустя радар нащупал достаточно широкий просвет, через который можно было рискнуть пробраться.
    – Поехали! – выдохнул Леон и повернул судно.
    Глыбы, мимо которых летели приятели, потрясали своими размерами, но и расстояние между ними было велико. Свет далеких звёзд почти не пробирался сюда и Джею, занявшему место штурмана, иногда казалось, что они летят сквозь каменный туннель.
    Напарники почти преодолели астероидное облако, когда удача снова отвернулась от них. Пара космических айсбергов, чернеющих впереди, беззвучно врезались друг в друга, причем один от удара раскололся на части, перекрыв свободное пространство.
    – Ниже уходи! – подсказал Джей, лихорадочно просчитывая манёвр.
    Леон направил корабль в сторону, пытаясь уйти от осколков в стремительно сжимающийся просвет. Турбины заработали на полную мощность, приборы на центральной панели показывали несусветные цифры от перегрузки, но корабль на удивление чутко реагировал на малейшее движение штурвала.
    Они всё-таки проскочили, хоть и с противным скрежетом рвущейся обшивки. Рубку основательно тряхнуло, но до разгерметизации, к счастью, не дошло.
    – Просто царапина, – сообщил Джей, сверившись с показаниями приборов. – Но ещё бы чуть-чуть и мы потеряли левое крыло.
    – Нет, просто расшиблись бы всмятку, – пилот с облегчением выдохнул. – Ну, доберусь я до умников, кто эти системы сварганил на коленке...
    Астероиды стали попадаться всё реже, затем и вовсе пропали. Леон поставил корабль на автопилот и пошёл перекусить, а Джей остался оценить ущерб, нанесённый осколком.
    После отключения пищеблока еда друзей не блистала разнообразием, но голод им пока не грозил. Пилот соорудил небольшой бутерброд и как раз заваривал чай, когда в камбуз влетел побледневший Джей.
    – Что? – Леон вскочил на ноги.
    – Да, в общем-то, всё, – нервно пожал плечами механик. – Бортовой компьютер не отвечает.
    – Как?! Ещё пять минут назад он нормально работал!
    В рубку они ворвались одновременно. Леон сразу же засел за штурвал и попытался перевестись на ручное управление, но компьютер проигнорировал команду, как, впрочем, и все последующие. Через пару часов приятели сдались.
    – Чёрт знает, что творится! – развёл руками Джей.
    – Это не может быть последствием твоей "царапины"?
    – Исключено, поломки в космосе проявляются сразу, а не через некоторое время. Да и компьютер не выключился, а просто... не слушается.
    Оба примолкли, задумавшись каждый о своём.
    – Так, а что у нас с курсом? – наконец, произнёс механик.
    – Сейчас посмотрю.
    Штурманский навигатор тоже не реагировал на прикосновения, но был ещё один, попроще, предназначенный для пилота. Приборчик всеобщую забастовку не поддерживал и услужливо подсказал, что через четыре с половиной дня корабль войдёт в новое астероидное облако.
    – Всё, прилетели, – констатировал Джей.
    – Мы к тому времени должны достигнуть границы системы Леруа, – прикинул Леон. – Будем посылать сигналы бедствия и молиться, чтобы сбрендивший компьютер не размазал нас о первый попавшийся камень.
    – И параллельно начнём искать поломку своими силами, – закончил механик.
    Леон подумал и утвердительно кивнул:
    – Хуже уже всё равно не будет.
    


    

    ***
    

    После похищения уборщиком набора инструментов Джей с остервенелой методичностью заблокировал все технические шлюзы на корабле. Леон в это время обшарил судно в поисках всего, что помогло бы им вскрыть последний технический уровень и добраться до сердца грузовоза – центрального процессора. Поиск, как ни странно, увенчался успехом. Напарники возблагодарили Бога за неряшливых сборщиков, оставивших после себя немало полезного, и лихорадочно приступили к работе.
    – Ты даже не представляешь, какую дрянь иногда засовывают в корабль, – просвещал Джей, уплетая бутерброд и одновременно отсоединяя крепежи с последней панели. – Были случаи, когда наша рембригада находила устаревшие наноуглеродные чипы внутри боевого корабля, представляешь? Эти штуки банально перегревалась и вместо машины смерти в космосе летела груда бесполезного металлолома.
    К механику вернулось благодушное настроение. Он заготовил кучу тестовых приборов и заверял, что справится с любой хреновиной, которую заботливо воткнули криворукие леруанцы.
    – А у меня всё не выходит из головы этот чёртов уборщик, – поделился Леон с напарником. – Почему недомерок схватил именно твой чемоданчик?
    – Ты слишком мнительный, это был простой сбой.
    – И поэтому ты задраил все техшлюзы? – хмыкнул пилот.
    – Именно, – кивнул механик. – Тут на лицо явное искажение опознания вещей... Ты не поверишь, но если там кремниевый процессор, который их великие ученые украли в каком-нибудь музее освоения космоса, то на него могла повлиять та встряска от столкновения с осколком. Читал я про такие штуки и симптомы наших проблем сходятся с описанными, особенно смена понятий подконтрольный устройств.
    – И как же чинили этот доисторический механизм?
    – Разводным ключом.
    – Ты сейчас пошутить решил, что ли?
    – Да нет, понимаешь, тут дело в принципе «клин клином». По нему тихонько стучали, и всё приходило в норму. Про ключ я, конечно, загнул, но методика ремонта не менялась до тех пор, пока их не сняли с производства.
    – И как предки не боялись летать на таком утиле…
    – Наши потомки про этот корабль скажут то же самое.
    – Я, и не дожидаясь следующих поколений, заявляю, эта лохань – худшее, что приключалось в моей жизни!
    Механик хмыкнул и с торжествующим «та-дам!» снял прикрывавшую центральный процессор панель. Но вместо ожидаемого блока любой конструкции мужчины увидели небольшую ёмкость, наполненную бледно-голубой фосфоресцирующей жидкостью, в которой дрейфовал…
    Мозг. От ёмкости во все стороны отходили силовые кабели, не оставляя сомнений, кто именно управляет всеми системами корабля. С минуту потрясённые напарники таращились на открывшуюся им картину, наконец, Леон смог из себя выдавить:
    – Я тут видел где-то разводной ключ… Починить сможешь?
    – Не-а, – помотал головой Джей. – Это… Как же так…
    – Закрывай панель, – угрюмо произнёс пилот и сел прямо на пол, привалившись спиной к кожуху какого-то устройства.
    – Слушай, а разве такое не запрещено?
    – Наверное, человек был добровольцем, – пожал плечами Леон. – На каждой планете свои законы, тебе ли не знать. Другой вопрос – что нам теперь делать с этим… экспериментом.
    – Ну, починить его вряд ли удастся, –  проворчал механик, возвращая панель на место. – Интересно, а чей он…
    – В смысле? – удивился Леон. – Человеческий, конечно же, иначе как он управлялся бы с корабельными системами? Хотя, может он вышел из строя как-раз из-за перегрузки...
    Джей мотнул головой.
    – Да нет, я имел в виду – мужской он или женский?
    – А какая разница…
    Пилот замер на полуслове, пронзённый внезапной мыслью. Постепенный отказ приборов и систем, похищение инструментов и странное поведение бортового компьютера – всё сложилось в одну цельную картину.
    – Это женский мозг.
    – Откуда такая уверенность? – поинтересовался Джей.
    – Ничего не сломалось и не вышло из строя, просто она на нас обиделась.
    – Обиделась?!
    – Да, за наше поведение. Мы вели себя, как последние свиньи – мусорили где попало, не прислушивались к её советам… А под конец зацепили крылом астероид, и это стало последней каплей.
    – Что-то в этом есть, – задумчиво протянул механик. – Знаешь, я сейчас вспомнил, что женский мозг по структуре сложнее мужского и может обрабатывать в разы больше информации. Хоть мне в это и не верится.
    – Открой панель и ещё разок взгляни на центральный процессор. Она действительно управляла кораблем, а это такой поток, который ты себе даже представить не можешь.
    – Отлично, и  что нам с ней делать? Попросить прощения?
    – А почему бы и нет? Раз человеческие чувства остались при ней, у нас есть шанс! Тут нужен особый подход…
    – Тебе видней – всё-таки два развода за плечами... А как будем замаливать?
    – А ты догадайся.
    – Только не говори, что придётся приводить всё в порядок, – простонал Джей. – Нам недели не хватит!
    


    

    ***
    

    Они закончили за час до вхождения в астероидное облако. Все панели были на месте, мусор убран в утилизатор, а напарники, по совету Леона, побрились и надели чистые комбинезоны. Компьютер по-прежнему не отвечал на команды, но пилот чувствовал, что они на верном пути.
    – Знаешь, мы познакомились не так, как следует, – начал он, усевшись в кресло и положив руки на панель управления. – Так что давай попробуем ещё раз, хорошо? Итак, меня зовут Леон, а этот увалень в штурманском – Джей. Твоего имени мы не знаем, но я прочёл на корпусе бортовой номер «7-LBB11» и решил, что ты будешь Либби.
    – Элизабет, то есть – вставил механик.
    Мужчины замерли, ожидая реакции, но её так и не последовало.
    – Понимаю, у тебя есть повод злиться на нас, – продолжил Леон. – Но войди и в наше положение – откуда мы могли знать, что ты… разумная. Теперь же, когда все недопонимания позади, позволь принести тебе наши искренние извинения.
    – Мы больше так не будем! – честно пообещал Джей.
    Секунду ничего не происходило, а затем на приборной панели появилась надпись: «режим ручного пилотирования – активировано». Напарники радостно выдохнули, но мгновения счастья прервал звук вызова дальней связи.
    – Говорит грузовоз «Элизабет», – ответил Леон. – Приём!
    – Это спасательный корабль двадцать-четырнадцать, – отозвался голос на том конце. – Мы засекли вас на радаре. Вы подавали сигнал бедствия?
    – Да, но сейчас всё в порядке, неисправность устранили своими силами.
    – Отлично, – обрадовался голос. – А вот у нас серьёзные проблемы, будем рады вашей помощи.
    – Что случилось?
    – Противометеоритная защита дала сбой, и в нас влетел шальной булыжник. Повреждены маршевые двигатели, а на маневровых мы отсюда не выберемся в одиночку.
    – Понял, давайте координаты, – Леон  ввел их в навигатор и взялся за штурвал.
    Бортовой компьютер тут же выдал курс, вновь отдававший лёгкой безуминкой. Пару дней назад пилот трижды бы подумал, прежде чем выполнить такой манёвр,  но теперь…
    – Положимся на женское чутьё, – предложил Джей.
    Леон кивнул и плавно развернул грузовоз навстречу астероидам, в которых застрял корабль спасателей.
    На этот раз ими оказались глыбы льда, тускло сверкавшие в свете далекой звезды Леруа. Судно на их фоне выглядело тёмной песчинкой, по недоразумению попавшей в морозильную камеру. Маршрут давался легко, вплоть до самого финала, когда от незадачливых спасателей корабль отделяла лишь россыпь небольших льдинок. Не смотря на кажущуюся простоту препятствия, облетать их было не в пример сложнее, чем большие айсберги.
    – Дадим Либби порулить, раз она считает, что здесь можно проскользнуть, – решил Леон и переключился на автопилот.
    – Надеюсь, она знаешь, что делает, – тихо прошептал Джей.
    «Элизабет» взмыла вверх, грациозно ускользнула от надвигающегося широкого астероида, затем ринулась вниз, разминулась с парочкой помельче, и оказалась уже с той стороны россыпи. Спасатели стали видны невооружённым взглядом через иллюминатор.
    Бортовой компьютер самостоятельно вернул ручное управление Леону, и на приборной панели задорно замерцала надпись «магнитный захват активирован».
    – Признай, девочка летает круче тебя, – улыбнулся Джей, вытирая пот со лба. –  Хоть и слишком рискованно, даже для моих нервов.
    – Согласен, – Леон нежно провел рукой по приборной панели. – Похоже, я знаю, какой корабль нам нужен…
    


    

    ***
    

    Три года спустя
    

    На космопорте жизнь, как всегда, била ключом – с размаху и по незащищённой голове. Суперкарго с самого начала смены был не в духе, таща своего приемника за собой, как буксир космическую баржу. Будущая смена только что окончила обучение и пока ничем, кроме набитой микрочипами головой, похвастать не могла.
    – Запомни, цвет посадочного места определяет первоочерёдность отправки, – твердил работник космопорта, в который раз вытягивая юнца из под носа несущегося погрузчика. – Проклятье, ты будешь смотреть по сторонам или нет?! Здесь не аудитория, зазеваешься – и будут тебя отшкрябывать от чьего-нибудь груза, понятно?
    Паренёк судорожно кивнул. Он явно был больше занят вопросом своего выживания, чем впитыванием полезной информации.
    – Расслабься, – ободряюще сказал суперкарго. – Видел бы ты мою первую смену… Три раза чуть не раздавили, а потом по ошибке запломбировали в грузовозе и отправили на Альтаир… В общем, привыкнешь. Вопросы есть?
    Парень завертел головой и уверенно указал на «Элизабет», возле которой как раз крутилась бригада техобслуживания.
    – Что они делают?
    Естественно, попадая на погрузочную площадку, все первым делом обращали внимание на этот корабль, выделявшийся на фоне других грузовозов, как королева в дешевом борделе. Яркая краска, ни вмятин, ни заплаток – просто игрушка в натуральную величину.
    – Это судно Леонардо и Джейкоба, – суперкарго помахал рукой, и от толпящихся вокруг «Элизабет» людей отделилась плотная фигура, уверенно зашагавшая навстречу. – А занимаются они перекраской, это у них ритуал такой раз в пару месяцев. Ребята с корабля пылинки сдувают, но они – лучший экипаж в этом секторе Галактики и могут себе позволить любые чудачества.
    – Давай живее, полудохлые! – послышалось со стороны бригады техников. – Корпус должен быть цвета индиго, а магнитные шасси и турбины – нежно розового! Смотрите, снова ничего не перепутайте, дальтоники…
    Между тем крепыш подошёл к работникам космопорта. Внешний вид его так же, как и корабль, не вязался со стандартным образом космического дальнобойщика – чистый костюм, дорогой одеколон и ни намёка на щетину.
    – Голосовой модуль доставили? – вместо приветствия спросил он.
    – Джей, его нельзя так быстро привезти с другого конца Галактики, – принялся оправдываться суперкарго. – Тем более, вам его делали по специальному заказу…
    – Надеюсь, они там учли все наши пожелания, – мужчина уставился на новенького. – А это кто?
    – Смена моя. А я теперь буду сидеть в чистом кабинете и радоваться трудовым подвигам своих подчинённых.
    – О, поздравляю! – Джей протянул пареньку руку. – Меня зови по имени, надеюсь, сработаемся.
    – Виктор, – представился юноша, отвечая на рукопожатие. – Скажите, а зачем вы корабль в такой необычный цвет перекрашиваете?
    Суперкарго фыркнул, плотно сжав челюсти, чтоб не захохотать раньше времени.
    – Ну, как бы тебе объяснить, приятель, – Джей дружески хлопнул новенького по плечу. – Просто он сейчас… в моде.
    


    

  Время приёма: 14:38 14.07.2013