22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Алёна Шапкина Количество символов: 34553
28. По мотивам "Я - робот". Воздушный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

r010 Путешествие Большеухого


    Собирать ягоды сладильника нетрудно, если у тебя – восемь цепких когтистых пальчиков и хорошо растянутая кожная сумка на животе.
    Большеухий убрал в складку последнюю ягоду и, переваливаясь, ссыпал ягоды в общую кучу.
    Передохнув, он огляделся. Племя было занято работой. Торбари облепили ветки дерева, как пушистые мячики. Одни бросали ягоды с веток. Другие таскали урожай к подъёмнику. Третьи ловили граблями ягоды у края площадки.
    В ушах звенело от пронзительного верещанья. Сверху со стуком падали ягоды, на голову сыпалась древесная труха. Посредине поляны, в гигантской плетёной корзине росла гора алых шариков, похожих на маленькие закатные солнца.
    Большеухий, задрав голову, посмотрел на синеву между ветвей. В небе парили чуть заметные фигурки, похожие на стрекоз.
    Иногда свет вспыхивал на золотых крыльях, и Большеухому приходилось щуриться, чтобы не ослепнуть от блеска.
    Златокрылые были прекрасны. Они были красивее всего на свете. Лучше самых ярких рисунков и самых старых песен…
    Глядя на танец в небе, Большеухий чувствовал, что сам становится лёгким, как пушинка.
    Сзади послышался звонкий смех, и Большеухий обернулся.
    Из листвы на него смотрела молодая самочка; она озорно помахивала зажатой в лапке весёлкой. Это была младшая дочь вождя, по имени Серая Спинка.
    Заметив ягоду, Серая Спинка, раскинув лапки, двинулась по ветке. Большеухий затаил дыхание… Серая Спинка прошла ещё немного и взмахнула весёлкой:
    - Оп!
    Последняя ягода со стуком упала вниз.
    Серая Спинка была особенная. При взгляде на Серую Спинку сердце Большеухого замирало и начинало колотиться сильно и быстро… Хотя, конечно, не так часто, как когда он смотрел наверх, на прекрасных Златокрылых.
    - Эй, Большеухий! – поудобнее устроившись на ветке, сказала Серая Спинка. – Что? Очень красивые, да?
    Она указала лапкой в небо:
    - Никак не можешь налюбоваться на ангелов?
    - Не только на них, - смущённо пробормотал Большеухий. – Хотя на самом деле я просто думал…
    - Правда? И о чём же это, интересно?
    - О разном… Например, почему им можно летать. А нам – нет.
    - А, может, ты просто мечтаешь научиться летать сам?
    Серая Спинка рассмеялась, выпрямилась на ветке и взмахнула лапками, будто крыльями.
    - Вот так! Я лечу-у, как Златокрылая! – Её светлая шёрстка развевалась на ветру. – Ну? Чем я хуже?
    Рядом из листьев с шорохом высунулась её подруга, Чёрный Хвостик. Их никогда не видели порознь.
    - Уф, как же я устала, - пробормотала Чёрный Хвостик, вытирая лоб и садясь рядом. – Ты, случайно, не знаешь, много ли ещё ягод осталось собрать?
    Заметив Большеухого, Чёрный Хвостик громко крикнула сверху:
    - О, и Большеухий тут! Какими судьбами?
    - Большеухий говорит, что хочет понять, почему Златокрылые не такие, как мы, - ответила за него Серая Спинка.
    Чёрный Хвостик чихнула и покачала головой.
    - По-моему, нам, торбарям, ни к чему задумываться о таких вещах. Всё идёт, как идёт. Пусть каждый будет на своём месте. Кто рождён летать, пусть летает. А мы рождены для другого.
    Чёрный Хвостик помогла Серой Спинке отряхнуть шерсть от трухи. Потом достала из сумки на животе орех и, шумно грызя его, заметила:
    - Вшё ошень просто. Мы шобираем ягоды и офправляем их наверх, Златофрылым. А наши ангелы-хранители, Златофрылые, делают так, чтобы у наш кашдое утро появлялась чиштая вода. Чтобы мы, жначит, напившись и наевшись, могли поливать ягодную лозу и шнова шобирать ягоды.
    - А те, кто не успевают собрать ягоды … - дрогнувшим голосом начала Серая Спинка.
    Но подруга, коснувшись её меховой лапкой, мягко перебила:
    - Давай сейчас не будем об этом. Ладно?..
    Они посмотрели на Большеухого. Чёрный Хвостик, болтая задними лапами, спросила:
    - Скажи, Большеухий… а тебе кто-нибудь, кроме Златокрылых, нравится?
    - Вообще-то да, - смущённо пробормотал он.
    Но тут всё перекрыл мощный голос вождя:
    - Слушайте! Слушайте все! Мы собрали ягоды и готовы отправить их наверх.
    - Быстрее! Спускаемся! – Чёрный Хвостик и Серая Спинка всполошились и исчезли в листве.
    Торбари спрыгивали с веток и спешили к помосту, где возвышалась гора ягод. Большеухий тоже заторопился.
    Внезапно лапа запнулась обо что-то, и Большеухий, охнув, покатился кубарем. Встав, он увидел, что во всём виноват кусок засохшей ягодной лозы. Такого мусора много падало с веток, и его просто сбрасывали с площадки вниз.
    Большеухий поднял стебель и постучал по нему пальцем. Стебель был совершенно пуст и ухал, как барабан.
    - Интересно, для чего он может пригодиться… - пробормотал Большеухий и двинулся дальше.
    В этот момент в стебель с пронзительным жужжанием залетела плодовая мушка. Плодовые мушки портили множество ягод, поэтому отправлять урожай наверх приходилось очень быстро.
    - Ага, попалась! – азартно крикнул Большеухий.
    Он закрыл стебель лапой, но мушка, отчаянно зудя, вылетела с другой стороны. Большеухий покачал головой и, не глядя, выбросил стебель за спину.
    Когда он подошёл к помосту, торбари застыли разношерстной толпой. Голоса невнятно гудели. На помост, переваливаясь, поднялся вождь – Горластый.
    У него был седой мех с подпалинами, а надорванное ухо свисало набок. Горластый помахал лапами, оглядел торбарей, и голоса тут же стихли.
    - Мы славно потрудились! – сказал вождь. – Златокрылые должны быть довольны. Глядите – наш урожай вдвое больше обычного. Сегодня, когда сядет солнце, мы пошлём ягоды наверх.
    Большеухий приподнялся, выискивая глазами Серую Спинку. И тут кто-то сзади истошно крикнул:
    - Вода… Вода пошла!
    - Быстрее! – скомандовал вождь. - Несите посуду!
    Большеухий бросился к хижине, возле которой были сложены треугольные вёдра. Он схватил ведро и поспешил к дереву.
    Из огромного дупла, бурля и переливаясь на солнце, вырывался прозрачный поток. Ручьи, растекаясь змейками, бежали по площадке, унося труху и сухие листья.
    Торбари выстроилиcь змейкой, передавая друг другу вёдра. Несколько ледяных брызг упало Большеухому на лоб и щёки.
    Больше всего ему сейчас хотелось напиться чистой воды, но медлить было нельзя. Вода могла закончиться в любой момент.
    - Давай! – крикнули Большеухому справа, и он почувствовал в лапах тяжёлое ведро.
    - Принял! – ответил он, передавая ведро дальше.
    - Принимай! – крикнули слева, и он вернул пустое ведро назад.
    Потом Большеухий протянул лапку, но она встретила пустоту. А вода продолжала прибывать. Большеухий растерянно оглянулся:
    - Что такое?
    - Кажется, ведёр больше не осталось, - ответил сосед. – А в половине бочек, говорят, ещё совсем пусто.
    Линия стала распадаться. Большеухий растерянно смотрел на поток. Некоторые торбари, не дождавшись, бросились в воду и стали плескаться. Напрасно Горластый призывал их к порядку.
    Большеухий понял, что надо срочно что-то делать… Ведь другой воды могло не быть ещё несколько дней! Ручей достиг края площадки, и вот-вот должен была сорваться с края в пустоту.
    Мимо проплыл знакомый стебель…
    - Подождите! – крикнул Большеухий, и несколько торбарей, застывших у кромки воды, оглянулось. – Мы ещё можем кое-что сделать!
    - Что ты можешь сделать? – с сомнением спросил главный силач Толстолапый, разминаясь перед прыжком. – Лучше прыгай вместе со всеми!
    Большеухий покачал головой.
    - Там, наверху, есть сухая лоза. Тащите самую длинную, какую сможете найти. Пожалуйста!
    - Что, опять наверх?
    Толстолапый недоверчиво посмотрел на Большеухого, а потом –на поток.
    - Да, наверх! – с жаром ответил Большеухий. - Кажется, я знаю, как нам спасти воду.
    Толстолапый переминался на месте, но другие торбари стали прислушиваться. Двое самых проворных, свистнув друг дружке, полезли вверх по стволу.
    Большеухий задрал голову.
    В листве оглушительно зашуршало, и на площадку, подняв тучу пыли, упала огромная бурая лоза.
    - Отлично, - сказал Большеухий, проверив стебель. – Теперь тащите тот конец к бочкам. А с другим я разберусь сам.
    Большеухий дождался, пока со стороны хижины махнут лапкой, и, вздохнув, погрузил лозу в бурлящий поток. Лоза задрожала, забилась в лапках, как живая.
    Большеухому с трудом удавалось её удерживать.
    - Ничего не получится… - начал Толстолапый, готовясь присоединиться к другим пловцам.
    Но тут со стороны бочек закричали:
    - Есть вода! Помогайте нам, кто только сможет!
    Десятки лап подхватили лозу с разных сторон. Даже хулиганы выбрались из лужи и присоединись к остальным. Большеухий, качаясь от усталости, отошёл в сторону.
    Воде, как мушка, пойманная в трубу, мчалась к хижинам. От бочек доносились радостные крики. Потом поток стал слабеть и из дупла, искрясь, упали последние капли.
    - Всё? Неужели это всё?
    Толстолапый выпустил свою часть лозы и разочарованно огляделся. Он прыгнул в лужу, но она совсем обмелела и Толстолапый, к общему смеху, проехался на животе.
    Торбари, переговариваясь, окружили Большеухого. Они расступились, когда к ним, размашисто шагая, приблизился Горластый. На физиономии вождя застыла улыбка.
    - Молодец, Большеухий, - прогрохотал вождь, хлопая его по плечу. – С лозой – это ты здорово придумал.
    Из задних рядов кто-то предложил: "Качать Большеухого!" И тут уже крик подхватило всё племя.
    Несколько сильных лап мягко приподняло Большеухого снизу, и он почувствовал, что взлетает… И ещё раз… И ещё! Листья приближались и удалялись… это был почти настоящий полёт!
    Наконец, Большеухого бережно опустили на землю.
    У хижин накрывали столы для традиционного праздника урожая. Серая Спинка и Чёрный Хвостик хлопотали вместе с остальными самочками, расставляя блюда с орехами и мёдом.
    Поговорить с Серой Спинкой никак не получалось. Племя расселось на длинные скамьи, бурно обсуждая случившееся. Большеухий по заслугам занял видное место, и ему тоже передали угощение.
    Разговоры сменил весёлый смех, а скоро пришло время для шуток и любимых песен.
    И так незаметно подступил вечер. Почти все торбари уже разошлись по домам. Только Большеухий стоял у края площадки и смотрел в лиловое темнеющее небо. Там уже не мелькало золотых искр, но высота по-прежнему манила…
    Сегодня, когда его подбрасывали, Большеухий почти полетел… Интересно, как это – всё время летать? На что похожа жизнь у настоящих небесных существ?
    Нужно было это непременно выяснить!
    Большеухий вспомнил слова вождя о том, что с заходом солнца урожай отправят Наверх.
    Большеухий помедлил немножко, и, озираясь, и прокрался к ягодам, похожим в темноте на большую рыхлую кучу.
    Сердце Большеухого гулко колотилось. Ведь никто из торбарей никогда не видел, что находится наверху.
    Большеухий уже коснулся края подъёмника, и тут его окликнули:
    - Большеухий!
    Прямо перед ним из темноты появилась Серая Спинка.
    - Большеухий, ты что здесь делаешь? – шёпотом спросила она.
    - А ты? – так же тихо поинтересовался он.
    - Сторожу ягоды, - ответила Серая Спинка, кладя увесистую весёлку на плечо. – Слежу за тем, чтобы их никто не украл, чтобы их не испортили… Ну и заодно отгоняю вредных плодовых мушек.
    - А я… хочу узнать, что находится наверху, - неожиданно для себя признался Большеухий.
    - Да ты что? – Серая Спинка вытаращила глаза. – Но разве это можно? … Нет, я даже подумать о таком не могу! Попасть к ангелам! А вдруг они на тебя рассердятся? А вдруг ты не вернёшься?..
    - Если тут есть тайна, то нужно её обязательно выяснить, - твёрдо сказал Большеухий.
    - Скажи, а ты хорошо подумал?… Может быть, лучше останешься? Ты... действительно хочешь туда больше всего на свете?
    Глаза Серой Спинки блестели совсем рядом. От неё приятно пахло мускусом… Но Большеухий вспомнил, как ещё днём он смотрел в небо.
    Он сглотнул.
    - Да. Сильнее всего на свете.
    - Хорошо. - Серая Спинка кивнула и откатила одну из ягод. – Забирайся сюда. Я никому ничего не скажу.
    - Правда? Спасибо тебе…
    Большеухий ещё раз убедился, что на их никто не видит, и нырнул в кучу ягод. Серая Спинка зачем-то погладила его лапкой, а потом закрыла тайник. В ягодной куче от пряных запахов кружилась голова.
    Большеухий устроился поудобнее и не заметил, как его сморил сон. Когда он проснулся, корзина с ягодами качалась из стороны в стороны.
    "Что такое?" – всполошился Большеухий. Он выскочил и едва не сорвался с подъёмника. Деревня осталась далеко внизу.
    - Нава-лись, раз-два! – доносились снизу голоса соплеменников, которые крутили подъёмные колёса.
    Корзина с ягодами, а вместе с ней – и Большеухий быстро двигались вверх. Большеухий в панике заметался:
    - Стойте! – крикнул он, но отсюда его никто не услышал.
    По подъёмнику били ветки, и скоро хижины превратились в точки. Последней исчезла из вида хижина вождя.
    Большеухий остался совершенно один. Его окружало синее небо. Теперь он уже не хотел ничего, вернуться бы домой. Но для этого ему бы понадобились крылья.
    Ветер свистел в ушах, а пушистые облака стали ближе.
    Наконец, корзина дёрнулась, с шорохом рассекла плотную листву и остановилась. Большеухий огляделся. Место было похоже на его деревню, только вместо ягод тут белели грозди пушистых цветов, а мокрые облака, похожие на вату, почти задевали голову.
    Потом Большеухий увидел… нет, наверное, ему показалось, что в его сторону движется удивительное существо. У существа были нежно-лиловые глаза, а за спиной покачивались настоящие крылья цвета мёда.
    Это было самое красивое, что Большеухий видел в своей жизни. Он застыл, не зная, как себя вести с ангелом.
    Златокрылые были прекраснее, чище, добрее всего, что Большеухий знал раньше…
    - Надо же… - прозвенел удивительный голос, похожий на тонкий колокольчик. – Кто к нам пришёл!
    Золотое существо смотрело на Большеухого, наклонив голову, и Большеухий чувствовал себя самым счастливым торбарём на свете. Он улыбался. Он так много хотел сказать ангелам…
    Потом над ухом что-то шумно щёлкнуло, и Большеухий почувствовал на шее тяжесть.
    Большеухий вскинул лапы и понял, что на нём висит тонкая цепочка. А другой конец цепочки держало удивительное существо.
    - Скажите, для чего это? – осторожно потрогав цепочку, спросил Большеухий. – Вы хотите мне это подарить, да? Мы ведь даже не познакомились.
    Он смутился:
    - Ой, простите. Я совсем не хотел вас обидеть.
    - Пойдём, - сказало златокрылое существо. – Я покажу тебе, где ты будешь жить.
    Ни слова не говоря, ангел зашагал впереди, изящно переступая на тонких ножках.
    Большеухий заторопился следом, с восхищением глядя на покачивающиеся крылья. Тонкая цепочка то и дело натягивалась, натирая Большеухому шею, но это было не важно.
    Ему невероятно повезло! Златокрылые не только не прогнали его, но даже сделали подарок. Так стоило ли расстраиваться из-за пустяков?
    На ветках висели дома-веретёна. Между домами и подъёмником с ягодами сновали Златокрылые. Ангелы были повсюду, от блеска крыльев слепило глаза.
    За поворотом они столкнулись с ещё одним златокрылым.
    - Здравствуй, Изумрудная, - сказал ангел, подаривший Большеухому цепочку.
    - И тебе доброго утречка, Танцующая, - ответил другой ангел.
    Тут златокрылый – точнее, златокрылая – заметила Большеухого и уставилась на его огромными глазами.
    - Ой! А кто это у тебя? Он такой… такой… у меня просто нет слов! – Изумрудная потрясённо покачала головой.
    - Да, я тоже удивилась. - Танцующая накрутила цепочку на запястье. – А знаешь что? Приходите завтра вечером вместе с Мерцающей на него поглядеть.
    - Обязательно придём! Кстати, откуда у тебя эти новые крылья?
    - Нравятся? – Танцующая завернулась в крылья и приняла несколько красивых поз. – Между прочим, я отдала за них сто ягод!
    - Да ты что!!
    Большеухий слушал разговор Златокрылых, но не понимал ни слова. "Наверное, это какой-то особый, ангельский язык", решил он.
    Потом Изумрудная взмахнула крыльями и улетела. Цепочка на шее снова натянулась.
    Большеухий вслед за ангелом прошёл дорожке в ближайшее веретено. Внутри всё было мягким и белым. Пол и стены были сделаны из тонкого белого пуха.
    - Так, и где же мне тебя поселить? – задумчиво пробормотала Танцующая. – В верхней кладовой я принимаю гостей… На балконе я показываю новые наряды. В средней кладовой я любуюсь на свою красоту… Остаётся только нижняя кладовая. Идём!
    Встав на пороге, Большеухий раскрыл рот от удивления. Гора сладильника возвышалась до потолка… Такую кучу ягод все торбари вместе собирали не одну неделю!
    - Здесь будет твой новый дом, - сказала Танцующая удовлетворённо. – И еда всегда под рукой.
    Танцующая по пути к куче с хрустом раздавила несколько ягод. Не глядя, она набрала полную пригоршню и проглотила.
    - Это же наши ягоды, - пробормотал Большеухий. – То есть я, конечно, хотел сказать, что теперь они ваши… - быстро поправился он. – Приятного аппетита.
    - О чём ты? – Танцующая рассмеялась: - Ягоды просто приходят снизу на подъёмнике!
    - А мне точно можно их кушать? – переспросил Большеухий.
    - Конечно! Можешь даже особо не беречь. Их и так много.
    Танцующая отвязала цепочку и потрепала Большеухого по голове:
    - Сиди тут. Скоро на тебя придут смотреть мои лучшие подруги.
    - На меня? На меня будут смотреть ангелы!? – Большеухий задохнулся от волнения. – А вы покажете мне полёты? Расскажете, как получить больше воды для полива?
    - Потом, потом. - Танцующая махнула пальчиком и вышла.
    Большеухий оглядел свой новый дом. Тут было просторно и светло… совсем не так, как в деревне. Ему стало очень стыдно за хижину, в которой он жиль раньше.
    Большеухий протянул лапу и робко вытащил из кучи самую маленькую ягодку. Раньше он никогда не пробовал сладильник. Весь собранный урожай отправлялся Златокрылым.
    Ягода была до того сладкой, что хотелось есть ещё и ещё! Войдя во вкус, Большеухий жевал и жевал.
    Скоро живот согрела приятная теплота. Большеухий свернулся калачиком. Он улыбался и думал, как же ему сильно повезло…
    Солнце уже поднялась высоко, когда Танцующая, прицепив пурпурные крылья, ни слова ни говоря, выскользнула наружу.
    Большеухий с урчаньем принялся за ягоды. Он помнил, что раньше к этому часу успевал закончить уйму важных дел. Собрать орехи, принести воду, починить крышу на хижине…
    Но, если он попал к ангелам, то и жить теперь, наверное, тоже нужно было иначе…
    По-ангельски.
    Скоро Большеухий заметил, что гора ягод на полу сильно уменьшилась. Он решил проверить и другие кладовые.
    Грузно поднявшись по кручёной лесенке, мимо запасов и занавесей, Большеухий уткнулся в большое глядельце, в которое смотрелась Танцующая. Большеухий вздрогнул и тревожно себя ощупал.
    Он заметно растолстел. Златокрылые всё время летали, но у него-то с шеи свисала длинная цепочка… Ценный подарок! Под лапой хрустнула выпавшая из кладовой ягодка.
    Нагрузив сумку ягодами из верхней кладовой, Большеухий занялся обычным делом. Вверх-вниз, вниз-вверх… Скоро он уже снова стал быстрым и ловким, как и раньше.
    Когда работа была закончена, в ушах зазвенели знакомые голоса. Златокрылые не замолкая, поднимались на балкон.
    Большеухий нырнул на свою лежанку, ожидая, когда его позовут Златокрылые… И вот цепочка натянулась.
    Большеухий стремглав кинулся наверх – и, войдя, не поверил глазам. Стены были забрызганы алым соком. Златокрылые за столом обернулись. Из было трое.
    - Так вот он какой, - протянула Мерцающая. – Надо же! Где ты его нашла?
    - Он приехал на подъёмнике снизу, - ответила Танцующая.
    Изумрудная покачала головой.
    - Да, ты не врала. Просто невероятный… невероятный урод.
    - И благодаря этому уроду я теперь стану самой популярной! – рассмеялась Танцующая.
    - Что?! – Большеухий вздрогнул.
    Он заметил, что рты у Златокрылых измазаны соком.
    - Вы… - Большеухий сглотнул. – Не возьмёте меня в полёт? И не станете посылать больше воды за ягоды, которые мы вам даём?
    - О чём ты? – удивилась Танцующая. – Какая ещё вода? Ягоды просто приходят снизу сами! Или ты чем-то недоволен? Живи, как мы. Ешь, спи, любуйся на нас… А мы будем удивляться на тебя.
    Большеухий оглядел Златокрылых. Изумрудная зевала. Мерцающая катала пяткой ягоду. Большеухому показалось, что именно эту ягоду с таким риском сорвала Серая Спинка.
    Большеухий сжал кулаки и отступил назад.
    - Так вы никакие не ангелы! – выпалил он, поражаясь сам себе. – Вы просто… большие плодовые мушки!
    Зажмурившись, Большеухий бросился прочь. Златокрылые что-то кричали вслед, потом цепочка сдавила шею. Большеухий, не глядя, щёлкнул зубами, и подарок Танцующей рассыпался на звенья.
    Большеухий выбежал на дорожку и услышал над головой стрёкот крыльев. Тяжело дыша, он нырнул в заросли и кубарем скатился в глубокую яму на что-то мягкое.
    Открыв глаза, Большеухий закричал от страха. Сначала ему показалось, что яма доверху наполнена мёртвыми Златокрылыми. Но, приглядевшись, Большеухий понял, что это просто старые, брошенные крылья.
    Он растерянно перебирал пальцами шуршащие опахала – лимонные, лиловые, яхонтово-алые. Наконец, Большеухий выбрал пару простых, но прочных крыльев.
    Выбравшись из зелени и подойдя к краю, Большеухий привязал прозрачные крылья к лапам… и, глубоко вздохнув, прыгнул в небо.
    В ушах засвистело. Большеухий несколько раз перекувырнулся, а потом раскинул крылья и робко сделал первый взмах.
    Он полетел! Наверху мерцали золотые точки, а Большеухий, смеясь от радости, парил между ними.
    Сделав несколько кругов, Большеухий почувствовал, что снижается. Густая зелень стала ближе. Уже можно было различить знакомые хижины и соломенную крышу жилища вождя.
    Сделав последний взмах, Большеухий опустился на краю деревни. Пока его здесь не было, многое изменилось до неузнаваемости.
    К бочкам от дерева протянулась толстая лоза на подпорках. А рядом вырос цветущий садик, над которым висела картинка. Картинка изображала торбаря с большими ушами.
    Рядом остановилась торбариха с торбарёнком.
    - Ма, кто это? – спросил торбарёнок робко.
    - Т-с, не шуми. Это Большеухий. Он придумал, как провести воду, и за это ангелы забрали его к себе. Теперь Большеухий заботится о нас оттуда. И поэтому воды у нас теперь тоже всегда в достатке.
    Большеухий уже открыл рот, чтобы возразить, но торбариха быстро потянула торбарёнка за собой.
    Большеухий смотрел на картину. Нарисовано было совсем непохоже на него. И всё-таки теперь для всех это был он.
    Спрятав крылья, Большеухий бросился к помосту и стал колотить в большой барабан. Тум-тум, тум-тум! – отзывалось эхо в ветках.
    Скоро на площади собралась большая толпа, и на помост вышел Горластый.
    - Ты зачем шумишь, чужак? – осведомился Горластый.
    Большеухий растерялся.
    - Вы что, меня не узнаёте? Я же Большеухий… Ну, тот самый, который первым провёл воду.
    - Не пытайся нас обмануть, чужак, - вождь строго покачал головой. – Мы-то знаем, что настоящий Большеухий теперь наверху, вместе со Златокрылыми. Ты, конечно, очень похож на него… Но ты не можешь быть им. Большеухий нынче сам стал ангелом. У него восемь крыльев и девять глаз. И он знает всё, что было, и что будет. А питается он только самыми отборными ягодами сладильника. Так-то. Тебе бы тоже надо выражать ему почтение…
    - Послушайте! – закричал Большеухий. – Всё было совсем не так! И Златокрылые никакие не ангелы.
    - Ты кощунствуешь, чужак, - перебил его Горластый. – А наказание за кощунство – такое же, как и за порчу ягод.
    В повисшей тишине оглушительно хрустнула ветка.
    - Я решил. Тебя бросят вниз, в глубину… Из глубины, как известно, никто ещё не возвращался.
    Большеухий оглядел племя. Все молча смотрели на него. Большеухий встретился глазами с Серой Спинкой. Ему показалось, что она тихо плачет.
    - Не надо, - прошептал Большеухий. – Вы же меня все знаете…
    Но его схватили и потащили к краю.
    - Раз, два, три! – быстро скомандовал Толстолапый.
    Торбари размахнулись и бросили Большеухого в пропасть.
    Большеухий закричал и стал быстро привязывать крылья. Он успел пару раз взмахнуть, а потом упал в воду.
    Большеухий сидел в осоке посреди громадного болота. Из воды торчали мшистые кочки. Он попробовал взлететь, но крылья согнулись и намокли.
    Неподалёку темнело селение. Домики на подпорках были похожи на перевёрнутые горшки, а рядом, переваливаясь, двигались странные существа.
    Большеухий подошёл ближе и увидел пару местных жителей. Лица жителей были серыми от тины, а сами они носили фартуки, похожие на пупырчатую на жабью кожу.
    - Здравствуйте. Что вы за странный народ? – спросил Большеухий.
    - Водоз-земцы, - булькнул житель в жабьем фартуке. – А откуда взялся ты, чуж-жак?
    - Я… упал сверху. Так получилось.
    Водоземцы, не сговариваясь, рухнули перед ним на колени.
    - О Тот, Кто Жив-вёт Наверху-у! – взмахнув лапами, выпалили водоземцы хором. – Пож-жалуйста, прости нам наше невеж-жество!
    - Вы что? Зачем это? Встаньте. Я просто хотел у вас спросить…
    - Мы не с-смеем! – жалобно протянули водоземцы. – Слишком-м большая честь! Иди к Гмизавцу.
    - К кому?
    - Б-льшая хиж-жина! Там жив-вёт Глав-вный Гмизавец!!
    Большеухий пожал плечами и двинулся по дорожке. Молва быстро обошла деревню – при появлении Большеухого жители, не сговариваясь, падали в воду.
    Впереди выделялась хижина, похожая на раздутый котёл. Набравшись решимости, Большеухий откинул шторку из раковин и шагнул внутрь.
    Крупный водоземец с палкой в руке опустился на колени – хотя и не так быстро, как остальные.
    - О, Великий Посланец! - сказал Главный Гмизавец с почтением. – Мне уже сообщили о твоём появлении. Довольны ли вы, ква, водой?
    - Какой ещё водой? – растерялся Большеухий.
    - Квак квакой водой? – Главный Гмизавец булькнул. – Той самой, квалодезной, которую мы каждый день отдаём вам, жители Верха!
    - Так это вы качаете воду?! – опешил Большеухий.
    Главный Гмизавец закивал.
    - В прошлый раз дары сверху были очень щедрыми. Сухая лоза и древесная труха – настоящее квакомство!.. Но всё же, раз вы к нам пришли, могу я попросить о небольшой милости? – Гмизавец наклонил голову. – Нам бы чуть больше сухой лозы, и особенно – прелых листьев. Это ведь совсем нетрудно, правда?
    Гмизавец заискивающе посмотрел на Большеухого.
    Большеухий сглотнул. Где-то он уже слышал что-то подобное.
    - Я подумаю, - буркнул он в ответ.
    - Мы можем давать больше воды. Намного больше! – твёрдо сказал Главный Гмизавец. – А поква, если хвотите, я покважу вам деревню.
    Снаружи Большеухому опять стали кланяться. Куда бы Большеухий ни шёл, всюду за ним следовала пара покорных водоземцев.
    Большеухий проголодался – и ему тотчас же подали сок осоки и мякоть плавучки. Большеухий захотел спать – и ему сразу приготовили самую просторную хижину.
    Утром, едва в окно упали первые золотистые лучи, на пороге уже стоял Главный Гмизавец. И он снова кланялся и кланялся.
    Большеухий подумал, что не так уж и плохо, когда тебя считают кем-то важным.
    После завтрака Большеухий отправился к стволу огромного дерева, возвышавшемуся посреди болота. Следом за Большеухим, перепрыгивая с кочки на кочку, спешили два водоземца, готовые исполнять любое желание.
    Под деревом стоял огромный насос, а рядом столпилась сотня водоземцев. Почти вся деревня была в сборе.
    Водоземцы пара за парой сменяли друг друга у длинных ручек. Под ногами булькало, насос шипел и плевался, в дупло уходила толстая трубка.
    - Раз-ква! Три-кветыре! - взмахивая палкой, командовал Главный Гмизавец. – Качаем дружно, налегаем натужно. Кто не качает, еды не получает.
    Заметив Большеухого, Главный Гмизавец угодливо поклонился. На Гмизавце был красивый зелёный наряд из водорослей.
    - Квак было обещано Великому Посланцу, - сообщил он. – Теперь мы будем квачать больше воды. В ква… Нет, в квосемь раз больше!
    Большеухий важно кивнул. Ему на плечи тоже накинули тяжёлый плащ из кувшинок…
    И тут сверху зашумело и загрохотало! На макушку посыпались древесные семяна и сухая труха. Рядом, подняв фонтан, рухнула огромная ветка.
    Водоземцы стали разбегаться, кто куда. Большеухий задрал голову и увидел, что сверху со скрипом спускается подъёмник.
    Из подъёмника к нему выскочили Серая Спинка и Чёрный Хвостик.
    - Большеухий! Наконец-то! Это точно ты?
    Они мяли и ощупывали его, не веря глазам.
    - Да, я. – Большеухий гордо задрал голову.
    - Ты так странно одет, - пробормотала Серая Спинка, обходя его вокруг. – И ведёшь себя совсем по-другому.
    - Поедешь с нами? – прямо спросила Чёрный Хвостик. –Толстолапый ждёт наверху у подъёмника. И с Горластым мы поговорим. Всё будет, как раньше.
    - Не хочу, как раньше, - капризно перебил Большеухий.
    - Но почему?.. – прошептала Серая Спинка. – Почему, Большеухий?
    Большеухий рассмеялся:
    - Чтобы меня снова наказали? Дудки! Здесь я – Великий Посланник Сверху. Меня почитают… Меня уважают. Меня любят, наконец!
    - Но я тоже тебя люблю, - сказала Серая Спинка.
    - Это не то!
    - Как не то?! – опешила Серая Спинка.
    Большеухий развернулся, махнул плащом и пошёл прочь.
    - Эй, Большеухий! А ты точно заслужил всё это? – крикнула сзади Чёрный Хвостик. – Почёт, уважением и прочее? Лично я не уверена.
    - Не надо, - мягко перебила Серая Спинка. – Мы подождём его здесь… Вдруг он передумает?
    Большеухий, сжав кулаки, шагал к деревне. Он имел полное право! После унижения у Златокрылых он всё это заслужил! Так-то.
    Потом Большеухий вспомнил глаза Серой Спинки и запнулся о кочку… В хижину Гмизавца он ворвался почти бегом.
    - Ква? – вопросительно поднял голову Главный Гмизавец.
    - Я ухожу, - твёрдо сказал Большеухий. – Спасибо вам, но это не для меня.
    - То есть Великого Посланца Сверху больше не будет? – уточнил Гмизавец.
    - Не будет, - ответил Большеухий.
    - Ага. - Главный Гмизавец кивнул.
    Он что-то шепнул на ухо шустрому водоземцу, и тот растворился за шторкой.
    Гмизавец, наклонив голову, посмотрел на Большеухого:
    - Но воду за еду нам качать по-прежнему надо? Квак?
    - Надо… - тяжело вздохнув, согласился Большеухий.
    - Ага. – Гмизавец задумчиво пожевал губами.
    Внезапно пол под ногами задрожал, и снаружи донеслись глухие удары, словно кто-то бил в барабан.
    Большеухий сразу забыл обо всём и выскочил наружу. Водоземцы плотным потоком текли к огромному дереву, и Большеухий, незамеченный, бросился следом.
    Издали он разобрал знакомые крики. Когда Большеухий приблизился, то увидел Серую Спинку, которую плотным кольцом окружили водоземцы в жабьих накидках. Подъёмник остался далеко позади.
    Серая Спинка отступала к дереву и отчаянно размахивала весёлкой. Заметив Большеухого, она закричала:
    - На помощь! Я больше не могу!..
    Большеухий подскочил к Серой Спинке. Её подруга исчезла; её нигде не было видно.
    - Что случилось? И почему ты одна? – выдохнул Большеухий растерянно.
    - Ты ещё спрашиваешь, что случилось?!.. – Серая Спинка всхлипнула. - Они съели Чёрный Хвостик! Скушали её! Представляешь?.. И пытались съесть меня!!
    Серая Спинка прижалась к Большеухому и заплакала.
    Большеухий оглянулся и понял, что водоземцы как-то странно на него смотрят. Они застыли и словно оценивали их двоих.
    У нескольких водоземцев с губ свисало что-то тёмное… Потом водоземцы расступились, и вперёд вышел Главный Гмизавец с палкой.
    - Ква? – вопросительно сказал он, наклонив голову.
    Большеухий облегчённо вздохнул и вышел навстречу:
    - Ну, наконец-то! – Он сбросил плащ и привычно взмахнул лапами. – Скажите мне, что это всё неправда. Что вы зря нас напугали. Я ведь ваш Великий Посланец…
    Главный Гмизавец взял палку наперевес и утробно булькнул.
    - Квак… - Гмизавец рассмеялся. - Великого посланца больше нет. Посланцев больше нет. Теперь всё, что пришло сверху – это еда. И только еда…
    - Е-да, - хором повторили водоземцы и разом массой шагнули вперёд.
    Серая Спинка сдавленно пискнула. Большеухий схватил её за лапу и они бросились бежать. Водоземцы почти не отставали.
    Впереди возник край болота в ресничках из камыша. Что находилось за краем, Большеухий не знал.
    Серая Спинка остановилась у края и с ужасом посмотрела на Большеухого.
    - Всё, конец… Куда нам бежать дальше?
    Водоземцы вскинули лапы…
    Большеухий схватил Серую Спинку, и они вместе прыгнули во мглу. Они пролетели совсем немного и шлёпнулись на мелководье.
    - Где это мы? – Серая Спинка посмотрела на Большеухого.
    Большеухий огляделся. Небо закрывали облака. Было прохладно и сыро. Они стояли в прозрачной водице. Тут не росло даже осоки.
    Всё, что Большеухий знал и умел, осталось позади.
    - Как же мы отсюда выберемся? – растерянно прошептала Серая Спинка.
    Большеухий замер, а потом резко вскочил.
    - У меня есть крылья! – радостно закричал он. – Вот, смотри! Настоящие крылья, как у Златокрылых.
    - Красивые… - мечтательно протянула Серая Спинка, трогая прозрачное крыло. – А они нас точно поднимут?
    - Вообще-то они поднимут только одного, - признался Большеухий.
    - Значит, теперь у нас с тобой одни крылья на двоих… - вздохнула Серая Спинка.
    Она подняла влажные глаза на Большеухого и прошептала:
    - А ведь мы можем здесь остаться… правда?
    Голос Серой Спинки задрожал.
    - Я хочу сказать, остаться, насовсем…
    Большеухий задумался. Да, это было хорошо придумано.
    Он уже видел, как племя – его племя! – выстроит новую деревню на чистой воде. Как вождь Большеухий, огромный, как гора, будет решать, кому жить, а кому умереть…
    Как однажды молодой охотник с серой спиной и большими ушами откроет падающую с неба пищу. И племя начнёт поклоняться ангелам-водоземцам.
    Потом они обязательно найдут и новые Глубины – в которые так удобно сбрасывать преступников, правдолюбов… И тех, у кого за спиной есть крылья.
    Это будут важные события. А кого-то просто тихо съедят на болоте. Такое ведь тоже бывает…
    Внезапно Серая Спинку схватила его за лапу и вскрикнула:
    - Ой, Большеухий! Гляди!.. Что это?
    Большеухий оглянулся… И увидел знакомое дерево. Большеухий подошёл и почесал затылок.
    Раньше он видел только ветки и середину. Но тут, внизу, в воду уходили узловатые корни.
    Дерево изъел жучок. Прямо в корнях зияло огромное дупло. И как только дерево ещё держалось… Потом в дупле что-то сверкнуло. Железо!
    Внутри дерево было блестящим и железным.
    - Оно что… ненастоящее? – Большеухий растерянно обернулся.
    - Может быть, дерево и ненастоящее, – с дрожью сказала Серая Спинка. – Но сбрасывают с него очень даже по-настоящему…
    Они переглянулись. У них были крылья. У них была вода. У них были ягоды…
    Большеухий посмотрел на шершавую кору. Потом подошёл ближе и примерился к стволу зубами.
    - Большеухий, не надо! – пискнула Серая Спинка. – Оно же жёсткое.
    Корни были очень твёрдыми. Зуб хрустнул, но Большеухий не обратил на это внимания. В воде плавала труха. Большеухий грыз и грыз, и дерево стало поддаваться.
    Ещё немного. И ещё…
    Потом над головой оглушительно зашуршало, затрещали ветки, и дерево стало валиться набок. Большеухий смотрел вверх. А дерево всё клонилось.
    Ветки коснулись воды, подняв тучи брызг… Волна окатила Большеухого и Серую Спинку с головой. Подняла – и опустила их уже на другом месте.
    Большеухий огляделся. Всё изменилось до неузнаваемости. Огромный ствол лежал посреди равнины, а через прорехи в облаках светило солнце.
    Потом в их сторону ж фигуры. Первыми появились водоземцы, и Серая Спинка, охнув, крепче прижалась к нему. Большеухий молча сжал её лапу в своей.
    С другого края появились торбари во главе с вождём. Горластый остановился и молча смотрел на них издали. И было непонятно, то ли он их осуждает, то ли наоборот, одобряет…
    Наконец, с третьей стороны появились Златокрылые… Они, неловко ступая, шли по воде и озирались. Вперёд вышла Танцующая. Сложив лапы на груди, она долго смотрела на Большеухого.
    - Ох, Большеухий, - пробормотала Серая Спинка озабоченно. – Что же теперь будет?
    - Ну, Большеухий… - Танцующая, подхватив мокрые крылья, издали погрозила ему кулачком.
    Лишь сейчас Большеухий заметил, что вода смыла позолоту со Златокрылых и тину с водоземцев, и теперь между ними не было никакой разницы… Не было больше ни торбарей, ни водоземцев, ни Златокрылых.
    А что теперь было – этого Большеухий и сам пока не знал. Наверное, что-то новое…
    Он посмотрел на Серую Спинку. А она посмотрела на него.
    Новое только готовилось появиться на свет.
    
    
    
    

  Время приёма: 14:36 13.04.2013