22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: Келли Количество символов: 21292
28. По мотивам "Я - робот". Воздушный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

r035 Инструктор просит пристегнуться


    

    - Сбой топливной системы… Отказ системы гравитации... Критическое снижение скорости... Рекомендую эвакуацию... - голос Танюши - флаера типа «Тень» - звучит без эмоций - она на пределе. Но пытается выровнять полет, дотянуть до конца поля. Ведь внизу - зрители.
    - Романов! Включай кнопку! - кричит диспетчер.
    Эвакуация? Черта с два! Если я покину машину, то ее тут же ударят силовым лучом, выбрасывая за пределы пространства Гонок, спасая собравшихся людей. Никто не будет думать о самой «Тени».
    - Борт номер семьдесят шесть! Приказываем покинуть машину, - это подключились службы безопасности Гонок.
    - Мы дотянем, Танечка, - шепчу я, заставляя флаер из последних сил двигаться  вперед. Мне кажется, что я сам стал им и это мои крылья обтекает воздух, рвущийся, будто паутина. - Мы дотянем!.. Я тебя не брошу…
     
     

    *****

    
    Потенциальная ученица не понравилась мне сразу. Высокая, тощая, одета во что-то вызывающе облегающее. Носок туфельки, в ожидании, пока я закончу с предыдущим учеником, нетерпеливо постукивает об асфальт.
    Ничего, подождет.
    - Полет стабильный, взлет и посадка практически без ошибок, - комментирую неторопливо. - Еще несколько занятий – и можно сдавать экзамен.
    - Спасибо, Мастер, - Славик, относящийся к себе и к жизни предельно серьезно, степенно кивает. - Но спешить не стоит. Получить права - не главное. Хотелось бы довести до совершенства движения. И машину я плохо чувствую…
    - Хорошо, как скажешь, - произношу нейтрально.
    Вот все-таки есть у него определенное чутье. Я-то вижу, что с управлением у него определенные проблемы, но чтобы сам ученик это понял – это редкость. Попробую поговорить с ним через несколько занятий - все равно лучших вариантов нет…
    Мы попрощались. Девица, не дожидаясь приглашения, шагнула вперед. Лет на пятнадцать младше меня, а взгляд без малейшего смущения – в упор:
    - Я к вам. Альметьева Алла.
    Темные прямые волосы забраны в длинный хвост, глаза обведены черным, губы ярко размалеваны. Я мысленно плюнул: ну что эта разукрашенная кукла будет делать с Мирой? Флаер полупрофессиональный, со специфическими функциями – не для полетов же в парикмахерскую его использовать?
    - Вы уверены, что хотите летать именно на «Химере»? - начал я вежливо и аккуратно. - Сложная машина, долгий срок обучения… Есть ведь и другие модели. Для женщин. Попроще…
    Девица зыркнула с таким возмущением, будто я предложил ей потрогать мертвую мышь:
    - Что, если для женщин, так сразу попроще?!
    Амбиции, самоуверенность, самомнение в одном флаконе. Что бы я сейчас ни сказал – бесполезно. Она уже уперлась рогом и от каприза не откажется. Терпеть таких не могу.
    Хотя... есть еще шанс.
    - Покажите руки.
    - Зачем? – удивилась фифа.
    Не дождавшись ответа, фыркнула и демонстративно протянула ладони:
    - Могу заверить - чистые!
    Я перевернул руки тыльной стороной. Ну вот, так и знал.
    - Вы не можете летать с этим, - я ткнул в фактор нарушения – длиннющие ногти.
    - Разве мы будем работать не с прямой связью? – изумилась она.
    Ишь ты, подкованная.
    - «Химера» - флаер чувствительный. А мысленные приказы неподготовленного человека обычно бывают искажены посторонним материалом. Потому первый этап обучения – сенсорный, - пояснил я. И добавил. – Но есть модели, у которых этого не требуется. «Гейша», например, «Ангел»…
    Девица недовольно поджала губы. «Добил! Уйдет! - уверился я. - Ногти ведь ценнее машины». Рано радовался.
    - Хорошо, - решительно кивнула. - Приду завтра.
    И двинулась прочь - к выходу с летного поля. Я в сердцах чуть не плюнул. Навязалась на мою голову! Появится на занятиях несколько раз, поймет, что не ее и пойдет переучиваться на дамскую модель. А я - теряй время. Которое мог бы потратить на того же Славика.
    - Димон, - Серж, самый молодой инструктор школы, прямо светился от любопытства. - Что это у тебя за красотка? Новая ученица?
    - А, - я расстроено махнул рукой.
    - Слушай, уступи, - загорелся Серж, не отрывающий взгляда от удаляющейся девушки - хвост змеей скользит по спине, длинные ноги ступают ровно и уверенно. - Ей моя «Гейша» в самый раз.
    А что, Серж - реальный выход.
    - Без проблем. Только она «Химеру» хочет. Вот если уговоришь…
    - Да не вопрос! - Серж мельком оглядел свое отражение в полусфере стеклянного колпака, провел пятерней, поправляя волосы и, будто гончая, бросился вслед за удаляющейся дивой.
    «Бог в помощь обоим, - с облегчением подумал я. - Баба с воза – флаеру легче». Устоять против обаятельной улыбки Сержа у цацы Аллочки Альметьевой не было никаких шансов.
     
     

    *****

    
    Удивительно, но она все-таки явилась на утреннее занятие. «А как же Серж?» - пораженно подумал я, увидев около Миры высокую тощую фигуру.
    - Доброе утро, Мастер.
    - Руки? - произнес я вместо приветствия.
    - Все в порядке, - она с усмешкой продемонстрировала пальцы. Ногти были аккуратно подстрижены. Представляю, каких душевных мук ей это стоило.
    - Хорошо, - я сделал вид, что не ждал ничего иного. – Садитесь, пристегивайтесь.
    Пока ученица устраивалась, я обошел Миру кругом, погладил крыло, коротко сообщил: «Ученик». Мира ответила теплой волной и сосредоточилась в ожидании.
    Алла наконец закрепила все фиксирующие застежки ложа и вопросительно уставилась на меня. Я вздохнул - надо работать. Присел на свое место и начал инструктаж:
    - Флаер типа «Химера» имеет разрешенную массу три с половиной тонны, вмещает пилота и пассажира, предназначается для скоростных полетов в широком диапазоне рельефных и климатических условий...
    Слова привычно слетали с губ. Прости меня, Мирочка, за сухость, но стараться для этой... для развлечения этого бесполезного балласта абсолютно не хочется.
    - «Химера» управляется двумя способами - посредством сенсорного контакта и напрямую, - продолжал бубнить я. - Для сенсорного управления имеются тактильные панели, для прямого — шлем... Куда?! Куда вы хватаете без разрешения?!
    - А что? - самоуверенная дива со шлемом прямой связи в руках с удивлением воззрилась на меня. - Я хотела посмотреть.
    - Ничего смотреть не нужно! Ничего без команды не трогать! Это флаер, а не швейная машинка! Понятно?!
    - Хо-ро-шо! - сверкнула глазами и демонстративно сложила ладони на коленях.
    О, великие силы! За что мне такое наказание?! Фифа ждала с преувеличенно-уважительным выражением лица. Я выдохнул сквозь стиснутые зубы, продолжил:
    - Мы начнем с сенсорного варианта. Положите руки сюда…
    Справа и слева от ученицы поднялись панели, наполненные вязкой субстанцией. Глаза девицы полезли на лоб:
    - Биогель?! Я думала, что будет жесткая панель! А зачем тогда нужно было убирать ногти?! Они бы не помешали!
    Ногти ей, видите ли, жалко! А машину - нет!
    - Давайте не будем спорить.
    - Мне нужно знать - зачем, - уперлась она.
    Я обреченно вздохнул.
    - Биогель передает машине любые движения в усиленном варианте. При наличии дополнительных раздражителей в виде длинных ногтей ее реакция может быть неадекватной.
    Все сказанное – правда. Но не вся. Просто я не хочу, чтобы моей Мире было больно.
    Ученица долго разглядывала меня, а потом неприятно усмехнулась:
    - А-а-а… да... Мне же сказали, что вы считаете ее живой… Ну-ну...
    Ну Серж и трепло!
    - Если вас что-то не устраивает, то можете сменить инструктора и машину, - спокойно предложил я.
    Алла сложила губки бантиком, захлопала ресницами и, изображая примерную девочку, тонким голоском пропищала:
    - Хорошо, я поняла. Буду слушаться... - и вдруг без перехода полюбопытствовала. - А правда, что вы попали в аварию во время Гонок? Из-за того, что не хотели бросить машину?
    Черт!!! Трижды трепло!!!
     
     

    ****
     

    Я проснулся посреди ночи, перерыл весь дом, нашел пожелтевшую, заначенную еще со старых времен сигарету. Выкурил в форточку. И даже не почувствовал вкуса. Чертова девица! Из-за нее все снова стояло перед глазами, будто произошло только вчера.
    Мелькают лица зрителей, сливаются в одну белую массу… Вот она кромка… Чуть-чуть. Есть! Мы за пределами поля! Но скорость… высота… Мало! Мало!!! Танечка, ну же, еще чуть-чуть! Удар. Боль. Тьма.
    «Создание ситуации, опасной для жизни людей, несоблюдение инструкций, нарушение правил, - стояло в дисквалификационной карточке. – Лишение права участия в Гонках на неопределенный срок».
    Конечно, флаер – всего лишь машина. А если эта машина способна чувствовать и понимать?..
     
     

    *****

    
    Каждый раз, когда я видел Аллу, шествующую по летному полю, мое настроение падало ниже нулевой отметки — меня ждало два часа бесполезно-безнадежных действий.
    - Тише… Мягче… Медленнее… Сто-о-оп!!!
    - Держите равновесие! Держите! Держите же!!! Все, можете считать, что разбились.
    - Что вы передаете машине?! Перестаньте возить в геле руками, будто вы осьминог! Флаер не знает, в какую сторону ему лететь от ваших рывков.
    - Так, так… Уже лучше… Хорошо… Куда?! Куда?!!
    Каждый день одно и то же. Вернее, ни одного дня без происшествия. Ученица не чувствовала высоту, опаздывала с командами, сбивалась с ритма, теряла контакт, путала право и лево... И так без конца. Ей не хватало точности, чувства равновесия, умения предугадывать воздушные потоки… Одним словом всего, без чего полет на скоростном флаере невозможен. Однако, каждый раз, выслушав мою ругань, девица, закусив губу, продолжала занятие. Или пунктуально являлась на следующее. Уж чего-чего, а упрямства ей было не занимать. Я поражался и злился одновременно - по моим расчетам она давным-давно должна была сдаться.
    И еще один фактор изумлял меня до глубины души - упрямица нравилась флаеру. Мира тянулась к ученице, старалась изо всех сил и вообще была само внимание и послушание. Впрочем, бесчувственная Алла все это благополучно не замечала и продолжала делать ляп за ляпом.
    Однажды, после очередного особо неудачного занятия, вымотавшего и ученицу, и флаер, и меня, я не выдержал.
    - Алла, - начал я твердо. - Вы понимаете, что «Химера» не для вас? Повтор за повтором, полет за полетом. Ошибка за ошибкой. Ну нельзя так продолжать. Это скоростная машина, сложная. Не хотите «Гейшу» - возьмите «Барракуду». Ну, «Гепарда» наконец, если вас смущают женские модели.
    - Нет! - упрямо произнесла ученица, разминая уставшие кисти.
    - Ну почему?! Зачем вам это надо? Не спорю - научить можно кого угодно чему угодно. Но зачем? Дополнительные занятия, впустую потраченное время... На «Гейше» вы могли бы выйти в самостоятельный полет уже завтра!
    - Ничего, - она вздернула подбородок. - Значит, я буду заниматься долго. Столько сколько нужно. И научусь. Я всю жизнь об этом мечтала.
    Девушка решительно отстегнула ремни, выбралась из ложа. Заглянула в распахнутую дверь, поймала мой изумленный взгляд, усмехнулась:
    - Не зря же я выбирала лучшего инструктора. К тому же такого, который верит в слияние с машиной. Кстати, как вы ее зовете? Мира?
    Насмешливо кивнула и танцующей походкой и двинулась к выходу. А я остался сидеть, пораженно глядя ей вслед: уверенный шаг, покачивающийся в такт хвост. Пробормотал:
    - Ты слышала, Мира? И откуда она узнала, как я тебя зову? Ну что мне с ней делать?
    «Помочь», - шепнула Мира.
     
     

    *****

    
    На следующее занятие я уже сам с нетерпением ждал Аллу. «Я всю жизнь об этом мечтала...» Когда-то сопливым мальчишкой — младше всех во дворе, ниже всех в классе - я тоже мечтал о полете. И бегал каждый день смотреть в щелочку забора на уходящие в небо флаеры. Я знал, что мне ничего не светит. У родителей не было ни денег, ни возможностей отдать сына в дорогую летную школу. И все же я мечтал… И потому смог.
    Я научу ее. Мечты должны сбываться. И пусть Алла никогда не выйдет на поле для Гонок, но летать она будет. Наверное, в недавних ошибках есть и моя вина - я жалел времени, сил, внимания. «Я всю жизнь об этом мечтала...» Сейчас все будет по-другому, и я уже знаю как.
    «А вдруг она не придет?» - мелькнула пугающая мысль. Но ученица пришла.
    - Так, - начал я сразу, едва она успела опуститься на ложе. - Забудем все, что мы недавно учили. Попробуем все с начала. Кладите руки на панель, закройте глаза, просто попробуйте почувствовать машину. Попробуйте представить, что она – это и есть вы…
     
     

    *****

    
    - А? У меня получилось? – раскрасневшаяся Алла откинула выбившуюся прядь со лба. Глаза ее сияли. Легкий подъем, замечательный разворот, «горка», «змейка» и заход на посадочную площадку. Идеально.
    - Молодец! Отлично получилось!
    «Я всегда об этом мечтала…»
    Мы занимались. Каждый день, по многу часов. И более настойчивого ученика я не видел за всю свою практику. Были срывы, были провалы. Но на следующий день в назначенное время Мира и Алла снова вдвоем встречали меня на поле. Честно говоря, я все более и более начинал гордиться ученицей. Сила воли, упорство, стремление к победе. И с каждым днем все лучший и лучший контакт с машиной. Именно то, что нужно для Гонок. Жаль, что Алла не парень.
    - Можно сказать, сенсорное управление освоено. На следующем занятии прямой контакт. А там, глядишь, и экзамен.
    - Вы знаете, Мастер, - Алла вдруг смутилась. - Ведь я только сегодня, сейчас по-настоящему поверила, что у меня получится...
    Ну надо же! А держалась так уверенно.
    - Дима, - она впервые назвала меня по имени. - Вы так давно со мной возитесь...
    Она неожиданно перегнулась через подлокотник и чмокнула меня. Хлопнула дверца и вот ее уже и след простыл.
    - Что это было? - ошеломленно пробормотал я, машинально задевая щеку. На ней остался терпкий запах помады.
    Мира ответила нежной и чуть грустной волной.
    - Ну что ты, девочка! - пробормотал я. - Я тебя никогда не оставлю.
     
     

    *****

    
    «Я тебя никогда не оставлю…» Обещание почти несбыточное. Учебные машины служат в школе от силы полгода. Потом идут в продажу - чтобы не привыкли к инструктору или кому-то из учеников. Ведь их интеллектуальный блок обладает способностью к импринтингу и, соответственно, у них должен появиться постоянный хозяин.
    Выкупить Миру себе? Но я не смогу уделять ей столько времени, сколько необходимо. Ведь ей нужна скорость, полет. Гонки…
    Несколько месяцев реабилитации в больнице, имплантаты - последствия травмы, практически незаметные в обычной жизни, оказались фатальны для Гонщика. Даже если бы не дисквалификация, на полосу Гонок мне было бы уже не вернуться. Но «Тень», Танечка, осталась жива и сейчас в хороших руках. Вот еще бы для Миры найти достойного пилота...
    Ладно, время еще есть. Надеюсь, удастся все как-нибудь организовать.
     
     

    *****

    
    - Ничего себе, - пробормотал я, окидывая удивленным взглядом серебристо-переливающийся костюм Аллы, вместо привычного черного.
    - Я прошу прощения, что в таком нерабочем виде, - Алла обезоруживающе улыбнулась. - Но у меня сегодня день рождения и родители организуют для меня праздник. Вот, пришлось подготовиться…
    - Что ж, поздравляю, - кивнул я. - Тогда у меня тоже есть для вас подарок. Я думаю, что мы можем назначить день экзамена.
    - Правда?! – ахнула Алла. - Спасибо!!!
    Безупречное сенсорное управление, стабильное прямое – начальная ступень работы со скоростным флаером освоена полностью. Если бы я готовил пилота для Гонок, то трудов было бы еще немало. Но в данном случае пора было выпускать ученицу в мир.
    Глаза девушки так счастливо сияли, что я неожиданно для себя самого вдруг добавил:
    - А хотите в честь завершения обучения попробовать нечто особенное?
    Алла вопросительно подняла бровь, переспросила осторожно:
    - Да?..
    - До недавнего времени мы с вами осваивали бытовой уровень управления флаером. И полученный вами опыт может быть применим к любой модели. Однако, «Химера» обладает определенными возможностями, которые раскрываются только в скоростном полете. Если вам интересно, мы можем попробовать кое-что из программы Гонок.
    - О! Мне очень интересно!
    - Хорошо. Все последнее время мы занимались с вами прямым управлением и несколько подзабросили сенсорное. Но в Гонках используются оба вида контакта. Прямое дает импульс, сенсорное – корректирует движение. Прямой приказ из вашего мозга в «мозг» машины немного запаздывает – все-таки проводящие материалы флаеров – это не наши нервные клетки. А вот сенсорное управление дает возможность выполнять маневры интуитивно, будто бы собственным телом. Готовы попробовать совмещение?
    Алла почему-то на секунду замялась. И кивнула.
     
     

    *****

    
    Мира кричала боли. Ее ощущения сейчас были ощущениями мыши, сжимаемой когтями орла. От запредельного шока она не слышала даже меня, но, почти оглохшая, ослепшая она шла, рвалась вверх, выдиралась из земного притяжения. И выводила нас из пике. Вот она поймала воздушный поток, выправилась. Ее боль становилась все меньше и меньше. Скользнула над полем, коснулась полотна, остановилась.
    Беспокойство, сожаление, просьба: «Не ругай ее сильно...»
    Я, не торопясь – пряжка за пряжкой – расстегнул ремни. Алла продолжала сидеть. Я обернулся, долго смотрел на поникшие плечи, опущенную голову. Наконец произнес:
    - Покажи руки.
    Голова Аллы склонилась еще ниже.
    - Покажи.
    Пряча глаза, она выложила руки на колени. Ногти. У нее опять были ногти.
    - Вон, - просто сказал я.
    - Дима, я не знала.... я не думала...
    - Вон.
    Дверца хлопнула, закрываясь. Вот и все. Снова мы с Мирой остались одни.
     
     

    *****

    
    Поздно вечером я зашел в ангар. Двинулся вдоль ровного ряда учебных машин, чуть касаясь рукой каждой: кокетливая «Гейша», скромная «Ласточка», самоуверенный «Гепард». Все они когда-то обретут своих хозяев... Как и моя Мира - скоростной флаер класса «Химера». Когда-нибудь…
    Сегодня я говорил со Славиком.
    - Спасибо, Мастер, но нет. Я ценю ваше предложение, но Гонки – это не мое.
    И я согласился с ним. Ведь он так и не смог понять Миру.
    Есть ли у флаеров разум? Живые ли они? Тех, кто считает их обычными машинами - большинство. Но я убежден, что без взаимной любви и уважения человека и интеллектуального флаера невозможен высший пилотаж. Мне казалось, Алла понимает это. Чувствует… Я ошибался.
    «Ангел», «Ягуар», «Сокол». Сейчас я увижу Миру... Резко, словно наткнувшись на стену, я остановился – около машины кто-то был.
    - Мира, - шепот был едва слышен. - Мирочка, прости меня. Я не нарочно, я не знала... Прости меня...
    Я оцепенел, боясь сделать лишнее движение, лишний жест. Застыл страшась выдать свое присутствие. Сбивчивый речитатив Аллы… Радость и смущение Миры… Потрясенный, я осторожно шагнул назад. И все отступал и отступал, пока ряд других машин не скрыл от мня девушку, гладящую, обнимающую флаер. И Миру, тающую под ласковой рукой.
     
     

    *****

    
    Алла больше не появлялась. И я старался не думать о ней. Что бы я мог сказать после того, как выставил ее с занятия? И, тем не менее, в день экзамена подошел к стенду. Первой среди сдавших значилась фамилия Альметьева. «Ну вот и все. Еще одним флаеристом стало больше. Удачи на трассах» - подумал я, отходя.
    - Эй, Димон! - окликнул меня Серж. - Ты знаешь, что твою старую «Химеру» продали? Завтра новая будет.
    - Как продали?! – вскинулся я. - А почему мне никто не сказал? Я бы взял ее сам!
    - Ну, не знаю. Надо было раньше думать.
    - А кто покупатель?
    - Можешь посмотреть. Ее сейчас как раз забирают.
    - Спасибо! С меня причитается! – крикнул я уже на бегу.
    Выскочил на поле, лихорадочно завертел головой в поисках Миры. И увидел ее. Рядом с новой хозяйкой - облегающий черный костюм, гладко зачесанные волосы, длинный хвост по спине. Алла.
    Я остановился. Попятился, чтобы уйти незаметно. Бывшая ученица оглянулась.
    - Дима! - окликнула она меня. - Дима! Я сдала!
    - Знаю, - мне пришлось остановиться. - На отлично. Поздравляю.
    - И Мира теперь моя.
    - Да, знаю.
    - Дима, я хочу… Нет, я прошу, чтобы ты учил меня.
    - Чему? - я пожал плечами. - Все, что нужно, ты уже освоила.
    - Я собираюсь участвовать в Гонках. С Мирой.
    У меня отвалилась челюсть: женщина - в Гонках?! Такого еще никогда не было!
    - Дима, ну пожалуйста! Мы обе тебя просим. Мира, скажи ему!
    Я почувствовал прикосновение Миры. И тихое, на грани восприятия: «Помоги ей! У нее получится!..»
    «А, может, и правда… - мелькнула крамольная мысль. Ведь именно такого Гонщика - способного понять и принять машину - я искал и почти отчаялся найти среди учеников, осваивающих азы вождения. – Но женщина в Гонках? Быть такого не может!»
    «А еще, - шепнула Мира. – Она тебя любит…» Я поперхнулся. Ах, Мира! Чтоб ты понимала в людях!
    Алла смотрела умоляюще. «А, гори все синим пламенем!..» Я шагнул к инструкторскому креслу, оглянулся:
    - Чего ты ждешь, ученица?
    Губы Аллы расплылись в улыбке. Она распахнула дверцу, радостно плюхнулась на сиденье. Потянула ремень. И в этот миг я, будто меня основательно двинули чем-то тяжелым, задохнулся. Окаменел.
    - Что это?! – я с трудом вытолкнул-выдохнул застывший воздух:
    - Что?! – вздрогнула Алла. И, проследив за моим взглядом, расслабилась. – Фу! Как ты меня напугал! Это иллюзия.
    Она протянула руку. Я осторожно коснулся ее - чуткие пальцы, нежная кожа и никаких ногтей.
    - Нормально? Так можно?
    Я перевел дыхание:
    - Так - можно, - и, преодолевая неловкость, скомандовал. - Ну что, ученица? Начнем? Нас ждут великие дела!
    Алла рассмеялась. Вдруг посерьезнела, заглянула мне в глаза и тихо, почти шепотом добавила:
    - Дима, я так скучала…
    Ком в горле встал прочно и основательно. Я попытался загнать его внутрь. Не преуспел. И тогда просто кивнул.
     
     

    *****

    
    Стартовый гонг к посадке - будто звук трубы для боевого коня. Все так до боли знакомо - рев двигателей, шум зрительских трибун. И все совершенно по-другому. Я - в тренерской ложе. А около Миры - хрупкая фигурка в черном комбинезоне. Змеиный хвост по спине и упрямо сжатые губы - Алла.
    - Последние мгновения… Пилоты садятся в машины, - надрывается комментатор. – И скоро мы узнаем имя победителя… Господа, еще есть время, чтобы сделать ставки!..
    Но я не делаю ставок. Я просто знаю. Ведь упрямства моей жене не занимать.

  Время приёма: 23:18 04.04.2013