22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Элена Количество символов: 40273
27. День космического десантника. Камерный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

q004 А еще меня зовут Лялька


    

    Не знаю, зачем он везде таскал меня с собой. Он был взрослый – шестнадцать лет. Крутой - курил, сплевывая сквозь зубы и цедил слова, едва шевеля губами. Моя мать, несмотря на свои два высших образования, называла не иначе, как шпана. А мне льстило его внимание. Льстило, что девчонки шепчутся за спиной, а бабульки на лавочке осуждающе качают головами.
    Честно говоря, в минуты просветления я прекрасно понимала, что вниманием здесь не пахнет. Он никогда не разговаривал со мной, когда мы шли куда-нибудь компанией – три дворовых парня и я, девчонка. Он даже звал меня не Ира, а каким-то собачьим прозвищем - Лялька. Но возражать не решалась - вдруг он больше не позовет меня с собой, и тогда кончится моя исключительность…
    Не могла я возразить и в этот вечер.
    - Лялька? Через пять минут внизу.
    И короткие гудки. Ни ответа, ни привета. Никакого сомнения, что приду. Я привычно подавила волну возмущения: «Он взрослый парень… Он так привык…»
    - Мам, я к Вере, - сообщила как можно небрежнее.
    - Надолго? – мама выглянула из комнаты.
    - Не знаю. Мы реферат будем писать.
    - Позвони мне, если задержишься.
    - Да, мамочка!
    Вот и все. Свобода.
     
     

    *****

    
    - Ты чего вырядилась? - осведомился Ждан вместо приветствия, оглядывая мою белую куртку, светлые колготки и замшевые ботиночки. Сам он был в походном: старая куртка, джинсы, кеды. Примерно также выглядели Сема и Мишка.
    - Мне же надо прилично… - начала оправдываться я.
    Но Ждан уже не слушал. Бросил:
    - Твои проблемы, - и, обращаясь уже ко всем. - Сегодня мы в «Солнечный берег».
    «Солнечный берег» - строящийся микрорайон: широкие улицы, дома-многоэтажки, специально озелененные дворы. Будущим жильцам должно понравиться. Вот только что мы будем делать на незаконченной стройке?
     
     

    *****

    
    Стеклянная труба надземного перехода, поднятая на высоту трехэтажного дома, была прозрачной и пустой. Впоследствии она заменит жильцам пешеходный переход через оживленную трассу. Вместо трассы пока зияла рваная яма, а вот переход был готов: массивные автоматические двери, мощные вентиляторы для отсечения холодного воздуха, стеклянные стены, окружающие лестницу и эстакаду.
    - Ждан, тут странно… - прошептал мелкий Мишка. - Зачем свет, если ходить некому? Может не надо туда?..
    - Не ссы, сосунок, - снисходительно хмыкнул Ждан. - А как иначе на стройку выйти?
    Широкие двери, будто губы ухмыляющегося чудовища, распахнулись. Ждан ступил на лестницу. Мы стаей гусей двинулись за ним. Черная решётка вентиляторов гостеприимно оскалила зубы. С торжествующим шипением автоматика прикрыла створки за нашими спинами: «Попалиссссь, ребятишшшки!..» «Что это со мной?» – растерянно подумала я, стараясь подавить невесть откуда взявшуюся панику.
    Лестница, призрачные отражения в стекле, тьма улицы, отделенная непрочной прозрачной гранью – все это вызывало странное чувство. Я попыталась поймать, выделить нотку беспокойства, но тут вечно голодный Сема, вытащил конфету, деловито зашуршал фантиком, и наваждение, напуганное бытом, пропало.
    - Постоим, - скомандовал Ждан, когда мы дошли до середины тоннеля.
    Мишка прижался лбом к стеклу, поставил руки домиком, чтобы лучше видеть. Я сделала то же самое и попала в другой мир. Внизу лежала Стройка: вздымались стрелы подъемных кранов; задумчиво смотрели вдаль недостроенные здания; плыли в легкой дымке фонари. И все это казалось отдельным самостоятельным миром, где чужакам не место…
    - Слушай, Ждан, там, наверное, сторожа… - с опаской предположил Сема, полностью лишенный воображения и потому думающий о насущном. - Дадут нам по сопатке…
    - Они все давно упились и спят, - презрительно выдал Ждан. - Как будто ты сторожей не знаешь.
    Камушек был в огород Семы: его отец, подвизающийся охранником в гаражах, с работы в трезвом виде не вернулся еще ни разу. Семен недовольно засопел, но промолчал.
    - Идем, - скомандовал Ждан, и мы послушно двинулись дальше.
    - Смотрите, тут лифт! – Мишка, первым добравшись до конца тоннеля, с любопытством заглянул в прозрачную шахту. – Какой чудной…
    - У входа такой же был, а вы, лупоглазые, не заметили, - сообщил Ждан. - Да и не лифт это, а платформа для инвалидов. Для тех, которые на колясках.
    Ждан нажал кнопку вызова, и пол шахты, лежащий где-то глубоко под нами, дрогнул и со скоростью улитки двинулся вверх.
    - А медленно едет - так это чтобы коляски с места не сошли. Пойдемте пешком, эту платформу не дождаться.
    Входные двери распахнулись, потянуло холодом осенней ночи. Ждан, я, Сема вышли, поеживаясь, на улицу – подмораживало и в воздухе неспешно кружили первые снежинки. Мишка же, почему-то приостановился, поколебался и вдруг тоненьким голосом позвал:
    - Ждан… Вы идите одни. А я домой - поздно уже. Мама ругаться будет.
    Это была явная отговорка: мама Мишки наверняка проводит вечер пятницы в ресторане с очередным кавалером – потенциальным женихом.
    - Живо выходи! – Ждан свел брови.
    После этого Мишка должен был вылететь пробкой. Но он почему-то, наоборот, начал пятиться.
    - Ждан… Я не хочу. Мне здесь не нравится…
    У командира от такой наглости отпала челюсть. Он открыл рот, готовясь заорать, но не успел. Турбина вентилятора, около которого топтался Мишка, взревела. Мишка взвизгнул и белкой вылетел наружу. И в ту же секунду прекратился обдув.
    - Ишь, как вовремя замкнуло… - буркнул Ждан и буднично проинформировал понурившегося мелкого. – Будешь еще выступать – уши в трубочку скручу.
    И вразвалочку двинулся вперед. Рядом – руки в карманы – пошел Сема.
    - Миш, ты как? – тихонько спросила я.
    - Не знаю… Я так испугался, когда задуло…
    - Ну, это же просто воздух…
    - Ага, воздух!.. Он жжется! - Мишка вытянул руку, которую до того прятал в кармане. Тыльная сторона ладони была красной, как при ожоге.
    Я открыла рот - позвать Ждана, и тут же закрыла – бесполезно.
    - Миш, надо в аптеку - за мазью. Но Ждан не согласится. Скажет – терпи, мужиком будешь. Давай пока снег приложим?
    - Ага, - обреченно кивнул Мишка.
    - А чего ты идти не хотел? – спросила я, прижимая к покрасневшей коже неплотно скатанный снежок.
    - Не знаю, - пробормотал Мишка. – Мне здесь не нравится…
    «Мне тоже», - подумала я.
     
     

    *****

    
    Стройка была грандиозной. Громадные дворы, широкие тротуары - целый самостоятельный город! Но в будущем. Пока же здесь лишь каркасы недоделанных домов, котлованы, горы земли и строительного мусора. А еще - пустота и тишина. Свой автономный мир, свободный от привычной городской суеты. Странный. Непонятный.
    - Тут тропка, не отставайте, - скомандовал Ждан, увлекая нас прочь от освещенных тротуаров.
    - А мы куда? – спросил любопытный Мишка.
    - Ишь ты, нетерпеливый какой! – Ждан, прищурившись, оглянулся на мелкого, и тот втянул голову в плечи – если Ждану чего-то не нравилось, то он мог и леща дать. – Ладно, не шугайся. К высотке пойдем, поднимемся наверх, посмотрим…
    Про высотку знали все. Для нашего городка это был небоскреб – шестнадцать жилых этажей и ресторан на крыше.
    - Ждан, - я рискнула подать голос. – Она же недостроена. Может, не надо?..
    - Умолкни, - буркнул невоспитанный Семен. – Ждан сказал – значит пойдем.
    - А зря… - из-за штабеля досок, преграждая нам путь, выступила темная фигура.
    - Охранник! – испуганно пискнул Мишка, прячась за спину Ждана.
    Человек шагнул в свет фонаря и обрел форму: мешковатые штаны, стоптанные сапоги, старая телогрейка, лицо с неровной, будто изъеденной оспой кожей. Взгляд водянистых глаз, точно выделив заводилу, остановился на Ждане:
    - Не охранник. Но идти не советую. Опасно здесь…
    - А чё такого? – деланно удивился Сема. Покосился на Ждана и, получив молчаливое одобрение, продолжил уже с ноткой наезда. – Чё опасного, дядя? Техника стоит, сторожа спят…
    - Они-то, может, и спят. Но не сам Новострой, - мужик сделал движение подбородком, обозначая окружающее пространство. - Пугать, однако, вас будет…
    - Зачем? – распахнул наивные глаза Мишка.
    - Кушать хочет. Новострой – он за счет людей живет. Приедут жильцы – где порадуются, где поругаются – он свою долю от них ухватит – и сыт. А пока жильцов нет, голодно ему. Вот он и добывает пропитание как может. Строителей трогать нельзя – они, почитай, ему родители. А вот пришлые, вроде вас - самое то.
    - Да ладно! – хохотнул невоспитанный Сема. – Чё он нам может сделать? Не ходите, детки, в Африку гулять!
    - Зря смеешься, - мужик недовольно сощурился. – Я правду говорю.
    - А вот про правду - не надо, - молчавший до того Ждан, видимо, оценил обстановку, пришел к определенным выводам и вступил в беседу. - Что у вас тут? Бомжачье гнездо? - Он нарочито брезгливым взглядом окинул неказистую одежку мужика. - Боишься, как бы вас тут не прищучили – вот и отпугиваешь?
    Мужик мрачно насупился, глянул исподлобья:
    - Я предупредить хотел. По-хорошему.
    - Не надо, пока не спрашивают, - Ждан шагнул вперед, заставляя мужика отступить в снег, задел плечом, проходя мимо.
    За Жданом двинулись Сема и Мишка. Мужчина, стоя не целине, буравил взглядом спины ребят.
    - Извините… - пролепетала я. Мне было очень стыдно - за Ждана, за Сему. Зачем они так?..
    Мужик посмотрел на меня, в глубине его глаз что-то дрогнуло. И именно в этот момент Ждан, заметив непорядок в рядах, грозно гаркнул:
    - Лялька! Идем!
    - Извините! – я рысью потрусила вперед.
    - Сами напросились… - мужик махнул рукой и побрел прочь.
     
     

    *****

    
    - У-у-у, какая... – удивленно протянул Мишка.
    Мы, задрав головы, стояли у подножия высотки, а над нами нависали этажи. Одинаковые, похожие на черные соты, с пустыми провалами окон.
    - Вот здесь и пойдем, - сообщил Ждан, указывая рукой направление.
    - О-о-о! – дружно выдали мы, глядя на пожарную лестницу, идущую по боку здания - бетонные ступени огорожены невысокими перилами и узкие площадки на каждом этаже.
    - Высоко-о-о! - заныл ленивый Сема. - Может, на лифте?
    - Лифты еще не включили, - отрезал Ждан. - Ништяк, тебе полезно - жирок порастрясешь.
    Сема надулся, но возмущаться не посмел.
    - Ждан, может, по подъезду?.. – решилась вякнуть я. Уж слишком ненадежной выглядела лестница.
    Ждан, не снизойдя до ответа, шагнул на ступеньку. За ним, тяжело вздохнув, двинулся Сема. Потом Мишка. Я неуверенно потрогала железные перила – вроде держатся. Ждан, сжалившись, бросил через плечо:
    - Обратно через подъезд пройдем.
    Я вздохнула и двинулась вперед.
    Где-то на уровне девятого этажа Сема выдохся:
    - Ждан! Передохнуть бы!
    Ждан пожал плечами, остановился на очередной площадке. Я посмотрела вниз, и голова закружилась - двор был размером с кастрюлю. Мишка, вцепившись в перила, жадно разглядывал окружение и, казалось, что свесившийся помпон его детской шапки вместе с хозяином осматривает пространство. Ждан со скрещенными на груди руками был похож на капитана корабля на палубе. А Сема, отдышавшись, заскучал и сунул голову в ближайший дверной проем, наполненный чернотой:
    - Ау? Есть кто живой? – и вдруг взвизгнул, задергался. – Помогите!!! Меня кто-то схватил!!!
    Я, забыв про высоту, шарахнулась к самым перилам. Мишка, наоборот, вцепился в Семину ногу, отчаянно крикнул:
    - Сема! Я тебя держу!
    - А-а-а! – продолжал истошно орать Семен.
    Ждан развернулся, одним движением отодрал Мишку от содрогающейся конечности и, размахнувшись, существенно приложился ботинком к Семеновой пятой точке. Семен пискнул и вывалился обратно на площадку.
    - А чё такого-то? – возмутился он, потирая ушибленное место. - Я чтобы веселее…
    Ждан покосился на обиженно округлившиеся Мишкины глаза, скомандовал:
    - Кончен привал. Вперед. Дойдем – там повеселишься.
     
     

    *****

    
    Крыша оказалась пустой площадкой с квадратами чердачных люков. От высоты захватывало дух. Парни подошли к краю, а у меня вдруг зазвонил телефон. «Мама!» - подумала я и отошла в сторону. Глянула на экран – там, к моему удивлению, светилось имя Ждана.
    - Алло?
    - Лялька? – голос был мужской. - Какое чудное собачье прозвище!
    - Кто вы?! – возмутилась я. - Откуда у вас этот телефон?!
    В трубке хохотнули.
    - Посчитаем его компенсацией за моральный ущерб. С паршивого юноши – хоть шерсти клок. Нам, бомжам, все в помощь.
    Мужик, которого мы встретили на входе! Ждан, проходя мимо, задевает его плечом… Мужик недобро щурится…
    - Вы украли телефон?!
    - Может, украл… А, может, и нет. Но тебе повезло, что он у меня - ты хорошая девочка. Новострой уже почуял вас и вышел на охоту.
    - Верните мобильник!
    - Не перебивай! – гаркнул мужик. И я заткнулась от неожиданности. – Вы на крыше?
    - Да…
    «Откуда он знает?!»
    - Сейчас ты увидишь, чего здесь может быть. Смотри на мелкого…
    Я оглянулась. Мишка стоял на краю и заглядывал вниз. И вдруг его нога подвернулась… край крыши оказался слишком близко… Секунда… и… Ждан рванулся, ухватил Мишку за капюшон, дернул, отбрасывая в сторону… И, поскользнулся сам! И повалился… В сантиметре от края!
    Крик застрял у меня в горле, а трубка будто прилипла к уху.
    - Ну что? Ясно? – собеседник был невозмутим. - Слушайся меня. Иначе – не выберетесь. Поняла?
    Ждан откатился в сторону, сел. Джинсы на колене были разодраны, сквозь прореху были видны набухающие капельки крови.
    - Поняла… - пролепетала я непослушными губами.
    - Молодец! – похвалил мужчина. – Убирайтесь оттуда. Но к лифту не подходите.
    - Что?.. – я попыталась сосредоточиться. - Какой лифт?
    В трубке щелкнуло, и раздались короткие гудки.
    Я шагнула к ребятам. Тихонько хныкал перепуганный Мишка. Семен стоял с разинутым ртом. Ждан, разглядывая разбитую коленку, мрачно спросил:
    - Платок есть?
    - Ждан… - слова не шли с губ. – Ждан, у него твой телефон…
    Ждан неловко поднялся. Сморщился, когда ткань джинсов задела рану. Буркнул:
    - Я про платок, а она про мобилу…
    - Ждан, тот мужик… Бомж на входе… Он сейчас звонил – с твоего телефона.
    Ждан нахмурился, хлопнул себя по карманам. Выражение лица стало сначала удивленным, потом возмущенным:
    - Ах, ты блин! Ворюга! Я ему башку откручу!
    - Может, телефон просто выпал…
    - Откуда?! Из внутреннего кармана?! Спускаемся!
    Ждан бросился к чердачному люку. Мы двинулись за ним.
     
     

    *****

    
    Лестница оказалась крутой деревянной времянкой. Первым спустился Ждан, потом Сема и Мишка. Я чуть замешкалась, а когда все-таки спустилась, то шум от прыгающего через ступеньку Ждана раздавались уже на пролет ниже. Как пыхтенье и топот верного оруженосца Мишки. Сема же шагнул к лифту, буркнул независимо:
    - А вдруг работает…
    Что-то щелкнуло и дверцы начали открываться.
    - Йо-хо-хо! - радостно воскликнул Сема. - А мы так высоко пёрлись!
    «Дом не достроен, а электричество есть…» - озадаченно подумала я, глядя на увеличивающуюся полоску света. И вдруг вспомнила: «К лифту не подходите!»
    - Сема!..
    Но он не слышал. Крикнул радостно:
    - Ждан! Лифт приехал!
    И шагнул в освещенный квадрат. Топот на лестнице на секунду затих и зазвучал в обратном направлении.
    - Скорее, а то уйдет! – высунул голову Сема.
    Дверца начала закрываться, и круглая физиономия нырнула обратно. И в этот момент на площадку выскочил запыхавшийся Ждан. Крикнул:
    - Держи его, Семыч! Нажми «стоп»!
    Но Сема, видимо, не успел, потому что лифт поехал.
    - Идиот! – ругнулся Ждан. Покосился на меня, скомандовал. – Чего застряла? Пошли.
    И мы потопали вниз.
     
     

    *****

    
    Пустой лифт мирно стоял на первом этаже.
    - А Семы нет… - растерянно пробормотал Мишка.
    - Конечно, нет, - фыркнул Ждан. - Он давно уже на улице.
    Мы вышли наружу. Кругом была тишина, и пахло свежестью первого снега.
    - Где он? – озабоченно спросил Мишка, озираясь.
    - Откуда я знаю! – недовольно буркнул Ждан. - По нужде, может, пошел. Подождем.
    Мы стояли. А сверху падали снежинки. Еще совсем чуть-чуть и начнется настоящая зима. А пока только белая накидка. Чистая, пушистая, без единого следа. Без следа?! «Не заходите в лифт…» - вспомнилось вновь.
    - Ждан… - позвала я. – Сема бы следы оставил…
    Ждан оглянулся.
    - Так. Что он… в доме что ли? Иди, посмотри.
    Идти в темный подъезд было страшно. Но я, не показав виду, толкнула дверь, шагнула в холл. Пусто. На полу – ровные квадраты отсветов из окон.
    - Се-ма! – негромко позвала я.
    Что-то зашуршало, шевельнулось за углом у лифта.
    - Сема? – осторожно переспросила я. – Это ты?..
    Показалось, что темнота живая, что она хитро затаилась и ждет. А когда я подойду, то… Что – я не знала, но и идти было страшно. А вернуться, ослушавшись Ждана, было невозможно. «О, можно позвонить!» Я вытащила трубку, выбрала нужный номер. «Абонент временно недоступен», - сообщил голос автомата. «Ну, Сема! Опять забыл зарядить телефон!»
    Тьма за углом шевельнулась, подползла ближе… Я покрылась мурашками. И одновременно разозлилась: «Что со мной? Вроде уже не маленькая девочка – бояться темноты… Вот сейчас пойду и посмотрю, что там! Ну? Сейчас!» И вдруг телефон в руках дернулся. Я подпрыгнула от неожиданности. Усиленная пустым подъездом, мелодия показалась особенно громкой - на экране светился номер Ждана. Палец не сразу попал на нужную кнопку:
    - Алло?..
    - Не ходи. Ты его не найдешь.
    - Что?! Где он?!
    - Где? Уже не важно. Убираться вам надо. Заставь их идти к выходу. И, смотри - главное! – котлован. Не подходите к котловану.
    - А Сема?
    В ответ - короткие гудки.
     
     

    *****

    
    - Ждан!.. – я выскочила наружу – сообщить, рассказать, бежать и спасать Сему.
    Но Ждан, обрывая меня, жестко объявил:
    - Ждать больше не будем, пойдем без него.
    - Как?! А вдруг что-то случилось?!
    - Не случилось, - отрезал Ждан. - Видели мы его – в окне. В прятки ему поиграть вздумалось!
    - Там не понятно, он ли… Лица не было видно… - тихонько возразил Мишка.
    - А кто, как не он?! – Ждан презрительно сплюнул. – Думал, бегать за ним будем. Да нафиг надо! Пусть катится колобком.
    - А кто там рядом был? – упрямо вопросил Мишка.
    - Никого не было, показалось - из-за тени. Все. Кончили дискуссию. Захочет – догонит. Надо найти этого бомжа с моим телефоном.
     
     

    *****

    
    К котловану мы вышли неожиданно. Ждан повел нас к выходу другим – «кратким», как он сказал – путем и, видимо, заблудился. Потому что мы, протиснувшись в щель в заборе, вдруг оказались на высокой насыпи. Внизу – громадная площадка, подготовленная под строительство нескольких зданий. Правда, в закладке пока был только один дом, и его торчащие из земли каркасные ребра сильно смахивали на скелет доисторического чудовища. Остальное пространство пустовало. С противоположного конца – ровный пологий выход с отдыхающей техникой: экскаваторы, тракторы… А с нашей - крутой бруствер насыпной земли.
    - Вот моща-а-а… - протянул Ждан. Впечатленный, он замер. И, видимо, даже позабыл про телефон, хотя до того гнал нас вперед со всей возможной скоростью.
    - Ждан, - робко позвала я. – Может, пойдем?..
    Все здесь мне казалось подозрительным и опасным.
    - Высоты боишься? - презрительно бросил Ждан, по своему истолковав мой призыв. - Ну и стой там. Мишаня, иди сюда, я тебе кое-что покажу…
    Мишка, польщенный вниманием командира, шагнул вперед и… Зашуршало, покатились комья, и большой земельный пласт поехал вниз. Взмах рук, испуганный вскрик - все произошло в доли секунды. Так же неожиданно, как начался, обвал завершился – Мишки с нами не было.
    - Мишаня? – крикнул Ждан, бросаясь к краю и заглядывая вниз. - Цел?
    Тишина. Я зажала рот рукой.
    - Мишка?! Отвечай, не дури!
    Молчание.
    - Я – вниз, - бросил мне Ждан сквозь зубы. - К краю не подходи.
    Примерился, оттолкнулся – шорох мерзлой земли, глухой звук удара внизу и чертыхание.
    - Ждан?! Ты нормально?
    - Нормально… - сдавленное шипение. – Высоко тут…
    Слышно было, как Ждан шевелится внизу, в темноте. Что могло случиться с Мишкой? Ушибся? Неудачно упал?
    - Ждан? Ну что там?!
    - Ни черта не видно…
    Пытаясь разглядеть, что там творится, я придвинулась к краю.
    - Эй, куда ты прешься?! – крикнул Ждан, обнаружив мою голову над обрывом. – Не лезь!
    Совет запоздал: земля дрогнула, и новый пласт поехал вниз - вместе со мной.
     
     

    *****

    
    Падение оказалось больше ошеломляющим, чем страшным.
    - Бллллин! – Ждан подскочил ко мне, сидящей на земле с ошалелым видом. – Куда тебя понесло?! Руки-ноги целы?
    - Кажется целы… - пробормотала я кое-как поднимаясь. – Мишку нашел?
    - Нет! Не понимаю – куда он делся? Засыпать его не могло…
    Все вокруг - насколько позволял видеть скудный свет - было усыпано съехавшей землей, но слой ее был невелик, и белые пятна снега просвечивали там и сям.
    - Прячется он, что ли?! – раздраженно вопросил Ждан. – Что за игрушки? Мишка!
    - Ждан, тут могла быть яма… Надо что-то делать, людей звать…
    Сверху раздался шум, покатились комья. Мы вскинули головы. На обрыве, на самой бровке, стоял человек. На фоне фонаря мы видели только темный силуэт.
    - Эй, - крикнул Ждан. – Эй, наверху! Мы потеряли мальчика, шесть лет. Он съехал сюда, в котлован. Нужна помощь!
    Человек, не отвечая, оглянулся, и на край кромки шагнула еще одна фигура – в два раза меньше первой. Лица не было видно, но вот детский болтающийся помпон фонарь высветил отчетливо.
    - Мишка! Сволочь! – взорвался Ждан. – Какого!.. Мы тут ползаем, как свиньи в грязи! А ты!..
    Маленький человечек молча взял большого за руку. Секунда - и они шагнули назад, исчезли, будто их не было.
    - Ждан? - меня затрясло. – Тот мужик, который с телефоном… Он велел нам не подходить к котловану… Ждан, это Мишка был? А кто второй?
    - Кто?! Дед Пихто! Сторож, наверное, кто еще! Блллиин! – Ждан с силой ударил кулаком о раскрытую ладонь. – Черт бы побрал этого мелкого!
    Он, оценивая обстановку, взглянул на крутой глиняный склон. Скомандовал:
    - Пошли. Здесь нам не забраться. Пошли в обход.
     
     

    *****

    
    До другого края котлована было далеко. Дно на первом морозце подстыло, и тонкая ледяная корка стеклянно хрустела под ногами. Ждан топал вперед с целеустремленностью танка – он был зол. Я, как могла, поспевала за ним.
    - Ждан, - наконец воззвала я вслед удаляющейся спине. - Подожди!
    Он недовольно покосился через плечо. Я перебежкой поравнялась с ним:
    - Ждан, а мы сейчас куда? Может, домой?
    - Ясно домой! С вами разве кашу сваришь?
    - А твой телефон? – осторожно поинтересовалась я. – А Сёма? А Мишка?
    - А-а-а, - Ждан сплюнул. - Где щас этого бомжа найдешь – с телефоном? А Сема, дурак, пусть сам выбирается. А Мишка… Или сторож его отпустит… Или позвонит матери, чтобы забирала... Или ментов вызовет – чтобы в детскую комнату увезли. А оттуда уже матери сообщат. Слушай, у тебя есть ее номер?
    - Его мамы? Нет…
    - А у меня был - в телефоне. Ладно, зайдем к ним домой – если Мишка там, считай, повезло. И ему, и ей. А если нет - придется ей бежать, выручать, - Ждан пожал плечами. - Ничего, ей полезно. Что за мамашка, которая сыну хоть плохонький сотик завести не может? Сейчас бы позвонили ему и все.
    Сотового телефона у Мишки действительно не было.
    - Ждан, - я вдруг задумалась. - А как Мишка выбрался наверх? Там такая крутизна…
    - Откуда я знаю – как?! - фыркнул Ждан. – Как-то выбрался. Вот и ходи с вами куда-нибудь - один драпанул, второй смылся!..
    - Но я же с тобой… - робко напомнила я.
    Ждан скривился так, что сразу стало понятно, что я в команде последний элемент.
    - Ждан, а чего ты с нами возишься? Раз мы тебя не устраиваем? – обида сделала меня смелой. – Найди себе кого другого.
    Ждан кинул непонятный взгляд и вдруг сообщил неожиданно серьезно:
    - Раз вожусь, значит надо. Мишке одному совсем плохо будет. Матери он нафиг не нужен. А Сема… Семка, знаешь, как влиянию поддается? Если я его отпущу, его мигом какая компашка к рукам приберет. А там и до колонии недалеко. Не-е-ет, пусть уж лучше со мной…
    - А я?..
    - Ты? – Ждан усмехнулся, оглядел меня с головы до ног. – Ты – особый случай.
    «Что это - особый случай? Это хорошо или плохо?»
    - Ждан, а почему ты меня Лялькой зовешь? У меня нормальное имя есть…
    На лице Ждана неожиданно возникла непривычная для него улыбка:
    - Знаешь, я, когда мелкий был – мать рассказывала – лялькой звал все, что нравилось. Игрушка яркая – лялька, яблоко – лялька…
    Я мысленно разинула рот: это что? Это он так говорит, что… я ему нравлюсь?
    - А, забудь! Ерунда все это. Давай, шире шаг, а то до утра не дойдем, - Ждан передернул плечами, будто сожалея о сказанном, пошел быстрее.
    Точно! Мне вдруг внезапно стало жарко. Разве же Ждан скажет напрямую? Это же не по-мужски…
    - Ждан, - я от радости совсем осмелела. – А расскажи…
    Я хотела спросить о его родителях, о его жизни, обо всем. Но договорить не успела – резко зазвонил телефон.
    - Кто там? Мать? – Ждан остановился.
    Я вытащила мобильник, посмотрела, замялась:
    - С твоего номера…
    - Дай сюда! – Ждан выхватил трубку. – Алло? Я хотел бы знать, когда вы вернете мой телефон?
    Ответа я не слышала – неразборчивое бормотанье.
    - Нет, это вы послушайте! – перебил Ждан. – Это не ваше дело, куда мы пойдем. Верните телефон!..
    Пискнуло - абонент на противоположном конце отключился.
    - Что? – осторожно спросила я.
    - М-м-му-у-удила! – рявкнул Ждан и сунул мне трубку. – К технике, говорит, не ходите! Да пошел он!..
    Я вгляделась в машины, до которых оставалось не так уж и далеко. Три экскаватора, два трактора – вроде бы, ничего особенного, но по спине почему-то пробежал холодок. Я поежилась.
    - Замерзла? – успокаиваясь, спросил Ждан. – Потерпи, скоро выйдем.
    Я кивнула и улыбнулась. Ради этих заботливых слов я была готова мерзнуть сколько угодно.
     
     

    *****

    
    Мы были уже не так далеко от выхода, когда я поняла, что Ждан забирает левее - в сторону брошенной техники. Уже легко проглядывались детали – бессильно брошенные клювы ковшей экскаваторов, наслоения глины на гусеницах тракторов.
    - Может обойдем? - осторожно предложила я, косясь на машины.
    - Зачем? - деланно удивился Ждан. - Здесь ближе.
    Что сказать? Что верю предупреждениям странного мужика? Тогда Ждан точно – назло врагам - пойдет сквозь механический строй.
    - Ну-у-у… Там могут быть строители. Чего связываться? - хорошая мина при плохой игре.
    Ждан кинул подозрительный взгляд. Я смотрела открыто и доверчиво.
    И тут ближайший трактор фыркнул, выпустил выхлоп, шевельнулся.
    - Ого! – пробормотал Ждан. – И вправду строители!
    Мы заспешили прочь. Трактор поводил тупым носом и неторопливо двинулся нам наперерез. И в это же самое время ожил экскаватор: поводил клювом из стороны в сторону и отправился вслед за трактором.
    - Странные они какие-то, а?.. – выдохнул Ждан. – Но, вообще-то, что они нам могут сделать, эти строители? На крайний позвонят родителям. Переживем?
    Он вопросительно покосился на меня. Но я смотрела не на него, а на приближающихся монстров.
    - Ждан, смотри! В кабинах… никого нет!
     
     

    *****

    
    Мы бежали. Я задыхалась. В голове крутилась одна мысль - откуда у неторопливой строительной техники такая прыть?
    - Быстрее! – Ждан тоже задыхался.
    Скелет строящегося дома был уже совсем близко, но расстояние между нами и машинами, гонящими нас будто волки зайчишек, тоже неуклонно сокращалось.
    - Скорее, - пыхтя, как кузнечный мех, торопил Ждан. - Спрячемся в балках – там узко, им не пройти.
    Мы проскочили высокую стойку темного подъемного крана, лавируя, обогнули сложенные штабелем кирпичи и… едва успев затормозить, остановились перед высоким обрывом. Строительство дома было в самом начале, в закладке - только фундамент и подвал, расположенные в глубокой яме. Прыжок вниз означал бы сломанную ногу или руку. Если не шею.
    Шум моторов стал громче, и Ждан толкнул меня за ближайший штабель бетонных блоков. Мы затаились, глядя сквозь щели. Машины, потеряв нас из виду, приостановились. Зубастая пасть экскаватора, высматривая добычу, обернулась в одну сторону, в другую. И торжествующе взметнулась вверх – он нас обнаружил! Обе машины бросились в нашу сторону.
    И в этот момент запел телефон.
    - Долбанный мужик! - Ждан дернулся - перехватить трубку, но я увернулась:
    - Алло!
    - Позади вас – спуск вниз.
    Я оглянулась - из ямы, полузасыпанные землей, торчали концы деревянной лестницы.
    - Ждан! - я ткнула пальцем.
    - Вперед, - мгновенно сориентировался он. - Я подстрахую.
    Я начала спускаться. Ненадежная лестница тряслась и подпрыгивала.
    - У третьей сваи слева – дверь в подвал… - неслось из телефонной трубки. – В нем - вход в коммуникационную систему. Идите до конца тоннеля - попадете к уличной эстакаде. Главное – не поднимайтесь наверх раньше!
    Нога соскользнула с обледеневших ступеней и я кубарем полетела вниз.
    Прямо над головой, взревел трактор. «Ждан!» - я вскочила. Но Ждан уже спускался. Едва он успел спрыгнуть с последних ступеней, как над обрывом, обрушивая комья земли, возникла ребристая гусеница. Трактор разочарованно взревел, и гусеница исчезла за краем ската.
    Я бросилась к третьей балке, обнаружила дверь, дернула – ничего! Дверь держала земля, подстывшая у основания. Я лихорадочно начала отбивать ее ногами.
    - Зачем нам туда?! – крикнул Ждан.
    - А куда?! Смотри! – я ткнула вверх. Стрела подъемного крана разворачивалась, и на тросах плыла в нашу сторону мощная бетонная пластина.
    Ждан отпихнул меня и начал сам начал бить каблуком замерзшую глину. Я принялась отбрасывать отбитые куски. Мы походили на двух фокстерьеров, откапывающих лисью нору. Стрела крана приближалась.
    - Дергай! – крикнула я.
    Ждан рванул дверь – возникла щель.
    - Вперед! – он пихнул меня к входу.
    Бетонная плита была совсем близко. Я ужом протиснулась внутрь: темнота, затхлый запах… «Ждан не пройдет! Он крупнее!» Я отскочила в сторону, разбежалась и всем телом ударила в железную пластину изнутри. Разбежалась, ударила еще раз. Ждан дергал и тянул снаружи. Дверь чуть подалась.
    - Ждан, пробуй!
    Он попытался, застрял. Вынырнул. Скинул куртку. Попытался еще. Я уперлась в железную плиту, пытаясь оттолкнуть ее еще хоть чуть-чуть.
    - Да-ва-а-ай! – прохрипел Ждан, продираясь вперед.
    Наверху, совсем близко, взрыкнули машины. Послышался свист воздуха – Ждан отчаянно рванулся и, раздирая свитер, прорвался в подвал.
    Удар, грохот - я схватилась за уши - абсолютная тьма. Дверь захлопнулась.
     
     

    *****

    
    Темнота была полная – мы не видели даже друг друга, не говоря об окружающем пространстве. Я вытащила телефон, включила подсветку. Неяркое пятно выхватило бледное лицо Ждана с широкой царапиной на щеке.
    - Убери, - он оттолкнул мою руку. – Чего в глаза суешь? Посвети вокруг.
    Я послушно повела лучом - дверь оказалась плотно закрытой.
    - Влипли, - констатировал Ждан. На секунду задумался. – Что ж, придется звонить в полицию или МЧС…
    - Связи нет… - покачала я головой.
    - Влипли… - повторил Ждан. И вдруг начал смеяться. – Черт! Какая ерунда! Застряли в подвале! Кому расскажи – не поверят.
    - Ждан, - я дернула его за рукав. – Он велел искать коммуникационную систему! Через нее можно пройти к выходу!
    - Кто? Кто он? Опять этот полоумный мужик? И ты ему веришь?!
    - Но он же предупреждал! Чтобы мы не садились в лифт, чтобы не ходили к котловану, чтобы опасались техники… И даже этот подвал – это он сказал, что здесь можно спрятаться.
    - Ах, он?! Да если бы не он, вообще ничего бы не было! Еще скажи, что он нам помогал! Что ты матери сказала? Что идешь к Верке? Значит, здесь тебя искать никто не будет. А меня и подавно. Что, хорошая девочка? Страшно? А?!
    Он наступал, выплевывая слова, брызгая слюной, сжимая кулаки. А я пятилась, прижимая к груди телефон.
    - Ждан!.. – испуганно вскрикнула, упершись спиной в стену.
    Он остановился тяжело дыша. Отвернулся. Прошла минута.
    - Все, - голос был глухой, но спокойный. - Все уже. Извини. Это я виноват – не нужно было идти на эту гребаную стройку. Пойдем, поищем – может быть есть какой-то выход.
     
     

    *****

    
    Вместо выхода мы обнаружили канализационный люк. Ждан спустился первым, подстраховал меня. В неярком свете сотового были видны бетонные стены, пол, присыпанный то ли песком, то ли землей и нависающий потолок.
    - Мобилу выключи, - велел Ждан. - Подсветка быстро садит трубку, а нам, возможно, еще потребуется что-то рассмотреть. Пойдем в темноте. Рукой касайся стены – почувствуешь, если там будет выход.
    - А вдруг дыра в полу?
    Он на секунду задумался:
    - Тогда нажимай кнопку, как я скажу. Пока горит свет, осматриваемся. Затем движемся в темноте и снова включаем. Поняла?
    Я кивнула.
    - Ну что? Готова? Давай руку. И нечего так смотреть. Это только чтобы не потеряться.
     
     

    *****

    
    Вспышка, свет, затухание. Вспышка, свет, темнота… Мы шли, а тоннель все не кончался. Бетон вокруг, воздух с небольшой примесью затхлости, эхо шагов. Кто сказал, что души умерших уходят через светлый тоннель? Может быть, они уходят вот именно так? По пустому темному коридору с редкими вспышками света?
    Вспышка – тьма… вспышка – тьма… Впереди что-то мелькнуло. Стена? Тупик? Ближе… ближе… Стало заметно, что коридор поворачивает. Экран погас.
    - Не выключай, - велел мне Ждан, и я снова нажала кнопку. Шаг, еще шаг. Мы свернули за угол и… На нас смотрело чудовище! Я завизжала, телефон вывалился из рук.
    - Тихо!– Ждан схватил меня в охапку, тряхнул. – Успокойся! Это рисунок!
    Ждан держал крепко, а нападать никто не спешил. Я рискнула приоткрыть один глаз. В неровном свете лежащего на полу мобильника – и как он не разбился при падении? – на стене контуром выступала рожа монстра. Свирепый взгляд, выпученные глаза, оскаленная морда. Рисунок. Граффити. Наскальная живопись современного человека.
    Ждан, убедившись, что я пришла в себя, нагнулся, поднял телефон. Сообщил:
    – Повезло. Есть рисунок – значит, здесь бывают люди. И, соответственно, где-то недалеко выход.
    - Идем, - парень пошел вперед, и я на дрожащих ногах поплелась вслед, ощущая затылком пристальный взгляд монстра...
     
     

    *****

    
    Выход нашелся – к круглому люку на потолке уходила лестница. Ждан и сунул мне телефон, взялся на нижнюю перекладину, подергал. Пробормотал:
    - Вроде держится…
    - Ждан! – я вдруг вспомнила. – Это мужик велел нам до конца идти. Не выходить раньше…
    - Козел он, твой мужик.
    Ждан быстро пополз вверх. Вот он вытянул руки вверх, пихнул люк. Крышка шевелилась - появился узкий серый полумесяц. В тоннель прорвался уличный воздух – свежий, морозный. Мелькнула звездочка на небе… «Неужели все? Сейчас выйдем?»
    И тут затрезвонил телефон. Я вздрогнула – связи ведь не было…
    - Не бери! – жестко приказал Ждан.
    Я бросила взгляд на экран.
    - Это мама! – нажала кнопку. – Мамочка, ты не волнуйся, я скоро буду…
    В трубке пискнуло – абонент отключился. Прервалось? Или?.. Мама позвонила Верке, узнала, что меня там нет. Забеспокоилась, перезвонила на сотовый. Я ответила, а она, убедившись, что я жива-здорова, бросила трубку – не захотела общаться с дочерью-лгуньей? Как стыдно!
    Тут телефон затрезвонил снова.
    - Мамочка! Я…
    - Убирайтесь оттуда! – голос был не мамин, мужской.
    - Что?!!
    - Уходите. Крысы, – и звонок оборвался.
    - Ну? - недовольно спросил наполовину спустившийся Ждан – видимо, чтобы забрать у меня трубку. – Наговорилась? Лезь уже.
    - Ждан, - я растерянно подняла голову вверх. – Жа-а-ан!!! Вниз!!!
    Ждан, удивленный реакцией, тоже задрал голову и, разжав руки, мешком свалился на землю: вся окружность люка была заполнена шевелящимися усами.
     
     

    *****

    
    Мы бежали, а крысиная река текла за нами. Как крысы преодолели люк – попрыгали, просто свалились – непонятно, но они были все ближе и ближе.
    Я задыхалась и если бы не Ждан, который волок меня за руку, давно упала бы.
    - Наподдай! – хрипло выдохнул Ждан. И тут же споткнулся, покатился кубарем. Я за ним. Серая волна с писком устремилась вперед.
    Ждан вдруг рванул застежки моей куртки – дождем посыпались пуговицы – дернул одежду с плеч; больно царапнули руки декоративные запонки манжеток. Ждан бросил куртку поперек коридора, выхватил зажигалку, щелкнул, швырнул зажигалку на куртку, ткань вспыхнула. Крысиный поток захлебнулся, вздыбился – передние шарахнулись в стороны и назад, а задние еще напирали.
    Ждан дернул меня за руку, и мы снова помчались. Тоннель сделал поворот, еще один, еще и… тупик! На одной из стен был едва виден контур низкой – в половину человеческого роста – двери. Ручки не было.
    Ждан выхватил из кармана перочинный нож, просунул в щель лезвие… «Пожалуйста! - взмолилась я. – Пусть откроется!» Ждан надавил, лезвие – «крррак» - хрустнуло и сломалось. Парень не удержал равновесия, навалился на дверь, и вывалился наружу – дверь открывалась в другую сторону. Я на четвереньках мы нырнула в проем, и Ждан щелкнул засовом, обнаружившимся на другой стороне. «Какое счастье, что он  не был закрыт!» - подумала я, без сил опускаясь на землю. Совсем недалеко – в какой-то сотне метров – висела, светясь елочной игрушкой, прозрачная эстакада.
     
     

    *****

    
    Перемазанные землей, в разодранных свитерах, мы стояли у эстакады. «Неужели кошмар закончился?» Светлый переход, распахнутые двери… Что же меня пугает? Почему я не хочу заходить внутрь?
    Ждан приобнял меня за плечи, потянул за собой:
    - Ну чего ты? Все уже, мы почти дома…
    Дверь, отсекая возможность к отступлению, прошуршала, закрываясь за нашими спинами. Ступеньки, ступеньки, ступеньки…
    - Не переживай… Если ты за куртку боишься – так маме что-нибудь соврешь… - Ждан тянул меня вверх.
    Лестница кончилась, начался коридор. Тридцать метров до выхода. Двадцать. Светятся огни города на той стороне... На полу - фантик от конфеты, оброненный Семой. Совсем недавно мы шли тут вчетвером… Площадка лестницы, ведущей вниз…
    - Вот видишь, - Ждан останавился на верхней площадке лестницы, торжествующе хлопнул по перилам - видимо, не одной мне что-то мерещилось. – Дошли! А?!
    - Мы еще не вышли… - пробормотала я. Створки стеклянной двери внизу были плотно закрыты, будто сжатые в узкую полоску губы.
    - Она же автоматическая!
    Ждан вдруг сорвался с места. Вот он на середине, вот на нижней площадке, вот решетки вентилятора… Входная дверь распахнулась.
    - Видишь?! - Ждан обернулся. Раскинув руки, крутанулся вокруг своей оси. –Ничего! Иди сюда!
    «Неужели все?» Я, все еще не веря, ожидая подвоха, сделала шаг, и… Телефон затрезвонил, рассыпая эхо в пустом переходе. Дрожащей рукой я вытащила трубку.
    - Обоим вам не уйти, - голос мужчины был сух. - Один должен стать жертвой.
    В этот миг за моей спиной раздалось змеиное шипенье. Я шарахнулась, обернулась, ожидая увидеть чего угодно - обрушившуюся стену, провалившийся пол, даже чудовище-граффити во плоти. Но это была всего лишь раскрытая дверь лифта. С пустой шахтой. Самой платформы не было - только далекий огонек глубоко внизу. Я повернулась к Ждану и успела увидеть, как двери за его спиной сходятся. Щелчок прозвучал как клацанье зубов.
    - Черт! – Ждан недовольно дернул свитер, зажатым створками.
    - Видишь? – холодно спросил голос в трубке. - Выбор за тобой. Или ты, или он.
    И короткие гудки.
    Ждан тянул прихваченную ткань. А я смотрела на решетку обогрева, около которой он топтался. Турбина, будто пробуя свои силы, вздохнула. Ждан, вскрикнул, дернулся, будто муха на булавке… «Один должен стать жертвой…» Я беспомощно оглянулась – взгляд наткнулся на шахту лифта. Вентилятор вздохнул еще раз и вдруг взревел голодным чудовищем. Ждан заорал. «Выбор за тобой. Или ты, или он…» Позади, подмигивая одиноким огнем, усмехалась тьма. Я, будто собираясь прыгнуть в воду, глубоко вздохнула и шагнула в пустоту…
     
     

    *****

    
    Телефон звонил, заливался, а я вытащенной из воды рыбешкой хватала воздух. Вокруг ни стройки, ни шахты… Я дома. Теплый свет лампы, книга на диване… И треньканье мобильника.
    Я потянулась, нащупала трубку:
    - Лялька? – в голосе Ждана приказ. - Через пять минут внизу.
    И короткие гудки.
    Бархат диванной обивки, с кухни пахнет яблочным пирогом. У мамы привычно бубнит телевизор… Может я просто заснула? Я поднялась с дивана и в том виде, в каком была – домашние тапочки с веселыми собачьими ушами, махровый халат с бабочками – побрела к двери.
    - Ты куда? – удивленно воззвала выглянувшая из своей комнаты мама.
    - На минуточку… - пробормотала я, отпирая дверь и выходя наружу.
    - Ира! – неслось мне вслед возмущенное.
     
     

    *****

    
    - Чего это с тобой? – Ждан мазнул по мне взглядом, задержался на ромашках и собачьих ушах. - Три минуты переодеться. Сегодня мы в «Солнечный берег».
    Привычный двор, светящиеся жилые окна. Холодный ветер лизнул голые ноги… Ждан без царапины на щеке... За его спиной – верный оруженосец Мишка и нахохлившийся Сема. Ничего еще не было…
    - Ждан… - пробормотала я. – Я не пойду.
    - Че-е-его? – глаза стали узкими щелочками. – Бунт на корабле?!
    - И вы тоже не пойдете.
    - Че-ее-ее-его?!! Да ты кем себя возомнила?! – возмутился Ждан, и я поняла, что все испортила. Надо было сказать не так… Найти другие слова.
    - Ждан! Пожалуйста! Не надо туда! - я попыталась вложить в голос всю убедительность. Ждан смотрел свысока – бесполезно просить, уговаривать. Он все равно сделает по-своему. Со мной или без меня – они туда пойдут. – Ждан! Если ты все-таки пойдешь, то я… Я…
    - То ты - что? – он усмехнулся, понимая, что пригрозить мне нечем.
    - Если ты все-таки пойдешь, то я… Я больше никогда не буду с тобой дружить!
    Что делать? Закричать? Вцепиться в него? Позвонить в полицию? Все, что угодно, только не пускать их туда!
    В глазах Ждана что-то мелькнуло. Он нагнулся, навис надо мной, усмехаясь:
    - Значит все-таки бунт на корабле?
    Наверное, я выглядела как кролик перед удавом, но глаз не отвела.
    - Что ж… - он помедлил. И, продолжая сверлить меня взглядом, вдруг скомандовал. - Парни, домой. Развлечение отменяется.
    Удивленный вздох Семена и Мишки, удаляющиеся шаги.
    Ждан склонился еще ниже, произнес насмешливо:
    - Может, скажешь, что тебя и Лялькой звать нельзя?
    В его зрачках плясали ехидные чертенята. А я вдруг смутилась, покраснела.
    - Да ладно… Чего уж… Пусть… Пусть будет Лялька.

  Время приёма: 00:20 30.01.2013