22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



20:11 24.06.2018
Отпечатан и готов к рассылке тираж 37-ого выпуска.
Отправка будет происходить по мере поступления заказов.
Заказы отправляйте Татьяне Левченко (ака Птица Сирин).
Поздравляем писателей и читателей с этим событием.


   
 
 
    запомнить
   
Регистрация Конкурс № 48 (осень 18)

Автор: Энтони Талтер Количество символов: 38311
27. День космического десантника. Камерный мир. Финал
рассказ открыт для комментариев

q017 Дань памяти


    

    Сигнал бедствия я получил, когда до цели оставалось всего два часа. Вот вам и пустынное пространство, господа аналитики, верь после этого вашим обещаниям! Не люблю, когда что-то идёт не по плану, но жизнь плевать хотела на наши предпочтения.
    Так, и кого нам Бог послал? Бортовой компьютер незамедлительно выдал информацию: «военный перевозчик, критические повреждения». Ага, вот только их здесь и не хватало для полного счастья…
    Меньше всего меня прельщала мысль столкнуться с вояками, но делать было нечего – оставить терпящих бедствие людей в этой глухомани значило обречь их на медленную и мучительную смерть. Или быструю, но это уже кому как повезёт. Чертыхаясь, я задал курс на сближение.
    Тихо войти, тихо уйти, не оставив после себя никаких следов, – вот мой принцип. За это меня и уважали, проявляя своё расположение самыми выгодными (и тяжёлыми, куда ж без этого) контрактами. Тем хуже, что теперешнее ответственное задание стремительно летело ко всем чертям. Большинство моих коллег не обратило бы на сигнал никакого внимания, но они никогда не дрейфовали в искореженной консервной банке по бескрайним просторам космоса. А я знаю, насколько это жутко – смотреть, как кислород постепенно покидает твой отсек, а иллюминатор медленно покрывается сетью мелких трещинок…
    Нужно было готовиться к встрече с выжившими, если таковые найдутся. Я на автомате начал проверять позывные коды, как вдруг до меня дошло, что моей теперешней легендой была личина военного, спешащего по делам командования. Кого они там из меня сделали, космического десантника? Дьявол!
    Давно собирался посмотреть в глаза тому упырю, который всё это придумывает. Снабдить документами и информацией легко, а вот как мне потом вживаться в этот бред, никто не задумывается. За годы работы кем я только не побывал – курьером, гермафродитом-извращенцем, артистом труппы и даже шерифом захудалой планетёнки довелось. А сейчас вот – десантник. Звали меня теперь Алексис Кристофуло, и это с моей-то светловолосой нордической внешностью?!
    Корабль, с которого шёл сигнал, разворотило основательно. Казалось, что выжить там невозможно, и от сердца немного отлегло. Но тут пискнул приёмник короткой связи и в ушах зазвенел взволнованный девичий голос:
    – Приём, вы меня слышите?!
    – Слышу, слышу, – буркнул я и активировал стыковочный модуль. – Не паникуйте, сейчас я вас вытащу. Раненые есть?
    – Уже нет... – голос задрожал. – Нас пятеро осталось, мы в жилом отсеке, только всё вокруг разгерметизировано, а у нас нет скафандров!
    Повезло ребятам, что оказались в хвосте. Выстрелы пришлись в переднюю часть перевозчика, соответственно все те, кто был в рубке и грузовом отсеке, тут же отправились на тот свет. Судя по оплавленным краям попаданий,палили из плазменной пушки, а это наводило на размышления. Даже для пиратов крутовато, не уверен даже, что в этой планетной системе вообще есть такие технологии.
    – Не дергайтесь, у меня стыковочный модуль специальный, – предупредил я девушку. – Все в сторону от борта!
    Сказали замер с протянутой к манипулятору рукой. На корме корабля была эмблема в виде черепа, проткнутого кинжалом на фоне пятиконечной звезды. Род войск – космический десант, в чьих рядах я доблестно (но фиктивно) служу уже вторую неделю.
    – Всё в порядке? – вывел меня из прострации девичий голос.
    «У кого как».
    Я вздохнул и взялся за манипулятор. Телескопический спецмодуль – штука сложная, и управлять ей может не каждый. Такие используют, в основном, спасатели, для меня же он служил средством незаметного проникновения на объект. Можно сказать, впервые использую по прямому назначению.
    Борт прорезался долго, всё же военная броня, а дальше пошло как по маслу – коридор, в котором уже царил вакуум,  и переборка, за которой скрывались последние выжившие.
    Вся операция заняла около часа. Спасённые собрались в кучу в тесной рубке и с любопытством меня разглядывали. Пятеро молодых ребят – три парня и две девушки, все в голубых комбинезонах. Наверняка это курсанты, летевшие с какого-нибудь полигона. Разоблачение, по-видимому, откладывалось.
    – Итак, – я кивнул в сторону развороченного транспортника. – Кто это вас?
    – Ардориане, – поморщившись, процедил один из юношей, обладатель орлиного профиля и черных, с синевой, волос.
    – Они напали без предупреждения! – добавила знакомым голоском девушка с кукольной внешностью.
    Другая, высокая и огненно-рыжая, отчётливо хмыкнула. Остальные с осуждением на неё покосились, но вслух ничего не произнесли.
    – Они и не должны предупреждать, – пожал я плечами. – Их кодекс войны прост – «победа любой ценой». Сколько было кораблей?
    – Три, – пробасил стриженый налысо крепыш. – Один дал по нам залп, и они пошли дальше. Мы видели их перед тем, как закрыться в отсеке.
    – А вот это странно, – я покачал головой. – Военные трофеи для ардориан – прежде всего.
    – Это были не обычные рейдеры, – уверенно заявил черноволосый. – А строевые «Узурпаторы»! И стреляли они в нас плазмой.
    – Ой, да ладно, – рыжая прищурилась. – Ты же их и пары секунд не наблюдал! Мы все сломя голову бежали.
    – Силуэт я разглядел хорошо, – с жаром возразил юноша. – У них были характерные надстройки по борту и вообще…
    – Так, хватит, – прервал я спорщиков. – Сейчас идёте в жилой отсек и приводите себя в порядок, если хотите, можете подкрепиться. Сидите там тихо, а я займусь своими делами.
    – Вы так и не представились,– напомнила рыжая.
    Что ж, легенда так легенда, главное – не ляпнуть ничего лишнего.
    – Алексис Кристофуло, – ответил я со всей строгостью, на какую был способен. – Нахожусь здесь с ответственным заданием. Ни моё звание, ни род войск вас не касаются.
    – Вы ­– космический десантник, – с гордостью поделилась куколка. – Я это по опознавательным кодам поняла!
    Вот ведь как детей в учебке гоняли – помнить типы кодирования сигнала наизусть! Но вместо похвалы красавица удостоилась лишь моего раздраженного взгляда.
    – Так, пойдём, ребята, – рыжая начала протискиваться к проёму. – А то нас сейчас обратно в перевозчик засунут.
     Похоже, она среди пятёрки заводила. Или всё же – носатый брюнет? Вот уж к чьей внешности подошла бы моя выдуманная фамилия…
    Нужно было поторапливаться. Мало того, что я теперь серьёзно отставал от графика, так ещё впереди двигалось звено ардориан. А куда они могли направляться? Если парнишка не ошибся, и это действительно были штурмовики, то цель у них в этом секторе могла быть только одна – королевский фрегат.
    Через полтора часа догадка, к сожалению, подтвердилась – мы летели прямиком в гущу сражения. Один корабль  уже прилип к исполину, остальные расправлялись с многочисленным сопровождением. Будь у меня выбор – немедленно бы развернулся и покинул пределы системы, но заказ в этот раз отступления не предполагал. Я активировал стелс-режим и пошёл на сближение.
    В какой-то мере суматоха на фрегате могла сыграть на руку, если удастся разминуться с абордажной командой. В том, что ардориане одержат верх, можно было не сомневаться, всё упиралось во время. Сколько смогут продержаться защитники корабля?
    Королевство Сирано давно уже стояло поперёк горла Ардорианской Империи – как-никак, одна из немногих действительно независимых систем Приграничья. Пусть все они там сколько угодно называются свободными, но, по сути, большинство находилось под протекторатом либо Звёздной Федерации, либо Империи. Когда-нибудь буфер Приграничья настолько истончится, что армады смогут свободно перемещаться вдоль границ противника, и тогда большой войны точно не избежать.
    Готов поставить свой корабль на то, что сейчас штурмуются обе населённые планеты ретроградов Сирано. Если у их правительства осталась хоть капля здравого смысла – они обратятся за помощью к Федерации. Ардориане ведь особо не церемонятся с побеждёнными…
    Час-другой у меня в запасе определённо был, а потом начнётся методичное разграбление фрегата, и делать там уже будет нечего. Совсем.
    – Мы идем на помощь ретроградам? – раздался позади чей-то недоумённый голос.
    Курсанты снова набились в рубку, не отрывая взгляда от развернувшейся битвы. Дьявол, совсем забыл про них…
    – Какая часть фразы «сидеть тихо в жилом отсеке» вызвала у вас затруднение? – раздражённо спросил я.
    Вперёд выдвинулся носатый:
    – Мы хотим помочь вам с заданием! Вы же летите к королевскому фрегату, да?
    Я мысленно застонал.
    «Где же я так нагрешил, что на меня свалились такие сообразительные помощники…»
    – У вас разведывательный корабль со спецмодулем, – затараторил парнишка, боясь, что я его перебью. – Вам нужно что-то на фрегате, пока его не захватили, это очевидно. Мы посовещались и решили, что в этой ситуации наша поддержка будет полезна. Задание нас не касается, глупых вопросов задавать не будем, просто подстрахуем и всё!
    Сначала я хотел в крайне нецензурной форме отклонить их предложение, но потом задумался. Операция предстояла опасная, и лишняя страховка всё же не повредит. Тем более с корабля ребят всё равно никуда не денешь – так или иначе я буду рисковать ими…
    Все эти раздумья легко читались на моём лице, и пятерка курсантов затаила дыхание. По фигурам они выглядели как серьёзные, тренированные бойцы, если не обращать внимания на лица, ещё хранившие детские черты.
     «Я ещё об этом пожалею».
    – Ладно, но если ослушаетесь хоть одного моего приказа – запру в грузовом отсеке и выпущу только на какой-нибудь нейтральной станции и то, только чтобы высадить!
    Курсанты, радостно улыбаясь, закивали.
    – Тогда нас нужно окрестить позывными! – заявила красавица.
    «Какие, к чёрту…»
    Я только сейчас понял, что до сих пор не выяснил, как кого зовут. Переговорных устройств на одноместном корабле нет и быть не может, тогда что она имела в виду?
    – Ага, это же наше первая настоящая высадка! – поддакнул крепыш.
       Тут до меня, наконец, допёрло. Десантники нарекают молодых бойцов перед первым сражением, традиция у них такая, по-видимому. Еще перед операцией, разглядывая новенькие документы, я удивился, что помимо имени с фамилией там была зафиксирована кличка.
       Мой позывной был «Тень». Колоритно и со смыслом, нужно отдать должное тому, кто это придумал. При личной встрече, разумеется.
    – Ну, смотрите, вам их всю жизнь носить, – предупредил я ребят.
    Носатый стал Умником, как самый эрудированный и к тому же, бравирующий этим. Красавицу-связистку поначалу решил назвать Куклой, но как-то холодно это звучало…
    – Будешь Милашкой, – решил я, наконец.
    Крепыш получил позывной Кулак, они у него были и вправду впечатляющих размеров. Рыжую ехидину, даже не задумываясь, окрестил Лисой, и она единственная, кто попытался меня оспорить.
    – Тогда станешь Морковкой!
    Все прыснули со смеху, и девушка сдалась. Последний курсант, до этого не проронивший ни слова, получив от меня кличку Тихоня равнодушно пожал плечами.
    – Немой, что ли?
    – Нет, но говорю только по делу, – пояснил он.
    Теперь, отдав дань традициям, нужно было сосредоточиться на операции. К этому времени мы проскользнули под массивное днище фрегата и намертво закрепились магнитными захватами. К счастью, в пылу сражения нас никто не заметил – стелс-режим работал идеально.
    Я снова взялся за манипулятор. Смешно, но работы для «хоботка» на этот раз было меньше – всё-таки отставали ретрограды по уровню технологий. Через двадцать минут давление в спецмодуле выровнялось, даруя возможность незаметно проникнуть на фрегат небольшими группами.
    В первой тройке со мной пошли Кулак и Умник. Запасной нейрошокер был только один, от которого здоровяк тут же отказался, как от недостойного оружия. Что поделать, в этом вопросе я щепетилен и не хочу вскакивать по ночам, терзаемый призраками прошлого, как некоторые мои коллеги.
    Уже за второй переборкой нам встретилась группа ардориан, методично отстреливающих экипаж фрегата. К счастью, внезапность была на нашей стороне – мы вышли за их спинами из глухого тупичка, куда модуль проделал проход. Тут мне воочию довелось увидеть, чего стоит десантная выучка. На моём счету оказался лишь один парализованный, двух Кулак прикончил голыми руками, остальных обездвижил Умник, практически не целясь при стрельбе.
    – Чисто! – практически в один голос выкрикнули они.
    Теперь вся компания обзавелась оружием, бронежилетами и другими полезными в бою вещами. Я понимал, что со своим нейрошокером начинаю смотреться глупо, но трофеи не тронул. Ребята оживились, но беспечно себя вести вроде никто не собирался. От тупичка расходились в стороны три коридора, четверо бойцов могли без труда, подстраховывая друг друга, простреливать каждый из них. Поэтому одного из ребят я мог смело взять с собой.
    Идти вызвались все, но я без раздумий выбрал Умника. Во-первых, его фигура более всего походила на мою, а значит, проблем с маскировочным «хамелеоном» не предполагалось. А во-вторых, лучше держать заводилу подальше от остальных, чтобы без меня их вдруг не потянуло ввязаться в какую-нибудь авантюру.
    Старшей среди оставшихся я назначил Милашку – на мой взгляд, самую ответственную. Лиса отчётливо скрипнула зубами, но промолчала.
    Умник переоделся в маскировочный комбинезон, сменив нейрошокер на тихий ионный пистолет. «Хамелеон» позволял  незаметно нести практически любое оружие, лишь бы оно находилось в соприкосновении с рукой. Теперь нам предстояло осторожно пройти несколько ярусов осаждённого корабля до капитанской каюты.
    – Самое главное, – наставлял я парнишку уже по пути. – Ни во что не ввязываться. Мы незаметны для систем слежения, визуально нас тоже не засечь, но эта роскошь только до первого выстрела.
    – Ясно, – прошептал Умник и больше никаких звуков не издавал.
    Первоначальный маршрут пришлось перекраивать буквально на ходу – фрегат напоминал объятый пламенем муравейник. По коридорам то и дело проносились вооруженные люди, заставляя нас замирать и вжиматься в стены. То тут, то там трещали очереди и грохотали взрывы, пол буквально вибрировал под ногами.
    Возле капитанской каюты уже стояла вооруженная охрана ардориан. Опоздали?!
    К счастью, в царящем шуме боя хлопки наших выстрелов растворились, словно капли в океане. Чувствуя, как адреналин разрывает вены, я активировал панель и открыл отделанную золотом дверь. Внутри нас не ждали – двое штурмующих деловито вскрывали сейф, не отвлекаясь ни на какие посторонние звуки. Ну и зря.
    Умник затащил тела внутрь и закрыл каюту. Я отбросил парализованных горе-медвежатников в сторону и уселся напротив своего очередного противника. Это была явно нездешняя модель, без швов и стыков, внешний корпус которой был сделан из какого-то неизвестного сплава. Ардориане попробовали его тупо распилить, но потерпели фиаско, и это с атомным-то резаком! Внушает уважение.
    Никаких логотипов не наблюдалось, но я и без них легко угадал руку Мастера. Всего второй раз в жизни довелось столкнуться с его произведением сейфового искусства. Штучная работа, и очень дорогая, но то, что там хранилось, было вообще бесценно.
    – Какие будут приказы? – не находил себе места Умник.
    Я мельком осмотрел каюту, по ретроградским меркам обставленную почти со спартанской скромностью, и мне на глаза попался обесточенный компьютерный терминал.
    – Войди в сеть и скопируй все данные бортового журнала, – брякнул я первое, что пришло на ум.
    Чем бы солдат ни занимался, лишь бы не бездельничал. Парень с радостным возгласом уселся в роскошное кресло и выпал из реальности. Теперь можно было сосредоточиться на поединке с Мастером.
    Орешек на этот раз попался очень твёрдый. Помимо сложнейшего электронного замка имелся еще один, аналоговый, открывающийся, по-видимому, с помощью фигурного ключа. Его я оставил напоследок, сосредоточившись на подделке биометрических параметров.
    – Черт, не могу взломать личный пароль капитана! – огорчённо выдохнул Умник минут через десять.
    Что ж, глупо было от десантника ожидать большего. Электроникой занимался дешифратор, а замочную скважину я залил специальной смесью нанороботов, которым предстояло проникнуть во все микроскопические щели, так что можно позволить себе ненадолго отвлечься.
    – Личный пароль потому так и называется, что априори его знает только сам владелец, – наставительно произнёс я, шаря глазами по каюте.
    Капитан сейчас наверняка защищает рубку, и спросить у него не получится. Его жилище было настолько безликим и аскетичным, что даже моему тренированному взгляду зацепиться было не за что. Хотя одна странная конструкция на рабочем столе всё же выбивалась из общего стиля. Ей оказалась витая платиновая рамка для бумажной фотографии. Удивляться тут нечему. Подданные королевства Сирано – любители всякого антиквариата и страстные поклонники архаичных традиций. Одни рыцарские турниры на звездолётах чего стоят…
    На фотографии была миловидная женщина, игриво посылающая воздушный поцелуй. Хоть изображение было статичным, её глаза, казалось, смотрят прямо на тебя. Покрутив рамку, чтобы разобраться в конструкции, я вынул изображение и перевернул его.
     «Якову от Изабелл. С любовью». И отпечаток поцелуя чуть ниже. Романтики…
    – Попробуй «Изабелл» – предложил я, возвращаясь к сейфу.
    – Открыл!
    – Тогда поторопись.
    Смесь уже распределилась и выступила из скважины тонким кольцом. Одновременно с радостным писком дешифратора, я повернул в замке имитацию ключа и услышал, как в глубине сейфа защёлкали механизмы. Именно из-за этих секунд можно влюбиться в мою работу. Гладкую поверхность пробороздила глубокая щель, описавшая круг, который стал неторопливо выдвигаться наружу…
    – Готово, что дальше?
    Я уже начал жалеть, что взял этого неугомонного с собой.
    – Отключи всю защиту корабля, и противометеоритную тоже. Потом заблокируй систему и уходим.
    Не хочу, чтоб перед моим носом захлопнулись створки какого-нибудь гермозатвора, если бой приведёт к разгерметизации корабля. Штурмующим это не проблема, а я как-то взрывчатку с собой не прихватил.
    Произведение Мастера медленно, будто стыдясь, открывало свои тайны перед моим внимательным взором. Другой, на моем месте, уже давно потянул бы причудливую дверцу на себя и…
    Не знаю, что приготовил Мастер для такого случая, но отсутствие отпечатков говорило само за себя. Раз хозяин ни разу к ней не прикасался, то мне не следует.
    Наконец округлая дверца отъехала в сторону и замерла. Я зашарил взглядом по многочисленным полкам, забитым разными побрякушками. Вот оно! А на первый взгляд, обычная бижутерия…
     Соблюдая все предосторожности, я вынул из фиксатора Кристалл Предтечей, заменив его искусной имитацией. Насколько я знаю, найдено их всего три, и они – единственное, что осталось от загадочной древней цивилизации, правившей Галактикой за миллионы лет до появления человека.
    Всё, теперь можно было уходить. Умник уже закончил возиться с терминалом и замер у входа с пистолетом в руках. С внешней стороны двери я на всякий случай закрепил датчик движения, так что вышли мы без особых предосторожностей. Обратный путь пришлось прокладывать заново – ардориане заблокировали один из центральных коридоров, поэтому к моменту нашего возвращения звуки боя начали понемногу стихать.
    Но вместо четверых курсантов нас встретила одна взволнованная Милашка:
    – Простите, они думали, что вернутся раньше вас!
    Смысл слов дошел до меня не сразу. Потом я выдал длинную фразу, смысл которой расшифровывался примерно:
    – И куда это они ушли?
    – Понимаете, Лиса прослушивала переговоры ардориан, – затараторила покрасневшая «сознательная». – Всего в паре уровней отсюда они штурмуют королевские покои, где находится одна из младших Наследниц…
    – Ну и сидела бы она в бункере на планете, а не летала на военных судах, – перебил я девушку. – Какого дьявола они  попёрлись её спасать?!
    – В том то и дело, что от бункера осталась одна воронка! – выпалила Милашка. – Королевский дворец почти захвачен и смерть Ричарда Третьего – дело нескольких минут! Она останется последней, все остальные мертвы…
    Ну, теперь всё более или менее прояснилось. Ретрограды сами себе подписали приговор, приняв закон о том, что власть в Сирано не сможет смениться, пока в живых остался хоть один Наследник. Даже если Федерация введет свои войска, королевство к тому времени станет частью Империи и ардориане поработят очередную систему.
    Формально я ничего не должен ни Федерации, ни Сирано, но… Зря я, что ли, спасал этих охламонов?
    – Милашка, не светись тут и постарайся, чтобы проход остался незамеченным, – я протянул ей контейнер с Кристаллом. – Где эти чёртовы покои?
    Девушка активировала ближайший терминал и показала место на карте для эвакуации экипажа. Вот так просто. Когда всё закончится – надеру им уши за изобретательность, герои тоже мне выискались!
    – Умник, за мной! – в моём голосе впервые прорезался металл, прям как у настоящего командира, а не самозванца.
    «Только бы успеть».
    Но мы безнадежно опоздали. Я осознал это, обнаружив за очередной переборкой распростертое тело Кулака. В него попали не меньше полудюжины раз, практически расплавив бронежилет. Хватило одного взгляда, чтобы понять, что он мёртв и в помощи больше не нуждается. Лиса сидела неподалеку, в луже собственной крови, и посылала в соседний коридор импульс за импульсом.
    – Прикрывай, – приказал я Умнику внезапно севшим голосом и склонился над девушкой.
    Кровь насквозь пропитала её комбинезон, глаза закатывались, а дыхание с хрипом вырывалось из прокушенных губ.
    – Простите… – с трудом произнесла она.
    – Молчи! – я трясущимися руками расстегнул крепежи бронежилета и отшвырнул его прочь.
    Он своё дело уже сделал, и заряда в нём больше не осталось. Чувствуя, как по моему лицу катятся слёзы, я вынул из разгрузки медкоплекс и установил его прямо над раной.
    Нужно было их запереть и плевать на подстраховку!
    – Это ты меня прости, какой из вора командир…
    Программа была введена, и приборчик, перемигиваясь огоньками, заработал. Умник продолжал палить куда-то в коридор, оттуда ему энергично отвечали.
    – Да мы сразу поняли, что вы не десантник… – прошептала Лиса еле слышно.
    – Тогда какого чёрта?!
    – Это был наш единственный шанс побывать в бою… – она прикрыла глаза. – Мы ведь тоже никакие не курсанты, нас всех отчислили и везли…
    Девушка на полуслове потеряла сознание. Сейчас она перестала походить на язвительную стерву, а стала тем, кем была – подростком, который просто потерял цель в жизни.  Знакомая мне ситуация…
    Я бережно уложил её на пол и заставил себя отвлечься. Тихони нигде не было видно, похоже, ребята разделились. Помимо погибшего Кулака здесь лежали двое мужчин в расписанной золотом броне – королевские гвардейцы, личные телохранители Наследников Сирано.
    Я подобрал было нейрошокер, но тут же отбросил его к бронежилету – больше никакой жалости! Винтовка Лисы была разряжена, пустые магазины валялись повсюду под ногами. В мою руку перекочевал её пистолет и яйцевидная тяжелая граната из разгрузки. Для начала пойдёт.
    – Молитесь, уроды! – страшным голосом предупредил я ардорианцев и граната полетела в коридор.
    Выждав секунду, шагнул следом сам, выставив перед собой пистолет. Навстречу резво выскочили двое штурмовиков в тяжёлой броне, которая не смогла их спасти от моих выстрелов в упор. Не прячась, я пошёл дальше. Коридор привел в широкий зал с рельефными колонами, за одной из которых пытался скрыться раненый в ногу ардорианин. На него пришлось потратить последние заряды из обоймы.
    Стрелял я довольно уверенно – никаких принципиальных отличий от нейрошокера в пистолете не было, кроме результата попадания, конечно. Тут противники неожиданно закончились. Я прислушался к себе, но ничего, кроме огромного удовлетворения, не ощутил. Какое, к дьяволу, чувство вины…
    Судя по всему, в зале только что отгремела нешуточная битва, но среди тел погибших женщин не оказалось.
    – Тихоня!
    Парень высунулся из какой-то ниши с доспехами и помахал мне левой рукой – правая у него безвольно висела вдоль тела. От сердца немного отлегло, а к раненому с медкомплексом наперевес поспешил Умник.
    – Ты чего отсиживался? – спросил я у черноволосого, подойдя ближе.
    – Я думал, вы взвели плазменную гранату перед тем, как бросить!
    – Понятия не имею, как это делается.
    – Если бы имели – зал снесло бы взрывом, а нас завалило обломками!
    – И какого чёрта вы их тогда с собой носите?
    Награждённый полными недоумения взглядами, я пожал плечами. Военную логику мне никогда не понять, и хорошо, что теперь не нужно строить из себя всезнающего командира. У Тихони было ранение руки категории «жуть», а по военному «легкая царапина», которую уже принялся обрабатывать медкомплекс.
    – Где эта… принцесса? – поинтересовался я
    Тихоня мотнул головой в сторону массивных дверей на противоположной стене зала. На вид вроде бронированные, но сейфа Мастера им было далеко. Штурмовики без труда  начали вскрывать их атомным резаком, когда вмешались мои ребята.
    – Эй, есть там кто живой? – крикнул я прямо в раскаленную щель. – Давайте открывайте скорее.
    – Не дождешься, ардорианский ублюдок, – донеслось с той стороны. – Таким фокусом нас не проведёшь!
    И тут меня накрыло. Меньше чем за минуту я высказал всё то, что думаю о военных Сирано и королевских гвардейцах в частности, практически не переводя дыхание.
    – А теперь мы берём раненых и уходим, кретины! Если у вас есть связь с планетой – попрощайтесь, и передайте родным, чтобы начинали учить ардорианский!
    Я действительно развернулся, но двери за моей спиной разошлись, и в зал вывалилась парочка гвардейцев, прикрывающих молодую девушку. Оба телохранителя были ранены, но если один держался довольно бодро, то на лице второго не было ни кровинки. Наследница тоже была бледна, но видимые повреждения на ней отсутствовали.
    – Кто вы такие? – задал резонный вопрос тяжелораненый гвардеец.
    – Космический десант Звёздной Федерации! – соврал я, не моргнув и глазом.
    Телохранители подтянулись, и даже попытались отдать честь. Я пресек эти ненужные сейчас расшаркивания и вручил каждому по медкомплексу.
    – А теперь лучше убраться отсюда поскорее.
    – Нам двоим нужно остаться здесь, – помотал головой гвардеец. – От самых покоев мы отступали, задраивая за собой шлюзы, но надолго ардориан они не остановят. Это была лишь малая группа, основные силы прорвутся сюда с минуты на минуту. Виктория пойдёт с вами.
    – Отлично, мы ведь за ней сюда и шли, вообще-то!
    В глазах девушки блеснули слёзы.
    – Леонардо…
    – Так надо, – отрезал гвардеец и надел на меня свой тяжелый медальон. – Теперь на тебе, воин, лежит ответственность за сохранение королевской семьи!
    «Интересно, приятель, а ты отдал мне эту побрякушку, если бы узнал, что я полчаса назад эту самую королевскую семью ограбил?»
    Но то, что эти двое оставались на верную смерть, чтобы выиграть нам немного времени, всё же внушало уважение.
    – Мы сохраним вашу принцессу, чего бы это нам ни стоило! – пообещал я.
    – Поспешите!
    Зал мы покинули в смешанных чувствах, принцесса давилась рыданиями, но старалась держаться. Умник, увешанный оружием, пошёл первым, за ним я с Лисой на руках, а замыкали процессию Тихоня и Виктория. На фрегате уже воцарилась оглушительная тишина, изредка прерываемая одиночными выстрелами. Теперь все победители, не занятые разграблением, ринутся на наши поиски.
    К тупичку мы вылетели чуть ли не бегом, но снова опоздали. В проёме, за очередным гермозатвором, ничуть не скрываясь, стояли ухмыляющиеся ардориане. Пятеро или шестеро, я толком не разглядел, потому что увидел перед ними безоружную Милашку, со связанными за спиной запястьями. Из горла вырвалось яростное рычание, и если бы не Лиса на моих руках – бросился бы на них даже без оружия.
    – О, какой грозный, – усмехнулся самый крупный из штурмовиков. – Прямо дрожь по телу. Бросайте свои игрушки, иначе ваша подружка сдохнет первой!
     Его лицо покрывала густая сеть ритуальных татуировок, а в руке был усыпанный драгоценными камнями пистолет. Должно быть – офицер, или как там у них…
    Можно было бы отпрыгнуть за створки гермозатвора и оказать сопротивление, но с первым же выстрелом Милашка погибнет. Умник, не сводя с неё глаз, медленно сбросил с себя всё оружие, за ним последовали Тихоня и Виктория. Я снова зарычал, уже от безысходности.
    Ардориане расслабились, некоторые даже перестали целиться в нашу сторону. Безобидно мы, должно быть, смотрелись – кучка перепачкавшихся в крови подростков во главе с рычащим неудачником. Милашка продолжала жалобно всхлипывать, при этом её глаза оставались абсолютно сухими, но на эту деталь штурмовики не соизволили обратить внимание.
    – Так-то лучше, – хмыкнул офицер и связался с командованием. – Наследница у нас! Вы что-то говорили о вознаграждении?
    Я судорожно пытался найти выход из этой ситуации, но в голову ничего не приходило. Тем временем Милашка и Умник, не отрываясь, нежно смотрели друг на друга, несколько бесконечно долгих секунд. Между ними было то, что за неимением других синонимов называется любовью, я догадывался об этом с момента нашей встречи. Они молча попрощались и начали действовать одновременно.
    Всё последующее заняло мгновенье, навсегда отпечатавшееся в моей памяти. Милашка освободилась от пут и, не вставая с колен, потянулась к поясу офицера, на котором висела уже знакомая мне плазменная граната, а Умник с места рванул к терминалу шлюза. Не имея возможности ни помочь им, ни помешать, я просто ничком повалился на пол, закрыв своим телом Лису.
    Ардориане, открывшие беспорядочный огонь по Умнику, слишком поздно среагировали на освобождение девушки, и та успела активировать гранату. Оглушительный взрыв, несмотря на закрывшийся перед нами гермозатвор, казалось, содрал с моей спины кожу. Я несколько секунд беспомощно лежал, думая, что смерть, наконец, придёт и за мной, но она не спешила. Пришлось подниматься.
    В голове стоял настырный звон, а перед глазами всё плыло, как после сильной дозы алкоголя. Первым делом я проверил медкомплекс Лисы и убедился, что она по-прежнему жива. Надписи плясали, будто на поверхности воды, но почти все огоньки приборчика были зелёными.
    От спасшего нас гермозатвора остались лишь одни раскалённые металлические лохмотья.  Невдалеке, у самого терминала, на спине лежал Умник, с застывшей на губах улыбкой. Я на четвереньках подполз к нему, но жизнь уже покинула расстрелянного парнишку, и его душа соединилась с любимой где-то там, в лучшем мире…
    Мне очень хотелось в это верить.
    – Командир, у вас осколок в спине!
    Слегка помятые Тихоня и принцесса понемногу приходили в себя. Эта парочка находилась дальше всех от эпицентра взрыва, и досталось им меньше. Удивительно, что, несмотря на контузию, я продолжал слышать. Видимо, закрытый шлем «хамелеона» напоследок сослужил еще одну добрую службу.
    – Хрен с ним, – помотал я головой. – Пока он двигаться мне не мешает, пусть торчит!
    Лиса вновь оказалась на моих дрожащих руках, и наша поредевшая группа поплелась дальше. То, что творилось в это время за остатками гермозатвора трудно описать словами. Оттуда шел жар, как от сопла взлетающего корабля, поэтому пришлось сделать крюк и зайти к тупичку с другой стороны.
    Ардориан, как бы они не спешили сюда, поблизости не было. Видимо, та группа набрела на проход случайно, и Милашке пришлось сдаться в попытке хоть как-то спасти наши жизни. Видит бог, у неё это получилось.
    «Хоботок» не пострадал, и мы беспрепятственно вернулись на корабль, обезвредив по пути парочку мин ­ – прощальный подарок ардориан. Дальше тупичка они явно не успели проникнуть, отвлеченные храброй девушкой, иначе наверняка бы испортили всю систему управления.
    Тихоня помог мне бережно уложить Лису в одноместный медблок, напоминающий хрустальный гроб, и поспешил к штурвалу. У меня здесь всё было рассчитано на одного, а она больше всех нуждалась в лечении. Зрение понемногу приходило в норму, и я всё-таки смог прочитать, что пишет встроенный диагност о состоянии раненой.
    «Обширная потеря крови… слабый синусовый ритм… повреждение внутренних органов… прогноз – отрицательный». Будь у меня хоть капля сил – врезал бы сейчас по прибору со всего размаху. А раз так, то ничего, пусть работает спокойно, компьютер не знает, какая Лиса вредная. Она так просто не умрёт от кровопотери.
    Тем временем, принцесса незаметно подкралась сзади и резко выдернула кусок шлюза из моей спины, быстро приложив к  ране медкомплекс. Я выругался от резкой боли, но упасть себе не позволил.
    Не вернулась нас ровно половина…
    «Простите меня, ребята, что не смог забрать ваши тела и достойно похоронить! Хотя…»
    – Спецмодуль не собирай, стартуй так! – приказал я Тихоне.
    – Но командир…
    – Задрай все шлюзы и перемычки. Нам вырвет лишь хвостовой отсек, он съёмный, а флагману придет конец, потому что Умник отключил защиту. Выполняй!
    – Так точно!
    Нас сильно дернуло, и корабль начал отдалятся от обреченного фрегата. Жаль, конечно, спецмодуль, но я был уверен, что мне всё равно не дали бы им ещё раз воспользоваться.
    – Спасибо вам, – произнесла Виктория, мягко беря меня под руку. – Без вашей помощи Сирано был бы обречён.
    – Это не конец, – отрицательно покачал я головой. – Вам ещё собственную систему отвоёвывать, а это затратное дело. Боюсь, что вступления в Федерацию не избежать.
    – Пусть так, но это лучше, чем рабство у ардориан. Наша семья имела некоторые сбережения на счетах других систем, так что просить милостыню Сирано не придётся…
    – А если вы вдобавок внимательно пошарите на корабле, то найдёте Кристалл Предтечей, принадлежавший вашей фамилии, – вспомнил я о первоначальной цели своего прилёта. – С ним вопрос о попрошайничестве вообще не встанет.
    – Откуда он у вас?!
    – Из сейфа, разумеется.
    Поддерживаемый под руку принцессой, я доковылял к боковому иллюминатору, не обращая внимания на её дальнейшие расспросы.
    Где-то мне доводилось слышать, что воинов древности отправляли в последний путь на подожжённой ладье, вместе с оружием и поверженными противниками. Огонь очищал победителей и побеждённых, чтобы те, избавившись от прошлых переживаний, вступали в загробную жизнь упокоенными и умиротворёнными.
    «Это самый гигантский погребальный костёр, какой только себе можно представить… Спите спокойно, ребята».
    Всё звено ардорианцев уже прикрепилось к фрегату, выпустив абордажные команды. Что ж, мне не раз говорили, что грабёж приводит к страшным последствиям, теперь пришло время в этом убедиться. Несколько восхитительных мгновений я наблюдал, как исполинский корабль беззвучно проваливается внутрь себя и, наконец, потерял сознание.

    ***

    В беспамятстве есть своя, особая, прелесть – ты не чувствуешь никакой боли, ни душевной, ни физической. Твой разум кристально чист и спокоен, как океан перед штормом. Здесь нет ни времени, ни пространства – только эти пятеро в голубых комбинезонах.
    Три парня и две девушки, все сбились в плотную кучу, будто им тут действительно тесно, и радостно мне улыбаются. Тихоня стоит с краю, молчаливый и надежный, готовый в любую секунду прийти на помощь. Кулак в центре, он привык принимать первый удар на себя. Рядом, с ехидной улыбочкой, пристроилась Лиса, одной рукой опираясь на плечо крепыша, а другой строя над его бритой головой весёлые рожки. Умник и Милашка за спинами товарищей, я не вижу рук парочки, но точно знаю, что их пальцы тесно переплетены и никогда не разомкнутся…
    Ледяная вода вновь вернула меня к опостылевшей реальности.
    – Мы уже заждались, – опечаленно покачал головой дознаватель. – Неужели вы не хотите со мной общаться?
    Когда-нибудь мне удастся ускользнуть от него навсегда и пусть себе задаёт свои идиотские вопросы моему остывающему телу.
    – Мы вроде всё выяснили, – удаётся мне произнести. – А если чего не понятно, то пусть мне дадут кого-нибудь поумнее.
    Не будь я привязан к креслу, свалился бы от очередного удара. Дознаватель рук никогда не пачкал, предпочитая отдавать грязную работу двум дюжим молодцам. Один из них меня систематически бил, а другой стоял в проёме, на случай, если мне придёт в голову мысль сбежать вместе с креслом.
    Тут в привычный распорядок дня ворвался громкий стук в дверь, судя по звуку – ногой. Все, кроме меня, вздрогнули, и молодцы вдвоём пошли посмотреть, кто это позволяет себе такие вольности. Послышались голоса на повышенных тонах, потом всё стихло. Дознаватель поёрзал немного и тоже сунулся к двери, получив резко открывшейся створкой по носу.
    В допросную вошел плечистый мужчина в бело-голубой форме, критически осмотрел верещавшего на полу человечка и выкинул его в проём, со словами:
    – Крот, окажи помощь господину следователю!
    Вопли усилились, но военный приглушил их закрытой дверью и сел за стол напротив меня.
    – Хреново выглядишь, Тень.
    – Так не на параде же.
    – И то верно, – он забарабанил пальцами по столешнице. – В неприятную ситуацию ты попал, но повёл себя очень достойно и многие это оценили, хоть и по-разному.
    – Что с Лисой и Тихоней?
    – Нет, ну надо же, – поразился военный. – Сразу же о подчинённых, нет бы, о Сирано спросить…
    – Меня они больше волнуют, господин десантник.
    –  Я полковник.
    – Да мне без разницы, если не ответите!
    – Тихоня прошёл курс реабилитации и готов к службе, а Лиса ещё в госпитале, но врачи обещали вернуть её в строй уже через две недели. Оба теперь ефрейторы космического десанта и внесены в реестр Стены Памяти.
    – Стены чего?
    – Если бы ты задался целью узнать о десантниках побольше, то наверняка узнал, что каждый из них вносится в специальную базу данных, куда будет записано всё – от момента присвоения первого звания, до кончины. Ничто не будет забыто!
    Лозунг меня совсем не тронул, а вот новость, что Тихоня с Лисой не только живы, но и достигли своей цели, подействовала не хуже обезболивающего.
    – Что касается Сирано, они не только выдворили ардориан из системы, но и частично восстановили статус-кво, пожертвовав фамильным Кристаллом Предтечей. Не все в Федерации были в восторге от такого исхода, поэтому ты здесь.
    – Если вы будете наведываться с подобными новостями каждый день, то сидеть тут будет не так уж и скучно.
    Полковник улыбнулся.
    – Сидеть не придётся. Через две недели помимо этих двух раздолбаев-ефрейторов наберётся отделение желторотых рядовых, мучиться с которыми придётся, тебе, сержант.
    – А как же…
    – Преступник с твоим именем погибнет при попытке к бегству, а в этот же день космодесант примет в свои ряды Алексиса «Тень» Кристофуло. Предлагаю только один раз.
    Я не верил своим ушам. Не каждому ведь выпадает шанс начать новую жизнь с чистого листа. Тем более Тихоня и Лиса будут рядом…
    – Конечно, согласен!
    – Вместо «спасибо» выучишь Устав к приёму отделения, сержант.
    – Легко. А вообще, зачем я вам, если честно?
     Полковник вздохнул:
    – Я мог бы сказать, что надвигается большая война и нам нужен каждый толковый солдат, но… Просто потому, что жизни пятерых неудачников для тебя значили больше, чем этот баснословно дорогой булыжник.
    В комнату заскочили два молодых десантника.
    – Чисто! Можно выводить.
    – Вперёд, – кивнул полковник и меня мигом освободили, подхватив под руки.
    – Последний вопрос, – попросил я полковника. – Что будет с погибшими ребятами, их тоже увековечат?
    – Увы – на момент гибели они были в статусе гражданских. Мне жаль, но Устав непреклонен.
    – Тогда сбросьте мне, пожалуйста, их фотографии из личных дел, – не растерялся я.
    – Зачем? – удивился десантник.
    – Для моей собственной стены памяти.
    
    
    

  Время приёма: 18:56 29.01.2013