17:23 11.08.2019
Вітаємо переможців 50-ого конкурсу!

1 Юлес Скела am017 Річку перескочити
2 Shadmer am018 Интересная жизнь
3 Панасюк Сергій am002 Краплі дощу


17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Фінал

Автор: Ноль Количество символов: 15577
26. Игры разума, Убогость и богатство... Финал
рассказ открыт для комментариев

p041 Виток спирали


    

    1. Ум
     
     
    – Послушай, меня, сын, – тихо сказал Рык. – Меня боятся за силу и смелость. Но вождь – тот, кто всё знает. Знает, когда жить в пещерах, а когда менять стоянку. Когда охотиться и с кем воевать. Черногривые люди, живущие там, где тепло, слабее нас. Их оружие хуже. Мы сокрушим их, заберём их женщин и детей, сделаем наше племя большим и сильным! Но тот, кто знает, не спешит. Он хочет знать больше. Будь моими глазами и ушами.
    – Что я должен делать, отец?
    – Ты когда-то задумывался, почему твои волосы черны как у чужих?
    – Да, отец. Они чёрные, как у моей матери.
    – Ты прав, но правда всегда спрятана глубоко, как спелая сердцевина за толстой кожурой плода. Твоя мать девчонкой убежала от черногривых людей. Её нашли в пустыне и спасли от голодной смерти и диких зверей.
    – Значит я, она и чужие – одной крови?!
    – Кожа и волосы твои темны, но ты – мой сын, в тебе течёт моя кровь! А чужое племя – враги! Они обрекли твою мать на смерть. А мы – спасли. Не думай о дальнем родстве. Помни о ближнем!
    – Да отец. Что мне сделать для племени?
    – Вот это – другое дело! Тебя проводят до их земель. Потом ты пойдёшь один. Это опасно, а оружие возьмёшь как у тёмных – простые деревянные копья и дротики.
    – Ты не позволишь взять мне острые наконечники?
    – Нет, сын. Тёмные люди примут тебя за своего, и ты узнаешь их секреты и скрытую силу. А когда пройдут дожди, холода, и почки на деревьях родят новые листья, ты убежишь от тёмных людей и вернёшься обратно. Воины встретят тебя на пути к дому и помогут добраться. Ты расскажешь мне всё что увидел и узнал. Вот, тогда мы будем готовы атаковать!
      Когда мне отправляться?
    – Сейчас. Отряд уже ждёт тебя у родника.
     
     
    Старый Ур, вождь племени Уру сидел у костра и думал. Уже не первый раз охотники видели врагов, постепенно приближающихся к границам саванны. Они жили там за пустыней, куда много дождей назад ушла его младшая дочь. Ушла, чтобы принести племени новые знания о боевом оружии светловолосых. Эти люди, живущие далеко на севере, были крепки и выносливы, но, самое главное, умели делать острые наконечники для копий и дротиков, разящих сильнее клыков и зубов. Старый Ур знал, что рано или поздно, его племя столкнётся с другими и надеялся встретить их такими же отточенными остриями. Одной отваги бойцов недоставало. Тогда он решился на хитрость. Он отправил к врагам свою дочь, которую никогда не переставал ждать обратно, хоть и понимал, что напрасно.
    Крики вывели его из задумчивости. Воины вели незнакомого юношу с чёрными волосами, худого и грязного.
    – Мы нашли его в саванне, великий Ур. Он хорошо понимает нашу речь, но говорит плохо.
    – Расскажи о себе! – приказал вождь, и мальчишка начал рассказывать, как его потеряли в лесах, куда зашли люди его рода, преследуя мигрирующих на север мамонтов. История была похожа на правду. Ур уже подметил, что зимы стали теплее, и мамонты постепенно начали уходить в поисках свежей травы в более холодные края. И только одно наблюдение не давало покоя старому вождю. Глаза юноши были такими же синими и глубокими, как у его умершей жены и пропавшей дочери.
    – Тебе довелось охотиться на мамонта? – спросил Ур.
    – Нет, это был мой первый поход после посвящения в воины,  мудрейший.
    – Тогда завтра ты получишь шанс научиться этому и отработать свой хлеб и кров. Можешь остаться у моего костра. Сейчас приведут юношей, и я буду учить их, как загнать сильнейшего зверя в вырытую для него ловушку.
    – Что значит вырытую? – спросил мальчишка.
    – Скоро увидишь сам, – ответил Ур и внимательно посмотрел на гостя. Юноша из родственного племени должен был знать это слово. «Всё повторяется на свете. Возможно ли, что он – мой внук?» От этой мысли старому вождю стало не по себе. Он отправил дочь в неизвестность, чтобы укрепить племя, и в результате потерял её, а может, и племя в придачу.
     
     
    За время дождливых месяцев они охотились несколько раз. Юноша, которого прозвали Умом, окреп и даже слегка подрос. Он научился копать ямы огромными плоскими костями, которые во множестве валялись на берегах реки. На дне ям укрепляли заточенные колья, но, главное, сверху их закрывали прутьями и листьями, так что не только мамонту, но и человеку было очень трудно отличить их от обычной земли.  Таких ям было несколько со всех сторон стойбища, и молодёжь племени охраняла жителей от случайного падения. «Да, – думал Ур, – если не знать о ловушках, в них может легко угодить не только животное, но и вражеские воины. Вот в чём защита племени! Как всё сложно: у одних есть костяные пластины, чтобы рыть ловушки для мамонтов, а у других – твёрдые камни, которые раскалываются в костре на куски, пригодные для наконечников. Даже когда отец узнает про ямы, какую пользу это принесёт ему? Вдруг племя изменит стоянку и выроет новые ловушки? Если войны свалятся в них, чем тогда им помогут острые копья?
    – Скажи, мудрейший Ур, ловушки охраняют племя от зверей и чужих людей. А если враги узнают про ловушки?
    – Ты мыслишь как будущий вождь, – ответил старик. – Вот почему я всегда хотел узнать, как светлокожие люди делают острые наконечники для копий и дротиков. Для этого я не пожалел дочери и отправил её узнать секрет. До сих пор не могу себе этого простить, когда вспоминаю её синие глаза.
    – А у неё не было коричневого пятна на правой ноге?
    – Было, внук, было. Точно такое же, как твоё!
    – Так ты не выгонял дочери, ты послал её за знаниями, дед?
    – Конечно! Скажи мне, Ум, она жива? Что стало с ней?
    – Её спас от голода и диких зверей мой отец – могучий  вождь племени. Он полюбил красавицу и взял её в жёны. И та, которая должна была принести силу одним, принесла любовь другим. Я не могу ослушаться отца, но хочу постоять за мать: горные камни, нагретые в огне и политые холодной водой, дают острые осколки. Гораздо острее звериных клыков! 
    – Когда ты возвращаешься обратно?
    – Когда выйдут новые листья и трава.
    – Я дам тебе воинов для охраны и пошлю копательные пластины в подарок вашему племени. Твой отец так же смышлён, как и я, но твоя доброта и мудрость сделает из тебя великого вождя племён!
     
     
    2. Честь
     
     
    – Ваша честь, мы почти пришли, – прошептал проводник, обращаясь к всаднику в плаще, подбитом мехом, выдающем знатное происхождение его владельца.
    Процессия из трёх конников и шести пеших слуг приблизилась к дому известного в Йорке купца. Два дня назад его корабль вернулся из плаванья в восточные страны и, наряду с любезными сердцу каждой модницы тканями и бальзамами, а желудку любого горожанина – пряностями, доставил кое-что для утехи тренированных мышц опытных турнирных бойцов.
    – Скажи, Джонатан, – обратился рыцарь к проводнику, – ты сам видел оружие в бою?
    – Нет, ваша честь, но я отвечаю за свои слова. Мой брат Джон присутствовал на пробе: не было доспехов, которые бы меч не разрубил. Даже щитам и тем не поздоровилось. Такой меч принесёт вам славу в походе за гробом господнем.
    – Если бы не вассальные обязательства королю, я бы нашёл хорошее применение мечу и дома, – заметил рыцарь. – Главное, убедиться в точности твоих сведений.
    – Сейчас сами увидите, ваша честь, – ответил проводник и как бы в дополнение своим словам, ухватился за кольцо на воротах и постучал условным стуком.
    С другой стороны раздались торопливые шаги, и смотровое окошко над входом приоткрылось, позволив хозяевам оглядеть ночных гостей. Затем послышался лязг запоров, и створки высоких, окованных железом дверей распахнулись, пропустив миниатюрную кавалькаду всадников во двор большого купеческого дома. Слуги остались с лошадьми, а троих седоков – рыцаря с телохранителями проводили в центральную залу, где их уже поджидал хозяин дома.
    – Приветствую тебя, доблестный воин, сэр Генри О’Нести, – поклонился гостю купец. – Как мне стало известно, рыцари нашего королевства почтут за честь сопровождать короля Ричарда в поход в святые земли. А я как раз – оттуда. В Дамаске мне повезло приобрести меч редкой работы. На его рукояти надпись «Я разрублю любой щит!» Сколько раз мои люди ни пробовали – ни одного щита не уцелело. Вначале я хотел предложить меч королю, но зная его финансовые затруднения и любовь к оружию, не решился дразнить желание монарха. Лучше я отдам меч немного дешевле в руки того, кто сам защитит государя в битве.
    – Ты поступил мудро, торговец! – согласился покупатель.
    Однако мысли рыцаря блуждали далеко от похода и боёв с сарацинами. В конце концов, кому-то придётся остаться в стране охранять родину, престол и прекрасных дам. Главная причина, по которой он решился на неоправданно дорогую покупку, было желание получить перевес  и выиграть, наконец, решающий турнир у своего вечного соперника сэра Гайдэна Йоркширского.
     
     
    В это же позднее ночное время в замке барона Йоркширского не спали. В кресле возле камина, с кубком в руке, расположился хозяин замка. Перед ним стоял молодой юноша в простой городской одежде. Однако речь его выдавала человека не чуждого образованию.
    – Необычные товары доставлены на корабле торгового дома Йорка. Оружие очень редкое и ценное. Дивный щит – главный товар купца, не только остаётся неповреждённым от ударов любых мечей, но и разрушает их. Мой брат Джонатан видел это своими глазами. Купец не выносит оружия из дома и не желает огласки. Но я сумею провести вас, ваша честь, незамеченным, и, если вы решите купить что-либо, то только потом заплатите мне за услуги. А щит станет вашим лучшим другом в походе и битвах с врагами веры и престола.
    – Да, Джон, предложение интересное. Я хотел бы опередить возможных конкурентов. Поверь, любому рыцарю славное оружие может пригодиться и дома, не меньше, чем в походе. Когда можно осмотреть товар?
    – Вскоре, ваша честь. Если мы двинемся в путь, то ещё до рассвета вы сможете убедиться в правдивости моих сведений.
    Не прошло и получаса, как небольшой отряд всадников выехал из ворот замка и направился в сторону города и особняка, в котором их ждал необычный товар из Дамаска.
    Условный стук проводника отворил ворота купеческого дома новым гостям. Их впустили во двор, как будто только дожидались их. Барон, в сопровождении трёх оруженосцев, был приглашён в покои, где его принял хозяин дома.
    – Мой бесценный товар – это щит самого Ахилла. Во всяком случае, все мечи разрушаются от ударов по нему. Надпись на щите гласит: «Я сломаю о себя любой меч!»  
    – Великолепно! В бою и в турнире он сохранит жизнь и принесёт победу над соперником!
    Мысли барона уже рисовали сокрушительную победу над его старинным противником, одним из лучших рыцарей королевства, сэром Генри О’Нести. Оставалось только убедиться, что щит действительно ломает отборные мечи, расплатиться за покупку и наградить посредника. Он оказался прав: ещё до рассвета счастливый барон со своей свитой, весь в радужных мечтах о триумфе и сопутствующим успехе у дам, вернулся в свой замок.
     
     
    Наутро мэр Йорка, получил от короля – Ричарда I письмо, которое гласило: «Турниры боевым оружием между рыцарями – вассалами короля запрещены! Их жизнь нужна для предстоящего похода». По слухам, двое неукротимых соперников – рыцарей готовились к решительному поединку, и глава города подивился энергичным своевременным действиям вечно сомневающегося и раздумывающего короля.
    В это же время два представителя канцлера Вильяма Лонгчампа, братья Джон и Джонатан, сообщали «новые» и крайне важные сведения счастливым обладателям невиданного вооружения.
    – Ваша честь! Верные люди донесли, что ваше оружие не единственное. Нет, оно, конечно, уникальное в своём роде, но кто бы ни изготовил его,  выковал щит и меч, предназначенные не сражаться между собой, а хранить одного воина. Несомненно, вам не терпится испытать мощь своего приобретения на сопернике, но кто знает, как оба поведут себя в бою друг против друга? А ведь, ничья вас не устроит, а тем более, упаси господь… Говорят также, что король не сегодня – завтра запретит все боевые турниры в преддверии похода.
    – Почему всегда в жизни новые сведения обесценивают прежние действия! И плата за оружие была воистину королевской! Денег уже не вернуть…
    – Есть возможность обмена… Не знаю, заинтересует ли он вас. Король может захотеть приобрести вашу покупку.
    – Ну, ты же сам слышал, почему купец не предложил Ричарду купить ценный товар: его казна пуста.
    – Зато власть по-прежнему в королевских руках. Я бы взялся уговорить нужных людей довести до королевского сведения, что благородный рыцарь согласен обменять своё оружие на грамоту отказа от вассальной зависимости. Но вы, ваша честь, наверно, только о походе и мечтаете?
     
     
    3. Совесть
     
     
    Военный советник президента нервно постукивал пальцами по столу. Сегодня ему предстоял доклад о реализации военной доктрины федерации. Доктрина эта требовала постоянно совершенствовать самое дорогое и ультрасовременное вооружение, предохраняющее страны федерации от нападения возможного соперника, в глазах которого  оно выглядело наступательным. Не удивительно, что альянс стран «противника» придерживался иной точки зрения: поддерживать массовую оборонную систему. Как показывал старинный опыт, «тигры» зачастую оказывались «бумажными», но равновесие сторон зависело от стольких факторов, что следить за ними одновременно мог только искусственный интеллект.
    – Итак, – обратился к президенту генерал, – есть идея повлиять на противника. Помимо извечной проблемы контроля соперника, мы попытаемся повлиять на его информационную систему, чтобы она привела его к абсурдному результату.
    – А подробнее?..
    – Любая вредоносная программа, противодействующая системе, выявляется и уничтожается. Поэтому аналитики предлагают ввести «вирус», который содействует программе соперника, ускоряет её.
    – Они что, издеваются?
    – Они полагают, что беспредельное развитие массовой обороны приведёт к тотальной обороне каждого индивидуума, но одновременно подорвёт ресурсы противника.
    – А ответных шагов по отношению к нашей системе вы не ожидаете?
    – Если руководствоваться той же логикой, то можно ожидать вирусов,  которые подтолкнут нашу программу к ещё большему усилению оружия.
    – Но какой ценой?
    – Любой! Зато в итоге мы получим явное превосходство, и возможность диктовать свою волю.
    – Мне это напоминает какой-то математический алгоритм, следить за работой которого человеку невозможно.
    – Совершенно верно, искусственный интеллект справится и с этим.
    – Но он не обладает человеческими свойствами: у него нет ни страха, ни совести, ни сострадания.
    – Поэтому, не сомневаюсь: если задача имеет решение, то оно будет найдено!
    – Благодарю вас, генерал, за разъяснение военного аспекта проблемы, а сейчас мне нужно подумать.
    Не успела дверь за генералом закрыться, как на столе у президента замигал вызов международной связи. Это был глава альянса противника.
    – Привет! Тебе уже доложили, что твои вояки хотят добиться односторонних преимуществ?
    – Мне ещё нет. А тебе уже да? А что, односторонняя выгода – это что-то новое, необычное для наших союзов?
    – Я беспокоюсь, что отдав ситуацию под контроль искусственного интеллекта, мы можем придти к нежелательному для нас обоих результату.
    – Да, конечно, системы вооружений выйдут из баланса и уничтожат друг друга. Причём люди останутся невредимы, а вся техника – погибнет!
    – А с ней и технология!
    – И прогресс!
    – И нас обоих ждёт…
    – Я подготовил запасы питания и склады деревянных дубин!
    – Я тоже запрятал провизию и подготовил верных людей. На всякий случай обучу их делать базальтовые наконечники к копьям и дротикам.
    – А я потренирую своих людей рыть ловушки для охоты на животных.
    – Вряд ли нам ещё удастся поговорить или увидеться.
    – Ты прав. Удачи тебе на этом … безвыигрышном конкурсе  систем.
    – И тебе хорошего витка спирали! Ты был достойный «вруг».
    Оба улыбнулись близости своих мыслей и взглядов. Всё могло ещё остаться в порядке, но надолго ли?

  Время приёма: 06:12 06.10.2012