17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Приём рассказов

  Количество символов: 14280
Гостиная сэра Шерлока Первый тур
рассказ открыт для комментариев

Вой одноногой собаки


    
    

      Я по привычке ковырялся в ухе вишневой трубкой, когда вошла миссис Даунстайр и что-то сказала, но я не разобрал что именно. Я еще раз провернул в ухе трубкой, переспросил и услышал:
    — К вам посетитель, доктор Ватсон.
    Впрочем, посетитель уже опередил её, войдя в комнату. Это был высокий молодой человек во фланелевом костюме выдающегося чёрного цвета.
    — Наконец-то я нашел вас! — этот джентльмен, по всей видимости, настолько гордился своей надвинутой почти на самые глаза свежей фетровой шляпой, что не счёл возможным её снять. Поэтому ему приходилось озираться, вздёрнув вверх выбритый до синевы квадратный подбородок.
    — Я это заметил, сэр.
    — Холмс здесь? 
    Сверху раздавались душераздирающие звуки скрипки.
    — Нет, разумеется.
    — Это Холмс! Его манеру игры на скрипке ни с кем не спутать!
    Я с некоторой неохотой признал его правоту.
    — Вы должны были  раньше догадаться, если бы обратили внимание на воющих под окнами собак.
    — Могу я к нему подняться? Дело очень срочное.
    — Никаких дел, милейший. Холмс не занимается делами. Именно поэтому он и переехал сюда с Бейкер-стрит.
    — Но это особенно загадочное дело, я полагаю, он обожает дела такого рода.
    — Полагаете? А как вы полагаете, сэр, каков его возраст?
     Носитель фетровой шляпы озадаченно на меня уставился.
    — Да, пожалуй, и вас я представлял несколько моложе, мистер Ватсон.
    — Несколько моложе, сэр?  Нам с Холмсом давно уже за семьдесят. Миссис Даунстайр, окажите любезность, проводите посетителя. Ближайший пароход в вашу Америку отправляется сегодня, в пять часов пополудни.
    — Откуда это вы узнали, что я американец? По моему акценту?
    — По плохим манерам, — я снова вонзил в ухо трубку и совершил два оборота.
    — Что происходит, Ватсон? — на балюстраду выкатился в кресле - каталке Холмс.
    — О, простите, мистер Холмс, я не знал, что вы... - запричитал посетитель.
    — Инвалид? — усмехнулся Холмс. — Всему свое время. Из Мичигана, сэр?
    — Да, из Шикаго, штат Мичиган, сэр.
    — Оно и видно. Я давно не практикую. Строго говоря, меня уже не существует. На дворе 1934 год и уже много лет, как меня списали со счетов. Я мало передвигаюсь и, вероятно, страдаю старческим слабоумием.
    — Но может быть, сэр, вы все же выслушаете... Дело очень необычное. Могу я рассказать, сэр?
    — Можете, сэр. Но по окончании рассказа я пожелаю вам счастливого плавания и отправлюсь спать. Садитесь, мистер э...
    — Джонсон, сэр.
    — Так я и думал. Кресло у камина.
    — Благодарю вас. Я впервые в Англии и...
    — Это заметно. Ваша старая бабушка по-прежнему упрямо отказывается носить очки.
    — Откуда вам это известно?!
    — По вышивке крестиком на шейном платке. Ручная работа, такую мог сделать только кто-то из близких, но неточный шов говорит о слабом зрении.
    — Верно сэр. Видите ли, я прибыл в Англию вместе с мистером Чиконе по несколько деликатному делу к мистеру Фареллу, химику из Оксфорда, который проживал до недавнего времени неподалёку от местечка Хайфорд.
    — Разумеется. Контрабанда спиртного в Штаты.
    — Вам и это известно?
    — Легко догадаться: Чиконе, сухой закон в вашей стране и отличный виски в нашей, хороший химик, который может организовать производство недорогого спирта.
    — Но случилось ужасное. В день, когда мы посетили мистера Фарелла, он погиб. Его застрелили из револьвера, сэр.
    — Невероятно. Я было подумал, что залпом береговой артиллерии.
    — Он погиб через минуту после разговора Фарелла с Чиконе.
    — Мы должны удивиться, сэр? На общепринятый взгляд, вполне логично.
    — Но Чиконе не стрелял в Фарелла! Мы лишь свернули за поворот, когда раздался выстрел. Чиконе вернулся назад и обнаружил Фарелла с простреленной головой. И мы не видели никого поблизости, хотя местность была довольно открытой.  Удивительно, но полиция прибыла меньше чем через минуту после выстрела. Мне удалось бежать, но Чиконе теперь не выкрутиться.
    — О чем разговаривали Чиконе с Фареллом? - голос Холмса приобрел забытую мной хрипотцу.
    — Я не слышал сэр. Но могу предполагать, что о судне с партией шотландского виски, которое отправилось вчера в Канаду. Все легально, сэр.
    — Разумеется. Только судно, не доходя нескольких миль, до побережья Канады будет разгружено катерами из Нью-Джерси. Я ошибаюсь?
     Джонсон пожал плечами.
    — Кстати, виски очень хорошего качества. Как говорит Лепке Бухалтер, товар самого высокого качества всегда найдет своего покупателя. Фарелл контролировал качество виски. Всё было на мази, и Чиконе хотел оплатить ему первую половину суммы.
    — И что вы думаете по этому поводу?
    — Не знаю, сэр. Скажу вам только одно - за несколько секунд до выстрела мы с Чиконе услышали какой-то свист. Поэтому, я полагаю, что полиция упустила истинного убийцу, схватив моего босса.
    — Печальная история - покачал головой Холмс. — Единственное, что могу вам сказать, так это то, что пароход до Бостона отходит в пять и это ваш последний шанс не попасть в руки Скотланд-Ярда. Я бы, конечно, посоветовал прямо из Бостона отправиться куда-нибудь в Небраску и заняться фермерством, однако  вы вряд ли последуете моему совету.
    — Но, сэр...
    — Счастливого пути, сэр. Это все, что я могу вам сказать, - Холмс развернул тележку и покатил в сторону спальни.
     Мистер Джонсон вздохнул, пробормотал что-то себе под нос и вышел.
     Я устроился поудобнее у камина и прикрыл колени пледом. В такую сырую туманную погоду нет ничего лучше, чем сидеть у себя дома перед камином и греть старые кости, ноющие еще со времен англо-бурской войны.
    — Какого черта, вы расселись, Ватсон?
     Я подскочил. Холмс спускался уже одетым, в клетчатом макинтоше и кепи.
    — Мне надоело кататься по дому в кресле. Не проехаться ли до места преступления?
    — Холмс, мы даже не знаем, где это.
    — Раскройте сегодняшний выпуск  "Таймс", Ватсон, в разделе происшествий. Если не ошибаюсь ваш "астон" простаивает с полным баком?
     
     
     
      Ветер доносил сюда солоноватый запах моря и крики чаек, хотя залива не было видно за стеной леса. Песок был ещё чуть влажным после вчерашнего дождя и следы на нём были хорошо различимы.
    Мы подъехали на место, когда там еще крутился инспектор Стилсон. Нас с Холмсом молодой инспектор, конечно, не знал, но ссылка на имя ветерана Лестрейда сделала свое дело.
    — Видите ли, сэр, — Стилсон пытался быть любезным. — Кроме следов мистера Фарелла и Чиконе других следов нет, а стреляли в упор, по всей видимости, из пистолета, крупного калибра. Револьвер, обнаруженный у мистера Чиконе вполне подходит по калибру. Мистер Фарелл сам позвонил в полицию за четверть часа до выстрела и просил приехать, сообщив, что здесь произойдёт убийство.
    — Н-да, молодежь,  — заметил я, засунув трубку в ухо. Когда-то я пытался отучить Холмса от вредной привычки курить, ковыряясь в ушах мундштуком его трубки. Холмса это курить не отучило, но вот, от привычки ковыряться трубкой в ушах, я избавиться уже не могу.
    — Да, Ватсон, нынешняя школа сыска мало уделяет внимания следам. Что мы видим, Ватсон?
    — Отпечатки охотничьих сапог, их, вероятно, оставил мистер Фарелл, напротив него следы ботинок с острыми носками, видимо - Чиконе. Он приходил , потом ушёл отсюда, вернулся второй раз уже бегом, судя по тому, что во второй раз его следы стали короче и с бОльшим упором на носок.
    — Браво, Ватсон, я вижу, мои уроки не прошли даром. Однако тут есть еще кое-что.
    — Это явно рифленые ботинки констебля несколько в стороне.
    — Но, Ватсон, взгляните, что это? - и Холмс опустился на одно колено, разглядывая  тёмный песок.
     Я наклонился.
    — Это пробежала собака, Холмс.
    — Браво, Ватсон, но что за собака?
    — Мастифф или бульдог. Большая собака.
    Холмс хитро улыбнулся:
    — Одноногая собака, Ватсон!
    — Вы шутите, - я принялся рассматривать следы. - В самом деле, Холмс, везде отпечаток одной и той же лапы. Задней левой, если я не ошибаюсь.
    — Не ошибаетесь. А видите борозду на песке, которая тянется параллельно собачьим следам? Что это было?
    — Вероятно, это след от костыля одноногой собаки. Иначе, как она могла передвигаться?
    — Логично. Дружище, вы делаете успехи. Я думаю, теперь надо осмотреть дом.
     
     Мы проследовали до стоявшего особняком одноэтажного каменного дома,  южная его стена поросла мхом, а на северной стороне камни были покрыты белым налётом соли.
     Поднялись по деревянному крыльцу, я споткнулся о какую-то миску, мы постучали и вошли в незапертую дверь. Холмса заинтересовала небольшая лаборатория Фарелла. Возле дистилляционного аппарата, стояла незапечатанная бутылка виски.
    — Обратите внимание, Ватсон, бутылка наполовину пуста, а рядом нет ни одного стакана, более того, следы виски видны в одной из реторт. Остановитесь, Ватсон, не советую вам это пить, полагаю, Фарелл проводил с этим напитком опыты...
     В этот момент со стороны посёлка раздался душераздирающий вой.
    — Слышите, Холмс? Что это?
    — Полагаю, это Стилсон дозвонился до Лестрейда. И Лестрейд сообщил ему, что он нас не присылал.
      Некоторое время спустя под окном раздалось  металлическое позвякивание, и кто-то принялся скрестись в дверь.
    — Тише, Холмс…  Стилсон, это вы?
    — Не торопитесь открывать дверь, Ватсон, - негромко сказал Холмс. — Полагаю, если бы это был инспектор Стилсон, то он сказал бы пару слов.
    Я торопливо задвинул засов на двери.
      По ту её сторону воцарилась тишина. Я придвинулся к окну и, стараясь не быть замеченным снаружи, чуть выглянул в окно. За дверью никого не было видно.
     В этот же момент шум возобновился. Казалось, кто-то невидимый прошёл перед домом, позвякивая чем-то металлическим.
     — Холмс, вы, кажется, не верите в привидения? Сейчас подходящий момент, чтобы переменить мнение.
    — Кого вы там видите, дружище? Призрак бедняги Фарелла?
    — Там невидимка, Шерлок.
     Холмс мельком бросил взгляд в окно и прикурил трубку.
    — Я полагаю, это собака.
    — Чему же, в таком случае мы обязаны такому металлическому звуку?
    — Я полагаю, что это та одноногая собака, следы которой мы видели на месте преступления. Естественно предположить, что металлический стук производит её костыль.
     Мне показалось, я различил искорки веселья в глазах Шерлока.
    — Но где вы видели, Холмс, чтобы собака ходила на задних ногах?
    — В цирке, Ватсон. Вы позволите? – и он отворил дверь, деликатно отодвинув меня в сторону.
    — Этот славный пёс принёс нам улику и, как я думаю, разгадку убийства.
       Я выглянул из-за спины Шерлока и увидел у крыльца собаку. Это был не бульдог,  насколько плохо я разбираюсь в породах, а какая-то гончая, возможно борзая. К ошейнику жалобно смотрящей на нас собаки была привязана веревка, а к веревке револьвер – «Смит энд Вессон» 38 калибра.
    — Именно из этого оружия и был убит Фарелл, — Холмс проверил барабан револьвера. — Пять патронов и одна пустая гильза.
    — Что это значит?
    — Элементарно. Фарелл покончил жизнь самоубийством, но сделал это таким образом, чтобы все подумали , что это дело рук Чиконе.  Когда Чиконе ушел и скрылся за поворотом тропинки, Фарелл свистнул, подзывая собаку. Именно этот свист услышал Джонсон. Фарелл пристегнул рукоять револьвера к поводку, и произвел самоубийственный выстрел. Бедное животное рвануло со всех ног, испугавшись выстрела, или было выдрессировано на этот сигнал.  Собака, убегая, унесла с собой орудие самоубийства.  
    — Обратите внимание на лапы, — сказал Холмс. — Видите, все они, кроме одной, обуты в матерчатые чехольчики. Фарелл обул ей лапы, чтобы не были заметны следы.
    — А теперь посмотрите сюда, — Холмс достал из кармана пинцет и дотронулся до левого уха собаки, на котором были следы подсохшей крови. — Мы извлечём отсюда во-от этого клеща, из-за которого бедное животное расчесало себе ухо и во время этих усилий потеряло один из четырёх чехлов. Вот почему мы видели след только одной лапы.
    Холмс спрятал пинцет.
    — Однако, нам пора, Ватсон, в семь часов по радио будут передавать "Севильского Цирюльника", а надо еще покормить собаку и доставить её и револьвер в Скотланд-Ярд.
     
      — Так я и думал, - сообщил Холмс, когда неделю спустя вскрыл письмо от своего друга из Оксфорда. – Я навёл справки о Фарелле. Молодой человек ещё во время учебы делал ставки на собачьих бегах и влез в долги. Тогда же у него была первая попытка покончить с собой. Позже один из кредиторов заставил его сотрудничать с Чиконе. Видимо Фарелл решил разрубить гордиев узел. Он вернулся к мысли о самоубийстве, но с тем, чтобы уйти так, чтобы отомстить людям Чиконе.  Вы смотрели последний номер "Дейли Телеграф", Ватсон? Там занятная статья. Позвольте, я процитирую. " В Чикаго произошла кровопролитнейшая перестрелка между людьми Аль Капоне и Чиконе. Предполагают, что бутлегеры таким образом выражали недовольство партией виски, которую им всучил Чиконе. Группа подвыпивших громил Аль Капоне  влетела в бар и открыла огонь из автоматов Томпсона, однако через несколько секунд стрельбы каждый из них куда-то убегал на несколько минут, потом снова возвращался и возобновлял огонь с удвоенной яростью..."
     Теперь мне все понятно. Ватсон, будьте так добры, подайте бутылку с верхней полки. Спасибо. Это та самая бутылка виски, что мы нашли у Фарелла. А теперь посмотрите, - Холмс взял баночку с пищевой содой, отвинтил крышку и бросил в бутылку щепотку. Жидкость в бутылке немедленно окрасилась в ярко малиновый цвет.
    — Что это, Холмс?
    — Это фенолфталеин, Ватсон. Индикатор, который в щелочной среде окрашивает растворы в красный цвет. Обычно с его помощью определяют щелочи, а в нашем случае мы поступили наоборот - с помощью щелочи определили индикатор. - Холмс улыбнулся. - Это то, что было подмешано в ту партию виски.
    

    — Но зачем?
    — Позвольте напомнить вам, доктор, что в медицине фенолфталеин известен под именем "Пурген" и используется как отличное слабительное средство. Теперь, надеюсь, вам понятно столь странное поведение людей Аль Капоне в перестрелке?
    — Ужас, — я подавил улыбку.
    — Это было прощальной шуткой мистера Фарелла,  — Холмс повернулся к камину и протянул руки, чтобы они погрелись над огнём.
    — Ватсон, вы не хотели бы сегодня вечером присутствовать при похищении? Я хочу попросить вас быть моим сообщником.
    — Принимаетесь за новое дело? Несомненно, увлекательное и опасное. Следует ли мне взять с собой револьвер?
    — Я предлагаю вам посетить со мною «Похищение из сераля», оперу Моцарта. Ничто так не восстанавливает веру в людей, как хорошая музыка.
     На губах Холмса мелькнула короткая улыбка, впрочем, это могло быть просто отблеском огня, игравшего в старом камине.
    
    
    
    
    
    
    
    

  Время приёма: 16:11 22.05.2011