17:41 01.05.2019
Вышел в свет НУФ-2018
Поздравляем писателей и читателей с этим событием!


17:31 29.04.2019
Вітаємо переможців 49-ого конкурсу!

1 Змей Горыныч1 al001 Капитаны бывшими не бывают
2 Соколенко al014 Ми – однієї крові!
3 ЧучундрУА al013 Сокира Душ


   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 50 (лето 19) Приём рассказов

Автор: Рябинин Максим Количество символов: 22389
18 Тьма-10 Финал
рассказ открыт для комментариев

i027 Ночь без звезд


    Пришвартовать бот к станции, ощутить легкий толчок в момент стыковки и бегом из кресла.
    

    - Отдраить люки! Есть! – сам приказал, сам исполнил. Талант!
    Противно грохоча магнитными подошвами по металлическому полу, пробежаться до казарм. И на самом выходе получить строгий выговор от появившегося, как нежданный прыщик на носу, командира роты…
    Мол, так и так, взводный Еремеев…
    Молчу, сверлю взглядом пол. А тот, как назло, банален, скучен и неинтересен: три пылинки, две царапины – не дает отвлечься, пропустить выговор мимо ушей.
    Приходится проглатывать горькую пилюлю слов.
    - Понял меня, Еремеев? – заканчивает ротный, - я ведь шутить и сюсюкаться не буду. Пугать разжалованием в рядовые – тоже. Мне плевать, какой ты талант. Пну под сраку, полетишь прямиком в дисбат. Вот там почувствуешь, где и во сколько раки начинают насвистывать фугу.
    Киваю. Понял.
    Дисбат – это серьёзно. Там и марш по плацу с саперной лопаткой в зубах – детские шалости. Это вам не альтернативная служба киберспейсером.
    Надо будет в обязательную перекинуться парой слов с Сашкой, напарником по вылетам. Дать ему подзатыльников за сегодняшние маневры. Чуть не угробил в мой день рождения мне мою же карьеру, зараза, своими финтами. Сказано же было, я ведущий, он ведомый. Куда лез вперёд батьки в пекло.
    Киберспейс киберспейсом, но отправляться в дисбат из-за какого-то олуха… Может сменить ведомого?
    Под клацанье металла о металл бреду по казарме, к положенной мне по рангу нише. Вот и она, родимая… Просторнее, чем у рядовых. Скрючиваться в неестественной позе перед дисконнектом не требуется.
    Шаг. Поворот. Тихо протестуя, взвизгнули тазобедренные суставы. Простите, дорогие мои, это у меня нервы. Вот и дернул, невзначай, сильнее обычного. Завтра надо не забыть заглянуть Маком на смазочные процедуры перед вылетом.
    Присаживаюсь в кресло, точь-в-точь повторяющее контуры моего «тела». Плотно засел, не свалюсь.
    Всё. Конец смены.
    Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка – реал…
    Нажимаю на подлокотнике нужную кнопку – запланированный выход. И еще одну – подтверждение операции.
    Здравствуй, мир!
     
    На несколько мгновений наступили ставшие уже привычными глухие потемки. Да простится мне расизм, но не иначе, как у негра в труднодоступном месте: черным-черно и тихо-тихо.
    Но почувствовать себя слепым и глухим не успеваешь. Мир двумя резкими хуками бьет по ушам. А, стоит стянуть с головы виртшлем, добавляет кулаками по глазам.
    Слегка помассировав веки, я встаю из кресла. Уже не того, что там, за гранью виртуальности, а своего собственного, вполне комфортного – подарка военкомата по поступлении на службу.
    Снимаю виртбиокостюм – еще один подарок, и слегка закашливаюсь от едкого запаха пота, которым он напитался за сегодняшний день. Завтра одену свежий, а этот – в стирку.
    Сейчас для призывников ничего не жалко, только служи. И отмазку, ведь, искать не надо. Берут всех, кроме больных на голову и убогих.
    Не можешь или не хочешь отдать долг Земле-матушке в реальном мире – извольте проследовать в киберспейс. Тут тебе и кресло, и костюмов полный набор презентуют задарма. Еще канал выделенный дают. В обычную сеть через него не выйти на период службы, а потом перемаршрутизируют, и пользуйся на здоровье.
    Да, и служба такая почетнее будет, чем плац подметать, да по душным окопам с траншеями ютиться. Солдаты-киберспейсеры – они ведь первопроходцы-завоеватели космических глубин.
    Интересно поиграть в армию, поучаствовать в освоении вселенского пространства, не выходя из дома? Можно не отвечать. Ответ известен.
    Любой парень, выросший на компьютерных играх: стрелялках, ходилках и прочих убивалках времени, ответит утвердительно. К тому же, еще и приплачивают.
    Дивиденды от службы обеспечивали безбедное существование. Например, нам вдвоем с мамой хватало с лихвой. Думаю, после обязательного срока службы останусь на контракт. Многие киберспейсеры-срочники так поступают.
    - Максим, ты вернулся? – донесся с кухни мамин голос. Теплый и живой. А следом веет жареной картошкой. С чесночком, - давай шустро в душ. Ужин почти готов.
    - Бегу, мам!
     
    После двенадцати часов в киберспейсе душ обязателен. Если ты, конечно, не засранец, фанатеющий от собственных концентрированных ароматов, которые выделяет тело.
    Намылившись, минут пять стою под прохладными струями, закрыв глаза. Настырные ручейки вкупе с мыльными пузырьками приятно щекочут кожу. Потрясающее, ни с чем не сравнимое ощущение.
    Беру мочалку, вновь намыливаюсь и начинаю скрести себя.
    Да, мышц за проведенные в киберспейс-армии месяцы прибавилось. Удивительное дело. Вроде бы, не нагружаешь тело физически, но с другой стороны… Хрен разберет это взаимодействие реальности и виртуальности.
    - Максим! – слышу требовательный голос, - быстрее давай, мы есть хотим.
    - Есть! – весело откликаюсь, - операция «долой грязь!» близка к завершению.
    Стоп. Что значит «мы»?
    Закрываю краны. Вытираюсь насухо большим махровым полотенцем и хлопаю себя по лбу. Чистую одежду взять забыл.
    Склеротик ты, киберспейсер, твою мать.
    Ругнувшись, заматываюсь в полотенце и пытаюсь незаметно прошмыгнуть к себе в комнату. Куда там…
    В коридоре, дожидаясь меня, стоят мама и мужчина в военной форме со знаками отличия майора-киберспейсера. В руках у него какой-то сверток. Подарок, наверное.
    Он словно похож на постаревшую копию меня самого.
    Мама просто лучится. Незнакомец улыбается во все тридцать два зубы. Прямо, как из рекламы зубной пасты. Надеюсь, в руках у него не сувенирная зубная щётка.
    - С днем рождения, сынок! – говорят они хором.
    А на мне из одежды – только полотенце.
    Ситуация…
     
    Странный праздничный ужин. Когда не знаешь, о чем говорить. Даже, с чего начать разговор. Отец, которого у меня никогда не было, сидит напротив и, продолжая улыбаться, смотрит на меня.
    Довольная мама, подкладывает мне в тарелку того, что наготовила – всего понемножку. Сами они с отцом к еде так и не притронулись. Кто там говорил про голод?
    Сижу молча, ем.
    В голове каша, в тарелке салат.
    - Может, выпьем за праздник? – нарушает молчание отец. Тянется к ведерку со льдом, к бутылке «Абрау-Дюрсо» - открыть.
    - Не могу, у меня завтра вылет, - зачем-то говорю я. Хотя сам прекрасно знаю, что глоток шампанского не может навредить.
    - У меня тоже, - отвечает отец, откручивая проволоку, - и не перечь старшим по званию!
    - Сережа… - мама смеется. Я ухмыляюсь.
    Пробка, смачно бахает в потолок, разбивая напряженность, повисшую в воздухе.
    Искристое шампанское неторопливо разливается по заждавшимся фужерам.
    - С двадцатилетием, сын! – произносит тост отец.
    Чокаемся. Звенят бокалы…
     
    Мама гремит посудой на кухне.
    Стоим на балконе, глядя в закат. Помутневший за пеленой облаков багровый диск опускается за горизонт где-то за массивным зданием космопорта.
    - Куришь? – отец достает пачку сигарет.
    Отрицательно качаю головой.
    - Правильно, молодец, - он закуривает, делая одну нервную тяжку за другой. Алый кончик сигареты дрожит, как на морозе.
    Эк, пробило. А при маме был – сама выдержка и спокойствие.
    - Я должен объясниться, - говорит отец.
    Пожимаю плечами. Не знаю точно, хочу ли я слушать его объяснения, так ли они нужны теперь.
    Мама говорила, что отец погиб, когда мне было три. Ну да… А рядом со мной курит труп, которому, как и мне, завтра на киберспейс-вылет…
    - Я только месяц назад из комы вышел, а позавчера с госпиталя выписали. Завтра заступаю на службу.
    Интересно. Семнадцать лет в коме. Как ты попал в нее, майор киберспейс-войск? Неужели, виртшлем закоротило?
    Наверное, я спросил это вслух. Циник во мне злорадно ухмыльнулся.
    - Не совсем, но горячо, - он улыбнулся, - ты ведь тоже киберспейсер?
    Киваю.
    - Тогда должен понять. Вам же в учебке обязаны были читать краткий курс по виртуальности и субпространству.
    Как же, помню…
     
    Кто такой киберспейсер? Игрок.
    Только игрушка у него не в придуманном виртуальном мире, а вполне себе настоящая – кибер, человекоподобный андроид. Напичканная электроникой машина-оболочка, полностью имитирующая человеческое тело. В качестве мозгов – адаптивная операционная система с удаленным управлением.
    В тот момент, когда киберспейсер входит в виртуальную реальность, его сознание по определенному каналу связи подключается к операционной системе андроида и интегрируется в нее.
    Понятное дело, на небольших расстояниях волновой сигнал, передающий данные от киберспейсера до бота, быстро находит адресата. Время отклика ничтожно мало. Но если брать  масштабы вселенной…
    Загвоздка? Еще какая!
    Но военная машина всегда стояла впереди всех планетарных систем по уровню научных внедрений. Вот и тут не обошлось…
    Нашелся один умник, прорубивший окно в иное измерение или измерения с совершенно иными уровнями энергии, чем в известном нам мире. Название выбрал простенькое, но со вкусом: субпространство. И ловко так подыскал  применение нежданному открытию – практически мгновенная передача информации на любое расстояние, телепортация предметов, животных…
    Гений.
    Чудак-человек, добавляют одни. Настоящий ученый, говорят другие.
    Почему? Потому что перешел к эксперименту на людях, став «объектом номер один». Мир его праху.
    Шагнул в субпространство жив-живехонек, а вынырнул – мертвец с остекленевшими, налитыми кровью глазами.
    Медицина диагностировала: кровоизлияние в мозг с обширными повреждениями серых тканей.
    Поначалу его коллеги решили, что в вычисления гения, павшего смертью храбрых, закралась ошибка. Ведь, эксперименты с животными проходили успешно. После телепорта крысы и кролики были в полном порядке.
    Перепроверили. Еще раз десять. И каждый последующий эксперимент на людях кончался фатально. И причины смерти все равны как на подбор: кровоизлияние, тотальное поражение головного мозга.
    Выводы были крайне неутешительны. Через субпространство путь человеку заказан в один конец – на тот свет. Почему и отчего – наука бессильна.
    Но каждой гайке можно подобрать свой винтик. И к субпростраственной двери нашли отмычку. Так появились киберспейсеры.
    Физически они не входили в губительное для человека измерение. Только посредством информационного поля виртуальности, транслируемого через субпространство, удаленно управляли послушными киберами.
     
    - Знаешь, что происходит с сознанием, если погибает кибер? – отец закуривает следующую сигарету. Делает глубокую затяжку.
    Отрицательно мотаю головой.
    В тонкости теории нас в учебке не посвящали, а до службы я не слишком интересовался киберспейсом. Поиграть в виртуальности – другое дело.
    - Сознание, по существующим каналам связи, через пространственные и субпространственные гибридные маршрутизаторы возвращается владельцу. В крайнем случае, он отделается легкой мигренью, - отец вздохнул, - ничего страшного, верно?
    Перевариваю услышанное. Вроде бы, все логично. Не подкопаешься…
    - Есть и обратный момент. Если медным тазом накрывается маршрутизация на одном из уровней, а ты сознанием в кибере, то до восстановления транспорта сети придется тебе расхаживать металлическим болванчиком без возможности возврата.
    - Не может того быть. Нам ничего подоб… - осекаюсь на полуслове.
    - Может, мальчик, может. Бывали случаи. Но, кто ж вам, соплякам, рассказывать-то будет? - отец серьезен. Ему нет смысла шутить и выдумывать, - Ладно, если рухнул пространственный уровень. Устранить физические повреждения – не проблема. Но…
    Мои глаза широко раскрываются.
    Не из-за того ли он семнадцать лет…
    - Верно, - отец словно отвечает на мой немой вопрос. Успокаивающе кладет ладонь мне на плечо, - на Земле тело в коме, а я на станции, чей маршрутизатор вышел из строя. Робинзоню открытый космос. Надо же было, чтоб в мою смену так совпало. Запасной железки нет. Тот, что сломался, и был резервным. Им заменили предыдущий, отключившийся накануне.
    - И каково это?
    - Семнадцатилетнее одиночество? Странное ощущение. Балансирование на грани потенциального бессмертия. Напарника нет, поговорить не с кем. Еще и уголок в рукаве галактики самый дальний. Не освоенный. Дрейфуй себе в ночи, сколько душе угодно. Без надежды на то, что вскоре найдут. Генералитету проще закрыть глаза, - отец тушит сигарету, достает следующую, щелкает зажигалкой, - Знаешь, я удивлен, что они не применили живительную эвтаназию. Хотя… Это ж такой эксперимент… Мне самому, например, интересно, как я с ума не сошел.
    - Может быть, машины не сходят с ума…
    Отец потрепал меня по голове. Совсем как мальчишке. Улыбнулся.
    - Ну, ты молодец.
     
    ***
     
    Пять минут до побудки.
    Проспал. Черт с ним с завтраком. Вчера за ужином наелся на всю неделю.
    Прыгаю из-под одеяла прямиком в виртбиокостюм. Надеваю шлем. Запускаю комп.
    Комната наполняется мерным гудением.
    Еще слипшиеся глаза разбирают на экране: «подключение к консоли». Не глядя, нажимаю «ввод». За мгновения оглушающе-ослепляющей темноты вспоминаю, что забыл умыться.
    Ладно, чего уж. Ни слова о гигиене.
    Подключение выполнено. Загрузка завершена.
    - Ну, что ж, здравствуй, Мак!
    Несколько секунд привыкаю к телу. Оно послушно откликается на электрические импульсы, генерируемые «мозгом». Чудесно.
    Встаю. Выхожу из ниши. По соседству просыпается остальной взвод. Совсем рядом копошится недотепа-Сашка. Кажется, я ему обещал горячих всыпать за вчерашнее… Ладно, пусть живет, черт с ним.
    Звенит сигнал побудки. Привычный противный металлический звук.
    - Взвод, стройся! – гаркаю на весь коридор.
    В ответ клацанье подошв и шелест полиметаллических тел. Представляю, какой грохот бы был, если б сейчас на дворе была не середина двадцать первого века, а конец прошлого столетия.
    Придирчивым взглядом осматриваю строй. Как всегда, изъянов нет. Дисциплина – как девиз. Если не считать вчерашних Сашкиных закидонов…
    Смотрю на виновника. Отворачивает взгляд. Хорошо. Значит, совесть у него есть.
    - Патруль, по ботам! – разносится через комлинк приказ ротного, - на сегодня ваша задача - расчистка четвертого квадрата.
    Морщусь.
    Опять лезть в поток астероидов. Как будто вчера не навоевались с ними вдосталь…
     
    Метеориты шли кучно, нацеливаясь прямиком на станцию. И, заодно, на расположившуюся как раз на траектории их следования планету, населенную примитивной формой жизни – что-то вроде земных неандертальцев.
    По словам ротного, поток был несколько больше, чем тот, что пришлось отбивать вчера.
    Угораздило, так угораздило.
    - Кузнецов, за мной ведомым. Остальным разбиться по двойкам, - бурчу в комлинк.
    - Есть, - отзывается Сашка.
    Давлю стартер. Двигатели бота глухо ревут. Взлет.
    Оглядываюсь на оставшуюся позади громаду станции, с которой продолжают взлетать боты. Словно стаю мух спугнули с навозной кучи.
    Мой взвод взлетел вторым, за нами еще три. Вся рота в сборе. Ничего себе. Аврал…
    До четвертого квадрата, где нужно встретить астероиды, минут двадцать лета. Ставлю бот на автопилот.
    Задумчиво смотрю в чернильную глубину космоса и звезды за бортом. Люблю глядеть в ночное небо. Успокаивает. Снимает напряжение. Сейчас мне это нужно…
     
    Четвертый квадрат.
    Останавливаю бот. В нескольких десятках метров за мной повисает Сашка. Покачивает крыльями – позицию занял, к бою готов.
    Дергаю бот в ответ. Принято. Расчехляю гашетку.
    - Взвод, два-один, доложить о готовности!
    - Два-один, два-три. К бою готовы, - откликается ведущий второй пары. За ним остальные, по цепочке.
    - Два-один. Принято.
    Висим. Ждем.
    - Ноль-один. Готовность? - гремит в комлинке голос ротного.
    Хорошо ему, суке, там, на базе.
    - Два-один, ноль-один, второй взвод к бою готов, - отвечаю в порядке очереди.
    Перекличка окончена.
    - Готовность пять минут.
    Принято…
     
    Чудовищно.
    Пожалуй, единственно правильное слово, чтобы описать метеоритный поток, который несся нам на встречу. Не удивительно, что вся рота в боевой готовности. Только, боюсь, тут и батальону не справиться.
    Чем там думают, на базе! Ни станцию, ни планету от такого удара одной ротой не спасают. Чего добиваемся? Максимально проредить метеоритный поток, пока он не достигнет станции? И успеть дать киберу погибнуть, пока жив маршрутизатор? В принципе, разумно.
    - Взвод, два-один, открыть огонь!
    Давлю гашетку. Пушка выплевывает в сторону ближайшего астероида субпространственный заряд. Каменный булыжник, размером с Воробьеву гору разлетается в пыль. Следом под огнем вспыхивают и исчезают его братья-гиганты.
    Рота вступила в бой.
    Гасим первую волну, пропуская мелочь. Она не страшна. Ей не пробить обшивки станции.
    - Два-два, два-один. Кузнецов, за мной! Взвод, повторять! – включаю двигатели, и мы с Сашкой рвемся вверх. Хотя, где, к чертям, тут верх, а где низ…
    - Заходим по течению. До головы. Выныриваем. И так по кругу.
    Входить в поток против его движения – убить кибера со стопроцентной вероятностью. Вариант со смертью оставим про запас, когда кончатся заряды у пушки.
    Ныряем в поток.
    Каменный калейдоскоп.
    Пыль.
    Короткий глоток звездной ночи. И снова…
    Калейдоскоп и пыль.
    Раз за разом. Раз за разом.
    И все ближе к станции.
    Датчики температуры показывают, что пушка раскалилась, практически, до критической отметки, и огонь рекомендуется прекратить.
    Плевать на рекомендации. Тут зарядов-то осталось с гулькин нос.
    Калейдоскоп и пыль. Глоток ночи. Погружение.
    От взвода остались два воспоминания: я и Сашка. Как дела у всей роты – нет времени интересоваться. Дали роль камикадзе, извольте исполнять.
    Калейдоскоп и пыль. Глоток ночи. Погружение.
    - Два-один, Макс, гашетку заклинило, - орет Сашка.
    - Два-два, принято. Приказ – таран, - как будто со стоны слышу собственный уставший голос.
    Каменный калейдоскоп и пыль. И нет кибера Сашки. Виртуальность ему пухом.
    Глоток ночи.
    Датчик температуры верещит благим матом. Индикатор зарядов ругается в пустоту.
    Два выстрела. И убью кибера. Должен успеть, пока поток не накрыл станцию.
    Каменный калейдоскоп. Пыль. Взрыв. И взрыв…
     
                                                                           ***
     
    Темень. Глухая ночь без звезд.
    Жду привычной комбинации хуков. По ушам и в глаза.
    Тишина.
    Тишина…
    Чувствую, как нарастает паника. Кошки в душе начинают не просто скрестись, а прямо-таки в истерике рвать когтями.
    Спокойствие. Только спокойствие. Как завещал нам великий человек с пропеллером в труднодоступном месте.
    Что мы имеем? Мертвого кибера и непрекращающуюся ночь без звезд.
    Вывод: хреново.
    По всей видимости, станция взорвалась раньше, чем бот с моим кибером внутри. Путь отступления был отрезан. Следом погиб бот. Сознание освободилось, но возвращаться некуда. Вернее, нет пути.
    Так, где я?
    Ответа нет. Ночь молчит. А виноват мой чертов энтузиазм. Два выстрела ему…
     
    Я плаваю в чернилах, которые не желают со мной разговаривать. Ну, и молчите, не больно-то и хотелось.
    Интересно, сколько времени прошло. Дома, наверное, мама уже готовит ужин, накрывает стол.
    Ах, мамусик… Не произошло, как в твоей любимой песне: там, где пехота не пройдёт и бронепоезд не промчится, Максим на пузе проползет, и ничего с ним не случится.
    Случилось. И не проползешь. Да, и пуза, как и остальных частей тела, я как-то не ощущаю.
    Не жди меня мама, хорошего сына…
    Спеть бы, да не чем.
     
    Я мыслю, значит, я существую. Умный кто-то придумал и произнес.
    Козел.
    Темнота, темнота, я тебя съем.
    Шутка. Никто не оценит. Забавно. Покатай меня, большая черепаха. Эге-гей!
    Кажется, я вижу свет. Угу, в конце тоннеля. Я на солнышке лежу…
    Очередной самообман. Может, меня самого нет, и я обманываю себя, что я есть. Вот бы сюда этого умника. Что бы он сказал, находясь в моей ситуации.
    Козел.
    - «Сам козел!»
    - «Да, пошел ты!» - кажется, меня уже двое. Неплохо. Можно продолжить размножаться. Почкованием.
    - «Лучше мысли логически».
    Отлично. Я нахожусь там, где меня не должно быть. Я разговариваю сам с собой и призываю себя к логике. Дайте две!
    - «Ты вменяем?»
    Какая, к черту вменяемость! Я где? Я – нигде. И никогда.
    - «Дурак».
    - «Спасибо, как скажешь».
    Черт, даже ухмыльнуться не могу. Театр абсурда в подполе.
    - «Как ты сюда попал?»
    - «Жопой об косяк», - да, я не оригинален.
    - «Ты – не оригинален».
    - «Удивил…»
    - «Повторяю вопрос: как ты сюда попал?»
    Иррационально. Докопаться до самого себя в месте, которое не существует. Еще и нудно так.
    - «Предлагаю краткий курс лекций по киберспейсу. Теории и практика. Дешево. Виртуальность и субпространство ждут…»
     
    - «Отличный поток информации», - мой собеседник, кажется, доволен.
    Как и я. Надо же, на зубок оттарабанил полугодичный курс.
    - «Понравилось?»
    - «Да. Люблю мысли, облаченные плотью. Кстати, хочу извиниться, я неверно сформулировал вопрос. Теперь я хочу спросить иное: не как ты сюда, попал, а где ты?»
    - «Я – нигде!» - мне не сложно еще раз повторить.
    - «Дурак!»
    Что ж, очень может быть. Мне не жалко. Мама как-то двуногим без перьев называла, я не обиделся.
    - «Есть другие версии?»
    - «Нет».
    - «Зря. Я ведь сразу предлагал идти логическим путем».
    - «Пойдем вместе!» - чудесная самоирония.
    - «Я постараюсь говорить доступным тебе языком. Посредством виртуальности и субпространства ты проецировал собственно сознание в другую точку реальности. Верно?»
    - «Да», - сложно спорить с самим собой.
    - «Стоит исчезнуть лишнему якорю реальности – носителю твоей виртуальной сущности, и ты посредством виртуальности возвратишься в начальную точку реальности».
    - «Именно».
    - «Где ты находился в тот момент, когда аннигилировали станция и твой кибер: в реальности и виртуальности?»
    Напряжем мозги. Или что там у меня сейчас…
    - «Управлял реальностью, через виртуальность»
    - «А ты совсем не безнадежен».
    - «Но виртуальность исчезла вместе со взрывом».
    - «Чушь, не находишь? Как может исчезнуть другое измерение, когда авария произошла на физическом уровне? Она ведь транслировалась через субпространство в реальный мир».
    - «Тогда, я бы уже проснулся».
    - «А в отсутствие маршрутизации?»
    Пауза. Замедленный повтор неотразимого удара.
    Один-ноль на последней минуте добавленного времени. Отыграться я уже не успею. Я победил.
    - «Так, где ты?»
    - «Я? Я в субпространстве. Я - везде».
    - «Ну, ты молодец».
    - «Угу. Только я домой хочу».
    - «Так, встань и иди!»
    Какой я, оказывается, шутник...
     
                                                                           ***
     
    Темень. Глухая ночь без звезд.
    Два резких удара. Голова начинает гудеть, как царь-колокол в лучшие времена.
    Здравствуй, мир! Больно же, сука…
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    

  Время приёма: 16:27 14.10.2010