06:14 07.08.2017
Вітаємо переможців!

1 Фурзикова af006 Участковый
2 Левченко Татьяна af029 Мундштук
3 ЧучундрУА af018 Вискал Уробороса


06:39 23.07.2017
Сегодня, в 17.00 заканчивается приём работ на конкурс. Пожалуйста, не оставляйте отправку рассказа на последнюю минуту.

   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс №43 (лето 17) Фінал

Автор: А.Г. Количество символов: 41050
17 Лабиринт-10 Финал
рассказ открыт для комментариев

h015 Машенька заблудилась


    Итак, Машенька заблудилась. И в первую очередь она испытала легкое удивление, со временем сменившееся глубоким изумлением, и затем уже только превратившееся последовательно в прозрение и панику. Она точно знала, вернее, твердо была уверена, что невозможно потеряться на каком-то паршивом складе, уставленном грузовыми контейнерами, ну, максимум допустимо слегка заплутать… Тем не менее, после нескольких ужасных часов беспорядочных метаний по безликим серым коридорам меж громадных рифленых ящиков, Машенька с некоторым содроганием осознала, что в грузовом «заархивированном» отсеке транспортника «Солод» такое порой случается.
    

    Тогда она села на пол и разревелась. Глухое эхо контейнерного царства ответило ей разрозненными всхлипами.
     
    ***
     
    Ирэн Миллер чертовски шла белая капитанская фуражка, в чем она убеждалась всякий раз, искоса наблюдая свой профиль на экранах камер внутреннего контроля. Это поднимало настроение, укрепляло нервы и придавало сил для будничных подвигов, на которые Ирэн обрекла себя, приобретя в собственность почти еще не совсем старый транспортник «Солод», взойдя на борт и надев на голову ту самую фуражку.
    Она помнила, что в тот момент ощутила легкий колючий восторг, свойственный скорее юной дочке техасского фермера, получившей в подарок на именины не очередного печального пони, а, например, спортивный автомобиль.
    И во что всё вылилось? Отчеты, расчеты, учеты, пересчеты и вообще дикая уйма математики и финансов, сдобренная чуточкой приключений, которые к тому же казались приключениями только ей самой. для остальных же членов команды – это была рутина. Вот разве что улаживать конфликты, непрерывно среди этих самих членов вспыхивающие…
    Вчера она едва не наорала на свою первую помощницу Лолиту. Наорать не наорала, но та всё чудесно поняла и серьезно обиделась. И тема то спора всё одна и та же, бес её подери! Их.
    Общенелюбимый. Упрямый. Грубый. Излишне ароматный и притом единственный и последний самец в команде: Влад Жигулев, ныне исполняющий обязанности начальника экспедиторского управления «Солода». Собственно, по мнению Ирэн, обязанности Влады были откровенно плёвые. Он следил за погрузкой, а затем за разгрузкой, после чего писал рапорт, о том, что все прошло нормально, и в течении всего рейса валял дурака, мучительно надоедая своим прусутствием всем остальным.
    Правда, чтобы показаться нужным, он пытался было для них готовить. Но девочки, однажды, не выдержав такого издевательства над своими желудками, коллективно устроили ему моральную порку, ультимативно заявив пару месяцев назад, что такого количества жира, масла, уксуса, специй и, что самое ужасное, мяса в блюдах они более потреблять не в состоянии. Доводов было приведено много, но все они разбивались о наивную улыбку Влада, который лишь повторял: «Но ведь вкусно, же, а?» Тогда его отлучили от кухни.
    А он только пожал плечами и улыбнулся. В усы. Вышедшие из моды сто лет назад.
    Собственно усы и стали последней каплей. Ответственная за безопасность экипажа Лолита  в категоричной форме попросила Влада избавиться от этого украшения, поскольку, усмотрев однажды в его усах несколько крошек ревеневого пирога, она сочла их в сочетании с капельками сливосного соуса недостаточно гигиеничными. В ответ же на предложенное бритьё, Влад в характерной ему простодушной манере заметил:
    - Что сделает это только после того, как лично убедиться в текущем состоянии гладкости моего… - Тут Лолита, докладывая капитану о состоявшемся диспуте, неловко запнулась и пальцем нервно указала в район своей зоны бикини. – Ну, понимаешь!
    - Что? – весело удивилась Ирэн. – Прямо так и сказал?
    - Не совсем! – поджала губы Лола и призналась: – Более витиевато. Но иного смысла я не уловила, как ни старалась. Это не просто хамство, Ира, это уже нарушение субординации, и это выходит за рамки. Послушай, вопрос о приемлемости нахождения в экипаже Влада поднимался уже не раз, и всегда ты его выгораживаешь. Ответь хоть раз: почему?
    Капитан Миллер слегка ущипнула себя за левое ухо. Ответа она не знала, просто ей интуитивно казалось, что так правильно. Влад ей не шибко нравился, но, откровенно говоря, не питала она особой приязни и к прочим членам своей команды. Пожалуй, Влад был удобным громоотводом. На него сыпались молнии раздражения затяжных перелетов, о нем сплетничали, когда нечего было делать, его в последнее время даже немного шпыняли. А он улыбался в усы. И всё.  Отличный буфер. Кроме того он был довольно симпатичный, крепкий, не особенно мускулистый, но жылистый, с хорошей фигурой, без брюшка, несмотря на своё пристрастие к пиву. И лицо у него было всегда спокойное, открытое, с честным прямым взглядом.
    - Неловко, - наконец сказала Ирэн, - он не допускает очевидных нарушений, и вообще нормальный мужик.
    - Отлично! – окрысилась Лола. – Только в нашем штатном расписании нет такой должности «Нормальный мужик».
    Это был первый укол, который Лола нанесла в запале и не сразу поняла, что царапнула своего капитана по больному месту.
    Ирэн Миллер не имела опыта межзвездных перелётов. Ей хотелось летать и носить белую фуражку, которая, не лишним будет повторить, чертовски шла к её роскошно черной гриве прекрасно уложенных волос. А вот нужных навыков «капитанства» ей катастрофически недоставало, и оттого помимо Лолы, на «Солоде», несли вахты еще три замечательные представительницы прекрасного пола, являющиеся её помощницами: испанки Орланда и Глория, удивительно похожие друг на друга внешне и столь же одинаково профессионально подкованные в делах управления транспортником категории Е2 и выше, а также техник Анита Хольстен. На их отнюдь не хрупкие плечи и ложилась, как это называла Ирэн, «техническая часть». Правда, капитан Миллер неплохо разбиралась в коммерции и потому простоев у «Солода» не случалось, но её  личное присутствие на корабле, мягко говоря, не являлось необходимым.
    Она подозревала и не без основания, что положи она пресловутую фуражку на капитанское кресло и запрись у себя в каюте на всё время перелёта… В общем, вряд ли бы её стали искать, и тем более поднимать с постели в неурочный час по тревоге.
    Наблюдая своего капитана в замешательстве, Лолита не разобравшись в причине пошла в наступление:
    - Когда ты, Ира, выкупила этот буксир, вся старая команда сразу сделала ноги. Кроме него. Он отлично понимает, что ничего не умеет и больше нигде не нужен, вот и ходит, тихо, как мышка, лыбится, ни хрена не делает и, заметь, получает за это регулярные деньги. Но даже так он ухитряется создавать дискомфорт. Не забудь, что у нас общая душевая, и не только она. И если уж речь зашла о кухне, он пьет пиво. Этот запах трудно переносить, я уже не говорю о том, что он курит. Беда в том, что это не запрещено, но это ужасно. Кроме того, он уже не молод, и ты должна понимать, что еще немного, и уволить его будет невозможно, я читала какое-то там постановление о стаже. Космос молодеет с каждым годом, а он уже, ну, ты понимаешь.
    Бац! Второй укол также не прошел мимо цели.
    «Может она нарочно?» - подумала тогда Ирэн и мысленно посчитала: сколько раз она сама уже справляла свое тридцатипятилетие. «Космос молодеет», «раздутое штатное расписание», спасибо, подружка. Да, еще Лола уговорила её взять практикантку, эту самую Машеньку Мельникову, перспективную «кладовщицу», как раз то, что надо, чтобы следить за разгрузкой и погрузкой и получать «регулярные деньги».
    - В общем, решай, - подытожила Лолита, - или Он или…
    - Замолчи, - тихо, но очень четко произнесла Ирэн. – Ты только что говорила о субординации, а теперь хочешь поставить мне условие? Не стоит этого делать, я не девочка, о чем ты, спасибо, изволила мне напомнить. Я приму решение в своё время и на благо всем. Что-то ещё?
    Лола покраснела, не то от ярости, не то от того, что оценила уровень лишне-ляпнутого. И ушла.
    Это было вчера.
    А сегодня Машенька заблудилась.
     
    ***
    - В каком смысле «заблудилась»? – не поняла Ирен. – И почему докладываешь ты, а не Лола?
    Худенькая рыжая Анита Хольстен выдула радужный музыкальный пузырь из своей любимой грейпфрутовой жвачки, аккуратно лопнула его в миноре и только тогда ответила:
    - Лола пошла её выручать. Сказала, что если не вернется через час, доложить теб… вам.
    - Бардак на корабле! – взорвалась Ирен.
    - Эт'точно, - согласилась юная, но до черной зависти гениальная «специалистка по железу», как называла эту профессию капитан Миллер. – Но Лола, всё-таки, отвечает за безопасность.
    - И что?
    - Это решение, вообще то, ну, почти, в её компетенции, тем более…
    - Я вся внимание.
    Анита брызнула лукавым взглядом по сторонам, затем едва ухмыльнувшись, потупилась. Техники. Они порой чуть-чуть злорадствуют, когда белой кости – пилотам или менеджерам удается жестко облажаться; учитывая разницу в зарплате это можно понять, а в случае Аниты даже простить, поскольку она уложила свои эмоции ровно в четыре секунды. Затем девочка вернулась к реальности и уже совершенно серьезно пояснила:
    - Лола, извините, Лолита Гиннес отправила стажерку Марию Мельникову на профилактическую инспекцию грузовога отсека…
    Капитан Ирэн Миллер ощутила, как ее прекрасные зубы начали мелко стучать в то время, как некоторые участки тела похолодели, в то время, как другие напротив покрылись горячей испариной, как это ни парадоксально.
    - … для закрепления практики! – Закончила Анита, и принялась было снова выдувать мелодичный пузырь, но встретившись взглядом с капитаном немедленно сплюнула жвачку в кулак.
    - Но, ведь отсек заархивирован, - хрипло проблеяла Ирэн.  – Туда не войти.
    - О, нет… - юное дарование вдруг вспомнила старое слово, которое показалось ей уместным: – …мэм. В отсек, даже при его пространственном сжатии легко попасть через специальный шлюз. Это сделано на случай таможенных инспекций, или еще каких надобностей. Не разворачивать же весь грузовой отсек при каждом случае досмотра, на это никаких денег не хватит. Я хотела сказать, никаких мощностей. Мэм. Увы, я больше ничем помочь не сумею, моё дело тягач, а прицеп, да еще в архивном виде - слишком специфично, надо бы почитать инструкции, но на это уйдет куча времени.
    Больше всего на свете Ирен хотела сейчас задать совершенно беспомощный, но сакраментальный вопрос: «И что же мне делать?», однако она удержалась от этого и глубоко вздохнула. Впрочем, умница Анита прекрасно всё поняла и, склонившись к капитанскому креслу, негромко произнесла:
    - Влад.
     
    ***
     
    Он сделал это впервые! Впервые в присутствии капитана, тем более женщины. Выслушал и выругался не особенно грубо, но от души. И не извинился.
    - Спасибо, Влад, это было коротко, но весьма доходчиво, - кивнула Ирэн и покосилась на Аниту, которая сидела в уголке, если можно так назвать самое спокойное местечко рубки, которая в принципе острых углов не имела. – Анита, где наши испанские близняшки?
    - Они посовещались.
    - И?
    - Они сошлись во мнениях, что ничем не могут помочь. Это логично, мэм. Без длинного пульта под руками и десятка говорящих экранов наши креолки также беспомощны, как я на кухне.
    Все присутствующие вспомнили неподражаемые блинчики Аниты, настолько подгоревшие снизу, что  вялая кашица из теста и варенья сверху почти не вызывала отвращения.
    - Отменно, - заметила Ирэн. – Машеньки нет уже пять часов, Лолиты полтора. Влад, что ты можешь сказать по текущему вопросу?
    - В принципе, я высказался достаточно ясно. Это х…
    - Не надо!!!
    - …хорошо еще, что вы за ними обе не полезли. Кто догадался позвать меня? А, спасибо, вижу. Молодец, егоза, за мной сэндвич с бужениной.
    Вот так и всплывают маленькие секреты местных вегетарианок, - мельком подумалось Ирэн, которой тоже вдруг захотелось есть.
    - Ладно, ладно! – она строго воздела руку и тут же опустила её на стол. – Ладно. Совершенно ни к чему паниковать. Лолита опытный оперативник, у неё стаж, она вообще сообразительная, времени еще много. Что?
    - Ничего, - пожал плечами Влад, и нагло улыбнулся. Нагло. Он это умел.
    - Лола найдет свою протеже Машеньку, и скоро они будут здесь. Что опять?!
    - Не найдет.
    Анита в своем уголке тихо пискнула и явно напряглась.
    «Ну, по крайней мере, ей не всё равно», - мельком подумала Ирэн, и запомнила это.
    - Грузовой осек заархивирован, - сухо продолжил Влад, - Это значит, что общепринятая пространственно-позиционная система координат там не действует. Анита? Ты должна помнить, какую бляшку наш сухогруз отрывает от орбиты в свернутом виде?
    - О, Влад! Это смотря где грузимся, и где разгружаемся, но в среднем… - она зашевелила губами и принялась по-детски загибать пальцы, пока не заявила с улыбкой: - До хрена, короче!
       - Ну, как-то так, - согласился Влад, и вытащил из кармана маленькую курительную трубочку-носогрейку, - В тоннах это исчисляется миллионами. Прицеп грузят на орбите, спокойно и не торопясь в течении недели, а то и месяца. Но, поскольку, сорвать с орбиты такой груз, мягко говоря, трудновато, багаж архивируют. Сворачивают пространственно. Тоже удовольствие не из дешевых, но в пересчете, говорят, значительно выгодней.
    - Это всё я знаю! – нетерпеливо вспыхнула Ирэн. – Вместо громадного набитого ангара мы волочим за собой таблетку в оболочке какого-то там сдерживающего поля.
    Влад поморщился, но перебивать не стал, тем более, что потом капитан задала хороший вопрос.
    - В эту таблетку ухнули две мои девочки. Что мешает им выйти?
     
    ***
     
    Чтобы не мучить капитана головоломными объяснениями, Влад вытащил из кармана свой клетчатый носовой платок и положил его на стол, расправив ладонями.
    - Анита, сделай доброе дело, сгоняй на кухню, принести вилку, - попросил он и указал на платок: - Вот, это грузовой ангар. Теперь поставим на него контейнерные отсеки. Ну, вот эта карандашница подойдет, стаканчик, часы. Что еще есть тяжелого? О, юбилейные монетки… Можно, капитан? Вот так. Каждый отсек имеет четыре воротины для загрузки, и у каждой воротины есть маленькая дверь.
    Влад уставил весь платок вещицами со стола Ирэн и удовлетворенно кивнул:
    - Погрузка завершена. Так, вот и вилка. Спасибо. Да. Смотрите, начинаем архивацию.
    Воткнув в центр платка вилку, Влад принялся медленно поворачивать её по часовой стрелке, наматывая платок. «Груз» сдвинулся с места, перемешался, но стал занимать гораздо меньше места, а сам платок приобрел  вид«галактического» завихрения.
    - Разумеется, - пояснил он, - при архивации отсеки здорово перемешиваются, рассосредотачиваясь в подпространственных слоях, и в основном довольно таки нередсказуемо. Тут допустим некоторый прогнозируемый хаос. Вот этот карандаш, будет шлюзом, который пропускает человека в сжатый архив. Пространство, как и мой платок идет складками, а кроме того, еще и непрерывно вращается.
    Он снова плавно закрутил вилку и платок, смотанный в тугую спираль принялся вращаться на столе вместе с грузами.
    - Кажется я поняла, - кивнула Ирэн и ткнула пальцем. – Значит войдя, например в пепельницу, когда та была напротив шлюза, Машенька, направившись обратно, уже не смогла попасть в шлюз, поскольку она его проехала.
    - Совершенно верно!
    - Но ведь дверь-то осталась на месте! Она вышла из той же двери, куда и вошла! и куда она попала?
    - В соседний отсек. Вернее в отсек параллельного блинчика.
    - Какого еще блинчика?
    - Забыл сказать, - махнул рукой Влад, усаживаясь в кресло напротив капитана и раскуривая таки трубочку. -  Мы тащим за собой не один ангар, а четыре. Два вращаются по часовой стрелке, два других против, причем, они чередуются. Этакий бутерброд. Тут играет некую роль центробежная сила, но я не совсем уверен. Это дело техников-архиваторов, я в теории пространственного сжатия не силен.
    - А я знаю! - вдруг подскочила Анита, - Чтобы разархивировать груз, скорость вращения увеличивают.
    Девчонка отобрала у Влада вилку и резко её крутанула, отчего все безделушки раскатились по столу.
    - Ну, у специалистов, конечно, получается аккуратнее, - заметила она, собирая с пола монетки и дорогие деревянные карандаши.
    Совершенно проигнорировав последнее хулиганство, Ирэн Миллер неотрывно глядела на скомканный платок.
    - Значит, когда Лола отправилась за Машенькой, она вошла совершенно в другой отсек? тот, который в этот момент был ближе к шлюзу?
    Выпустив неаккуратное колечко дыма, Влад кивнул:
    - И, вероятно, даже не в тот блинчик. Кроме того, я считаю, что именно у Лолы нет шансов выбраться.
    - Вот как? Отчего?
    - Она слишком умна. Она попытается применить логику, постарается найти алгоритм, разгадать последовательность. Но, в хаосе архива нет последовательности, вернее, есть, конечно, но чтобы его обработать, надо знать хотя бы основу. А моей схемы носового платка она не знает, хотя я и пытался рассказать. Она сойдет с ума, а вернее того, погибнет от жажды. Готов поставить своё месячное жалованье за четвертак, что она не взяла с собой воды более литра, и уж тем более, не позаботилась о пище.
    Анита встрепенулась:
    - А Машенька?
    Влад кивнул:
    - У Марии есть шанс, поскольку она будет блуждать хаотично, и рано или поздно может наткнуться на шлюз. Но, сами понимаете, шансы не велики. Прошло пять часов, она уже очень устала, напугана, возможно, она просто сидит и ждет, когда её спасут.
     
    ***
     
    Капитан Ирэн Миллер в белоснежной фуражке, окутанная клубами едкого дыма из трубки своего же подчиненного – думала. Что-что, а думать она умела.
    - Как таможенники бродят по архиву? – спросила она.
    - У них всегда есть с собой навигаторы, вычисляющие кратчайший маршрут до нужной точки, или до выхода.
    - У нас есть такой навигатор?
    - О! – воскликнул Влад. – У капитана «Солода» всегда был отличный навигатор, очень простой в управлении и удобный.
    - Так что же ты молчал! Неси его, скорее!
    - Простите, мэм, - Влад потупился, - полагаю, он по-прежнему у капитана. Я имею в виду бывшего капитана. Такими полезными вещами не разбрасываются.
    - А почему его нет у нас?!
    - Помните, когда я прислал вам список оборудования, которое следовало бы приобрести по профилю моей работы, вы заметили, что такие затраты несколько расшатают наш хрупкий бюджет, и велели вычеркнуть всё, без чего можно на первых порах обойтись. Без навигатора можно обойтись, мэм, если лишний раз не соваться сдуру в грузовой архив, вот я и…
    - Спасибо, я поняла.
    Ирэн помнила эту историю, тогда лишних денег, действительно, не нашлось, и всё же она выругала себя и разозлилась.
    - Мы можем разархивировать груз здесь и сейчас? – спросила она.
    - Да! – простодушно ответила Анита, лёжа прямо на полу на животе и болтая ногами в воздухе, она уже собрала все карандаши, но вставать не спешила.
    - Нет, - сухо отозвался Влад, и усы его дернулись вниз, словно выражая крайнее огорчение. – Технически возможно, но для этого надо тормозить, а кроме того, с развернутым грузом мы не сможем причалить ни к одной из известных орбит. Нас даже не станут разгружать, настолько это экономически нецелесообразно. Не говоря уже о том, что мы тащим весьма ценный, и даже жизненно необходимый груз для новой колонии. Ребята без нас, извините, могут кони двинуть, хорошо если и не в полном составе.  
    - Свернуть контейнеры обратно у нас не хватит мощности?
    - Это как стрекозе поднять кирпич, - ответил Влад.
    - Ладно! – Ирэн уверенно погасила сумятицу вспыхнувшей в мозгу паники. Больше всего на свете, ей хотелось сейчас закрыть голову мягкой подушкой и пусть оно как-нибудь само разрешиться. Увы, случай выдался не тот.
    Кто тут капитан?
    И робкая рука потянулась вверх, пронзая пелену страха, корку неуверенности и жутко-бетонный слой сомнений.
    - Две жизни за помощь колонии? – спросила она.
    Анита снова едва слышно взвизгнула и закрыла рот руками. Такого по её мнению не могло быть в принципе, вообще и всяко иначе. Эта древняя, красивая, но не вполне уже понятная способность комолетчиков минувших дней жертвовать собой во имя… Или во благо, или для, чего то еще, что не имело отношения ни к платежным ведомостям, ни к пенсионному фонду -изжила себя.
    Космос – это деньги, кнопки, закрылки и реакторы, за которыми тысячи жизней опыта и миллиарды часов работы. Достаточно подвигов, настал закономерный век пользователей. И если уж взрослая богатая тетка может купить себе тягач и слегка взбороздить просторы вселенной, то космос - это просто; это не страшнее кухонной микроволновки, если, конечно, не сушить в ней влажных хомячков.
    - Предлагаю закругляться, - зевнув, отозвался Влад. – Время поджимает, наши девочки потихоньку изнывают от ранее неведомых им признаков дискомфорта. Пойду, попробую их достать.
     
     ***
     
    - Какие у тебя шансы?
    - Войти и выйти самому, - усмехнулся в усы кладовщик, - больше девяноста из ста. Отыскать одну из девок… извините, и вернуться вместе с ней, ну фифти – фифти. Отыскать обеих дурочек… простите, и приволочь их сюда целыми и невредимыми – практически нереально. Как говорили наши друзья по блоку: «один шанс на миллион». Однако, он есть и я намерен его испытать.
    - Хорошо, - кивнула Ирэн. – Нужно взять воду и сухой паёк для девочек. И собрать аптечку! Бинты, успокоительное, жидкая кожа, у-антибиотик, обезболивающее. Будем надеяться на лучшее.
    - Так точно, капитан! - Отрапортовала Анита, вываливая на стол всё перечисленное, - ещё я взяла пластырь и, извини Влад, средства личной гигиены. Проблемы с водой.
    - Какие могут быть проблемы с водой?! – ужаснулась Ирэн.
    - Её не в чем нести. Я всё обыскала, у нас нет на борту ни канистр, ни бутылок, ни фляжек, ни даже большой кастрюли. Воды, хоть залейся, она исправно течет из всех кранов, но нести её не в чем. Можно, конечно использовать полиэтилен в который было завернуто постельное бельё, но он слишком тонкий и не надежный. Может у кого-нибудь найдутся презервативы?
    Капитан Миллер на секунду застыла, но вовремя сообразила, что речь по-прежнему идет о таре для воды.
    - Увы, нет, - пожал плечами Влад. – Но о воде можешь не беспокоиться. Возьму с собой пиво. Я покупаю натуральное земное в жестяных банках – его легко нести, оно калорийное.
    - И иорогое, - со знанием дела присвистнула Анита.
    - Я на здоровье не экономлю, - буркнул Влад. – Хорошо еще, что я захватил в этот рейс свой рюкзак.
    «Ну, да, рюкзак…» - подумала Ирэн, - «Девочки сплетничали, что он еще и турист. Ходит-бродит бесцельно в свободное время по старушке Земле, любуется видами, ну-ну».
    Капитан Ирэн Миллер поднялась из-за стола.
    - Сколько у тебя этого пива?
    - Было два ящика. Мы в полете уже неделю, значит осталось полтора.
    - Крепкое?
    - Градусов пять. Светлое, фильтрованное, пастеризованное. К чему разговор?
    Ирэн недобро улыбнулась:
    - Давненько не пила я светлого пива. Бери больше, Влад, я иду с тобой.
    После недолгого ступора, в который усатого кладовщика и талантливую Аниту вогнало последнее заявление капитана, был диспут. Ожесточенный, яркий, но непродуктивный спор. Влад уверял, что он справится один, и вообще ляжет костьми, Анита вдруг заявила, что боится оставаться одна, поскольку «креолки» на неё как-то не так смотрят и вообще. Однако, Ирэн довольно быстро призвала экипаж к порядку.
    Она подошла к Аните и вдруг, ухватив её поперек талии легко вскинула себе на плечо. Та только и успела, что ойкнуть от неожиданности.
    - Это первое, - заявила Ирэн опешившему Владу. – Я не рохля, и не неженка. Мы должны достать из этого проклятого архива обеих девочек. Предполагаю, что одну из них придется тащить. На тебе маршрут, и ты не должен отвлекаться и уставать.
    Влад как-то очень необычно сверкнул глазами и удивил коротким поклоном:
    - Да, капитан. Э-э-э, капитан? Она что-то хочет сказать…
    На плече у Ирэн всхлипнула талантливая техничка:
    - Тетя Ирэн, опустите меня, пожалуйста, на пол. Я высоты боюсь! Очень-очень!
    - О! – изумилась та, бережно отпуская добычу. – Как же ты летаешь тогда?
    - В космосе высоты нет, и падать тут некуда - сквозь слёзы улыбнулась Анита и вздохнула: - потому и летаю.
    Ирэн сняла свою фуражку и бросила её на стол.
    - Так, Анита, утри сопли, ты остаешься за главную.  Я объявляю ЧП. Всё официально. В свете последних наблюдений, креолкам я не доверяю. Если что, надевай мою фуражку и… У тебя есть разводной ключ? Вот, пускай его в дело, но без фанатизма. Теперь иди и помоги Владу экипироваться. Я внесу последние распоряжения в журнал. Встречаемся через пятнадцать минут у шлюза. Всем всё ясно?
    - Да, капитан!
     
    ***
     
    Лолита с упорством, достойным преданного солдата гибнущей армии сворачивала направо. Это было её правилом, в которое шеф службы безопасности «Солода» верила свято. Она не любила азартные игры и не верила в судьбу, поэтому при всякой необходимости произвольно выбирать направление, блюдо, или кавалера на вечер, она выбирала или правое, или верхнее. Некоторые особо циничные люди пользовались этим для своей выгоды, но принцип Лолы оставался неизменен. Она уверенно шла по отсекам, загнав страх на самое дно своей упрямой мужественной души и с каждым шагом оставалась на месте, ничем не улучшая своего положения. О потерянной Машеньке она, увы, почти забыла. Эта забота осталась там же на дне подсознания, куда был загнан страх и досада.
    Поэтому пройдя мимо забившегося между контейнерами тела спящей девочки, Лола его не заметила. Она просто свернула направо.
     
    ***
     
    - О, чёрт!
    - Вот именно, капитан! – мягко заметил Влад. – А вы, действительно, в отличной форме. Обычно при первом проходе через шлюз архивации, люди падают. В момент смещения, организм на несколько секунд совершенно выходит из-под контроля. Я-то уже привык, а вы ну просто молодец.
    - Спасибо, - просипела Ирэн, которую мучило навязчивое ощущение, будто часть головы и левую руку она оставила где-то в другой комнате. – Кажется у меня фантомные боли, при наличии всех конечностей. Ох!
    - Бывает, - согласился Влад. – А тут свежо. Мы во втором блинчике. Ближе к середине.
    - Как вы это… - Ирэн откашлялась и стало лучше, - Как ты это определил?
    Влад, из-за рюкзака похожий на поддельного квазимодо, убежавшего с детского утренника, присел на корточки и потыкал пальцем в пол:
    - Грузчики, бывает, царапают пол. Редко, но регулярно. Контейнер грузят всегда от бортов к центру, значит, чем больше потертостей, тем ближе отсек к краю погрузки. Аналогичны остальные выводы.
    - Самый гладкий пол в центре вихря, - догадалась Ирэн. – Около вилки, которой закручивают носовой платок, а свежо, надо думать оттого, что именно такая температура здесь обычно.
    - В принципе, да, - ответил усач и вдруг, закричал: - Маша! Ау-у-у-у! Ма-а-аша! Ма-а-ше-е-нь-кааа!
    Грустно усмехнувшись, капитан Миллер вспомнила, как в последнюю минуту у самого шлюза их догнала Анита и попыталась вручить здоровенный прибор, собранный из пары смотанных изолентой древних лэптопов, антенны, выгнутой из проволоки от вешалки для блузок и еще каких-то малоузнаваемых и столь же трудноподъемных модулей. Прибор должен был указывать наличие живых существ в радиусе своего действия. Учитывая, что у Аниты было всего около десяти минут на его создание:
    - «Чертовски умная девка!» - подумала Ирэн, и пригорюнилась. Тяжелый прибор они оставили еще в шлюзе, поскольку оба понимали, что эта штука при всей своей полезности и отсутствии удобных ручек уже через час отмотает им все руки.
    - Знаешь, - вдруг сказала она Владу, топая за ним между контейнеров в приглушенном свете отсека, - А я и не думала, что Анита такая. Ну, она ведь интересная, бойкая такая. Да?
    - Что? – переспросил Влад, разглядывая что-то на потолке. – Анька? Да, она человек.
    - Человек, - повторила Ирэн.
    - Это нормально, что ты её раньше не видела, - вдруг продолжил Влад. – У тебя на первом плане маячила Лола. А она такая яркая, что глушит всех остальных одним только своим присутствием. Ой! Извините. Ничего, что я вот так «на ты», капитан?
    - Ирэн, - она протянула руку.
    - Влад, - улыбнулся он, на сей раз не нагло, а как-то умиротворяюще. Он, оказывается, и это умел. И ладонь его оказалась сухой и чуть прохладной на ощупь. – Ну, что? Пора смещаться, этот отсек пуст.
    Они шли и болтали, им нашлось о чем поговорить, и это показалось Ирэн удивительным.
     
    ***
     
    Из под большого серого контейнера вышел крупный одинокий крыс. Он тщетно пытался отыскать хоть какие-то намеки на еду или развлечение, но тупость, угрюмая однородность и электронная защита контейнеров, не давала повода для оптимизма.
    Наконец, унюхав нечто живое, крыс сорвался в импровизированный галоп и помчался к добыче. О! Если бы он был человеком, то непременно брезгливо бы сплюнул. Добычей оказалась совершенно живая девушка, из кармана которой, правда, приятно пахло сухариками. Подойдя ближе, крыс был внезапно схвачен и подвергнут тому, на что меньше всего рассчитывал. Он даже не пищал в процессе, очевидно, от изумления.
     
    ***
     
    - Ирэн?
    - Да, да, Влад, я записала. Скорее всего первый блинчи…-ик! ближе к центру, номер восемьдесят три. Машеньку мы звали, Лолу звали, сейчас я посчитаю, мы обошли тридцать восемь отсеков. Ха-ха! Каждый из которых находится черте где, и хрен знает как добраться из него до шлюза.
    - Пора передохнуть, капитан.
    - Согласна! – она буквально рухнула на пол, прижавшись спиной к ближайшему контейнеру. – Пиво осталось?
    - На сегодня нет. Следующую банку мы откроем через два часа. Это будет уже завтра.
    - Ну, пожа-а-алуйста… - заныла она, и вдруг замокла на полувздохе, подобралась и рявкнула: - Стоп! Отставить!
    Помолчав положенные пять минут, Влад поинтересовался:
    - Это было мне?
    - Отвянь, зануда, - получил он в ответ. – Это я себе. Белая фуражка, она обязывает, да. А не только подчеркивает. Хотя, конечно.
    Вскоре выяснилось, что капитан Ирэн Миллер слегка храпит.
    Подъем, назначенный Владом на без четверти семь был отложен до семи с четвертью в связи с тем, что тяжелое утреннее состояние капитана, впервые после долгого воздержания опившейся пивом, несколько затянуло процесс побудки.
    - С пельменями было проще! – заявила Ирэн, выхлебав резервно-похмельные полбанки, и немного придя в себя.
    - Пельмени? – удивился Влад.
    - Ну, я уже сто раз рассказывала же!
    - Только не мне. Когда я вхожу в кают-компанию, вы все сразу замолкаете и начинает с таким воодушевлением холить свои ногти, что становится удивительным само их наличие, ибо азарт, с которым вы работаете пилочками…
    - Оставь, - отмахнулась Ирэн. – Ну, что за ерунда, ты же так не думаешь в самом деле. Кончно, девочки думают, что терпеть тебя не могут, поскольку твоё присутствие не дает им побегать в одних трусиках между кают, требует стучаться, при входе в душевую, обязывает к макияжу. А? Сообразил.
    - Не беспокойся, конечно, сообразил и давно. Если бы меня не было, меня надо бы было придумать. Роль незавидная, зато почти главная. «Тартюфы не умрут»! Однако, вернемся к пельменям.
    Ирэн рассмеялась, что явно говорило об улучшении её самочувствия.
    - Я с восемнадцати лет занималась пельменями. О, Влад, я подобрала под себя, рационализировала, разрекламировала и даже неплохо продвинула крохотную компанию папы, который, царствие ему небесное, всю свою жизнь лепил пельмени и продавал их оптом и в розницу.
    - Полуфабрикаты «Милая Мила», - догадался Влад, рассмеялся и его усы смешно задрожали. -  «Милая Мила» от Ирэн Миллер.
    - Ничего смешного, ткнула его кулачком в бок Ирэн, сама едва сдерживаясь от смеха. – Пельмени, блинчики, фрикадельки, голубцы, пицца и даже овощное рагу.
    - О, да, рагу, бы нам сейчас не помешало!
    - Хватит! Это был почти честный бизнес…
    - Почти?!
    - Мы все готовили из почти натуральных продуктов! Да, вот!
    - Опять почти?
    - А! Какой ты злой. Ничего больше не скажу. Дай-ка пива, в горле пересохло. Вот, а потом мне все это надоело. Фу-пельмени. Ты знаешь, я за все годы так их ни разу и не попробовала. В общем, я слила ненужное, обеспечила семью процентами и… Хо-хо! Я здесь. Глупо ведь иметь деньги и ходить по земле.
    Она скептически поморщилась и сникла прежде, чем Влад успел ответить. Зато он слегка обнял её за плечи и так они шли до следующей двери с зеленым огоньком.
    Огласив новый отсек положенными криками призыва, Влад огляделся и произнес:
    - О, старый добрый таможенный арест. Смотри, эти контейнеры тут уже давно, по предписанию властей, мы не имеем права их выгружать, до окончания следствия.
    - Помню, помню, - кивнула Ирэн. – Наследство старых владельцев. Восемнадцать тонн лишнего хлама. Хоть бы узнать, что там такое, из-за чего переполох.
    - Извини, я тебя на секундочку оставлю.
    -Э! Чего это?
    - Пиво неумолимо ищет выхода. Ну, мне необходимо немного…
    - А, пожурчать. Тогда не торопись, я, пожалуй, тоже. А казалось бы цивилизованные люди, и на тебе, прямо на пол, фу! Ну, девочки направо.
    - Угу.
    Однако, «пожурчать» им не удалось. Отыскав укромный уголок, Влад обнаружил там внезапный сюрприз. Машенька нашлась.
     
    ***
     
    - А мы, между прочим, орали! – кипятилась Ирэн, тормоша найденыша. – Ты чего, дурында, не отзывалась.
    - Я решила, это, это мираж. Слуховая галлюцинация-а-а-а, - ревела Машенька, уткнувшись капитану в шею и громогласно хлюпая носом.
    Её уже напоили пивом, накормили сушеной лапшой и шоколадом, и даже кое как поставили на ноги.
    - Давно скучаешь? – осведомился немного смущенный Влад, который, распознав в темном пятне девочку, едва успел остановить естественный процесс и застегнуть ширинку.
    - Я не знаю совсем, может уже дней десять… - поделилась Машенька. – Мы с Чижиком сначала бродили, а потом он удрал, и я пошла его искать, а потом он вернулся, и мы еще немного походили. Открываются только двери с зелеными лампочками. А однажды я подождала, и красная лампочка стала зеленой, я обрадовалась чего-то, вошла, а там снова эти ящики, а Чижик уснул, тогда я тут села и тоже уснула.
    Влад и Ирэн тревожно переглянулись. Ну, в таком состоянии и сутки за десять дней покажутся, тут понятно, но вот «чижик» несколько напрягал. Влад поднял блови, капитан кивнула, и усатый кладовщик медленно начал:
    - Машенька, ты только не волнуйся. Хочешь еще попить? Нет, хорошо. А этот, ну, Чижик-пыжык, ты его хорошо разглядела.
    - Ну, да.
    - Он что-нибудь тебе говорил? спрашивал о чем-нибудь?
    Машенька уставилась на Влада с большим подозрением, после чего, сунула руку в карман и вытащила на свет поджарого серого крыса, который поспешно лапами заталкивал в пасть кусок сухаря, подозрительно поглядывая на собравшихся. Он еще помнил, как был схвачен и едва не затискан до смерти, и потому особых радостей от новых знакомств не ожидал.
    - Чижик, - утвердительно сказала Ирэн и прикусила нижнюю губу. – Влад, дай ему пива. Сухари всухомятку не так уж хороши. А теперь объясни мне, откуда на моём, подчеркиваю, на моём корабле крысы?
    - Пф! – возмутился Влад. – Это же склад! На складе всегда есть крысы, иначе это был бы уже не склад, а черте что!
    - И чем они тут питаются? Контейнеры то наглухо закрыты. А, главное, что они тут пьют?
    - Допроси Чижика сама, - вяло отмахнулся Влад. – Полагаю лижут конденсат, а учитывая, что мы в арестованном блоке, эти твари, наверняка тут уже обжились, и никакой контейнер хвостатых бестий не остановит. Пошли?
    - Ладно, пошли, но к этому вопросу мы ещё вернемся.
    - Если выберемся.
     
    ***
     
    И всё же, Машенька вскоре начала слабеть и падать. Сперва её поддерживала Ирэн, затем они вдвоем волочили её, уже едва переставляющую ноги. Сказывалось и длительное обезвоживание, и шок, и общее состояние души, сбрызнутое крепким пивом.
    Влад настоял на увеличении скорости. Ирэн догадывалась, что он идет к выходу, к шлюзу, оставляя заблудившуюся Лолу здесь в архиве. И она не спорила. Вдвоём они едва тянули одну девушку, минувшая бравада с лихим закидыванием тела на плечико – развеялась как дым. Кроме того, Ирэн начало слегка колотить, поскольку она совершенно перестала ориентироваться в пространстве, не делала записей и отметок. Время от времени Влад говорил что-то вроде: «Ага, мы почти у края, видишь, как расставлены контейнеры? Каждый последующий смещен относительно предыдущего на десять сантиметров. Этот отсек грузил Ларри Гус, он так всегда расставляет контейнеры, чтобы было легче считать», или: «Смотри! На ящиках черные царапины, это от того, что Мартин Хейникен совсем недавно пересел на новый погрузчик и, подавая назад, иногда не вписывается в повороты, значит мы…». Эти комментарии Влада несколько успокаивали. Однако, Машенька становилась всё тяжелее.
    На исходе третьих суток блуждания, Влад объявил «капитальный привал».
    - Всё, - сказал он. – Если мои расчеты верны, через полчаса мы войдем в ту дверь, когда она загорится зеленым, быстро проскочим пустой отсек и через левую дверь попадём в шлюз.
    - Расчеты? – вяло удивилась Ирэн, не очень нежно опуская тело Машеньки на пол, - Хочешь сказать, ты сумел рассчитать наше местоположение в этом вращающемся супе из железных коробок. Ха!
    - Ха! – согласился Влад. – У меня хорошая память, часы, твои записи и полное отсутствие пространственного кретинизма, весьма присущего… хм. Ну, ладно. Хочешь пари? Если через две двери, я не выведу тебя к шлюзу, то сбрею усы.
    Они сели, и голова ирэн сама собой удобно легла на плечо кладовщика.
    - Хорошо. А если…
    - А потом я возьму еще воды в мешках из полиэтилена от постельного белья и пойду искать Лолу. Один! И если притащу её живой, ты выйдешь за меня замуж.
    - Ого! – рассмеялась Ирэн. – Крупные ставки. Давай сюда руку, я согласна. И пиво тоже давай. Сколько осталось?
    - Две банки.
    - Тогда не надо, - капитан немного поразмыслила, и спросила: - Ты это серьезно?
    - Да, у меня есть еще шансы её найти. Возможно она взяла с собой хоть немного воды, и вообще, она крепкая девка.
    - Нет, - поморщилась Ирэн, - Я про замужество. С чего это вдруг? Внезапный порыв?
    Влад молчал. Казалось он задремал, поглядывая на красный огонек над дверью, и потому начал довольно неожиданно:
    - А как ты думаешь, почему я остался? Ведь уволилась вся старая команды. И у меня было много предложений, ты не знала? Было. Но тебе здорово идет капитанская фуражка, и я решил, черт с ним с бизнесом, когда еще судьба мне пошлёт такую женщину.
    - Какую? – вскинулась Ирэн.
    - Которой хочется летать, которая не боится изменить свою жизнь и начать всё с начала, бродягу, которой осточертели пельмени и сытое спокойствие. Космос для молодых, - это кнопки, деньги и перспективы – он начисто лишен романтики, если угодно. Наш космос другой, ты ищешь его, я тоже. Я не слишком пафосен?
    - Ну разве что самую малость. Так ты остался, чтобы…
    - Просто чтобы быть рядом.
    - И что теперь, мистер обаяние?
    - Ну, - ничуть не смутился Влад. – Я выведу вас из архива, найду Лолу, женюсь на тебе и получу во владение пятьдесят процентов уставного капитала твоей компании «Солод». Потом мы будем брать только самые опасные грузы, обязательно займемся контрабандой, снюхаемся с пиратами, рванём к дальним колониям, расширим дело. Ты научишь меня считать деньги. Я научу тебя стрелять и ходить по земле.
    Ирэн, едва переведя дух от созерцания нарисованной перспективы, снова расхохоталась, но уже как-то совсем иначе.
    - Ты серьезно?
    - У меня один шанс на миллион, ты же помнишь.
    - Ты фактически делаешь мне предложение!
    - И ты от него не откажешься, мой капитан, поскольку ты умная женщина, а молодые вдруг решили, что космос теперь принадлежит им. Наглецы! Если и так, он будет принадлежать нашим детям. Не детям вообще, а конкретно нашим, капитан Ирэн Миллер.
    Над дверью загорелась зеленая лампочка.
    - Но тебе еще надо вытащить Лолу, - жестоко заявила Ирэн. – Иначе условия пари…
    - Надеюсь, мне повезёт, – скромно ответил Влад и взвалил Машеньку на плечо. – Пошли.
     
    ***
     
    Отсек был девственно пуст, и пространство навалилось на Лолу, как удар колокольного набата. Она даже закрыла уши ладонями, так гулко эхом отдавались её шаги и знакомые голоса. Голоса? Нет, маловероятно. И тени, бегущие к ней из полумрака, знакомые лица.
    - Лола! Вот она, ага!
    - Лолка, зараза ты упрямая!!! А-а-а, как же ты, а?! Живая? Живая! Влад, она живая!
    Да, похоже, это действительно люди. И докучливый Влад, тут как тут, и вредная Ирэн, и слава Богу, Машенька, которую этот самец несет на плече. А что не так? Где они все, куда идти? Она же начальник службы безопасности, сейчас она отдаст команду, она знает, как надо поступить.
    - Так, - едва слышно одними губами прошептала Лолита, - Мы идем направо. В правую дверь. Направо.
    - Нет, милая, - это снова Влад. – На сей раз мы пойдем налево. Там выход, а тебе, родная давно пора в душ и чего-нибудь попить. Пошли, пошли, потом всё объясню.
    Лола решила, что его нужно ударить, двинуть ему в эту усатую спокойную, насмешливую морду. И она даже подняла руку, нет не подняла, но честно попыталась.
    - О-о-о! Дело плохо! – воскликнул Влад и, скинув легкую Машеньку в объятия Ирэн, едва успел подхватить гордую Лолу, когда та уже падала на пол, вертикально, как подпиленная секвойя, не подгибая коленей.
     
    ***
     
    В кают-компании они с Ирэн допивали последние две банки пива из стаканов. Влад все-таки намеревался сбрить усы и нарочито громко страдал по этому поводу, старательно не замечая острых взглядов, которые швыряла в его сторону капитан «Солода».
    - Ну, уже поздно, - зевнула, наконец, Ирэн и как бы невзначай поправила фуражку. – Девочки напичканы таблетками и спят, шлюз я заперла личным паролем, эту жуткую крысу я отдала Аните, вроде они нашли общий язык. По крайней мере, их сближает общее стремление держаться поближе к полу. Ну, а что касается нашего пари. Хм. Тебе ведь чертовски свезло, а? Просто небывалое везение.
    В ответ Влад только поджал плечами.
    - В любом случае, - заметила Ирэн. – Карточный долг…
    Она вздохнула.
    Влад тоже вздохнул, и очень тяжко.
    - Но, я отвечу завтра. - сказала Ирэн. - Так принято. И пусть кольцо будет без камней. Не люблю излишеств.

Она вышла. А Влад отсалютовал самому себе стаканом, допил пиво, и подумал, что Лола его не подвела. Местонахождение упрямого человека, который сворачивает только направо, довольно просто спрогнозировать. Если, конечно, располагать обширным опытом, иметь на плечах хорошую голову, в ней цепкую память, а на руке - отличные часы.

  Время приёма: 16:56 14.07.2010