06:45 04.11.2018
Поздравляем победителей 47-ого конкурса
1 AuthorX aj009 Заради малого
2 Нарут aj001 Экипаж отшельника
3 ЧучундрУА aj018 Інший бік


22:37 05.08.2018
Поздравляем победителей 46-ого конкурса:

1 Мудрун ai010 Миллиард лет одиночества
2 Мудрун ai002 Счастливчик Харон
3 Изольда Марковна ai028 Лестничный



   
 
 
    запомнить
     
Регистрация Конкурс № 47 (осень 18) Фінал

Автор: yraz Количество символов: 24864
01 Космос-07 Конкурсные работы
рассказ открыт для комментариев

036 Избранник


    Восьмое тысячелетие. Человечество достигло технического совершенства. Побеждены болезни, голод, энергетические кризисы, устранены политические разногласия. Земля стала единым административным блоком, функции правления которым отданы сетевой программе, отвечающей за распределение ресурсов Земли и благоденствие её жителей. Но, приобретя стабильность, люди потеряли…
    
     ***
    
     Лёжа в коммуникационном кресле, Си 23 думал о том, какой бы ужин заказать сегодня? До принятия пищи оставалось всего несколько минут, а Си 23 с тревогой осознавал, что фантазия отказывается подсказать ему в выборе желаемого вкуса. Если через пять минут Си 23 не определится, плакал его ужин! Программа общепита не допустит, такого вредящего организму фактора, как отсутствие аппетита. Как же так, думал Си 23, почему снизилось желание смешивать новые компоненты, экспериментировать с оригинальными оттенками вкуса? Неужели я уже все перепробовал? Во что превратится моя дальнейшая жизнь? Сегодня мне не придумать себе рацион, а завтра… Завтра я не смогу убедить рецепторные датчики, что мне необходимы виртуальные путешествия и развлечения! Что со мной происходит? Я молодой пятидесятилетний организм, без врождённых физических изъянов и уродств, теряю, такие нужные когда-то, простые желания и не могу найти причины! Си 23 вздохнул и вызвал подключение к рабочему терминалу. Сервис сервисом, а нужно откладывать свои мысли в общий котел мирового разума, во славу и процветание общества. Терминал выдал сообщение – “нет связи”. Похоже, ужина сегодня уже не будет…
     Да что же это такое? Похоже, отказывает система жизнеобеспечения! В теле чувствуется жуткий дискомфорт. Желудок скрутило голодной судорогой, а главное, так чешется правая нога, что кажется, ещё немного и я сойду с ума! Терминал отказывает в доступе, и я не могу вызвать помощь. Остаётся только ждать того момента, когда в сети обнаружится моё отсутствие, но, почему же так тянется время?
    
     ***
    
     Я никогда не видел живых людей. С самого рождения в центре искусственного оплодотворения, мною занимались механизмы поддержания жизни. При рождении мне дан личный номер из десяти знаков, но я привык к сокращению, Си 23 – моё имя. Проделана огромная работа, для того чтобы я сформировался как личность и эффективно отдавал дань обществу. Умные программы воспитывали меня в младенчестве, обучали в юности и консультировали в отрочестве. Была выявлена моя профессиональная специализация. Настал момент моей самостоятельности…
    
     ***
    
     Голод становится невыносимым. Перед глазами только одна надпись – “нет связи”. Впервые мне нечем себя занять и в голове мечутся мысли, такие необычные. Никогда я не думал о том, чтобы выйти из опасного положения. Что может случиться, когда ты находишься в надежных руках сети?
     А что если снять шлем и самому устранить неисправность? Я же всё-таки инженер-программист! Что с того, что я никогда ничего не делал своими руками? Моё тело в отличном состоянии и я, несомненно, могу что-то сделать сам. Когда-то люди делали всё своими руками и у меня есть знания об этом. Нужно только снять виртуальный шлем, отключить пару датчиков и проанализировать ситуацию снаружи. Интересно, но я никогда не задавался мыслью о том, что меня окружает? Как выглядят приборы жизнеобеспечения? Мне это было неинтересно, когда весь мир поддерживал со мной связь через сетевые коммуникации…
    
     ***
    
     Долгие годы обо мне заботилась система жизнеобеспечения. Обследовала организм, корректировала состояние здоровья. Органы, подвергшиеся износу, заменялись новыми, искусственно выращенными из моих стволовых клеток. Пятьдесят лет жизни – это около пятой части ресурса моего тела. Но есть единственная деталь моего организма, неподдающаяся замене. Это мозг. Когда клетки мозга перестанут регенерировать, наступит моя смерть. Мне не страшно, ведь до этого времени я принесу пользу обществу. Я внесу свой вклад в дальнейшее усовершенствование жизни людей…
    
     ***
    
     Дотянуться до шлема оказалось не так уж и легко. Я почувствовал не менее десятка связей с оборудованием, не рассчитанных на мои активные действия. Я ощущал, как рвутся незримые путы, несущие информацию о моём физическом состоянии, посылающие сигналы исполнительному оборудованию. Я нащупал шлем и тяну его вверх. С большёй неохотой он расстается с моей головой. Анатомические повторения форм, цепляются за части лица, вызывая неприятные ощущения.
     Свет! Непривычный свет режет глаза! Я лежу, медленно адаптируясь к обстановке…
    
     ***
    
     Никогда ещё мир не использовал человеческие ресурсы с такой эффективностью. Огромные автоматические заводские комплексы воплощали в жизнь коллективные проекты. Со временем сервисные услуги, здравоохранение и средства защиты от внешних влияний, достигли почти идеального совершенства. Человечество избавилось от всех опасных факторов, сокращающих биологическую жизнь. Лёжа в коммуникационных креслах, миллиарды людей жили полноценной жизнью. Преодолена проблема недостаточной подвижности тел. От атрофии мышц спасает микро-токовая стимуляция, поддерживающая их в отличной форме и давая полноценные ощущения во время движения в виртуальном мире…
    
     ***
    
     Глаза постепенно привыкали к стерильно-белому свету. Надо же, я и не думал, что снаружи присутствует такая расточительность! Зачем освещать помещения, в которых лежат невидящие тела. Ворочая головой из стороны в сторону, я видел эти тела. Они были голыми и странными. Ряды анатомических кресел длились во всех направлениях, между рельсами для перемещения, всякого рода оборудования. С низкого потолка свисали, различного вида кабели и тонкие трубопроводы. Тишину и безмолвие нарушало только жужжание исполнительных механизмов, то и дело подносящим к неподвижным телам различные приборы, и шипение в воздушных коммуникациях. Стало как-то жутковато от этой равнодушной картины, в которой я был лишним винтиком, выпавшим из огромного механизма. Но нельзя терять время, нужно действовать…
    
     ***
    
     Естественный процесс принятия пищи являлся древним атавизмом, абсолютно ненужным для функционирования организма. С момента подключения первого человека к системе жизнеобеспечения, питание могло осуществляться внутривенно. Но при прямом введении пищи, человек утрачивал чувство обоняния, и это неблаготворно влияло на психофизическое состояние организма. Поэтому пища вводилась естественным путем, мало того, каждый был в праве выбирать вкусовые предпочтения…
    
     ***
    
     Как же хочется пить! Голод сменился новой бедой. Сколько времени прошло с момента сбоя? Сколько я пролежал, напрасно надеясь на помощь? Кажется, что это была вечность! Сейчас нужно попытаться встать и найти какой-нибудь коммуникатор. Я долго собирал свою решительность для этого шага и, наконец, заставил мышцы пресса придать телу сидячее положение. Как кружится голова! Видимо кровь отхлынула от мозга, когда я поднялся. Что делать дальше? Нужно полностью отключить себя от системы. Датчики, хаотично разбросанные по телу, неохотно расстаются со своими местами. Они чем-то приклеены и оставляют после себя красные пятнышки. Так необычно видеть себя. Естественное обозрение своего тела не принесло удовольствия. Вживую оно выглядело не таким идеальным, как в сети, но все-таки, разглядывать себя было интересно. Мелкие детали скрадывались программными фильтрами, и только сейчас Си 23 осознал настоящую достоверность живого зрения. Подвигав руками, пробуя их на работоспособность, Си 23 ухватился за край кресла и сдвинул ноги.
     Ох! Я лежу на полу, корчась от боли. Боль! Я никогда ни чувствовал боли! Я знал про неё, но никогда, даже после замены органов, не испытал даже намека на боль. Заботливая автоматика вовремя блокировала её различными средствами. Интересно, я ничего себе не повредил? Как же всё-таки трудно двигаться в реальном мире! Похоже, мне нужно заново учится ходить. Не думал, что всё будет так сложно…
    
     ***
    
     Человечество с лёгкостью согласилось расстаться с реальным миром. Уж слишком много преимуществ было у виртуальной жизни. Отпадало множество бытовых проблем, досаждающих, отнимающих ценное время. Повышалась эффективность интеллектуального труда, а ведь другого к тому времени уже и не было. Активная физическая жизнь была заменена различными имитаторами, воздействие которых создавало полную иллюзию присутствия. Чудеса компьютерных технологий заменили человеку прогулки по лесу, купание в море и другие радости жизни. И сделали это настолько безболезненно, что никто и не подумал сомневаться в правильности решения расстаться с естественным существованием. В сети люди чувствовали себя полноценными членами общества, не зная даже, как выглядят на самом деле. Придумывая свой виртуальный образ, они были уверены, что по другому невозможно выразить свой внутренний мир и явить его миру. А любовь? Этому чувству тоже нашлось место в виртуальном мире и, как показала практика, союзы были даже крепче. Исчезли многие факторы, разрушающие отношения. Люди больше стали уделять внимание внутреннему миру партнёра, тогда как внешность стала величиной непостоянной…
    
     ***
    
     Да, ходить я действительно не могу. Максимум, что удалось сделать, это постоять, держась за кресло, ощущая противную дрожь в ногах. Ничего не оставалось, как начать свой путь на четвереньках. Где же конец этим рядам? Может быть, нужно двигаться не вдоль коммуникационного прохода, а поперёк? Пробую свернуть.
     Теперь приходится переступать через различные кабели, то и дело ударяясь головой об жесткие препятствия. Снова пробую встать на ноги - практика перемещения на четвереньках, укрепила ноги и принесла уверенность в собственных силах. Хватаюсь за всё, что кажется надёжной опорой, продолжая движение вперед. А вокруг жизнь идёт своей чередой. Вот идет операция. Видимо что-то разладилось в организме мужчины с азиатскими чертами лица. Манипулятор проткнул тело бедняги длинной иглой какого-то инструмента и усиленно зажужжал где-то внутри. Неизвестно, что сейчас происходит внутри. Может быть, лазер режет ткани, освобождая организм от опухоли, а может, идёт очистка кишечника. Какая разница? Со стороны всё это выглядело так необычно! Меня тоже, уже не раз оперировали. Происходит это во время сна. Просто тебе незаметно вводят анестезию и, проснувшись, видишь отчёт об удачно проведённой операции по замене, например, почки. Иду дальше, разглядывая лица людей. Наверное, с кем-то из них мне приходилось встречаться в сети. Сейчас они где-то там и не знают, что один представитель сети выпал из привычной обстановки и находится в полном отчаянии. Где же выход?
    
     ***
    
     Что творилось снаружи виртуальных саркофагов, не знал, наверное, никто. К тому моменту, когда последние цари природы покинули свои владения, планета лишилась многих представителей животного мира. Трудно конкурировать с техногенным прогрессом людей. Единственное, что осталось незаселённым, это глубины океанов и крайние точки полюсов. Но перестройка общества, заставившая людей вести неподвижный образ жизни, сузила места обитания до огромных подземных комплексов, оснащённых системами жизнеобеспечения с ядерными источниками питания. Человечество сгруппировалось в компактные многоярусные города с подземными коммуникациями и гидропонными хозяйствами, предоставив огромные площади Земли природе. Природа не замедлила воспользоваться такой удачей…
    
     ***
    
     Прошло не менее пяти часов, когда Си 23 добрался до какой-то стены. Гладкая стена, из какого-то белого пористого материала, упиралась в потолок и в бесконечность обоих сторон. В какую сторону идти, выбирать было бессмысленно, но Си 23 предпочёл левую.
     Жажда мучила меня всё больше и больше. Я уже не мог ни о чём больше думать, кроме как о поиске источника. Ведь должны быть какие-то трубопроводы с водой! Но как их найти? А главное, как достать из них эту воду, не имея под рукой никакого инструмента? Честно говоря, если бы он даже был, не знаю, смог бы я им воспользоваться. Руки не державшие ничего, кроме сенсорных пультов, могли не справится с грубыми инструментами, хотя - кто ж его знает?
     Наверное, через час похода вдоль стены я оказался перед дверью. Пришлось долго соображать, как её открыть, но, наконец, при повороте ручки что-то щёлкнуло, и дверь поддалась. За ней оказалось просторное помещение с какими-то механизмами, светящимися разноцветными огоньками и издающими широкий звуковой спектр. “Синтезатор пищевой” – написано на табличке одной из машин. Я обхожу агрегат вокруг, осматриваю, пытаясь разобраться, где же здесь эта самая пища? К машине со всех сторон подходят трубопроводы. Видимо, по каким-то трубам подаётся сырьё, а по другим готовая пищевая субстанция движется к голодным желудкам моих братьев по разуму. Похоже, здесь мне делать тоже нечего. Стоп! На одной из труб есть какое-то ответвление, заканчивающееся деталью с ручкой. Дёргаю эту ручку во все стороны и добиваюсь успеха. На пол бьёт струя густой жидкости, распространяя резкий запах. Пробую на вкус брызги, попавшие на руки. Терпкий вкус, не вызывает отвращения. Подставляю под струю руку и жадно слизываю бурую массу. Не знаю, что это, пищевой концентрат или сырьё, но вместе с голодом, постепенно избавляюсь от мучительной жажды. Какой-то звук привлекает внимание. Оборачиваюсь и вижу, как какое-то устройство спешит ко мне, перебирая шестью манипуляторами. Страх – ещё одно чувство, которое я впервые испытываю сегодня. Хромированный монстр, похожий на паука, угрожающе надвигался, а я не мог от страха сдвинуться с места. Моё голое тело вдруг почувствовало приступ холода, идущего откуда-то изнутри. В это время машина, хотелось верить, что это - машина, резко остановилась в нескольких сантиметрах от меня и уставилась своим глазом (или объективом)? Благоразумие заставило меня отойти в сторону и, как только я это сделал, машина (теперь было понятно, что это машина), набросилась на пищевой синтезатор, одновременно перекрывая вентиль и засасывая, высунувшимся из тела раструбом, питательную лужу. Это же простой уборщик! Я был смущён до глубины души. Сколько ещё таких мобильных устройств обслуживает наши здания? Наверное, есть с виду и пострашней. Поэтому нужно быть готовым к новым встречам и уже не пугаться так позорно…
    
     ***
    
     Нельзя сказать, что человечество замкнулось внутри своей сети и утратило интерес к внешней жизни. Как и прежде шло исследование космоса. Для этого не нужно было рисковать человеческими жизнями, так как можно было использовать автоматические станции и спутники. Результаты наблюдений и экспериментов возвращались опять же в сеть, где миллионы учёных анализировали их и систематизировали для потомков. Не меньшее внимание уделялось и матушке Земле. Огромные гравитационные генераторы, регулировали сейсмическую активность Земли, исключая любую возможность повредить подземным городам. Автоматические наземные обсерватории вместе с орбитальными спутниками, следили за перемещениями объектов внутри Солнечной системы, предупреждая падения метеоритов и прочих небесных тел. Мощнейшая артиллерия, использующая новейшие достижения науки, находилась в готовности обрушить на незваных гостей из космоса шквал уничтожающего огня. Земля чувствовала себя в полной безопасности…
    
     ***
    
     Прошло ещё какое-то время, когда Си 23 нашёл ещё одну дверь. Когда Си 23 приблизился к ней, дверь распахнулась с легким шипением. Там в проёме не было уже такого яркого освещения, а виднелось какое-то тусклое зеленоватое свечение, заставившее Си 23 остановится и набраться решимости, чтобы сделать первый шаг за порог.
     Первое, что я почувствовал, выйдя за дверь, это холод. Холодным был воздух, холодом пола обжигало голые ступни и кисти рук, когда я опирался на стены. Может быть, я сделал глупость, покинув светлые комнаты? К немалому удивлению, ответил себе – нет! Вперёд меня гнала уже не жажда вернуться в привычную жизнь, такую безопасную и комфортную, а огромное любопытство. Необычные ощущения будоражили кровь, заставляя забыть такие неудобства, как холод. Да и чего мне боятся? Я живу в цивилизованном мире, где исключена любая опасность для человека. К тому, что со мной произошло нужно относиться как к забавному приключению и никак иначе!
     В зелёном полумраке явно виднелась лестница. Ступени тянулись вверх и спускались вниз. Опять, проблема выбора заставила Си 23 остановиться.
     Я знаю, что нахожусь в подземных помещениях и спуститься вниз, означает попасть на этажи с такими же рядами людей объединённых единой сетью. Но что меня ждёт наверху? Хотя, есть надежда, что где-то именно наверху должен находиться центр управления и какие-то средства связи. Наверх!
     Как же устали мои ноги! Пару раз я спотыкался об твердые ступени и испытывал ужасную боль. Фаланги больших пальцев ног посинели и распухли, но смысла останавливаться уже не было. Я насчитал двадцать пять лестничных пролётов, когда ступени закончились, и появилась ещё одна дверь. На ней не было ручки, зато рядом находилась светящаяся пластина с рисунком, изображающем пятерню. Не долго думая, я приставил к ней свою и услышал знакомое шипение. Дверь с лёгкостью взлетела куда-то вверх и впустила меня внутрь светлого помещения. Комната была маленькой и квадратной, всего каких-то двух метров в поперечнике и заканчивалась такой же дверью с пятернёй на косяке. Когда я вышел на середину комнаты, дверь за спиной с шипением опустилась, и свет на секунду потух. Сердце ёкнуло и продолжило работу на повышенной частоте. Я шагнул к следующей, и она так же послушно откликнулась на прикосновение моей руки. Я почувствовал движение воздуха. Оно не было равномерным. Казалось, вентиляция работает с перебоями, выплёвывая воздух в открывшийся проход рывками то короткими, то затяжными. Я прошёл ещё дальше и услышал шипение за спиной. Оглянувшись, я заинтересовался одной странностью. С этой стороны не было не только ручки, но и знакомой пластины. Какое-то смутное беспокойство заставило вернуться и обследовать дверь. Да, верно, дверь не поддаётся моим рукам и отсекает надежду вернуться назад. Но я ещё не знал, как к этому относиться. Узнал, буквально через минуту…
    
     ***
    
     Чем ещё занимались люди, находясь внутри сетевого пространства? Они строили виртуальные города. Архитектура этих городов, отображала характер и национальность обитающих в них жителей. Здесь были и огромные дворцы с арабской росписью на стенах и маленькие поселения с крышами из пальмовых листьев. Всё это выглядело как произведение искусства, доведённое до совершенства, не имеющее изъянов и недочётов. Путешествия по таким городам были занятием множества различных бездельников, мгновенно перемещающихся из одного места на другое и не имеющими привязанности ни к одному из них. Общество могло позволить праздное существование людям, не желающим приносить пользу, к тому же не каждый был способен на эффективный интеллектуальный труд. Посредственность была неактуальна…
    
     ***
     Оставив попытки открыть дверь, Си 23 осмотрелся.
     В середине помещения – гладкий стол расписанный разноцветными рисунками, фосфорицирующими в слабом освещении комнаты. Завороженный этим зрелищем, я внимательно рассматриваю стол. Руки сами тянутся к рисункам. Прикосновение, и над столешницей вспыхнуло голографическое изображение. Красотища! Что это?
     Передо мной вращается неведомое здание. Сотни галерей и различных размеров пристроек. Изображение настолько реалистично, что хочется попробовать его на ощупь. Но как только я прикасаюсь к одной из деталей вращающегося комплекса, план изменяется. Я как будто внедряюсь внутрь комплекса. Стены растворяются и видна внутренняя обстановка – всё те же ряды кресел, коридоры и неизвестные механизмы. Да это же план помещений нашего подземного комплекса!
    
     ***
    
     Нельзя сказать, что жизнь в сети неполноценна. Имитаторы движения и осязания, вызывали не менее впечатляющие ощущения. За свою жизнь я перепробовал почти все виртуальные аттракционы. Не знаю в точности, как удалось инженерам осуществить такие сложные технические задачи, но то, что я чувствовал во время физических действий в виртуальном мире, лишь немногим отличалось от ощущений здешних. Да, там я не мог получить травму, но также чувствовал усталость при дальних походах. Не мог и заблудиться, потому что в любой момент любезный терминал, настроенный на импульсы моих нервных окончаний, выдавал меню в виде, парящего в воздухе списка. Стоило выбрать в этом списке название – “дом”, как уже через секунду я оказывался среди огромного количества комнат, мною спроектированного замка.
    
     ***
    
     Управление коммуникатором настолько интуитивно, что я всего за несколько минут осваиваю навигацию по виртуальному комплексу. Но рассматривать бесчисленные помещения скоро наскучило, и я решил попробовать другие функции коммуникатора. Методом проб и ошибок, нахожу множество интересных вещей. Выбрав трансляцию поверхности Земли, долго взирал на неровную поверхность, освещенную лишь инфракрасными прожекторами. Что-то не вяжется с моими знаниями о природе Земли. Да и где эта природа вообще? Одна камера сменяет другую, но картина одна и та же: безжизненная пустыня и ничего больше! Как же так? Я точно знаю, что на поверхности Земли должны быть нетронутые леса, живописные ландшафты кишащие множеством растительных форм. Где всё это? А ещё, эта информация на светящемся терминале – «время суток - день». Какой же это день, когда приходится пользоваться инфракрасной подсветкой? Что-то не вяжется с моим знанием о жизни…
    
     ***
    
     Сообщение в центр жизнеобеспечения:
     12.32AM, 13.08.8205 потеряна связь с ячейкой C23/982562
     05.21PM связь восстановлена. Системой обнаружено отсутствие биофизических данных с контрольного оборудования ячейки C23/982562.
     05.35PM констатирована остановка жизненной активности ячейки C23/982562.
     05.40PM произведена утилизация ячейки C23/982562.
    
     ***
    
     Уже несколько часов я терзаю терминал коммуникатора. Ужас сжимает внутренности, мешая в полной мере осознать положение вещей. Но я уже знаю что делать дальше. Оторвавшись от источника информации, плетусь на натруженных ногах к стене. Почти незаметные дверки встроенных шкафов на своих местах. Открываю одну за другой, пока не нахожу искомый предмет. Теперь в моих руках находится универсальный ключ. Ещё несколько минут, чтобы понять логику управления сенсорными клавишами, и я открываю заблокированную дверь помещения. Ориентируясь по памяти, выбираю направление движения. В реалии расстояния намного длиннее виртуального представления. Снова возникает желание утолить жажду, но сейчас я не должен отвлекаться на просьбы организма, я должен убедиться…
    
     ***
    
     Некрологи в сети были не редким явлением. Люди умирали от инфарктов, инсультов и других заболеваний, преследующих человечество на протяжении всей истории его существования. Бывали и факты внезапных кончин по неизвестным медицине причинам. Такие случаи классифицировались как заражение мутирующими вирусами. Из-за угрозы эпидемий в густо населённых помещениях хранилищ человеческого разума, умершие по неизвестным причинам, уничтожались вместе с оборудованием жизнеобеспечения. А в сети появлялась информация для друзей и близких в виде стандартного некролога. Не было пышных похорон и прощальных речей у могилы. Не было венков и плачущих родственников. Максимум, если умерший оставлял после себя светлую память. И тогда собирались люди знающие его образ в сети, и устраивали посиделки со вздохами и поэтическими посвящениями. Смерть воспринималась легко, как непреложный факт человеческого существования…
    
     ***
    
     Вот она – конечная цель моего путешествия. Я в нерешительности топчусь перед последней дверью. Стоит только открыть её, и мой мир возможно рухнет лишившись основ. Поэтому я не спешу. Нужно ли это мне? Не стоит ли употребить все усилия на возврат к обыденности? Ведь есть еще шанс вернуться в привычное пространство сети, постараться забыть происшедшее, и жить дальше? Да нет… навряд ли я смогу забыть такое. Кто поверит мне, если попытаться объяснить это остальным? И где шанс, что закрытая информация не вызовет ответных действий сети? Кто знает, что заложили в программу далёкие предки? Да, я должен идти до конца, а дальше будь что будет!
    
     ***
    
     После ужасной катастрофы, столкнувшей Юпитер со своей орбиты, человечество ещё надеялось на благополучный исход. Но равновесие системы было уже нарушено. Огромная планетарная масса двигалась наперерез движению Земли. Верный спутник Луна, лишь на какой-то градус изменила направление падающего Юпитера, не избежав своего разрушения. Но этого хватило, чтобы избежать столкновения с Землёй. Увлекаемая гравитационным ударом, Земля устремилась по новой орбите. Теперь орбита напоминала сильно сплющенный эллипс, края которого выходили за старые границы Солнечной Системы. Всё живое умерло на поверхности Земли, и лишь подземные убежища всё еще продолжали функционировать. Тысячелетия правильной политики чрезвычайного правительства, и вот уже нет воспоминаний о космической катастрофе. Жизнь стабилизирована и настроена на долгую автономию. Всё население Земли находится в виртуальном анабиозе в ожидании благоприятных условий. Вахту несут только избранные представители человеческого рода…
    
     ***
    
     Створки двери распахнулись, и Си 23 вошел в комнату наполненную людьми в белых халатах. Казалось, что его давно уже ждут…

  Время приёма: 17:04 20.01.2007